Действительно ли происходит закрытие экономики так, как происходило весной? Есть множество противоречивых планов и новостей, но все это не имеет никакого значения, важно понимать реальную обстановку в денежных, товарных потоках, потребительской и бизнес активности.

В Европе наблюдается некоторое обострение с COVID. Это объективно вторая волна, но нет пока никаких объективных свидетельств, что она сильнее первой волны просто по причине отсутствия сопоставимых метрик – сегодня объемы тестирования в 10-50 раз больше, чем в марте-апреле в зависимости от страны. По моим предварительным оценкам, количество заражений сейчас в мире раз в 5 меньше того, что было в феврале-апреле. В марте-апреле пиковые показатели ежедневных заражений могли достигать 7-8 млн человек, что в 100 раз выше, чем было заявлено (около 80 тыс в середине апреля), исходя из фактического уровня смертности и предиктивной смертности от COVID с поправкой на вирулентность и несовершенство методик лечения в первой фазе. Текущие заражения могут составлять около 2 млн человек в день, что в 5 раз выше того, что заявляют – объемы тестирования выше, система диагностики лучше и больший процент людей при первых симптомах проходит диагностику.
Что касается закрытия экономики в Европе, то нет никакого закрытия, нет никакого Lockdown. С незначительными нюансами все продолжается ровно также, как месяц назад или три месяца назад.

Великобритания, Испания, Италия, Австрия, Бельгия, Португалия и даже Франция. Все также, как в среднем в период с 15 июля до 30 сентября. Есть очень легкая степень ужесточения в Германии, но от высокой базы, т.е. от высокой степени открытия и даже с этим «ужесточением», Германия является пока самой открытой экономикой Европы. Более явные процессы закрытия в первой группе стран у Нидерландов и Польши. Нидерланды более выражено проявляют процессы закрытия, но в целом ничего фатального нет и меры в три раза слабее марта-апреля.

Во второй группе стран Европы к ужесточению перешла только Чехия, но степень закрытия экономики к 24 октября 2020 находится на уровне Великобритании и Голландии. Для Чехии текущие ограничительные меры в два раза слабее мартовских.
Реакция Чехии обусловлена экстремально высоким количеством заражений – свыше 1100 человек на миллион ежедневно в среднем за 7 дней. Это выше, чем у любой другой страны. Для сравнения, у США пиковые темпы заражений были 200 человек на 1 млн, в Бразилии 220.

Остальная Европа разгоняется, но Чехия практически вне конкуренции – рядом только Бельгия.


Но по смертям все значительно лучше и пока больше похоже на сезонный грипп.


Карантин образца и подобия марта-апреля был феерической глупостью, когда методы «борьбы» с вирусом имеют значительно больший ущерб, чем сам вирус даже в самом негативном сценарии. Идиотизм на уровне преступления. Лишь избранные страны типа Швеции, Южной Кореи и Белоруссии избежали закрытия экономики и оказались правы. Цена экономического ущерба жёсткого Lockdown чрезвычайно высока, на устранение последствий которых могут уйти годы – вот цена короновирусного флешмоба, несовершенства методик предиктивного анализа и политической глупости. Это когда долгосрочные процессы пытаются лупить краткосрочными факторами – очевидно, что в этой битве вирус победить невозможно просто по причине невозможности многомесячной блокировки. А если невозможно победить, какой смысл тогда все это начинать? Более того, сам Lockdown достаточно малоэффективен с точки зрения торможения цепочек передачи вируса, но в определенные моменты может быть полезен в условиях дефицита медицинских ресурсов и коечного фонда. В принципе, я с самого начала выступал категорически против всех этих идиотских антигуманных экспериментов с уничтожением экономики в виду отстуствия баланса между мерами (и неизбежными побочными эффектами) и конечным результатом.

Реакция властей в Европе, да и во всем мире показывает, что не так много желающих совершать экономический суицид повторно, а это означает, что более 6 трлн долл потерь в предыдущий Lockdown оказались полностью бессмысленными и является ценой политической глупости.

Но во всем этом важно то, что с июля процесс расконсервации европейской экономики прекратился и вероятно, мы как раз и «прощупываем» новый поведенческий паттерн бизнеса и населения, когда общество начинает жить в ином темпо-ритме. С устойчиво изъятыми 4-6% докризисного ВВП
Выручка на акцию компаний S&P500 за 2 квартал 2020 упала на 10.3% — это в два раза меньше, чем в кризис 2008-2009. Это второй квартал подряд, когда годовые темпы изменения выручки в отрицательной области. За последние 30 лет было три негативные серии: в 2001-2003 из 7 кварталов подряд, в 2008-2009 из 4 кварталов подряд и в 2015 также из 4 кварталов. Однако в абсолютном и относительном измерении самый тяжелый кризис был в 2008-2009.

На удивление, в этот раз все легче, чем могло показаться раньше. Пока два квартала подряд снижения, точно третий квартал будет также в минусе, но не 10.3%, а предварительно около 4-4.5% и 4 квартал 2020 тоже в минус, как минимум на 3%.

В целом стоимость карантина для бизнеса во втором квартале 2020 составила около 14% квартальной выручки (свыше 10% фактического падения и еще 4% того, что могло быть в плюсе, если бы все шло в тенденциях начала 2020)

С точки зрения воздействия на операционную прибыль кризис 2020 также не дотягивает до 2008-2009 – ни по глубине погружения, ни по продолжительности. По глубине падения лишь треть относительно второго квартала 2019.

Тогда как 12 лет назад операционная прибыль снижалась в темпах до 40-45%, причем весьма продолжительно – более двух лет. От наивысшего показателя 2007 к самому худшему периоду 2009 операционная прибыль упала почти в пять раз. Текущее накопленное снижение около 40%
По номиналу операционная прибыль во втором квартале вернулась на уровни 2014-2016 годов, а выручка на уровень 2017.

Исходя из тенденций 3 квартала 2020 и прогнозов бизнеса и основных операторов рынка на 4 квартал 2020, выручка в 2020 году может упасть на 4%, что будет более, чем в два раза лучше 2009 и где-то также, как в 2015.

Выручка в 2020 может оказаться даже немного выше 2018, тогда как в 2021 бизнес ожидает восстановления на 3-3.5% выше прошлогоднего уровня.

В рамках действующей конъюнктуры и тенденций, в 2021 ждут V-образного восстановления на 8% к 2020.

Пока бизнес отчитывается за 3 квартал и, хотя годовые тенденции пока негативные, но восстановление присутствует.

Поэтому, если говорить про актуальные тенденции в американском бизнеса, то менеджмент и участники рынка считают, что
1. Удалось избежать дефолтов и банкротство системообразующих игроков
2. Существенного изменения поведенческих паттернов у потребителей и бизнеса не ожидается
3. Ограничения временные, в 2021 про весь этот вирусный хайп забудут
4. Фундаментальной структурной перестройки не произошло, устойчивость бизнеса не пострадала
5. Однако, на передний план выходят компании из финтеха, информационных технологий и фармы/биотеха. Другими словами, интегрально, комплексно бизнес сохранил устойчивость, но произошел перелив из одного кармана (консервативных отраслей) в другой карман (отраслей будущего).
6. Глубина падения оказалась намного меньше, чем ожидалась, а скорость восстановления выше.

Все это не означает истину в последней инстанции. Это если вы хотите спросить, почему американский рынок достиг таких безумных высот - единственный в мире в условиях, когда QE лупят не только в США, но и в Европе, Японии.

Это просто то, на что ставит менеджмент самых крупных в мире компаний и операторы рынка. Причем по таймингу в данный момент (середина октября 2020). Но все может измениться.
Крупный российский нефинансовый бизнес потерял 26% рублевой выручки за первое полугодие 2020 и свыше 41% за 2 квартал. Падение рублевой выручки за второй квартал (год к году) стало самым сильным за всю историю существования российских компаний.

За первое полугодие самое сильное падение выручки у Аэрофлота минус 52%, далее Алроса минус 43%, Сургутнефтегаз минус 38%, у Роснефти минус 37%, а Лукойл минус треть выручки. Рост выручки у шести компаний – это Ростелеком (+57%), Полюсзолото (+35%), Полиметалл (+31%), ГМК и Яндекс по плюс 12% и Русгидро с плюсом 7%.

За второй квартал выручка Аэрофлота рухнула почти в 7 раз, примерно также Алроса. Нефтегаз потерял более половины от выручки, а лучше прочих Татнефть с потерями 39% и Газпром с падением на 35%

С операционной прибылью все намного хуже. Совокупные потери по всем компаниям за полугодие составляют 66%, т.е. падение в три раза, а за второй квартал снижение почти в 7 раз (минус 83%)
Чистая прибыль примерно также – минус 67% за полугодие и минус 86% за 2 квартал.

Падение цен на энергоносители, вынужденное снижение физического экспорта нефти, ограничения экспортных поставок из-за общемировой блокировки и абсолютно бессмысленный флешмоб с национальной блокировкой во втором квартале стоил компаниям больших денег. Только по выбранным компаниям - около 1 трлн руб прибыли и более 3.5 трлн руб выручки и это за второй квартал.
Потрясающая статья от агентства «Интерфакс», показывающая всю суть современной России и отвечающая на многие вопросы. Почему из России четверть века утекают капиталы, почему технологические стартапы в стране предпочитают регистрироваться в иностранных юрисдикциях, а талантливые ребята предпочитают уезжать в иностранные технологические кластеры, почему емкость иностранных инвестиций в России относительно размера страны на уровне африканских стран и почему у нас настолько поганый инвестиционный климат и образ токсичной клоаки? В конце концом, почему финансовый рынок так не сумел развиться до достойных уровней – капитализация рынка по мультипликаторам беспрецедентно низкая, ликвидность на уровне второразрядных стран третьего мира, а степень участия населения в инвестициях ниже плинтуса?

Статья в Интерфаксе короткая, но показывает весь сюр и абсурд современной России. Там прекрасно все – вопиющая некомпетентность судебной системы на уровне какого то детского сада, троллинг ответчиков (Мосбиржи) с заранее купленным/написанным решением суда, полное отсутствие обратной связи к какой либо аргументации истцов и все это облачено в псевдолегальный антураж с элементами дешевой клоунады.

Основа устойчивого развития любой крупной страны заключается в предсказуемости интерпретации правил игры (свода законов и правил), в котором функционирует общество. Это означает, что разрешение любых противоречий между институциональными субъектами в экономике будет решаться исходя из презумпции невиновности, где эффект статусности и административного давления должен (в идеале) подавляться отлаженными юридическими процедурами. Так или иначе это происходит в любой развитой стране – это и отличает цивилизованное общество от диких бантустанов. Да, на международной арене метрополия может трэшить свои колонии с полной юридической вакханалией, но внутри соблюдается юридический нейтралитет. Это означает, что ситуация «один против системы» или небольшой бизнес против крупной корпорации может иметь успех. Полно бытовых примеров, когда физические лица отсуживали миллионы долларов за то, что «не так включили чайник» или мелких бизнес отгрызал кусок от топов S&P500 в корпоративных спорах.

В России это невозможно.В России если чиновник на пешеходном переходе на красный сигнал светофора собьет и убьет ребенка, то виноват будет ребенок. В России если есть крыша региональных или федеральных «царьков», то можно творить любой произвол и этот произвол никак нельзя ни затормозить, ни ограничить. В России любые споры разрешаются не исходя из аргументации сторон, т.к. суды, как правило, не разбираются и разбираться не желают в сущности спора, а исходят из статусности участников спора (административного давления, т.е. кто круче, тот и прав), либо чемоданного дела мастерства или метода паяльника в заднице.

Статья Интерфакса показывает, что в современной России бессмысленно апеллировать к здравому смыслу и поиску аргументации. Правда и справедливое разбирательство никого не интересует ровно также, как предсказуемости интерпретации закона. Когда Мосбиржа официально именует себя «законным казино» глупо ожидать какого иного результата с точки зрения развития российской финансовой инфраструктуры. Текущее плачевное состояние закономерно. Когда весь предел компетенции операторов финрынка упирается в организации подпольных казино или подвальных форекс кухонь с ментальностью бандитов из 90х, то какого результата вы хотите получить? Это как можно выйти из деревни, но деревня долго не выйдет из тебя, так же и здесь – можно одеть пиджаки и строить из себя цивилизованных финансистов, но генезис бандитских 90х никуда не скрыть.

Когда нет защиты прав собственности, когда нет доверия к судебной системе, когда в стране никто ни за что не отвечает и где невозможно добиться предсказуемой и справедливой интерпретации правил игры - невозможно получить ни развитие, ни прогресс. Что, собственно, мы и видим.
В России в прямом владении физических лиц (без учета олигархов) находятся активы на фондовом рынке около 1.5 трлн руб, 500 млрд из которых были сформированы за последние 3 года шестью млн пришедших людей. Соответственно миллион физиков до этого имели около 1 трлн. Через управляющие компании, приватное управление активами, пенсионные и страховые фонды накидывается еще 800-900 млрд активов косвенного владения. По грубым прикидкам речь идет о 2.5 трлн руб – это чуть более 500 баксов прямого или косвенного владения акциями в среднем на одно домохозяйство в России.

Для сравнения, в США в среднем одно домохозяйство имеет активов на фондовом рынке свыше 300 тыс долл – это в 600 раз больше, чем в России! Такая большая сумма обуславливается разогнанной капитализацией и сверх высокой концентрацией активов у 10% самых богатых в США. По медиане для всего населения не 300 тыс, а 40 тыс, но и в России по медиане не 500 баксов, а значительно меньше из-за слишком слабого распространения инвестиций в фондовые активы.

В США примерно каждое второе (52.6%) домохозяйство имеет инвестиции в акции прямо (напрямую через брокерские счета) или косвенно (взаимные фонды, пенсионные или страховые компании). Это свыше 68 млн семей или более 170 млн населения. В России даже с текущим невероятным ростом количества счетов речь идет о 7-8% семей, который имеют какое-либо отношение к фондовым рынкам.

На 2020 год 13 млн семей или более 33 млн человек имеют доступ к чистым активам в среднем на 5.7 млн долл или 2.6 млн по медиане, тогда как чертверть населения вообще ничего не имеет.

Чистые активы – это совокупные финансовые (кэш, акции, облигации, вложения в фонды любых типов) и материальные активы (недвижимость, земли, транспорт) минус долги. Четверть населения имеет отрицательный баланс, даже с учетом недвижимости. Безусловно, США беспрецедентно, даже запредельно богатое общество, где примерно четверть населения имеет очень высокий уровень жизни, а 5% сверхвысокий (более 7 млн семей).

В России лишь 70 тыс семей имеют сверхвысокий уровень финансового обеспечения в терминологии, применимой к США, что составляет менее 0.15% от домохозяйств.

Все это для оценки пропорций и для понимания того, насколько длительный путь предстоит пройти России, чтобы относить себя к стране с высокой нормой финансового обеспечения населения. Первый шаг делается и это тот самый импульс в виде 6 млн пришедших физических лиц в рынок за последние три года. Но очевидно, что этого недостаточно – хотя бы потому, что суммы, которые люди несут в рынок просто смехотворны. В среднем речь идет о 2-3 тыс долл. Объемы распределения ликвидности в фондовые активы будут рано или поздно расти по мере роста благосостояния людей и доверия к рынку.

Рост благосостояния слишком долгосрочная тема, которая растягивается на десятилетия и не может иметь устойчивый характер в моно-экономике с низким уровнем диверсификации и низкой концентрацией отраслей высоких переделов. Доверие к рынку более осязаемое и подвижное понятие.

В России на каждый условный доллар или рубль инвестиций в денежные инструменты приходится менее 10 центов инвестиций в фондовые активы. В США на каждый доллар в денежные рынки более 4 долларов в фондовые, дифференциал составляет сорок (40) раз!! Это и есть некое формализованное определение доверия.

Если история фондового рынка в США исчисляется несколькими поколениями (свыше 130 лет), то в России все укладывается в одно поколение с возможностью зарождения второго поколения людей, имеющих отношение к данной теме. Мы пока еще очень молоды, как инвестиционный кластер.

Почему в России до сих пор не сумели родиться аналоги Berkshire Hathaway, Pimco, Vanguard Group, Blackrock, State Street, Price (T.Rowe), Wellington Management и других, не считая бангстеров JPMorgan, Goldman Sachs, Morgan Stanley и т.д?
Понятно, время (достаточно малый срок прошел от зарождения рынка), понятно, что низкая емкость рынка, низкая финансовая грамотность населения. Понятно, что низкий спрос на финансовые услуги, низкая ментальная готовность и склонность к риску у людей.

Однако, проблема еще заключается в фундаментальной инертности системы относительно запросов и скорости «взросления» общества. Под системой в комплексе понимаются власти (прежде всего финансово-экономический блок), юридическая система, финансовая инфраструктура (через банки, биржу и клиринговые центры) и корпоративный менеджмент.

Из всех этих звеньев цепи наибольшую подвижность проявляет корпоративный менеджмент, который ощутимым образом меняет акционерную политику через повышение нормы отчислений в дивиденды и пытается повысить транспарентность и предсказуемость бизнеса. Рост качества корпоративного управления в России действительно наблюдается, но пока далек от сформированных стандартов в развитых странах. Но там эти стандарты не за один год сформировались, на это уходили десятилетия.

Но другие звенья цепи застыли в 90-х – это прежде всего сама биржа, финансово-экономический блок и юридическая система.
Здесь можно привести десятки, а может и сотни различных примеров. Но если касаемо непосредственно фондового рынка и из последнего, то наиболее выпуклый случай произошел недавно в одном из исков к Московской бирже от Милтона по событиям экспирации WTI 21 апреля 2020.

Он интересен с двух сторон – концептуально (мотивами принимаемого решения) и аргументацией. Что касается аргументации, то практически весь текст – это реплика пресс релизов и выступлений Мосбиржи, которые были подробно рассмотрены еще в апреле.

Сама возможность того, что ответчик (биржа) пишет резолютивную часть решения Арбитражного суда Москвы с минимальным участием судьи, показывает чрезвычайную глубину деградации судебной системы России. В корпоративных спорах в развитых странах представить подобное весьма сложно. Здесь уже не важно, административное давление было оказано на судью, паяльник в одно место в лучших традицией 90-х, либо обыденный для России метод чемоданных дел мастерства или что-то еще? В данном случае важно другое, судья вообще не пытался разобраться в инциденте и практически целиком и полностью использовал аргументацию биржи и ЦБ с минимальной адаптацией, если исходить из тональности и аргументации резолютивной части.

Что касается концептуальной стороны вопроса? Суть инцидента достаточно проста: Мосбиржа нарушила непрерывность торгов 20 апреля, отвязав свой зеркальный контракт WTI от базового контракта, которым для Москухни является Light Sweet Crude Oil Futures на бирже NYMEX, что лишило возможности участников торгов контролировать риски. Второе – Мосбиржа провела экспирацию по ценам, которые были недопустимы торговыми системами (ни клиринговым центром, ни со стороны брокеров). Ни до, ни во время, ни после ни одной отрицательной сделки по фьючерсам никогда не происходило и до августа 2020 отсутствовала даже теоретическая возможность подобного. Другими словами, расчет был произведен по ценам, которые на уровне торговых систем были попросту запрещены. Тем самым, из-за цепи некомпетентных действий Мосбиржи был образован кассовый разрыв более, чем на 1 млрд руб, что по меркам российского рынка достаточно крупная сумма. Москухня имела возможность согласно своему регламенту объявить форсмажор и произвести расчеты согласно условиям, которые были допустимы на 21 апреля. Торговые системы позволяли котировать вплоть до 0.01, что могло стать нижней границей, но это не было сделано, защищая интересы маркетмейкеров, аффилированных с биржей, который на тот момент стояли в шортах.

Если отбросить всю юридическую ахинею (иначе этот утомительный и бессмысленный процесс растянется на несколько страниц), а попытаться кратко пересказать сущность судебного решения, то резолютивная часть говорит о том, что биржа ни за что не отвечает, ни в чем не виновата, ни перед кем не имеет обязательств. Более того, действовала исключительно добросовестно, ничего не нарушая и вообще «Торги были приостановлены, чтобы минимизировать негативные последствия для участников торгов». Проще говоря, мы (биржа) всем желаем хорошего настроения и здоровья, всего вам доброго! Мы ведь благо делали, от убытков трейдеров ограждали, а вы все такие неблагодарные! Примерно треть юридической галиматьи посвящена тому, чтобы рассказать, какой благодетель Москухня. Отныне кассовый разрыв на миллиард и больше классифицируется, как процедура защиты интересов! Ок, ну допустим, а еще что?))

Вторая треть резолютивного заключения посвящена тому, чтобы рассказать, как происходит расчет вариационной маржи по фьючерсам (дважды два пытаются разжевать), и о том, что клиенты должны понимать и признавать риски (еще одно масло масленое). Фактически, происходит попытка искажения сути инцидента, когда внерыночные риски торговой инфраструктуры Мосбиржа пытается переложить на клиентов, которые не отвечают и не могут отвечать за торговую инфраструктуру. Когда за произведенную аварию должны отвечать те, кто не имеет к этому никакого отношения. Это как на аварию или взрыв на электростанции обвинять абонентов электросетей или вину за падение самолета переложить на пассажиров.

Если регламент Мосбиржи и ЦБ выстроен таким образом, чтобы продуцировать и потом покрывать кассовые разрывы, то это фактически письменное свидетельство в преступной и ущербной архитектуре российской финансовой системы. Что, собственно, и требовалось доказать.

Именно к этому я и подвожу. Это и есть главная кульминация. Кассовый разрыв неоспорим – это факт и повезло, что он составил 1 млрд, а не 100 млрд, если бы подобное произошло на Brent. Но если финансовыми мошенниками (ЦБ, Мосбиржа и их коррумпированные прихвостни) выстроена система легализации преступлений и трансфера ответственности за технические сбои на клиентов, то это значит, что лица, которые должны быть ответственными за торговую инфраструктуру (на техническом и юридическом уровне) уходят от ответственности. А к чему это приведет? К неизбежным новым сбоям. Соответственно, вся архитектура российской финансовой системы потенциально уязвима.

Я уже говорил, что это один из множества примеров, которые за последние годы происходили регулярно – были события 25 декабря 2018 на Brent, 9 апреля 2018 на общем рынке, когда неадекватное управление риск менеджментом на уровне НКЦ привело к форсированию проблем, а не торможению. Да примеров полно.

Почему капитализация российского рынка по мульпликаторам в сопоставимом сравнении с мировыми аналогами на самом днищенском уровне уже второе десятилетие? Почему российский рынок постоянно падает? Потому что нет институционалов, нет крупных игроков, нет выстроенной инфраструктуры рынка с высокой плотностью участников, которые были бы заинтересованы в защите своих инвестиций, как происходит в любой крупной цивилизованной стране. Бессмысленно и контрпродуктивно постоянно надеяться на нерезов, устойчивость и значимость финансовой системы делают только резиденты, а не заморские гастролеры. Те, у кого много денег и немного рассудка не инвестируют в России. Либо гэбня затретирует и заберут бизнес, либо обанкротят конкуренты с купленным судами, где ничего нельзя доказать.

Почему ликвидность рынка настолько позорно низкая, что даже рынки в Турции, ЮАР и Саудовской Аравии обогнали Россию? Почему люди так и не стали нести значительные капиталы в рынок (пропорция 0.1 к 1 против 4 к 1 в США)? Да потому что нет доверия к системе. Да, пришли 6 млн, но они принесли буквально три копейки, нет крупных системообразующих игроков, которые бы защищали интересы рынка и бизнеса. Но и эти 6 млн могут разочароваться, если их расчехлят на сомнительных IPO/SPO и вечно падающих активах. На текущий момент большинство из них в убытках.

Нет вообще никакой защиты ни миноритариев/инвесторов, ни участников финансовых рынков в комплексе. Нет ни законодательства, ни культуры. Чемоданных дел мастера, которые управляют нашей финсистемой так и застряли в 90-х и не понимают, что паяльники в заднице не работают уже давно в цивилизованном мире. Их уровень, весь их предел компетенции – это подпольные казино и подвальные форекс кухни, но они не соответствуют духу времени.

Исторический импульс в виде лавинообразного роста клиентской базы в России показывает, чтобы российское общество созрело перейти не иной уровень. Общество готово и созрело, но не готовы власти, что и образует тот самый цивилизационный разрыв, когда общество требует перемен, но верхи не могут и не хотят. Так и начинается революционный запал… Это мы уже прошли в конце 80-х, когда инертность системы была настолько высокой, а деградация настолько глубинной, что образовался критический разрыв между ожиданиями общества и тем, что могла предложить система. Это может повториться вновь (тем более мы видим по процессам в странах СНГ), когда власти утрачивают нюх духа времени. Все это началось ни сегодня и ни вчера, проблемы кристаллизуются годами. Меня одно удивляет, неужели их исторический бэкграунд и текущие события вообще ничему не научили?
В России складывается уникальная ситуация, которой еще никогда не было в истории страны. Наблюдается аномальная активизация физических лиц в попытках прозондировать инвестиционную почву. Через это проходили все развитые страны в различные исторические периоды с различной интенсивностью и структурными характеристиками. Сам этот процесс неизбежный, но интерес вызывает форма и структура.
Для понимания того, в какой системе координат мы находимся.

С 1999 по январь 2016, т.е. более, чем за 16 лет всего 1 млн человек открыли счета на фондовом рынке.

На следующий миллион человек потребовалось ровно три года. Третий миллион оформили за 9 месяцев 2019 и вот к текущему моменту с октября 2019 почти 4 млн новых счетов было открыто! Сейчас за 3 месяца оформляют до 1.5 млн человек – это в 80 раз (!) интенсивнее, чем средние темпы с 2010 по 2016 и в 10 раз быстрее, чем в 2018.

Сейчас каждый шестой уникальный клиент совершает хотя бы одну сделку и это достаточно высокая норма в ретроспективе, обычно каждый десятый клиент был в пробужденном состоянии, сейчас каждый шестой.

Это значит, что почти 6 млн новых клиентов за три года – это не мертвые души и не фейковые счета. Торговая активность выросла в 10 раз от среднепиковой в 2007-2017 и в 20 раз относительно 2012-2015. В физлицах, но не в деньгах.

С 2016 года по октябрь 2020 розничные клиенты принесли в рынок менее 500 млрд, из которых в 2020 году около 335 млрд, а в 2018-2019 в совокупности около 90 млрд руб. Почти половина из прихода сидит в ОФЗ.
По меркам западных рынков, это абсолютно ничтожные, нулевые суммы. Например, весь приход 6 млн человек перекрывал один «загадочный» физик, который в прошлом году в одно лицо выкупил всю допку Газпрома. Так что, речь идет, безусловно, о нищенских суммах. Не сложно посчитать, что на одного физика приходится в среднем менее 100 тыс руб.

Обороты торгов выросли более, чем в два раза относительно того, что наблюдалось в полудохлом формате 2012-2017, но, если сравнивать с 2009-2011 рост совсем несущественный. А ведь по номиналу рынок более, чем удвоился, соответственно в расчете на акцию обороты в 2020 году в среднем в 2.5 раза ниже 2009-2011 годов.

А если нормализовать на активных физиков, которых с 2009-2011 стало в 10 раз больше, то обороты вообще стали почти нулевые (торговый оборот в акциях, нормализованный на количество активных клиентов). Людей вроде бы много, аж 7 млн против 700 тыс в 2010, но доступные суммы настолько ничтожные, жалкие, что, по сути, какая-то суходрочка. Если рынок 2009-2011 был рынком энтузиастов, профессионалов и крупных игроков-кукловодов, то рынок в 2020 – это рынок мелких розничных инвесторов, которые пока не оказывают существенного влияния на ценообразование активов.

Интересно во всем этом то, что весь активный приток розничных клиентов за пару лет был обнулен обвалом рынка последних недель. Если проскринить акции ведущих эмитентов, то в долларовом выражении сейчас минимумы за 4-5 лет. Это значит, что народ еще ничего не выиграл.

Доступный ресурс к распределению, который имеется в наличии у физических лиц – это 25.5 трлн рублевых депозитов и еще 90 млрд долл валютных, что в совокупности дает свыше 32 трлн. Напомню, что весь выброс кэша со стороны физиков в рынок за 4 года с учетом ИИС менее 500 млрд руб. Вроде людей много, но со студенческими депозитами.

Срочный рынок в полумертвом состоянии. Рынок товарных деривативов показывал многообещающие перспективы в 2019 и в начале 2020, когда торговый оборот в некоторые моменты практически мог конкурировать с ICE, а на рынок пришло много хэджеров и спекулянтов. Однако сначала опустошающий обвал марта-апреля, а потом действия абсолютно невменяемых безумцев с Мосбиржи, устроившими адовый треш 21 апреля и еще несколько раз повторившие произвол в конце апреля со снятием с торгов контракта за 3 недели до экспирации. Очевидно, что все те, у кого осталось немного рассудка бежали и продолжают бежать с этой деривативной помойки. Открытый интерес упал в 4 раза, примерно также скверно и торговый оборот себя ведет. На гистограмме открытые позиции с учетом золота и серебра, тогда по нефти все драматично.

Причем ни фондовые, ни индексные дериватативы также не показывают никакого явного прогресса.

Если на фондовом рынке (акции и облигации) есть некие проблески, то на Срочном рынке все печально, потому что он мало похож на тот Срочный рынок, каким был в 2009-2012, т.к. управленческая деградация и тотальная невменяемость Мосбиржи подразделения Срочного рынка в полный рост и подсвечивается под разными углами.

Но если не акцентироваться на различных сумасбродах, а оценивать ситуацию в комплексе, то какие возможности и риски присутствуют, исходя из текущей тенденции притока розничных инвесторов?
В первую очередь, следует отметить о важности исторического процесса. Подобной миграции еще не было никогда в истории России. Количество клиентов огромно и, хотя суммы притока не столь значительны, как и торговые обороты, но важна сама тенденция. При 1.1 млн активных клиентов ежедневные обороты должны превышать 250-300 млрд руб, а месячные доходить до 6 трлн и выше, но все это дело наживное.

Важно во всем этом то, что повышается инвестиционная культура, образ мышления будет совершенно иным. Не безответственные, необразованные «лапоти», привыкшие ждать подачек с барского плеча, а люди, которые будут способны отслеживать и в дальнейшем анализировать целый комплекс корпоративной, финансовой, макроэкономической и политической информации. На самом деле, это первый важный шаг к гражданскому обществу, где люди становятся ответственными за свои действия, решения, выбор. Собственно, это и есть одно из важнейших отличий развитой страны от развивающей. Этот переходный этап сложный, тернистый, но его надо пройти.

А к чему это приведет? К тому, что людей, вникающие в корпоративное управление будет несоизмеримо больше. Обычно речь идет об 1-2% от количества инвесторов и эта пропорция плюс-минус устойчивая, причем во всем мире. Но если раньше инвесторов было менее полу миллиона, то скоро счет будет идти о 10 млн и выше. 1% от 10 млн это 100 тыс человек, что является весьма значимой величиной, которая будет оказывать макроэкономическое влияние и неизбежно влиять на принимаемые решения советом директоров российских компаний.

Соответственно, вырастет транспарентность корпоративного управления, будет меньше коррупционных маневров, т.к. заинтересованных лиц будет больше, а коррупционные маневры — это всегда конфликт интересов. Чем больше «следящих», тем сложнее лавировать в конфликте интересов и тем меньше коррупционная составляющая. Качество отчетности вырастет, бизнес станет более открытым, клиентоориентированным и защита интересов акционеров будет иметь устойчивую тенденцию на рост.
Но власти, как и руководство биржи не осознают систему координат, в которой мы находимся. Недавно СПБ опубликовал отчет, в котором торговый оборот по акциям иностранных эмитентов стал практически сопоставим с оборотом на акции российских эмитентов. Одновременно с этим, Мосбиржа решила также подключиться к этому безумию и сделать вторую попытку для открытия доступа к иностранным эмитентам.

Крупные и серьезные игроки подобной порнографией не занимаются и долларовыми инструментами торгуют не через различные доморощенные прокладки, а напрямую через долларовые шлюзы. Поэтому вся эта забава для мелких клиентов с студенческим/пенсионным депо.

Но с точки зрения платежного баланса это утечка капитала, т.к. дилерам, бирже приходится весь объем инвестиций розничных клиентов в акции иностранных эмитентов перекрывать реальными покупками акций иностранных эмитентов за доллары. Вне зависимости от того, как и каким образом физлица совершают сделки в России. Пока все эти суммы не столь значительны. Оцениваемый объем накопленных за все время инвестиций физлиц в иностранные эмитенты около 2 млрд долл к октябрю 2020. Пока ничего серьезного, но бесконечно глупо на траектории эпохальной миграции физлиц в фондовый рынок создавать абсолютно ненужную конкуренцию российским эмитентам.

Надо понимать, что российские эмитенты эту конкуренцию с треском проиграют. Ну, хотя бы потому, что структура рынка исключительно токсичная по меркам 2020. Никто в 2020 не инвестирует в металлургов, нефтегаз и коммунальные компании, а среди нефинансового сектора только они и представлены в России. А ну еще ритейл с нулевой прибылью, авиа с бесконечными убытками и парочка телекомов. Разгон Яндекса как бы символизирует современные тренды. Во всем мире сырьевой сектор депревирован по мультипликаторам, а денежными потоками правят информационные компании, фарма, биотех и технологические потребительские компании. Там все объёмы, там вся капитализация рынка и там все деньги.

Второй фактор состоит в том, что правительство РФ в сентябре 2020 решило расчехлить металлургов и нефтегаз через налоговые маневры. Не вдаваясь в подробности, т.к. это тема отдельного исследования, отмечу, что подобная инициатива ставит российский бизнес в неравные условия с западными компаниями. Там бесплатные деньги, бесконечное QE и отмена налогов, в России рост налогов и хером по лбу в плане бесплатных денег и что важно отметить, с закрытыми шлюзами для бесплатных денег на Западе из-за санкций. Другими словами, российский бизнес вынужден занимать дорого и еще отдавать весь денежный поток через повышение налогов. Поэтому в рамках конкуренции с сопоставимыми западными компаниями, российский бизнес неизбежно проиграет и в некотором плане незаслуженно, несправедливо.

Очевидно, что повышать налоги в кризис (и самый мощный кризис за несколько десятилетий) достаточно идиотская идея, т.к. компании перешли в режим выживания и дополнительно их третировать нет никакого смысла. Может быть потом и аккуратно можно произвести налоговые маневры, но очевидно, что никак не в нынешних условиях.

И вот на этом фоне они еще открывают каналы для утечки капитала через иностранных эмитентов, которые намного выигрышнее смотрятся? Ну не идиотизм ли, не признак сумасшествия и самоуничтожения?
Просто, чтобы понимать – все развитые страны на траектории перераспределения капиталов из денежного рынка в фондовый всегда проходили через финансовый протекционизм, т.е. закрытие национального рынка от внешнего воздействия. Но у России, видимо, какой-то свой альтернативный путь самобичевания…



Что-то не так стало с этой долговой экономикой. Темпы роста долга нефинансового сектора в США достигли рекорда, а ВВП за полгода упал на 11% Пример с США показателен тем, что долговая диспропорция самая выраженная среди всех крупных стран. За последние 2 квартала совокупный нефинансовый долг вырос на 5.5 трлн долл, из которых 4 трлн это трежерис.

Ретроспективный взгляд за последние 20 лет демонстрирует, что темпы роста долга абсолютно невероятны. Здесь стоит обратить внимание на 2009-2010 года, когда совокупный долг всего нефинансового сектора сокращался на фоне долговой экспансии федерального правительства.

В 2020 лупят из всех стволов так, как никогда.

Под совокупным долгом нефинансового сектора понимаются облигации и кредиты государства (федерального и муниципального правительства), бизнеса и населения. Кредиты подразделяются на корпоративные, потребительские и ипотечные.

На 2 квартал 2020 совокупный долг составил 74.5 трлн долл – это 382% от ВВП, что почти на 25 п.п выше прошлого максимума конца 2008.

Такой экстремальный выброс в 2020 обусловлен, как рекордным ростом долга за полугодие, так и рекордным падением ВВП. Фаза консолидации, длившиеся почти 10 лет завершилась в 2020.

Долг в кредитах относительно ВВП пока не достиг своего максимума во многом из-за затяжного делевереджа ипотечного сегмента.

Тогда как долг в облигациях относительно ВВП бодро пробил все предыдущие максимумы, устремляясь в стратосферу.

Очевидно, что за счет компенсации ВВП в ближайшие несколько кварталов данные соотношения должны нормализоваться, однако и долг продолжит расти, что практически гарантировано стабилизирует долг на новых исторических максимумах.

Здесь важно не столько сам факт рост долга до новых невероятных вершин в относительном измерении, а то, что уязвимость от процентных ставок стала исключительно высокой. Всего 1 процент изменения средневзвешенных ставок по национальному долгу обойдётся почти в 4% от ВВП. На фоне растущего инфляционного давления – это может стать главным триггером к деконструкции современного долгового остова. Процентные расходы могут поглощать всю способность к формированию чистого денежного потока, что может ограничить инвестиционную активность в первую очередь у компаний с выручкой до 1 млрд долл. Не стоит упускать из виду, что неизбежный рост плохих заемщиков (при условии роста процентных ставок) приведет к закрытию рынка капитала для токсичных клиентов и образованию кассововых разрывов,  что еще усилит кризисные процессы, каскадно поражая более здоровых заемщиков. Вновь придется вмешивать ФРС и вновь надувать новые пузыри ... и так до бесконечности, до режима "вперед ногами!" )
Практически весь прирост госдолга США за последние полгода был перехвачен ФРС и связанными с ней структурами. С января по июнь включительно задолженность в казначейских долговых обязательствах выросла почти на 4 трлн долл, из которых 90% взяли на себя ФРС (2.3 трлн) и инвестфонды/брокеры и дилеры (1.3 трлн). Применительно для ситуации в 2020 году, этот тот же ФРС, но через аффилированные счета с первичными дилерами, т.к. вся долларовая ликвидность в альтернативной реальности 2020 поставляется только от ФРС.

Это привело к тому, что непосредственно на счетах ФРС сконцентрировано 23% от всего объема обращения трежерис. Это самая высокая степень участия ФРС c 1973 года.
За последние 6 лет основными покупателями госдолга США являются инвестиционные фонды США и ФРС, на них приходится 5.2 трлн из 8.8 трлн совокупного прироста долга. Но если основной источник ликвидности до 2020 генерировался экономикой, то с 2020 монетарными властями.

2 квартал 2014 выбран не случайно, именно с этого момента началось торможение QE, а с 2018 года сокращение баланса ФРС. Как видно, продержались недолго. FED не только одномоментно компенсировал все сокращение с 2018 по 2019, но и вырывается в абсолютные лидеры за 6 лет, причем на это потребовалось всего 2 квартала. Беспрецедентные темпы монетизации!

Когда FED сокращал баланс, рынок госдолга перехватили домохозяйства на 1.2 трлн и финансовые фонды на 1 трлн, но это за пару лет. Что происходит в 2020 видно на графике.

А вот с 2 квартала 2008 (дата выбрана, как начало агрессивного наращивание госдолга) лидерами по интегральным покупкам были иностранцы, но практически весь объем покупок был сосредоточен с 2009 по 2014 года, а с 2014 по 2018 включительно почти по нулям.

Чтобы оценить масштабы выкупа ФРС, надо понимать, что за первую половину 2020 иностранцы в совокупности увеличили вложения в трежерис на 200 млрд долл, что в 11 раз меньше, чем один только FED за это время.

Домохозяйства скупали госдолг только с 2008 по 2010 и с 2018 по 2019. Но это напрямую. Косвенно домохозяйства представлены в категории инвестфонды/брокеры и дилеры, с 2014 когда ФедРезерв прекратил QE они где-то на 1.5 трлн нарастили до 2019. С 2020 эта категория получает ликвидность не из экономики, а от ФРС.

За 3 квартал госдолг вырос на 400 млрд (по 20 сентября) и вновь был чуть менее, чем полностью перехвачен ФРС. Весьма бодро пошли в процедуре изобретения вечного двигателя...
Прошло полгода с того момента, как пустились во все тяжкие. Плюс 6.7 трлн долларов за это время от ЦБ развитых стран получите и распишитесь – и это самый грандиозный монетарный ответ за все время. В кризис 2008-2009 было 2.7 трлн от этих же ЦБ, далее два года совокупный баланс в долларовом выражении стабилизировался и начал расти лишь с января 2011. За 9 лет и 3 месяца (до февраля 2020) по всем ЦБ развитых стран он вырос на 9.3 трлн и вот сейчас плюс 6.7 трлн за полгода. Это в 2.5 раза интенсивнее, чем в острую фазу 2008-2009 и почти в 15 раз интенсивнее, чем с 2011 по 2019 включительно.

За эти полгода: ФРС + 2.85 трлн, ЕЦБ + 1.78 трлн евро (почти 2 трлн $), Банк Японии + 100 трлн иен (920 млрд $), Банк Англии + 275 млрд фунтов (340 млрд $), Швейцарский Нац.Банк + 100 млрд франков (105 млрд $), ЦБ Канады + 413 млрд кан.долл ( 300 млрд $), ЦБ Австралии +118 млрд австр.долл (79 млрд $). Остальные (Швеция, Дания и Новая Зеландия) в совокупности около 60 млрд долл.

Вот актуальный баланс на 16 сентября 2020 в нац.валюте

Терминальная стадия монетарного бешенства произошла с апреля по середину июня, а с июля или точнее сказать с августа руководители ЦБ и первичные дилеры начали постепенно раздупляться от наркотического опьянения и осознавать последствия монетарного ошаления. Иными словами, с июля темпы прироста начали радикально замедляться, но хотя как замедляться? В сравнении с безумием апреля-мая? Да, но даже если сравнить с наиболее интенсивными периодами 2011-2019, то сейчас крайне высокие темпы монетарной экспансии. Например, ФРС продолжает вваливать в систему до 90 млрд долл в месяц, примерно также плюс-минус отсыпает ЕЦБ, более активным сейчас является Банк Японии, который осваивает 120-150 млрд долл в месяц, тридцатка приходит от ЦБ Англии, ну и остальные столько же. 350-370 млрд в месяц вдалбливают и это невероятно много. Некоторая стабилизация балансов обусловлена сокращением своп линий и банковских кредитов, тогда как QE работает на полную мощность. Про процесс раздупления я имел в виду, что не по 1.5-2 трлн в месяц, как в апреле-мае, а всего лишь по 350-370 млрд (и это в пару раз больше, чем в 2017 году), но как видите, они все равно глубоко невменяемы! )) Они действительно поверили в свое бессмертие и исключительную неуязвимость...

Подобная политика неизбежно привела к разгону денежной массы до рекордных темпов во всех странах, где применялись подобные эксперименты. Причем разгон темпов роста денежной массы в разы превышает все то, что было за последние 30 лет (особенно для США). Рекордный выброс денежной массы на фоне частично замороженной экономики и подавления производительности труда через эксперименты с безусловным доходом (да-да, все эти чемоданы кэша безработным) неизбежно рано или поздно найдет свое отражение в инфляционном давлении, которое демпфируется в данный момент через стерилизацию избыточного кэша в онлайн казино (фондовый рынок). Пузыри с полным одобрением монетарных властей? Достаточно необычно! Смотреть за всем этим шоу в прямом эфире весьма занимательно, но теории про бессмертие предлагаю оставить сумасшедшим - вечного двигателя не бывает, прорыв так или иначе произойдет...

Наверное, это даже сильнее мировой войны – такого опустошающего удара и выжигающего все на своем пути не было даже во Вторую мировую. Если говорить не про отдельные европейские страны, а про мировую экономику в совокупности. По скорости сжатия и охвату точно. Тогда 80 лет назад физическая деструкция компенсировалась мощнейшим мобилизационным импульсом через гос.заказы на оборону и инфраструктуру, а зато сейчас Tesla и им подобные разогнали в 10 и более раз за год. Сжатие многих технологических компаний на треть по капитализации за последнюю неделю это лишь начало длительного процесса отрезвления.

В принципе, погружение в матрицу, накачка морфием с полным отключением сознания весьма оригинальный метод краткосрочного решения проблем, но вот ведь незадача - из наркотического бреда/сна рано или поздно придется пробуждаться и что потом? И вот это, пожалуй, самое интересное.

Дело вот в чем – бессмысленные и беспощадные эксперименты с макрокарантином привели к чудовищным потерям у бизнеса и здесь должно быть понимание, что запас прочности и компенсирующие антикризисные механизмы, возможности у каждой страны сильно различаются. То, что вытворяют развитые страны с раздачей чемоданов кэша первому попавшему бомжу на улице недоступно большинству (если не всем) развивающимся странам. Крупные развитые страны могут (пока могут) раздувать госдолги до запредельных уровней, финансируя их чуть менее, чем полностью за счет эмиссии ЦБ, но этого бонуса лишены развивающиеся страны.

По сути, вся антикризисная программа развитых стран заключается в принципе all in, типа давайте выгрузим кэша в безлимитном режиме и вдолбим его во все, что движется и даже в то, что уже не движется, ну и посмотрим что будет. Это как в казино в режиме терминального тильта поставить все, что есть на рандомное число и вероятностью 1/36 посмотреть, что будет. Пока развитые страны увлеклись надуванием пузырей и изобретением вечного двигателя, развивающиеся страны в полуколлапсирующем состоянии и тут могут вылезать проблемы иного характера.

Например, недавние данные по ВВП Индии и Перу показывают невероятное снижение на 24% и 30% год к году. Когда экономика сокращается почти на треть одномоментно, это не может пройти незаметно ровно так, как не может пройти незаметно нокаутирующий удар кувалдой по балде – отложенные среднесрочные и долгосрочные последствия неизбежны. Какие именно? Это отдельный анализ по каждой конкретной стране, т.к. глубина падения, структура экономики и ресурсные стабилизирующие возможности сильно отличаются между странами. Однако, то что неизбежно – это сильнейший ребаланс основных и второстепенных игроков на мировой арене за последние 80 лет (кто то теряет слишком много и выходит очень медленно, а кто то наоборот), что в свою очередь должно продуцировать неразрешимые международные политические противоречия и внутриэлитные конфликты. Все это с достаточно высокой вероятностью может стать новым витком эскалации региональных конфликтов и рано или поздно привести к войне, если экономические и политические рычаги подавления себя исчерпают.

А теперь, собственно, кто и сколько потерял за последние полгода?

На гистограмме отражено фактические снижение ВВП за 2 квартал в соответствии с официальной статистической информацией и мои расчеты на основе синтеза и интеграции оперативной экономической информации и данных Google.

Расчетные оценки ВВП оказались исключительно точны для Японии, Германии, Великобритании, Франции, Кореи, Испании, Швеции, Дании и так далее. Небольшое расхождение для США из-за сильных искажений, сформированных субсидирующими программами и для Сингапура, Нидерландов и Австралии в основной из-за фактора внешней торговли, которая является значимой для этих стран.

Расчетные данные не могут быть точны для всех стран, особенно для развивающихся и полудиких стран типа Кении, Уругвая или Бангладеша.
Это обусловлено тем, что для точности прогнозов необходима предельно широкая репрезентативная статистическая выборка. Чем больше пользователей Google равномерно распределенных по регионам страны – тем точнее данные. Однако, если в европейских странах идентификация векторов и кластеров перемещения людей имеет высокую точность, то в развивающихся, особенно в африканских странах точность низкая. Например, идентификация мелких магазинов, культурных, спортивных, развлекательных или транспортных объектов может быть затруднена по естественным причинам, не только потому, что грани между ними могут быть размыты, но и прямая идентификация/регистрация их на картах Google может просто отсутствовать.

Плюс точность снижается из-за того, что для интеграции массивов данных необходимы точные коэффициенты взвешивания. Например, вес Москвы на макроуровне в десятки раз выше веса Твери, но не всегда подобное взвешивание можно сделать в полудиких странах, т.к. исходная информация может просто отсутствовать. Далее на точность расчетов влияет структура экономики, где сам факт нахождения вне рабочего места не всегда означает потерю рабочего места, т.к. при высокой доле сферы услуг в экономике удаленная работа может компенсировать провал добавленной стоимости, чего невозможно добиться в производственной экономике. Условно говоря, программист может работать из дома и бизнес не теряет в эффективности, а например, сталевар не может работать из дома и отсутствие сталевара на рабочем месте сказывается на ВВП, а программиста нет. Ну и также надо понимать, что высокая доля теневой экономики и методика расчета ВВП также влияет на точность данных.

Именно поэтому расчетные показатели ВВП имеют исключительную точность по европейским странам, но среднюю точность по развивающимся, хотя векторы и пропорции соблюдены, т.е Вьетнам ожидаемо упал меньше, чем Перу.

В таблице отображены только те страны, которые выпустили официальные результаты за второй квартал и которые покрываются моими расчетами и данными Google

Столбец без заливки – это фактические данные за 2 квартал 2020. Все остальное расчетные данные.

И тут важны за июль-август. Если сравнить со вторым кварталом, то безусловный прогресс, однако если сравнить с июнем, то видно, что темпы разморозки очень сильно замедлились и речь идет скорее о флете, чем об устойчивом восстановительном векторе, по крайней мере у США и крупнейших европейских стран.




Основные движения закончились в марте-мае, в июне уже вышли на уровни, возле которых стабилизировались в июле-августе.

Но на что бы обратил внимание, так реакция европейских стран на рецидив COVID с конца июля по настоящий момент. Видно, что в середине августа что-то пытались рефлекторно ужесточить, но передумали и продолжили медленное открытие экономики. По крайней мере, Германия, Франция, Италия и Великобритания к 4 сентября открыты больше, чем в любой из периодов с середины марта. Никто больше подобным кретинизмом с блокировкой экономики не страдает. Ни Индия, ни Бразилия, где продолжается экспансия вируса, но процесс разморозки идет своим чередом. Россия, Польша и Египет вернулись практически в исходное состояние конца февраля, а Бразилия на пути. Единственное, не совсем понятно, что происходит в Корее?

Если развитые страны залили все героином и находятся пока в наркотическом бреду, лишь изредка пробуждаясь (что вырисовывается в 30-40% снижении за неделю всякого пузыристого дерьма на рынке акций), то с развивающимися странами следует ждать многих негативных сюрпризов и новостей. Такие чудовищные провалы не могут пройти без последствий.

Кому-то может показаться, что ничего необычного не происходит, но фактическое (уже реализованное) падение экономики крупнейших развитых стран обескураживает и ошеломляет. Возможно, мы и привыкли к плохим макроэкономическим показателям за последние полгода, но здесь важно сравнить с тем, что было ранее – в сильнейший макроэкономический шок со времен Второй Мировой с 2008 по 2011 года.

Несовершенство методик и процедур предиктивного анализа ситуации привели к тому, что эксперименты с карантином на макроуровне обошлись мировой экономике в 5-6 трлн долл. Это цена глупости политиков и подверженности хайпу, флешмобу – бессмысленному и иррациональному. Правы оказались те, кто под любыми предлогами избегали локдауна. Ну хотя бы потому, что с мая все страны находятся на траектории разблокировки при устойчивом росте, как зараженных, так и смертельных исходов, это прямое доказательство того, что первичная реакция в феврале-апреле была несоизмерима масштабу проблемы (абсолютно избыточна) и с высокой вероятностью бессмысленна и с медицинской точки зрения. Вирус не удалось победить, а для многих компаний, секторов или даже стран был нанесен фатальный ущерб, на компенсацию которого могут уйти годы. Это когда цена борьбы с проблемой в разы, а правильнее сказать, кратно превышает весь потенциальный ущерб от самой проблемы.

Глубина провала, вне всяких сомнений, невероятна. В США макроэкономический шок в 2.2 раза сильнее самого драматичного периода 2008-2010. В совокупности по всем странам Еврозоны в три раза, в Великобритании обвал в 4 раза глубже 2009, во Франции почти в 5 раз!

Да черт возьми, везде происходит настоящий макроэкономический ад! Сокращение экономики в 2008-2010 годах кажется сущим пустяком, розыгрышем в сравнении с тем, что происходит в 2020. Масштаб графиков по оси Y разорван в клочья. Как это можно назвать? Ну, например, корпоративным геноцидом ))


Напомню, что падение экономики в 2008-2010 для развитых стран было сильнейшим с Второй мировой. Все это я говорю для оценки масштаба текущего бедствия.

Из наиболее крупных развитых стран (по развивающимся еще нет полных данных с разбивкой по структуре ВВП) в лучшем положении (в сравнении с фаталити эффектом в Великобритании, Испании и им подобным) находится Япония и Корея. Именно они (Корея) избежали или пытались избежать (Япония) жестких ограничительных мер.
Если кризис 2008-2010 в первую очередь ударил по инвестициям, то кризис 2020 по конечному потреблению домашних хозяйств, а данная категория в структуре ВВП составляет 65-75% в развитых странах.

Весь этот макроэкономический шок смотрится еще более выражено.




Предварительные данные за 3 квартал показывают частичное прекращение сокрушительного обвала, но пока не рост (год к году), а это значит, что сформированное дно второго квартала продолжает «тлеть». На компенсацию одной глупости они продуцируют новые проблемы, когда борьба с первой глупостью (макрокарантин) приведет к долгосрочным проблемам через раздутие гос.долгов, эррозию рынка труда, снижение производительности труда и деструкцию денежной системы благодаря критическим диспропорциям на рынках капитала.
Эти безумцы осатанели чуть менее, чем полностью – особенно монетарные власти. Пока они окончательно не разрушат финансовую и экономическую систему через инфляционный шок и надувание пузырей, они не двинут назад в своих попытках войти в мир сказочных грез вечного двигателя. На 3 сентября по интегральному комплексу корпоративных метрик, рынок на треть выше, чем был в 2000 году, а тогда эта была вершина самого грандиозного пузыря столетия! Сейчас хуже, намного хуже. Все это не могло произойти без невероятного монетарного допинга, который уже приближается к 8 трлн долл, что в разы превышает весь экономический ущерб бизнеса из-за ограничений.

Полностью обезумившие ублюдки, утратившие чувство меры и баланса. Это выглядит еще более выпукло на фоне все того, что происходит вокруг. Все более деградирующая во всем мире политическая элита, да и бизнес элита, сошедшая с ума, поставившая все, что есть на надувание дивидендного и байбекового пузыря. Они готовы сокращать расходы на исследования и разработки, капитальные инвестиции, влезать в непомерные долги, ставя под угрозу долгосрочное будущее компании – все лишь для того, чтобы поддерживать абсолютно иррациональный и бессмысленный пузырь на рынке активов. IBM, Intel, Boeing – вот пример с ходу безумных менеджеров, которые тратили все на дивиденды и байбек, уничтожая конкурентоспособность и долгосрочную устойчивость бизнеса, паразитируя на былой славе и успехах. Этот тот пример, где деструктивные процессы уже реализуются в полный рост.

Непрекращающиеся протесты в Чикаго, Портленде, Балтиморе, Нью-Йорке, Сиэтле, Вашингтоне и так далее. Эти безвольные, безынициативные и ошалевшие губернаторы, пытающиеся заискивать с откровенными отморозками, бандитами и деструктивными элементами, лишь бы делегировать ответственность на общество, действуя в форварде омерзительных социальных псевдоценностей.

Не менее 10% заблокированной глобальной экономики из-за Covid ограничений (особенно в сфере услуг) и не понятно, когда все вернется в прежнее русло? Нет никакого V-образного восстановления, экономическая активность легла во флэт с июля, на 7-10% ниже докризисных показателей (в среднем по миру). На данный момент нет полного понимания, как изменяются и будут изменяться поведенческие паттерны потребителей в связи с трансфером в новую, постковидную реальность? Иными словами, как изменятся потребительские предпочтения, модель поведения, трат и приоритеты в сбережениях?

Будут ли люди в той же интенсивностью совершать туристические поездки, ходить по ресторанам, пользоваться услугами массового (публичного) сегмента индустрии культуры, спорта и развлечений или же будет постепенный переход, в той или иной мере, в цифровой мир? Будут ли сохранены розничные магазины в прежнем формате? А нужно ли вообще все это барахло, если человечество все дальше и устойчивее мигрирует в цифровую матрицу? А ведь это будет совершенно другая экономика, даже если 15% популяции изменят предпочтения, на макроэкономических балансах – это фундаментальные сдвиги, а все идет именно к этому. А если за этими 15% меняться будут и все остальные?

Зачем все эти бесконечные офисы, если компании поняли, что несопоставимо рентабельнее держать людей на удаленной работе? Это позволяет экономить не только на аренде офисов и смежных расходах, но и более интенсивно нанимать экспатов из других стран и регионов с более низкой оплатой труда. Данный фактор изменит структуру среднего класса, если погоня за прибылью заставит менеджмент искать более оптимальное соотношение эффективности и стоимости труда.

Бизнес просадил прибыль в половину и не менее, чем на 12% выручку (по номиналу) – и это на фоне всей той невероятной фискальной и монетарной помощи. Самые невменяемые прогнозы ожидают восстановления на докризисный уровень не ранее середины 2021 года, но более реалистично к началу 2022. И это уровень конца 2019! Но они (рынок и монетарные власти) уже создали иллюзию, будто бы кризиса не то, что не было, а бизнес продолжает расти запредельными темпами (т.е. выше, чем в любой из периодов за последние 10 лет). Но этого нет даже близко, более того, бизнес (особенно крупный) переходит к новой волне увольнения и сокращения издержек. Полная невменяемость/ неадекватность рынка в оценке реальности и возможностей.

Количество дивергенций / расхождений между финансовыми индикаторами денежных, долговых и фондовых рынков достигает космических значений. Систематическое пренебрежение логикой и чувством меры и баланса приводят к выраженным и неразрешимым дисбалансам. Драматизм ситуации заключается в том, когда монетарные власти, бангстеры и корпоративный менеджмент, отходя от своих прямых обязанностей, превращаются уже даже не крупье казино, а в клинических лудоманов-спекулянтов, каждый раз подбрасывая топливо в извращенный и вырожденный пузырь человеческих пороков и глупостей.

Я внимательно слежу за ситуацией, а редко выхожу на связь по причине, что за сумасшедшими лучше наблюдать «сидя на заборе» для успешного перехвата. Я убежден, что мы близки к кульминации. Ядерный реактор близок к прорыву, и их начнет активно бросать из сторону в сторону, как любой коллапсирующий объект. То, что Россия не вовлечена прямым образом в это безумие, не значит, что нас не накроет. Не так как западный мир, но накроет и еще как, но в другой форме.
11.7% сокращение выручки во втором квартале относительно прошлого года. Почти 70% компании сократили выручку. Сектора, которые показали негативную динамику по выручке в совокупности потеряли 26%.

Выборка представлена по 430 самым значимым компаниям США, которые формируют 85.8% от совокупной выручки ВСЕХ представленных публичных компаний США, 83.3% от совокупной капитализации рынка и 75.8% от среднего торгового оборота за 30 дней на всех биржах США. Это не компаний S&P 500, а более репрезентативный и корректный список компаний. Выборка происходила по интегральному взвешенному коэффициенту, где выручка занимает 50%, капитализация 30%, а торговый оборот 20%. Этот метод позволяет учесть ВЕСЬ значимый бизнес, который формирует экономическую динамику и основные денежные потоки. Т.к. выручка занимает половину в интегральном коэффициенте, это позволяет отсечь различный пузыристый мусор с высоким торговым оборотом и разогнанной капитализацией, но с околонулевой выручкой, типа Moderna, Zoom или Roku, которые имеют многомиллиардные торговые обороты, но нулевую выручку. Их нет в моей выборке. На данный момент не все компании отчитались за май-июль, поэтому данные за 2 квартал учитывались по отчетному периоду с февраля по апрель включительно. Этих компаний всего 10% от общего списка.

Лишь 5 секторов показали положительную динамику выручки. Здравоохранение 7.4% роста, розничная торговля 5.5%, технологии 3.4% и электронные технологии 2.1%, также связь плюс 0.9%

Наибольший ущерб в нефти и газе с падением на 57.6%, далее транспорт минус 39.4%, где основной вклад в негативную динамику внесла авиация. Потребительские товары длительного пользования минус 36.1%, потребительские услуги минус 35.9%, а производственно-технические услуги минус 30%

Стоит обратить внимание, что нефть и газ внесли лишь 4% в совокупную выручку, столь низкого вклада не было ни в один из кварталов с 1990 года, т.е. американский бизнес достаточно диверсифицирован и слабо зависит от сырья.

По чистой прибыли все более, чем драматичное. Фактическое падение в половину. Это совпадает с моими оценками месяц назад, где я прогнозировал снижение выручки на 12%, а прибыли в половину.

В плюсе относительного прошлого года только здравоохранение, связь и потребительские товары недлительного пользования.

В абсолютном выражении 4 сектора показали совокупные убытки. Это нефть и газ с убытками в 77 млрд, производственно-технические услуги с убытками в 36 млрд, потребительские услуги с убытками в 14 млрд и около 1 млрд в дистрибьюции.

Во всем этом важно то, что медицина плюс ИТ сектор в совокупности обеспечили 325.5 из 370 млрд совокупной прибыли, т.е. 88% вклада в общую прибыль. Это самая выраженная диспропорция за всю историю наблюдений с середины 80-х.

Продолжение следует …

Эксперимент с блокировкой экономики (достаточно бессмысленный и с медицинской точки зрения) имел значительный экономический ущерб. После выхода отчетности российского бизнеса за второй квартал можно оценить последствия. До карантина номинальная выручка всех секторов российской экономики с учетом малых предприятий росла на 7-9% г/г на март 2020. Во втором квартале она рухнула на 9% Если бы все развивалось в угасающей тенденции первого квартала 2020 (тогда рост номинальной выручки был 8.8%) с прогнозируемым ростом на 7% во втором квартале 2020, то совокупная выручка могла составить 51.1 трлн руб, а по факту составила 43.4 трлн, поэтому ущерб близок к 8 трлн руб.

Ужасающие потери в добыче полезных ископаемых, совокупная выручка которых рухнула на 36% во втором квартале 2020, а добыча сырой нефти и газа минус половина. Это по номиналу, в рублях, никаких корректирующих коэффициентов и учета инфляции. Также без налога на добавленную стоимость, акцизов и других аналогичных платежей.

Выручка обрабатывающих производств сократилась на 13% Практически весь вклад в это сокращение обеспечили только две отрасли – это производства кокса и нефтепродуктов и производство автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов. Все остальные сектора производства интегрально сработали по нулю.

Вот детализированная разбивка по пром.производству и сельскому хозяйству.

Сельское хозяйство выросло на 6.2%, но вес сельского хозяйства во всех секторах российской экономики слишком мал. На 2кв 2019 всего 1.6% во всех секторах с учетом сферы услуг и 3.8% в пром.производстве и выработке электроэнергии, а стал 1.85% и 4.8% соответственно.

В России в сфере услуг основную выручку генерирует оптовая и розничная торговля – сейчас это на уровне обрабатывающего производства и добычи полезных ископаемых. В принципе это логично, т.к. всю произведенную продукцию нужно распределить и реализовать. Счет по ВВП другой, т.к. прямое суммирование выручки даст двойной счет и в расчете ВВП используется добавленная стоимость. Например, по выручке российский бизнес генерирует около 200 трлн в год, а по ВВП в два раза меньше.

Но оборот оптовой торговли даже вырос на 1.2% в 2020, и он является самым крупным звеном по видам экономической деятельности – свыше 12 трлн руб за квартал. Именно оптовая торговля стабилизировала провал совокупной выручки по всем отраслям. Розничная торговля упала на 20% за квартал.

Огромный ущерб в транспорте, где самые большие потери в железнодорожном пассажирском транспорте (минус 80% выручки за квартал),

воздушный и космический транспорт минус 50%. Гостиницы минус 70%, общепит минус 41%, образование минус 39%, индустрия культуры, спорта и развлечений минус 45% и даже деятельность в области здравоохранения минус 8%. В плюсе только все то, что связано с информационными технологиями и телекоммуникациями. Это общемировая тенденция, весь онлайн бизнес, подключенный к «матрице» не только не понес потерь, но получил мощный импульс роста. В этих данных сильно занижены показатели индустрии культуры, спорта, досуга и развлечений с курьерской деятельностью. Эти сегменты практически целиком и полностью в «полубандитской» тени с низкой глубиной охвата. В строительстве много теневого бизнеса, в розничной торговле, частном образовании. Самая низкая доля теневого бизнеса в промышленном производстве, добыче полезных ископаемых, электроэнергетике, транспорте и телекоммуникациях.

По статистике выручки российских предприятий, условное дно было в апреле с падением на 12.9%, в мае почти также - минус 11.8%, а в июне уже минус 2%. Разморозка происходит, но пока без компенсации ущерба. Еще в минусе и это по номиналу, т.е с учетом инфляции еще хуже.
Никакого V-образного восстановления не происходит. Крупнейшие страны мира застыли в процессе разблокировки экономики с середины июня и на начало августа практически отсутствует какой-либо прогресс.

Среди крупных развитых стран наибольшую способность к восстановлению демонстрируют Германия, Франция, Италия и Япония, которые на июль 2020 фиксируют около 5-7% падения ВВП относительно 2019. Но это все равно потери. Чтобы компенсировать ужасающий провал 2 квартала, который стал самым мощным и быстрым в истории 95% стран мира, динамика должна быть положительной, но ее нет пока ни у кого.

Австралия, Канада, Испания и США находятся во второй группе стран, которые демонстрируют более сильные потери экономической активности относительно 2019 года. На данный момент речь идет о потерях 8-9% ВВП. Вновь ни у одной из них нет прогресса в восстановлении экономики с 20-х чисел июня.

Процесс разморозки происходит только в Великобритании, но там исключительно низкая база и высокая степень ограничений, которая частично действует и в данный момент. Несколько необычно, но в минус дернулась Южная Корея с середины июля.

Важно отменить, что вторая волна заражения с середины июля в Европе НИКАК не отразилась на политике стран ЕС и на поведении бизнеса и потребителей. Пока полностью игнорируют, как и США. Никаких ужесточений по факту нет.

Кривые на графике демонстрируют синтезированный и интегрированный набор ежедневных данных по экономической активности с доверительным интервалом наиболее вероятного распределения экономического ущерба. Т.е. минус 9% ВВП США год к году по начало августа 2020 означает, что диапазон потенциального изменения ВВП США лежит от минус 7 до минус 12, но наиболее вероятный уровень минус 9%. Эти данные не могут быть точными с точностью до процента, т.к. не учитывают множества составляющих – трансграничные потоки капиталов, товаров, параметры бюджетной и денежно-кредитной политики, детализированную структуру экономики и все то, что невозможно отслеживать в ежедневном формате. Учитывая демпферы в виде дефицитов бюджета, падение ВВП может быть меньше, чем указано на графике, например для США не минус 9%, а 5-7%. Но это все нюансы. Если сравнить мои оценочные данные с фактическими, которые были получены за 2 квартал, то точность очень высокая, особенно по странам Европы.

По второй группе стран (на этот раз крупнейшие развивающиеся) выходит примерно схожая тенденция. Большинство завершили процедуру разморозки экономики в середине июня и стабилизируются на некой новой точке опоры в постковидном мире.

Самые сильные ограничения в Индии, на Филиппинах и Мексике, потери ВВП превышают 15% год к году в настоящий момент. Практически вышли из кризиса Польша, Таиланд и Турция. Но по последней подозрительный нырок вниз в начале августа. Нужно будет проследить за тенденцией…

Третий блок стран.

Колумбия и Аргентина в жесточайшем нокдауне с потерями под 20% от ВВП к началу августа. Прогресс отсутствует с середины июня. С конца июля наблюдается выраженное изменение политики во Вьетнаме, который с самого начала, как многие дикие африканские страны и Япония, избрал стратегию «нет тестирования = нет проблем». Вьетнам самый первый начал разморозку и самый первый вышел в докризисные показатели, но что то изменилось несколько дней назад.

Есть еще одна страна, которая имеет тенденцию на явное ужесточение – это Гонконг, который к началу августа фиксирует самые сильные ограничения и меры блокировки за пол года.

Опыт Швеции признан очень удачным и эффективным. Они удержались под общемировым давлением на жесткие меры блокировки коронахайпа и спасли экономику, при этом имея сопоставимый медицинский ущерб на душу населения в сравнении со странами, которые избрали радикальный метод подавления экономической активности (Италия, Франция, Испания и Бельгия). Примерно схожую политику вела Дания. Вторая волна заражений в Израиле привела к локальным и ограниченным мерам экономических подавлений, ничего близкого к модели поведения марта-апреля нет. В целом, не считая Гонконга, все ровно.

Но вновь ни одна из представленных стран даже близко не подошла к формату потребительской и деловой активности 2019. V-образное восстановление предполагает прежде всего компенсацию ущерба второго квартала, а для этого нужно не просто выйти на уровень 2019, но и превзойти его. На данный момент большинство стран так или иначе продолжают нести потери.
Вся суть ситуации в нескольких предложениях. Этот график ранее практически нигде не публиковался, но именно он отражает сущность экономической политики США и один из факторов формирования доходов. Речь идет о чистых государственных трансфертах в структуре располагаемых доходов населения.

Доходы населения предполагают доходы из всех источников, которые доступны к распределению: зарплаты и премии, доходы от предпринимательской деятельности, доходы от прироста капитала, от дивидендов и процентов, пенсии, субсидии и дотации, выплаты по страховкам и так далее. Чистые государственные трансферты – это все, что государство отдает населению (Medicare/Medicaid, выплаты по безработице, субсидии, дотации и так далее) МИНУС все то, что собирает с населения (государственная соц.страховка + любые виды налогов, которые население платит государству). Юридические лица не учтены.

Так вот, исторически государство всегда забирало БОЛЬШЕ, чем отдавало. Насколько больше? Например, с 1947 по 2 квартал 2008 года в среднем 9% от располагаемых доходов и это величина существенная. Это сопоставимо со средним уровнем сбережений за данный период – 9.3%. Что произошло в кризис 2009? Мы вошли в «новую нормальность». Если с точки зрения денежно-кредитной политики это понятно чем выражается, но с точки зрения экономической политики? Численно, это выражается в качественно иной концепции распределения государственных денежных потоков. С 3 квартала 2008 по конец 2019 чистые государственные трансферты были минус 2.4%, а с 2013 по 2019, когда экономическая ситуация немного стабилизировалась данное соотношение опустилось до минус 3.4%.

Т.е. если за 60 лет до 2008 общество жило и развивалось, отдавая государству под 9% доходов чистыми, то с 2009 по 2019 стало 2.4%, а с 2013 по 2019 3.4%. Соответственно, по крайней мере, 6% доходов ежегодно субсидировалось государством в контексте исторического бэкграунда устойчивой фискальной политики. Именно поэтому с 2008 года дефицит бюджета и как следствие гос.долг рванул вверх. Много ли это или мало 6% дохода? За этот период средний уровень сбережений равнялся 7%, таким образом, государство фактически субсидировало все приращение капитала (вложения в депозиты, кэш, облигации, акции и так далее), которое было с 2009 по 2020 год. Либо же, если взять средние величины, то при 3-4% норме сбережений, реальный спрос был бы меньше на 3% ежегодно, а это уже совершенно другая экономика.

Поэтому, формализуя определение «новой нормальности», это ситуация, при которой все приращение капитала и избыточный спрос субсидируется за счет государства. Но что произошло в 2020?

Вот в 2020 произошла терминальная версия фискальной и монетарной пидерсии! Речь не идет просто о закрытии кассовых разрывов, речь идет о закрытии всех кассовых разрывов и выпадающих доходов и еще дважды этот разрыв в подарок. Например, вы потеряли 100 тыс дохода во время карантина? Нет проблем, государство дает вам 100 тыс и еще 200 тыс в подарок! Эту схему я описывал еще в апреле, когда не было ни данных, ни конечного понимания сколько и что распределят, однако используя свои источники и накопленный опыт, мне уже а марте-апреле было все понятно и данные концепции я публиковал здесь.

Почти 12% стали чистые государственные трансферты во втором квартале 2020. С июня 2009 по декабрь 2010 чистые государственные трансферты были в положительной зоне, т.е. государство отдавало больше, чем забирало – это ответная мера на кризис 2009. Но в среднем на 0.5% Сейчас фискальный стимул в 20 раз (!) мощнее!
Хм, в 20 раз мощнее, так может в 1930х было нечто подобное? А вот и нет!

В ответ на Великую депрессию государство субсидировало население на 1.5% от доходов чистыми. Значит сейчас в 8 раз мощнее, чем в 30е года!

Объем выплат стал настолько чудовищным, что реальные располагаемые доходы на душу населения выросли на рекордную величину за всю историю существования США! За квартал точно. Реальные (с учетом инфляции) располагаемые доходы на душу населения учитывают изменения численности населения, поэтому сравнение с прошлыми периодами корректно. Располагаемые – это после выплаты всех налогов и сборов. Однако, реально намного больше, чем 10%.

Дело в том, что государство перенесло выплаты многих налогов. Были начисления, но не было фактических выплат. Эти 10% официального роста с начислениями налогов, но с учетом доступных средств речь идет не менее, чем о 15 или даже 17% роста реальных доходов за год на душу населения.

Как результат норма сбережений стала максимальной с 1946 года

Кризис в своей основе предполагает страдания, когда количество тех, кто теряет доходы значительно превышает тех, кто получает доходы. Это было в 30е года, когда с 1929 по 1934 реальные доходы на душу населения упали на 26%, в кризис 2008-2010 доходы практически не упали (символические 2%), а сейчас они растут так, как никогда раньше. Сейчас в США практически нет никого, кто в 2020 потерял в доходах. По факту, доходы выросли у всех и не важно – бомж, предприниматель или бангстер с Wall St. Причем разница от всех предыдущих кризисов в том, что если ранее кэш эшелонами выгребали бангстеры, то сейчас и бангстеры, и бомжи! )) Настолько много отгружают, что аж до блевоты, организм просто не успевает усваивать столь аномальную интенсивность)

И собственно, почему это и есть кульминация? У этих долбанных ублюдков на самом деле мозг расплавился и крышу окончательно снесло. Если раньше американская экономическая и финансовая политика всегда, по умолчанию, была образцовой, на которой равнялся мир, по которой писали учебники и учились поколения. Это был эталон, как надо было строить государство, особенно с 1940 по 1970е, когда формировался тот остов современных США. Но сейчас эти истеричные обдолбанные наркоманы ставят текущую конъюнктуру в высший приоритет, в ущерб долгосрочной стабильности. Все, кто присутствовал в настоящем последние полгода обратили внимание на то, что выстраивание фискальной и монетарной политики идет в форварде эмоционального паттерна масс медия, который в свою очередь определяет финансовый и информационный истеблишмент. Ситуация, когда политикой рулят не стратеги, а обдолбанные спекулянты.

Когда Джером Пауэлл, как ошалевший носится по кабинету и едва ли не в соплях перед ТВ истерично рассказывал нам об очередном триллионе (каком по счету) в марте-апреле с обещаниями скупить все, что к полу не приколочено. И что самое страшное? Исполняет с точностью до триллиона. Сколько вам надо? 5, 10, 20, да может 200 триллионов? Да, берите сколько влезет! Вы можете представить подобное в эпоху Гринспена, где баланс за все время правления прибавил менее 200 млрд долл, а о мотивации низких ставок было сломлено столько копий и повержено столько научных оппонентов, что можно сбиться со счета. Да даже Бернанке жалкие 600 млрд в эпоху QE2 оправдывал несколько лет.

Когда Мнучин из Казначейства США не пропускал ни одного дня, чтобы не выступить перед открытием рынка с «ободряющим очередным триллионом» и что "все будет замечательно!"

Когда Трамп комментирует в Твиттере каждый тик на S&P500, как интрадейный лудоман и следовательно комментарии и решения строятся, исходя из рыночной конъюнктуры. Это забавно смотрится в дурдоме или в детской песочнице, но не в ситуации, когда на кону статус и жизнеспособность мощнейшей империи в истории человечества.

Мы отошли от ситуации взвешенных рассуждений геостратегов и научного подхода формирования экономической и монетарной политики к инфантильному щебету обдолбанных спекулянтов, которые хотят удержать пузырь любой ценой. Ситуация, когда вся политика государства выстраиваться ради удержания капитализации Apple и ей подобных около 2 трлн долл при цене «в базарный день» в три раза меньше или Теслу с ростом в 10 раз за год. Мы пришли в эпоху выраженной перверсии и культа разного рода отклонений, что позволяет называть и переваривать откровенно идиотскую и сумасшедшую политику. Еще 10 лет назад представить подобное было невозможно. Поколение политиков, воспитанное на консерватизме, аскетизме и научном классицизме очень осторожно отклонялось от сформированных поведенческих паттернов. Легендарный голубь Гринспен в наше время был бы железобетонным ястребом. Вдолбить в экономику СЕМЬ балансов ФРС уровня 2008 года всего за 4 месяца?! Не каждый такое провернет, но они смогли! При этом делать вид, что все отлично и будет продолжать в том же ритме далее. Кто там еще критиковал Гринспена за пару лет относительно низких ставок (даже не нулевых)? Всего несколько лет вертолетная политика была под строжайшем запретом даже на уровне обсуждения. Сейчас чемоданы отгружают любому бомжу.

Какую химию и в каком количестве они жрут? Что с ними не так? Вопрос не в антикризисных мерах – они допустимы и естественны. Вопрос в масштабе и позиционировании. Когда интрадейные тики по S&P500 ставят в один ряд с долгосрочной политикой империи – это ненормально. Когда вхерачивают субсидии и монетарные стимулы в 15-20 раз интенсивнее всего того, что было ранее – это ненормально! Еще в марте я был готов в полной мере перепрофилироваться на американский рынок и долларовые активы (просто потому, что у США несопоставимо больше стабилирующих демпферов и возможностей в сравнении с Россией), но прогрессирующий идиотизм внес свои коррективы, хотя и российские активы в целом достаточно токсичны особенно с не слишком вменяемым руководством Мосбиржи.

Надеюсь никто не удивлен росту серебра и золота? ))
В ближайшие две недели должны выйти предварительные данные по ВВП за 2 квартал для стран, формирующих не менее 80% мировой экономики. Статистика будет ужасающей, но какая цена COVID-ограничений в контексте экономической динамики за последние 15 лет?

По большинству стран экономическая блокада может стоить буквально десятки процентов ВВП в период ограничений. Но даже 10% это существенная величина. Например, период с 2014 по 2019 считается одним из лучших с точки зрения экономической динамики для крупных развитых стран за последние 20 лет, но даже в этих условиях накопленный рост не превышал 15%.

Экономика США за 6 лет (до первой реакции на блокаду в 1 квартале 2020) выросла на 15.4%, Великобритания и страны Еврозоны выросли на 11.4%, Япония в аутсайдерах с накопленным ростом на 4.8%. Россия, кстати, входит в число стран с самой худшей экономической динамикой за последние 6 лет.

Также у Россия с июня 2008 (последний предкризисный квартал предыдущего кризиса) один из худших показателей накопленного роста экономики. За 11.5 лет рост всего на 10.5%. Среди относительно крупных развивающихся стран хуже нет ни у кого. С развитыми странами сравнивать бессмысленно в виду принципиально иной базы расчета, т.к. для того, чтобы стать развитой страной по стандартам 2020 экономика России должна вырасти не менее, чем на 60% в реальном выражении при условии, что все остальные расти перестанут. И уже от базы +60% к текущему уровню можно «жонглировать» экономической динамикой в 5-10% за 10 лет, как у Японии или Еврозоны, но никак не от текущей базы.

Но что насчет экономической блокады?

Первичная реакция была в 1 квартале, но основной ущерб пришелся на вторую половину марта. И вот эта реакция.

Самый сильный ущерб в Испании, Италии, Франции и Аргентине. Экономика Франции, введя жесткие меры ближе к второй половине марта (1/6 от квартала), рухнула на 5% год к году.

Швеция единственная развитая страна в Европе, которая проигнорировала карантин и это позволило остаться в положительной динамике изменения годового ВВП, так же как и Корея. Интересно посмотреть, удалось ли им удержаться во втором квартале.

Но важно понимать, что падение на 10-15% год к году фактически уничтожит весь накопленный рост экономики большинства стран Западной Европы за 12 лет, но пока предварительные оценки сходятся к падению от 15 до 20% во втором квартале! Это однозначно сделает текущий кризис сильнейшим со Второй Мировой. Но главный вопрос заключается в пределе устойчивости. Каждая из стран имеет различный запас прочности, различную адаптационную способность, различное пространство и возможности для стимулирующих мер и уникальную структуру экономики, подверженную целому комплексу уязвимостей. Все это приведет к сильнейшему межстрановому ребалансу, что гарантировано вызовет политическую напряженность и структурные сдвиги в потоках капитала. Более того, неизвестно в какой точке экономика найдет новое равновесие, какой будет "новая нормальность", какие сформируются поведенческие паттерны?
Американский бизнес отчитывается самый первый и выборка по США наиболее репрезентативная и широкая. Минус 45% - примерно столько дифференциал ожиданий прибыли в июле за 2 квартал 2020 относительно февраля 2020. Минус 31% за 3 квартал 2020 и минус 24% за 4 квартал. Иначе говоря, прибыль рухнула почти в половину относительно того, какую прибыль на второй квартал оценивали в феврале 2020.

На графике показано, как рынок изменял оценку прибыли с 1 по 4 квартал 2020 за последний год.

За последние 15 лет было только два года (2011 и 2018), когда прибыль по факту оказалась выше уровня изначального прогноза. Рынок формирует ожидания за 5 кварталов, т.е. прогнозы по прибыли за 2020 начали формироваться в начале 4 квартала 2018. Практически всегда, рыночные оценки неадекватные, т.к. учитывают будущее лучше, чем оно есть на самом деле. И это демонстрирует следующий график.

Здесь показана выручка и чистая прибыль на акцию для компаний из S&P500. Сейчас оценки прибыли на 2020 рухнули до показателей 2015-2016 годов (с учетом акций в обращений). В денежном выражении прибыль заметно ниже 2014, т.к. за последние 5-6 лет было существенное сокращений акций в свободном обращений из-за усиленного байбека

Выручка рухнула примерно на 12% - это сильнейшее снижение с 2009 года.

В 2019 году рынок оценивал рост прибыли в 2020 году (по итогам всего года) на уровне 9-10% относительно 2019. Сейчас предполагается, что падение составит 23% к 2019 по годовой операционной прибыли.

Фактические данные по операционной прибыли с 1986 по 2020 года показывают, что реакция на ограничения в 1 квартале была слабо выраженная. Весь эффект предсказуемо сосредоточился во втором квартале. Синяя линия на графике должна упасть к 120 во втором квартале. Падение сильное, но накопленный запас прочности достаточно высок и даже с такими чудовищными ограничительными мерами, прибыль на уровне 2014-2016 годов.

По факту выручка в 1 квартале снизилась на 2.4% год к году в денежном выражении и на 1.8% с учетом акций в свободном обращении. Во втором квартале выручка должна рухнуть не менее, чем на 12% год к году. Но скорее всего ближе к 15-17%

Операционная прибыль сократится минимум на 40%, но негативные сюрпризы неизбежны, поэтому по факту будет ближе к минус 50%

Все это привело, что по текущим оценкам P/S превысил 2.3 для S&P500.

Так дорого рынок не был вообще никогда! Прошлый максимум 2000 года был 2.25 и столько же было в феврале 2020 на вершине мега пузыря. Проблема в том, что данные по выручке в оценке P/S запоздалые и не учитывают в полной мере обвал 2 квартала, поэтому взлет до 2.7-2.8 неизбежен.

P/E достигает галактических величин и опять, оценка прибыли пока на оптимистическом уровне (из расчета V-образного восстановления), в реальности может быть хуже, а следовательно и коэффициент выше. Ну по сути, по текущему состоянию речь идет об удвоении мультипликатора относительно февраля 2020 (ближе к 32-34).

Диагноз рынка: терминальная фаза охеревания с тотальной утратой связи с реальностью.
Плюс 6 трлн долларов от ЦБ развитых стран создают хорошие условия для рекордной прибыли распределителей этих 6 трлн. Инсайдеры и маркетмейкеры на коне. Первичные дилеры, как и следовало ожидать, в лучшем состоянии, чем когда-либо. JPMorgan, Goldman Sachs и Morgan Stanley фиксирует рекордную выручку за 2 квартал, большую часть из прироста они зафиксировали на рыночных операциях и комиссиях за торговую активность. Ровно это и было в 2009 году – обладая инсайдом с безграничным и бесплатным доступом к центральной ликвидности, не так уж сложно выкупать весь рыночный провал, удержать позиции в лонг-сквизе и постепенно продавать все на росте. Задача для идиотов. Goldman Sachs и Morgan Stanley неплохо с этим справляются, но по другому и быть не могло. Все, как обычно, ничего не меняется в этом мире! )

В целом, 1 и 2 квартал в условиях жесточайших макроэкономических ограничений и рыночной волатильности выдался хорошим для всех ключевых американских банков. Хуже всех те, кто в меньшей степени присутствует на открытом рынке и больше занят реальной экономикой – это Wells Fargo. Все остальные смотрятся неплохо, подключенные в той или иной степени к финансовой матрице и стероидно-героиновому дурдому.

Примерно схожий паттерн был в 2009. Тогда также выручка у банков росла, правда для JPMorgan, Wells Fargo и Bank of America рост выручки был обусловлен операциями слияния и поглощения с присоединением в свою орбиту других банков.

Чистый процентный доход (процентные доходы минус процентные расходы банков) рос на траектории повышения ключевой ставки ФРС (с 2015 по 2018) и снижается на траектории понижения ставки. Т.е. для банков рост ставки выгоден.

Непроцентный доход (включает в себя доходы от любых видов комиссий, инвестбанкинга и торговых операций) вырос до наибольших уровней за 10 лет во многом за счет JPMorgan, который в свою очередь получил миллиарды долларов на распределении QEшных денег.

А вот резервы на списания по кредитам стремительно растут. У JPM, WFC и USB расходы на резервы по кредитным списаниям на рекордном уровне.

В совокупности по банкам расходы на резервы по кредитным списаниям достигли 35 млрд долл за квартал – это близко к 2009 году с 40 млрд за квартал.

Это и стало причиной падения чистой прибыли до десятилетних минимумов. В прошлый кризис слабым звеном были Citi и Bank of America, а сейчас Wells Fargo, который больше сконцентрирован на кредитовании реального бизнеса и населения.

В 2020 году такая ерунда никому не интересна. Зачем кредитовать, когда Tesla под 2000, а Apple стремится к 2 трлн долл?! Финансовая матрица и всеобъемлющее безумие поглощает этот мир...
Настоящий ад происходит в фискальных балансах США. 2 трлн долл Казначейство США вдолбило в экономику за 2 квартал 2020 по балансу бюджета (разница между расходами и доходами). Это в 40 раз больше, чем уровень дефицита бюджета в 2019 (55 млрд). Следует понимать, что второй квартал в США имеет наибольший потенциал к профициту, т.к. с апреля по июнь происходит пик налоговых выплат (особенно корпоративных) при стабилизации расходов. За последние 30 лет 2 квартал был профицитным 18 раз.

Даже в кризис 2008-2010 разрыв по бюджету был относительно умеренным – около 300 млрд за второй квартал, в 2011-2012 чуть более 130 млрд дефицит, с 2013 по 2016 наблюдался профицит, а с 2017 по 2019 околонулевой дефицит. Т.е. второй квартал — это лучший период для федерального бюджета в году. Всегда, но не в 2020.

Расходы бюджета выросли в 2.5 раза до 2.66 трлн долл при падении совокупных доходов бюджета на 40%

Но за счет чего такой невероятный рост расходов?

Если сравнивать с 2019 годом, то разница в расходах составила 1.5 трлн. Из них 93.5% или более 1.4 трлн долл сосредоточено лишь в 4 направлениях – это коммерческие и потребительские кредиты, поддержка доходов населения главным образом через пособия по безработице, медицина и межбюджетные трансферты на стабилизацию бюджетов Штатов.

Расходы на медицину в совокупности (Health + Medicare) в мае-июне 2020 примерно в два раза ниже апреля 2020. В сравнении с 2019 эти расходы выросли на 60% (ранее это основная статья расходов). Межбюджетные трансферты были лишь в апреле и вернулись в исходное состояние. Социальные пособия и выплаты по безработице достигли пика в апреле 2020 и к июню этого года почти в два раза ниже апрельского уровня. Однако, за 2 квартал 2020 эта статья расходов почти в шесть раз выше нормы! Даже в июне при двукратном сокращении от апреля, выплаты были больше в семь раз уровня 2019! Что касается кредитов, то эти каналы распределения ликвидности начали работать только в июне и стали главной статьей расходов. Также более, чем в два раза выше нормы в июне стали расходы на образование, переподготовку кадров и социальные услуги. Выше нормы в 2.5 раза расходы на транспорт, куда вошли компенсации авиаотрасли. Но это в пределах точности счета относительно всех расходов бюджета.

По доходам провал обеспечили лишь две категории – это налоги на доходы населения, большая часть которых была отложена и корпоративные налоги, которые упали более, чем в 10 раз от уровней 2019.

2 трлн – насколько это много? Годовой дефицит бюджета никогда не превышал 1.5 трлн долл. В 2014-2016 он был на уровне 500 млрд в год, к 2020 вырос до 1 трлн в год. Сейчас 2 трлн за квартал в условиях, когда 2 квартал почти всегда был в профиците

США на полном серьезе поверили в свое бессмертие, неуязвимость, невероятную устойчивость в любых ситуациях и абсолютную исключительность. Это какой-то запредельный уровень безумия. За гранью законов мироздания, полный треш. Дефициты бюджета в текущих макроэкономических условиях допустимы, но не тогда, когда они превышают кратно любую фискальную реакцию до 2020.
Кто увеличил баланс центрального банка почти в 5 раз за 3 месяца? У кого произошла терминальная фаза монетарного оскотинивания? ФРС? Может Банк Англии? Нет – ЦБ Канады! За сотню лет до марта 2020 совокупная монетарная эмиссия регулятора составляла всего 90 млрд долларов (около 120 млрд кан.долл). За 3 месяца они создали «четыре себя» ))
Вот так это смотрится

За 4 месяца 10 ведущих ЦБ развитых стран, входящих в единый монетарный кластер, увеличили баланс на 6.1 трлн долл. Например, с момента образования центральных банков в современной формации до 2008 года (более, чем за сотню лет) эти 10 ведущих ЦБ создали «центральных» денег 4.8 трлн. Эти времена не так уж давно были. Менее 5 трлн за 100 лет, сейчас они вылупляют подобную сумму за 2.5 месяца! Еще для сопоставления масштаба запущенности – монетарная реакция в 2009-2010 году составила 2.7 трлн (от августа 2008 по декабрь 2008). Тогда это был пик. С декабря 2008 по май 2009 балансы мировых ЦБ снижались, а с мая 2009 пошел относительно плавный рост. Под плавностью понимается, что пик декабря 2008 был пройдет лишь в ноябре 2010, практически два года потребовалось. Но с тех пор за 10 лет было создано около 9 трлн долл денег сверх уровня декабря 2008.

Т.е. три ключевые цифры:
За 100 лет до 2008 было создано 4.8 трлн центральных денег.
Первичная реакция на кризис 2008 года составила 2.7 трлн долл за 4 месяца, а пик декабря 2008 не могли пройти два года.
С ноября 2010 по февраль 2020 было напечатано 9 трлн.
10 ведущих ЦБ, входящих в единый монетарный кластер, это ФРС, ЕЦБ, Банк Японии, Банк Англии, Швейцарский Нац.Банк, ЦБ Канады, ЦБ Австралии, ЦБ Швеции, ЦБ Дании и ЦБ Новой Зеландии.

И вот безумие 2020 уже составляет 6.1 трлн и конца этому не видно.
Декомпозиция совокупного баланса мировых ЦБ показывает, что 88% или 20.2 трлн приходится лишь на 3 ЦБ – ФРС, ЕЦБ и Банк Японии. Они почти равны между собой в долларовом выражении.

Принцип согласованной эмиссии заключается в том, что при агрессивном монетарном стимуле от одного из ведущих ЦБ должен последовать ответ от смежных или «дружеских» ЦБ, чтобы нейтрализовать валютные и денежные разрывы/дисбалансы. Другими словами, чтобы доллар не рухнул при 3 трлн за 3 месяца, ЕЦБ должен печатать схожими темпами.

Если от ФРС с начала марта по июль поступило почти 3 трлн, то от ЕЦБ около 1.9 трлн долл, Банк Японии 625 млрд, ЦБ Канады почти 300 млрд долл, от Банка Англии 270 млрд, остальные в совокупности 213 млрд.

В нац.валюте в относительном измерении наибольший импульс от ЦБ Канады +330%, второе место ФРС +70%, ЦБ Новой Зеландии +64%, ЦБ Австралии +53%, Банк Англии +39%, ЦБ Швеции +37%, ЕЦБ +33%, Банк Японии +11%

У кого еще остались сомнения об истинных причинах оверхая на фондовых рынках развитых странах? Но это продлится недолго. Во всех этих странах денежная масса устанавливает исторические рекорды роста, что на фоне остановленной экономики неизбежно отразится в инфляционном импульсе во втором полугодии 2020.
Операции РЕПО полностью закрыты. На 8 июля 2020 ни одного доллара не было взято первичными дилерами у ФРС через операции банковского кредитования под залог ценных бумаг. Впервые с середины сентября 2019.

А с чего бы им занимать под репо, блокировать активы, платить проценты, пусть и около нулевые, но все же проценты? Зачем, когда ФРС расшвыривает подарки во все стороны и скупает все, что к полу не приколочено?

Операции своп линии сокращены на 270 млрд с пиковых уровней конца мая.

Баланс ФРС сократился за месяц на 250 млрд, и кто-то может быть подумал о смене «ориентации», об обретении нового уровня вменяемости ФРС в попытке стабилизировать ситуацию и неуправляемый разгон баланса?

Конечно же нет! Ответ был дан выше. РЕПО и своп линии внесли основной вклад в сокращение баланса. Эти две категории сократились за месяц на 440 млрд долл

Кредиты финансовым и около финансовым структурам – всякие эти PDCF, MMLF, TAF, TSLF, MMIFF и TALF. Эти кредиты пользовались спросом в 2008 (тогда никто не знал об изобретении вечного двигателя), но логично, что не пользуются спросом теперь.

Кредиты и выкуп активов нефинансовых структур - Commercial Paper Funding Facility II, Corporate Credit Facility LLC, MS Facilities (Main Street Lending Program), Municipal Liquidity Facility и TALF II

Первые транши прошли в середины апреля, серьезные объемы только в конце мая, а к 8 июля совокупные операции по указанным операциям составили 118 млрд долл
Но основное приращение баланса идет через MBS и трежерис.

С 11 марта MBS было выкуплено на 550 млрд долл – это на 20% больше, чем все сокращение с января 2018 до февраля 2020

Более впечатляющий рывок по трежерис. С 11 марта плюс 1.7 трлн. Чтобы понимать масштаб – это больше, чем в совокупности ВСЕ программы QE (1-3) c 2009 по 2014 включительно!

Поэтому, если не учитывать своп линии, РЕПО и прочие виды банковского кредитования, баланс ФРС растет.

Меньшими темпами, чем в марте-апреле, но безумие продолжается, а значит инфляционные, валютные и долговые риски только нарастают.
Еще не было кризисов, при которых долговая экспансия разгонялась столь невероятными темпами. Одно из определений кризиса с точки зрения финансовых балансов – это условия, при которых ухудшается кредитоспособность заемщиков, которая в свою очередь обеспечивает, как дефляционные процессы, так и устойчивый делевередж. Сейчас все иначе.

В недавнем отчете Z1 от ФРС показана первая реакция на экономическую блокаду. Агрессивный разгон госдолга ожидаем – о запредельном дефиците бюджета и соответствующем объеме заимствований неоднократно говорилось. Но не только госдолг «взрывается», рекордными темпами растет и частный нефинансовый долг.
За 1 квартал корпоративные кредиты всем уровням бизнеса выросли на 600 млрд долл или почти 11%. Стоит отметить, что весь эффект кредитной экспансии пока сосредоточен во втором квартале, в первом лишь становились наизготовку и уже 11%.

За 70 лет квартальный прирост на сопоставимую величину в относительном измерении был только в конце 1967, однако до 4 квартала 1967 и после было снижение, поэтому если считать кумулятивный рост за 3 квартала (с июня 1967 по март 1968), то рост лишь на 5.5%. Сейчас все иначе. База роста выше и за 1 кварталом 2020 последует, как минимум еще один квартал с рекордным ростом.

Это обусловлено не инвестиционными планами бизнеса и не новой фазой роста экономики. Единственная причина – это гарантии правительства по кредитам. Это спровоцировало фин.сектор фактически полностью отказаться от стандартных процедур риск менеджмента в выдачи кредитов и выдавать их любому банкроту. Ровно это и говорилось в этом блоге в апреле. Вторым подтверждением данного тезиса (кредиты под гарантии правительства) является отсутствие долгового импульс в корпоративных облигациях, которые практически не выросли за квартал. Компании впервые за долгое время отказались от открытого рынка и перешли на кредитный рынок.

Такое нездоровое рвение обусловлено еще тем, что в 2020 и далее государству денег можно не возвращать. Это новый тренд, новая мода и новые стандарты. Все, что получили от правительства – считайте это подарком. Поэтому выгребают, как ненормальные. С точки зрения корпоративной бухгалтерии это не отражается в прибыли (через безвозвратные субсидии/дотации), но вероятно, будет отражено позже.

Общий долг нефинансового сектора США оценивается в 71 трлн долл! 44.9 трлн долл из которых на долговые ценные бумаги. Из них трежерис 19.5 трлн, муниципальные облигации 3.9 трлн, корпоративные векселя 0.6 трлн, корпоративные облигации 11 трлн. Кредитный рынок соответственно 26.1 трлн, из них 5.8 трлн корпоративные кредиты, 4.1 трлн потребительские кредиты, 16.1 трлн ипотечные кредиты и коммерческая ипотека.




Рост нефинансового долга к ВВП показал первый серьезный импульс с 2007. Учитывая падение ВВП и неизбежные рекорды во втором квартале (особенно по госдолгам) отношение долг к ВВП гарантированно покажет максимальные значения в истории. Но если раньше подобный импульс занимал около трех лет, то сейчас управились за 2 квартала!


Не так уж много сомнений, что к концу 2020 нас ожидает нечто красочное и грандиозное! ))
Два к одному. США выдают два доллара подарков на каждый потерянный доллар дохода. Это первый «кризис» в истории США, который выражается в беспрецедентном росте доходов практически по всему спектру домохозяйств. Ваши доходы семьи упали на 3 тыс долл в месяц? Не проблема - берите сразу 6 тыс, не жалко!))

Кризис в классическом определении предполагает утрату платежеспособности (в связи с потерей доходов) и подавленный конечный спрос, что вынуждает бизнес сокращать издержки и увольнять персонал. Но сейчас иначе. В США никто не потерял в доходах, наоборот, доходов стало на рекордную величину больше так, как не было никогда. Любой бомж и "банкрот" чемоданами выносит кэш госсубсидий.

Чем прошлый кризис отличался от текущего? Раньше кризисы приводили к оптимизации производственных, отраслевых цепочек, росту эффективности и производительности. В условиях борьбы за потребителя выживали сильнейшие, кто мог предложить лучшее соотношение издержек и конкурентоспособности. Сейчас ровно наоборот. Треш и мусор множат в геометрической прогрессии с полной утратой обратных связей, разрушением капиталистического механизма и демотивацией к труду. Только полный идиот пойдёт обратно на работу, когда пособия приносят больше (!) , чем сама работа. Первый постэффект высоких субсидий мы видим по погромам в США, которые стали следствием затяжного безделья, приправленного фантастическими подарками «свыше»

Какой-нибудь клерк низшего звена или работник сферы услуг в сегменте массового обслуживания с доходом в 2.5 тыс долл в месяц, например, в Калифорнии получает свыше 3600 долл пособий, во Флориде не менее 3500 долл в месяц, в Мичигане более 3700 и так далее. Т.е. каждый низкооплачиваемый безработный и тот, кто получил неоплачиваемый отпуск получает в среднем в 1.5 раза БОЛЬШЕ, чем в период работы! Чем меньше доход – тем больше разрыв. Работники с доходами ниже 2 тыс долл в месяц получают удвоенные пособия от прошлого дохода! Конечно же, это мощнейший запал для социальной деструкции!

Все это может показаться полным безумием, так просто не может быть, это же бред какой то? Сатиристический пример с ресторатором Джоном, который вынес чемоданы кэша с коэффициентом 3 к 1 оказался пророческим!

На самом деле подобные проводки подтверждаются, как данными Казначейства, смежными статистическими данными, так и прочими службами, типа BEA и BLS.

Для того, чтобы удвоить чистые социальные трансферты (пенсии, пособии, дотации, субсидии, государственные гранты и так далее МИНУС взносы на соц.страховку) в реальном выражении на душу населения к февралю 2020 потребовалось 15 лет. Основное изменение произошло в кризис 2008-2009. В 2005 году для удвоения потребовалось еще 15-16 лет, а в 1990 году на это также нужно было 15 лет и столько же ранее. Т.е. на протяжении 65 лет каждые 15 лет чистые социальные трансферты удваиваются в реальном выражении на душу населения. Сейчас они почти УТРОИЛИСЬ всего за ДВА МЕСЯЦА! Повторюсь, речь идет о чистых социальных трансфертах (возврат населению минус то, что собрали с населения на соц.страховку) с учетом изменения цен и количества населения.

В структуре доходов домохозяйств есть всего 5 категорий в классификации BEA – это доходы от заработной платы и перечисленные с нее взносы от работодателя, доходы от предпринимательской деятельности, доходы от аренды, от собственности (проценты + дивиденды) и социальные трансферты.

Так вот, доходы от заработной платы соcтавляли в нормальных условиях 62% в структуре совокупных доходов, от предпринимательской деятельности 9.3%, от аренды 4.2%, доходы от собственности 15.8%, а чистые соц.трансферты лишь 9.5%. Все вместе 100% Сейчас вышло так: 50.7% / 6.9% / 3.9% / 14.3%, а чистые социальные трансферты 24.3%!

Чистый, рафинированный капитализм в США был до 2007 года, когда чистые социальные трансферты не превышали 6% от совокупных доходов, а большую часть времени находились в диапазоне 3-5%. После кризиса 2008 пропорция сместилась в пользу чистых социальных трансфертов почти в два раза до 9-10%. Сейчас четверть!

К февралю 2020 года заработная плата упала на 10.7%, но это меньше, чем количество тех, кто был уволен и тех, кто перешел в неоплачиваемый отпуск. Рабочая сила сократилась более, чем на 14%, это значит – все прочие работники интегрально сохранили уровень заработной платы.

Доходы от предпринимательской деятельности упали почти на 20%, доходы от дивидендов и процентов снизились почти на 2% по номиналу, а доходы от аренды не изменились.

Это данные за апрель 2020, здесь не учитывается просроченная аренда и прочие отложенные арендные выплаты, так же стоит заметить, что эффект от падения дивидендов и процентных доходов будет заметен только во второй половине года из-за специфики распределения подобных платежей и некоторого естественного лага средневзвешенных показателей.

Чистые социальные трансферты выросли на 176% за 2 месяца и компенсировали в полной мере выпадения всех прочих видов доходов. Другими словами, заработная плата + предпринимательская деятельность + доходы от аренды + доходы от собственности сократились на 1.6 трлн за 2 месяца в годовом выражении, а чистые социальные трансферты выросли на 3.2 трлн! Данные в годовом выражении. Поэтому, коэффициент 2 к 1 это уже не сатира и анекдоты, это факт.

Все это привело к беспрецедентным сбережениям, которые достигли трети от доходов.

Как результат, рекордный рост в апреле 2020 реальных совокупных доходов на душу населения за весь период наблюдения!


Никогда и ничего подобного в США не было, это абсолютное безумие! Все это создает не только чудовищные инфляционные риски во втором полугодии, но и разрушает саму основу капитализма в США, создавая неразрешимые долгосрочные проблемы в виде падения производительности труда и социальной дестабилизации. Ситуация, когда ошалевшие негры настолько озвереют от богоизбранного статуса и пособий в 200% от прошлой зарплаты, чем с одной стороны создадут зависимость от этих пособий и катализируют деконструкцию рынка труда с устойчивым выводом несколько миллионов демотивированнной рабочей силы.
В США проходят соревнования по скорости падения на колени к неграм с генерацией трогательной речи о прощении за «грехи», которые они совершали перед теми, кто не имеет никакого отношения к событиям рабовладения почти двухвековой давности. Этот омерзительный и унизительный флешмоб имеет всепоглощающую природу, охватывающий практически все штаты и все слои общества – от простых клерков до высших должностных лиц, представителей бизнеса, адвокатов и политиков. Не далее, как вчера мэр Миннеаполиса Джейкоб Фрай низверг всю свою гордость к нулю и рухнул на колени перед толпой с пронзительной речью о прощении за все! Примерно в таком же стиле ведут себя начальники-полицейские в главном департаменте полиции едва ли не четверти от всех штатов и свыше, чем в половине штатов были идентифицированы случаи мольбы о прощении перед протестующими среди рядовых полицейских.

Случаются и такие удивительные моменты, как публичное мытье ног и вероятно, вскоре и задниц негров со стороны белых. Чтобы довести весь этот идиотизм к кульминации и полному абсурду, уже скоро должны ввести тренд на отсасывание черных болтов с онлайн трекингом – сколько километров негритянских херов было поглощено ртами белых пораженцев! Новые времена, новые социальные тренды, новые нравы, а вы как хотели?

Редактор «Нью-Йорк Таймс» Джеймс Беннет, подал в отставку за статью в газете одного из сенаторов, который призывал к силовому подавлению протестов в соответствии с законом о восстании 1807 года. Стэн Вишновски, ведущий редактор The Philadelphia Inquirer, подал в отставку в субботу после собственной статьи с критикой поджогов и погромов. Это лишь два примера из нескольких десятков за последние 10 дней. Любой автор или редактор практически в любом информационном издании в США, который выступает с жесткой критикой протестующий или призывает к силовому воздействию на бандитов и погромщиков – практически гарантированно покидает СМИ с черной меткой.

1200 экспертов в области общественного здравоохранения подписали открытое письмо, в котором утверждается, что следует поощрять массовые митинги Black Lives Matter, поскольку «превосходство белых» представляет большую угрозу для здоровья, чем COVID-19.

Крупные американские социальные сети накладывают цензуру на любые призывы к подавлению бунтов и накладывают метки с понижающим коэффициентом на продвижение контента на любые критикующие статьи и сообщения. Большая часть крупного бизнеса, особенно среди информационных компаний и индустрии развлечений (компании из Голливуда, игровой и музыкальной индустрии) высказывают солидарность и поддержку с протестующими. За неделю были пожертвований на сотни миллионов долларов новому хайп движению BLM.

Протесты приобретают интернациональную формацию, охватывая другие страны и города. В первую очередь Лондон и Брюссель отметились. Политики, представители бизнеса на перегонки соревнуются в суммах пожертвований и «душераздирающих» речах о прощении за все, что было и есть! Мир сошел с ума?

Учитывая беспрецедентный медийный охват и поддержку среди политиков и бизнеса, есть определенный запрос среди американской элиты на данные события, но зачем? Одна из центральных причин заключается в том, что вырабатывается механизм по стравливанию протестной, бунтарской, деструктивной энергии под выдуманным предлогом, т.е. по ложному, искаженному поводу. Иначе говоря, системе необходимо выпустить пар, не разрушая центральный идеологический остов системы.

Концепция данного идеологического остова базируется на примате американских интересов над международными и формированию образа исключительной, лидирующей нации с представлением о «лучшем месте на Земле». Все это позволяло аккумулировать в США даже не международные капиталы (они сами сколько угодно напечатают), а интеллектуальный потенциал через миграцию лучших в мире мозгов. До тех пор, пока поддерживает образ исключительности и «рая на Земле», то медийный облик США достаточно привлекателен, чтобы формировать устойчивый тренд на трансграничный трансфер международного интеллектуального потенциала.

Проблемы неравенства и поляризации общества опять же решаются через концепцию исключительности и доминирования, когда создается представление, что в США по умолчанию лучшие условие и лучший потенциал, чем где бы то ни было. Соответственно внушается представление о том, что любые провалы есть результат собственной недоработки, некомпетентности, отсутствия навыков, знаний или целеустремленности. Архетип «истории успеха» предполагает, что социальные/карьерные лифты работают исключительно идеально и миллиардером может стать каждый, а то, что ты бомж есть следствие твоих проблем и ошибок. Эта логика справедливая и разумная, она снимает требования общества с государства, с системы. Принцип «любые проблемы = твоя ответственность» исключает социальный запрос на перестройку системы, а следовательно, закрывает проблемы неравенства, несправедливости и несовершенства системы.

Все это работает до тех пор, пока работает центральный идеологический остов об исключительной американской нации, полном и неоспоримом господстве и справедливости системы. Пока большинство в этом убеждены – проблем нет никаких и быть не может, потому что «любые проблемы = твоя ответственность», а система по умолчанию идеальная. Но экзистенциальный кризис среднего класса в полный рост, когда накопленный разрыв между богатыми и бедными все нарастает, социальные противоречия множатся на фоне распухающих и усиливающихся международных конкурентов. Все это актуализирует скрытую тревогу, которую общество не в силах вербализовать.

В США есть 5% населения, которые за последние 25-30 лет сказочно разбогатели и объективно создали вокруг себя райские условия – это все те, кто удерживает свыше 90% от капитализации американского фондового рынка и основные финансовые активы. Но большая часть населения в США либо в фазе затяжной стагнации по реальным располагаем доходам, либо теряют доходы из-за роста трех важнейших статей расходов (покупательской способности) – медицины, образования и жилья, которую отжирают практически весь доход.

При этом политическое и технологическое господство США уже не столь однозначно и ультимативно, как в 90-е года 20 века. На фоне экспансии азиатских стран и в особенности Китая, США все больше утрачивают позиции в технологиях и инновациях, а это именно то, что сейчас и определяет экономическое господство. Американское общество подсознательно это ощущает, так сказать, нутром, подкоркой сознания, но интеллектуального потенциала (особенно в массах) не хватает, чтобы все это сформулировать.

Плюс к этому, как я уже писал в прошлой статье, ментально американское общество презирает друг друга, т.к. оно слишком разнородно, дифференцированно с альтернативным культурным кодом и традициями. Что может связывать латиноса и негра? Да ничего, у них разная история, культура, модель поведения, разное взаимодействие в обществе, разные привычки, вкусы, предпочтения, разные ценности, идеологические установки, представления о правде и так далее. Ничего общего, очень мало точек соприкосновения, кроме той самой центральной идеологической концепции, а толерантность выступает скрытым механизмом подавления всепроникающей глубинной агрессии и ненависти.

Искусственно навязанные перверсии целенаправленно искажают актуальную повестку дня, т.е своеобразно производят расфокусировку с подлинных проблем и смыслов на выдуманные. Подменная реальность. Примерно в этой же логике происходит медийная поддержка протестов. Все это наложилось на эффект затяжного безделья и беспрецедентных госсубсидий, т.е. все это бешенство от того, что осатанели от безделья и щедрых субсидий.

Центральный идеологический остов США не может быть оспорен – это догматическая установка. США – лидеры, гегемон с полным господством над всеми и лучшая система для раскрытия возможностей. Кристаллизация смыслов по оспариванию этой догматической установки сама по себе преступна. Лидерство и превосходство не оспаривается. Именно поэтому любая форма протестов изначально направляется по ложному пути - лишь для того, чтобы не актуализировать запрос общества на пересмотр архитектуры системы.

Вот почему США и связанные с ними иностранная агентура настолько эффективно раскручивает общемировой хайп, чтобы показать – протесты не внутренняя проблема в США, а международная проблема борцов за справедливость и равноправие. Очередной бред сумасшедших. Но именно степень бредовости ситуации есть гарантия того, что флешмоб приведет к забвению и парализации сознания и мыслительных процессов, ведь любая попытка на конструктив актуализирует аналитическое детектирование/подсвечивание актуальной повестки. Иначе говоря, американская элита пытается показать, что архитектура системы здорова, как никогда, а все, что происходит является лишь незначительной, локальной ошибкой системы. Но при этом, это не отменяет того, что определенный политический фланг в США (демократы) пытаются, как серфингисты прокатиться на этой волне, чтобы подавить своих политических конкурентов, тем более выборы близки.

Второй важный момент заключается в том, что искусственное раскручиваемое коронавирусное надувательство создает условия под легализацию инструментария и механизмов по отмене прав и свобод в обществе с неприкосновенностью частной жизни. Правительства, как никогда ранее, под предлогом борьбы с вирусом, получают ресурсы и инструменты для контроля за обществом с тотальной телеметрией всей частной и общественной активности. Причем люди сами предоставляют эти данные. Если раньше подобный контроль был немыслим, то в 2020 он стал реальностью и дефакто с полным одобрением общества. Как говорится, вирус уйдет, а цифровой концлагерь останется! Но они могут пойти дальше. Систематические погромы, мародерства и разрушения от бандитов, отморозков и гопствующих ублюдков создают определенные условиях под общественный запрос на силовую диктатуру с требованиями навести порядок. В этом смысле общество получает не только тоталитарный цифровой контроль, но и некий прототип полицейского государства. Получается абсурдно - протесты за снижение полицейского влияния, а на деле можем получить усиление!