Провал танковых атак 114-й танковой бригады 6 и 8 июня 1942 г.

После провала всех пехотных атак на Щуровку штаб 81-й стрелковой дивизии принял решение ввести в бой и танки 114-й танковой бригады. Всего к утру 6 июня 1942 г., согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, 114-я танковая бригада насчитывала 10 исправных танков (3 М3с, 2 М3л, 5 Т-60) [19]. В ночь на 6 июня своим боевым распоряжением № 112 командир 81-й дивизии полковник Пименов поставил командиру 114-й танковой бригады задачу: выдвинуть свои танки в район обороны 323-го стрелкового полка и приспособить их как огневые точки [25].

Боевые действия возобновились с рассвета 6 июня, когда 1-й горной дивизией на ее левом фланге были отбиты новые советские атаки на Щуровку, включая очередную атаку 304-й стрелковой дивизии на Щуровку из-за Северского Донца, а на правом фланге отбиты действия разведгрупп 202-го стрелкового полка из Чепеля [4, F. 124].

Гораздо позже от высоты 173,4 в западном направлении против позиций 2-го батальона 98-го пехотного полка на высоте с 2 курганами выдвинулись танки 114-й танковой бригады в сопровождении примерно 30 пехотинцев. В журнале боевых действий 1-й горной дивизии и обеденном донесении этой дивизии от 6 июня число танков названо как 5 штук, но в донесениях подразделений 1-й горной дивизии говорится только о 3 легких танках. Огнем немецкой артиллерии в 9.30 их движение вперед было остановлено и обращено вспять [4, F. 124]; [24]; [26]. Судя по малочисленности сопровождавшей пехоты, скорее всего, это не была полноценная атака, и танки 114-й ТБр выдвигались для занятия обороны на участке 323-го стрелкового полка. Не добившись этого ввиду открытой, хорошо просматриваемой со стороны противника местности, танки в итоге отклонились от высоты 173,4 к северу и укрылись в роще у села Жуковка. После их прибытия в 11.30 53-й стрелковый полк силами до батальона пехоты вновь атаковал из района Жуковки на Щуровку. Танки поддерживали его наступление пушечным огнем с места из той самой рощи у Жуковки. Всего немцы насчитали в роще 4 танка. Атаки на Щуровку продолжались несколько часов, но сломить сопротивление усиленной 2-й роты 98-го пехотного полка в Щуровке так и не удалось. К 13.05 шум боя здесь постепенно стих, а в 13.15 командир 98-го ПП полковник Пикер доложил наверх, что атака на Щуровку отражена, основные силы советской пехоты отходят обратно в Жуковку, а танки остаются на южной опушке рощи у Жуковки [4, F. 124, 126]; [24].

Час спустя, в 14.20 немцы отбили новую атаку 53-го стрелкового полка из Жуковки на Щуровку, а незадолго до этого в 14.00 из штаба 98-го ПП доложили наверх, что юго-восточнее высоты 156,2 остался стоять подбитым 1 советский танк [4, F. 126]; [26]. Скорее всего, именно об этом танке отчитался в 16.00 в своей оперативной сводке штаб 81-й СД: «Во время боев за курганы, что вост. выс. 156,2, выведен из строя один танк Т-34» (прим. – впрочем, в составе 114-й танковой бригады в то время не было никаких танков Т-34). Из этой же оперативной сводки следует, что 114-й мотострелковый батальон в боях не участвовал и вместе с учебным батальоном 81-й СД оставался в обороне высоты 173,4. Впереди действовали одни только танки 114-й ТБр [28].

Новая атака пехоты 81-й СД при поддержке танков 114-й ТБр на позиции 2-го батальона 98-го ПП на высоте с 2 курганами состоялась, согласно журналу боевых действий 1-й горной дивизии, в 15.05, а согласно вечернему донесению той же дивизии, в 15.20. Всего немцы насчитали перед собой чуть больше роты пехоты и 5 танков, которые атаковали из Жуковки в юго-западном направлении. Уже в 15.30 атака эта была отбита огнем немецкой артиллерии. 3 из 5 танков было сожжено немцами, 4-й танк, скорее всего, был подбит, и экипаж оставил его, а 5-й танк своим ходом отошел обратно на исходные позиции [4, F. 126, 128]; [27].

По итогу боевых действий 6 июня штаб 81-й СД в 20.30 6 июня доложил наверх, что 53-й и 323-й стрелковые полки вышли на рубеж: овраг в южной части Щуровки – юго-восточные скаты высоты 112,7 – 100 метров западнее 2 курганов – восточная часть безымянной высоты в 1,5 км от южного озера [29]. При этом потери 81-й стрелковой дивизии 6 июня, по уточненным данным, составили 457 человек личного состава (119 – убитыми, 52 – пропавшими без вести, 286 – ранеными) [31].

Из этого числа известны имена немногих. Согласно ОБД «Мемориал», 6 июня погибли старший адъютант стрелкового батальона 53-го СП лейтенант Павел Григорьев, заместитель командира стрелковой роты 53-го СП младший лейтенант Петр Риппа, командир стрелкового взвода 53-го СП младший лейтенант Николай Колобаев, пропали без вести командир стрелковой роты 53-го СП лейтенант Михаил Перетятко, командиры взводов 53-го СП младшие лейтенанты Николай Беломыльцев, Хайрулла Рыскиев, попал в плен стрелок красноармеец Василий Мошнятский. Из числа пропавших без вести лейтенант Перетятко выжил и позже вернулся в Красную Армию [1].

Точные потери 114-й танковой бригады 6 июня не известны. Из документов 1-й горной дивизии следует, что было потеряно около 5 танков, в т.ч. 3 танка – сгоревшими, но эта информация с советской стороны не подтверждена. В именном списке безвозвратных потерь личного состава 114-й ТБр за 6 июня числится 2 умерших от ран (командир танка Т-60 319-го ТБ старший сержант Иосиф Медведев, механик-водитель 319-го ТБ сержант Геннадий Игнатьев). Возможно, это был экипаж одного танка Т-60 [1].

Также в 00.30 7 июня оборонявший Красную Гусаровку 1-й батальон 98-го пехотного полка отбил со стороны 304-й стрелковой дивизии новую попытку переправиться через Северский Донец по обе стороны от этого села [4, F. 128]. Общие потери 304-й дивизии во время этой попытки не известны. В ОБД «Мемориал» за 6 июня в безвозвратных потерях личного состава 304-й стрелковой дивизии в бою за Щуровку числится 32 человека:

25 убитых военнослужащих 812-го СП (комиссар роты младший политрук Петр Апарин, командир взвода лейтенант Канлибек Курманбеков, командиры отделений сержант Бардам Максадов, младшие сержанты Иван Кривоносов, Евгений Турилов, Дмитрий Шабулин, бронебойщик красноармеец Иван Арефьев, стрелки красноармейцы Сала Аитов, Мамагадзе Атурахмедов, Бига Балкизов, Николай Васин, Александр Зайцев, Мухабет Казанчев, Михаил Кезазешев, Физн Кодожупаев, Ваги Кумакев, Илья Локтев, Могвай Моцис, Татбай Саметов, Кринста Селиванов, Сахантнар Уначев, Кавдиш Утугунов, Корней Шевченко, Туапа Шерматов, Сале Юсупов);

7 пропавших без вести солдат 3-го батальона 809-го СП (красноармейцы Абаз Арбабов, Никифор Колесников, Ефим Лазуткин, Иван Любимов, Яков Тимошенко, Хасды Утюшен, Прокофий Шидовозов) [1].

Еще 19 человек составили безвозвратные потери в бою за Щуровку 7 июня:

9 человек погибло (командир отделения 812-го СП сержант Андрей Радионов, стрелки 812-го СП красноармейцы Алексей Горохов, Оган Убарьян, Хагизу Хажив, стрелки красноармейцы Бури Бабаев, Никита Жаткин, Нестор Кутаев, красноармейцы минометного батальона 809-го СП Григорий Красников, Федор Рязанцев);

3 человека умерло от ран (повар 812-го СП красноармеец Александр Беззубов, стрелок 809-го СП красноармеец Хайдор Абдуалаев, стрелок 812-го СП красноармеец Алексей Могилат);

7 человек из 809-го стрелкового полка пропало без вести (командир отделения 1-го батальона сержант Кадыр Мрадов, стрелки 1-го батальона красноармейцы Александр Бытков, Семен Грибов, Рахмамкул Джунусов, Тихон Черкасов, красноармейцы минометного батальона Александр Донцов, Николай Сотников) [1].



Днем 7 июня 53-й и 323-й стрелковые полки 81-й стрелковой дивизии продолжали вести боевые действия на участке: овраг в южной части Щуровки – северо-восточные и восточные скаты высоты 112,7 – 250 метров восточнее 2 курганов – безымянная высота в 1,5 км восточнее озер. В 15.00 7 июня огнем артиллерии и пехоты была отбита атака противника силою до роты пехоты при поддержке танков из района 2 озер в направлении 2 курганов [31]. Скорее всего, это была не атака, а переброска немецких подкреплений на занятную высоту.

Особой активностью эти боевые действия не отмечались, в атаки советская пехота не поднималась, а потому в журнале боевых действий и донесениях 1-й горной дивизии об этих боевых действиях 7 июня не сказано ни слова.

Из потерь 81-й стрелковой дивизии 7 июня известно лишь, что, согласно ОБД «Мемориал», в тот день погиб командир стрелкового взвода 53-го СП младший лейтенант Михаил Заблонский и пропал без вести комиссар роты 53-го СП младший политрук Иван Миюсов [1].

Общие потери 81-й стрелковой дивизии за 1-7 июня составили 797 человек личного состава (216 – убитыми, 62 – пропавшими без вести, 490 – ранеными, 29 – заболевшими и госпитализированными). Вследствие этих потерь к 18.00 7 июня численность личного состава дивизии уменьшилась до 7853 человек, в т.ч. 1323 человека личного состава насчитывал теперь 53-й стрелковый полк и 1480 человек личного состава – 323-й стрелковый полк [32].

Согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, в 23.00 7 июня 2-й батальон 812-го стрелкового полка 304-й стрелковой дивизии и 53-й стрелковый полк 81-й стрелковой дивизии перешли в новое наступление на Щуровку. Вероятно, тогда же выступил на высоту с 2 курганами и 323-й стрелковый полк [38]. Согласно журналу боевых действий и донесению 1-й горной дивизии от 8 июня, уже в 3.30 8 июня 2-м батальоном 98-го пехотного полка в районе высоты с 2 курганами была отбита первая атака силою 4 танков и примерно 70 пехотинцев, при этом немцами было подбито 2 танка. Чуть позже, в 5.00 была отбита атака силою примерно 100 пехотинцев из Жуковки на Щуровку [4, F. 128]; [34]. Штаб немецкого 79-го артполка отчитался, что танковая атака перед 2 курганами состоялась в 4.30, 4-я батарея артполка выпустила по атакующим 80 снарядов, но 2 танка были подбиты не полевой артиллерией, а огнем орудий ПТО. В донесении же 98-го пехотного полка говорится, что танковая атака состоялась только в 6.15, а в 10.00 после минометной подготовки около 100 пехотинцев атаковало 2-ю роту 98-го ПП в колхозе у Щуровки с юго-восточного направления. Заградительным огнем пехотинцы были остановлены, при этом немцы насчитали около 30 убитых [33].

Из документов 1-й горной дивизии следует, что утренние атаки 8 июня на Щуровку и высоту с 2 курганами оказались для 81-й стрелковой дивизии последними, после чего советское командование отказалось от дальнейших попыток восстановить прежнее положение дивизии. По окончании боевых действий к 12.00 8 июня оборона 81-й стрелковой дивизии проходила следующим образом: юго-восточная окраина Щуровки (1-й батальон 53-го СП) – юго-восточные скаты высоты 112,7 (2-й батальон 53-го СП) – 200 метров восточнее 2 курганов – безымянная высота восточнее озер (1-й батальон 323-го СП) – горизонталь 140 севернее Чепеля – Чепель – юго-восточные скаты высоты 169,5 – отметка 77,8 (3-й батальон 202-го СП). По данным штаба 81-й СД, один батальон 809-го стрелкового полка 304-й стрелковой дивизии занимал восточную окраину Щуровки [32]. В действительности, согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, это была лишь одна стрелковая рота 2-го батальона 812-го стрелкового полка, усиленная 2 орудиями ПТО, которая к 14.00 закрепилась в 200 метрах южнее Щуровки [39].

В ОБД «Мемориал» за 8 июня в безвозвратных потерях личного состава 304-й стрелковой дивизии в бою за Щуровку числится 33 убитых (командир взвода 812-го СП техник-интендант 2-го ранга Иван Бурдельный, командир отделения ПТР 3-й роты 809-го СП младший сержант Иван Федосеев, командиры отделений 812-го СП сержанты Хамра Булатов, Усман Жураев, Михаил Котляров, Сали Якубов, стрелки 812-го СП красноармейцы Федор Абазов, Канчерен Беслапаев, Курбан Галегов, Уган Джураев, Петр Долматов, Хабат Жанов, Абад Зашубаев, Умар Каландарев, Жентимир Каров, Журабов Кутабеков, Мухамед Корогугов, Александр Кутильма, Кансуд Сакуров, Тица Семенов, Николай Смирнов, Антон Торлопов, Фице Торчеков, Куржи Тхолегов, Минар Хакимов, Жафар Хампачев, Павел Цыценко, Мухтар Шаров, Белья Чертыв, Магуск Чулпанов, стрелки 3-го батальона 809-го СП красноармейцы Гулям Садыков, Ибрагим Хафизов, сапер 809-го СП красноармеец Василий Кравчук) [1].

Из числа безвозвратных потерь личного состава 81-й стрелковой дивизии за 8 июня известны имена немногих. Согласно ОБД «Мемориал», в тот день погибли командир стрелкового взвода 53-го СП младший лейтенант Тулеген Ергилеев, разведчик 58-й разведроты красноармеец Иван Потапов, умер от ран командир взвода связи 53-го СП младший лейтенант Петр Рязанов [1].

В именном списке безвозвратных потерь личного состава 114-й ТБр за 8 июня числится 7 убитых (командир взвода легких танков 319-го ТБ лейтенант Дмитрий Ожема, командиры танков старшина Семен Антонов, старший сержант Иосиф Прокофьев, младший сержант Константин Ефремов, механики-водители сержанты Дмитрий Бобенко, Александр Шестенко, младший сержант Игнат Жильцов). По всей видимости, это экипажи 3 танков Т-60, погибших в этом бою, а отсюда можно предположить, что 8 июня было потеряно не 2, а 3 танка 114-й ТБр [1].

Краткие итоги боевых действий

В ночь на 9 июня 1942 г., оставив 4 танка Т-60 в обороне 81-й стрелковой дивизии, 114-я танковая бригада убыла в новый район сосредоточения, расположившись в районе села Герасимовка к югу от города Валуйки [35]. По состоянию на 10 июня в бригаде в строю имелось 12 танков (4 М3с, 1 М3л, 7 Т-60) и 872 человека личного состава [36]. 9 июня из района Щуровки вернулся в расположение 304-й стрелковой дивизии ее 812-й стрелковый полк, после чего 81-я стрелковая дивизия осталась обороняться напротив 1-й горной дивизии без какой-либо танковой поддержки и пехотного усиления со стороны соседней 304-й дивизии [40].



Бои за Щуровку и высоту с 2 курганами к югу от нее продолжались с 3 по 8 июня 1942 г. Заняв Щуровку и высоты к югу от нее, немецкая 1-я горная дивизия не добилась сколь-нибудь существенного продвижения вперед, однако она выпрямила линию фронта и заняла более выгодные позиции на высотах к западу от деревень Жуковка и Галинова. Также в ходе взятия Щуровки была полностью уничтожена 7-я стрелковая рота 53-го стрелкового полка. Все последовавшие затем попытки 81-й и 304-й стрелковых дивизий силами 53-го, 323-го, 809-го и 812-го стрелковых полков при поддержке танков 114-й танковой бригады отбить обратно Щуровку и высоту с 2 курганами были полностью отражены 1-й горной дивизией, при этом все задействованные в этих боях советские части понесли большие потери в личном составе. Как уже упоминалось выше¸ потери 81-й стрелковой дивизии за 1-7 июня составили 797 человек личного состава, в т.ч. 278 – убитыми и пропавшими без вести. Участвовавшие в боях за Щуровку 809-й и 812-й стрелковые полки 304-й стрелковой дивизии за 5-8 июня, согласно ОБД «Мемориал», потеряли безвозвратно 149 человек личного состава (70 – убитыми, 75 – пропавшими без вести, 4 – умершими от ран). 114-я танковая бригада с 3 по 8 июня безвозвратно потеряла 11 человек личного состава (9 – убитыми, 2 – умершими от ран). Из документов 1-й горной дивизии следует, что в ходе боев было подбито около 10 танков 114-й ТБр (в т.ч. 3 танка сгорели). Скорее всего, все эти танки удалось эвакуировать в ремонт, а частью сразу же восстановить, вследствие чего 114-я танковая бригада не потеряла боеспособность и даже за счет отремонтированных машин к 10 июня выросла до 12 исправных танков. Потери самой 1-й горной дивизии в этих боях не известны, но т.к. немцы в основном находились в обороне, а территория так и осталась за ними, немецкие потери в этих боях представляются незначительными. Полностью сохранила свою боеспособность находившаяся на усилении дивизии батарея штурморудий, а находившийся позади нее отдельный танковый батальон Монтфорта даже ни разу не был введен в бой, т.к. все советские атаки (включая атаки танков 114-й ТБр) 1-й горной дивизии удалось отбить лишь собственными силами.

Ссылки

1. Сайт «http://www.obd-memorial.ru».

2. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 69. Оперативная сводка № 192 штаба 81-й стрелковой дивизии от 3 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

3. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 899, л. 69-76. Сведения о численном и боевом составе войск Юго-Западного фронта по состоянию на 5 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

4. NARA, T. 315, R. 53. Журнал боевых действий штаба 1-й горной дивизии (собственный перевод с немецкого).

5. NARA, T. 315, R. 53, F. 688-693. Боевой приказ штаба группы Кортцфлайша от 31 мая 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

6. NARA, T. 314, R. 485. Журнал боевых действий штаба 11-го армейского корпуса (собственный перевод с немецкого).

7. NARA, T. 315, R. 53, F. 717. Промежуточные донесения подразделений в штаб 1-й горной дивизии 3 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

8. NARA, T. 315, R. 53, F. 718. Промежуточное донесение штаба 1-й горной дивизии от 3 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

9. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 72. Боевое донесение № 15 штаба 81-й стрелковой дивизии от 3 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

10. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 75. Оперативная сводка № 193 штаба 81-й стрелковой дивизии от 4 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

11. ЦАМО, ф. 393, оп. 8973, д. 125. Журнал боевых действий войск 38-й армии за июнь 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

12. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 131, 132. Оперативная сводка № 307 штаба 38-й армии от 4 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

13. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 136-138. Оперативная сводка № 308 штаба 38-й армии от 4 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

14. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 23. Журнал боевых действий штаба 81-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

15. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 78. Оперативная сводка № 195 штаба 81-й стрелковой дивизии от 5 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

16. NARA, T. 315, R. 53, F. 727. Обеденное донесение штаба 1-й горной дивизии от 4 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

17. NARA, T. 315, R. 53, F. 728. Вечернее донесение штаба 1-й горной дивизии от 4 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

18. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 133-135. Оперативная сводка № 309 штаба 38-й армии от 5 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

19. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 190-192. Оперативная сводка № 312 штаба 38-й армии от 6 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

20. NARA, T. 315, R. 53, F. 743. Обеденное донесение штаба 1-й горной дивизии от 5 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

21. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 77. Оперативная сводка № 194 штаба 81-й стрелковой дивизии от 5 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

22. NARA, T. 315, R. 53, F. 745. Вечернее донесение штаба 1-й горной дивизии от 5 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

23. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 82. Оперативная сводка № 196 штаба 81-й стрелковой дивизии от 6 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

24. NARA, T. 315, R. 53, F. 755. Обеденное донесение штаба 1-й горной дивизии от 6 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

25. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 81. Боевое распоряжение № 112 штаба 81-й стрелковой дивизии от 6 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

26. NARA, T. 315, R. 53, F. 756. Обеденные донесения подразделений 1-й горной дивизии в штаб дивизии 6 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

27. NARA, T. 315, R. 53, F. 763. Вечернее донесение штаба 1-й горной дивизии от 6 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

28. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 86. Оперативная сводка № 197 штаба 81-й стрелковой дивизии от 6 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

29. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 87. Боевое донесение № 17 штаба 81-й стрелковой дивизии от 6 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

30. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 102. Оперативная сводка № 198 штаба 81-й стрелковой дивизии от 7 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

31. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 106. Оперативная сводка № 200 штаба 81-й стрелковой дивизии от 8 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

32. ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29, л. 104. Боевое донесение № 18 штаба 81-й стрелковой дивизии от 8 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

33. NARA, T. 315, R. 53, F. 784. Обеденные донесения подразделений 1-й горной дивизии в штаб дивизии 8 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

34. NARA, T. 315, R. 53, F. 786. Обеденное донесение штаба 1-й горной дивизии от 8 июня 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

35. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 255, 256. Оперативная сводка № 317 штаба 38-й армии от 9 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

36. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 920, л. 193-195. Бронетанковая сводка АБТУ ЮЗФ № 159 от 10 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

37. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 239, 240. Оперативная сводка № 313 штаба 38-й армии от 7 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

38. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 273, 274. Оперативная сводка № 315 штаба 38-й армии от 8 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

39. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 257, 258. Оперативная сводка № 316 штаба 38-й армии от 8 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

40. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 883, л. 315, 316. Оперативная сводка № 318 штаба 38-й армии от 9 июня 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

Предисловие

История Великой Отечественной войны состоит помимо известных или малоизвестных крупных битв из так называемых боев местного значения, большая часть которых никому не известна да и не интересна вовсе. Однако в ходе этих боев сторонами захватывалась или освобождалась территория с населенными пунктами, наносились поражения войсковым частям, гибли, получали ранения или попадали в плен тысячи и тысячи людей с обеих сторон, а также с обеих сторон появлялись свои герои и предатели. Историю этих боев следует описывать вне зависимости от того, интересны они или нет широкому читателю, т.к. это часть общей истории Великой Отечественной войны. Одними из боев местного значения стали бои за село Щуровка в начале июня 1942 г. между 81-й стрелковой дивизией с советской стороны и 1-й горной дивизией с немецкой стороны. Происходили эти бои в промежутке между Харьковским сражением 1942 года и операцией «Вильгельм» июня 1942 г., а потому, как водится, в этом случае оказались далеко на задворках истории. Я лично совершенно случайно наткнулся на эти бои, прослеживая боевой путь 114-й танковой бригады. Т.к. боевые действия начались за несколько дней до ввода этой бригады в бой, я решил описать условную Битву за Щуровку отдельно от работы над 114-й танковой бригадой. Выражаю благодарность А.В. Кислицыну за предоставленный ролик NARA, T. 315, R. 53 с документами 1-й горной дивизии. Без этих документов данная работа никогда бы не состоялась. Текст составлен в основном на базе документов 1-й горной дивизии, а также документов 81-й стрелковой дивизии и оперативных сводок штаба 38-й армии, выложенных на сайте «Память народа». Ни документов 809-го стрелкового полка 304-й стрелковой дивизии (который также участвовал в этих боях), ни документов 114-й танковой бригады за начало июня 1942 г. на данном сайте по сути своей и нет, поэтому многие детали этих боев и точные потери 114-й танковой бригады мне не известны. Сопоставление документов 1-й горной дивизии и 81-й стрелковой дивизии смогло мне дать лишь общую картину происходящих событий, которую я излагаю в этой работе.

Начало боевых действий, сдача Щуровки

После тяжелого для советской стороны Харьковского сражения и полного разгрома советских 6-й и 57-й армий к югу от села Савинцы у советской стороны на южном берегу реки Северский Донец остался обширный плацдарм, с которого в конце мая 1942 г. 242-я стрелковая дивизия 38-й армии (Юго-Западный фронт), усиленная 3-й, 15-й, 64-й и 114-й танковыми бригадами, больше недели безуспешно пыталась прорваться навстречу окруженным советским частям. В ночь на 1 июня 242-ю дивизию сменила переброшенная на плацдарм 30 мая 81-я стрелковая дивизия (командир – полковник Федор Пименов), а вместо 4 прежних танковых бригад на ее усилении осталась одна только 114-я танковая бригада (командир – майор Валентин Карпов).

В 1-м эшелоне в качестве так называемых передовых отрядов дивизии расположились 1-й батальон 323-го стрелкового полка и 3-й батальон 202-го стрелкового полка. 1-й батальон 323-го СП, усиленный 7-й стрелковой ротой 53-го стрелкового полка, встал на участке: западная окраина села Щуровка – высота 112,7 юго-западнее Щуровки – высота 156,2 – высоты между озерами и деревней Галинова (3,7 км юго-восточнее с. Щуровка); 3-й батальон 202-го СП – на участке: Чепель – восточные скаты высоты 169,5 к юго-западу от Чепеля – отметка 77,8 южнее Чепеля. Непосредственно на правом фланге в Щуровке занимала оборону одна только 7-я рота 53-го СП. Главные силы 81-й стрелковой дивизии в составе 4 батальонов 202-го и 323-го стрелковых полков расположились в обороне на наиболее узком участке дуги Северского Донца – на рубеже: высота 173,4 севернее Иванчуковки – Иванчуковка – высота 141,1 северо-западнее Ветровки – роща южнее этой высоты – (иск.) отметка 75,0 юго-восточнее Чепеля – Ветровка. Еще дальше в тылу на участке: высота 179,6 юго-западнее села Залиман – Залиман – Савинцы - занял оборону 53-й стрелковый полк. Поддерживавшая дивизию 114-я танковая бригада расположилась в районе Чепеля на левом фланге 81-й дивизии [2].

По состоянию на 5 июня 81-я стрелковая дивизия насчитывала 8413 человек личного состава, 28 полевых и 5 противотанковых орудий, а в 114-й танковой бригаде после майских боев оставалось 10 исправных танков [3]. Ни артиллерии усиления, ни установок «РС» в полосе обороны 81-й стрелковой дивизии не было.



Ранее противостоявшая правофланговым частям 242-й стрелковой дивизии, немецкая 14-я танковая дивизия в ночь на 31 мая была сменена 1-й горной дивизией, которая заняла оборону от высоты 169,5 к юго-западу от Чепеля до Северского Донца у Красной Гусаровки. На ее усиление 1 июня поступила отдельная опытная батарея из 4 новых штурмовых орудий StuG III Ausf. F с длинноствольными 75-мм орудиями, прикомандированная к 190-му батальону штурморудий (командир батареи – вахмистр Гройссант). Позади 1-й горной дивизии к югу от Гусаровки в резерве армейской группы Кортцфлайша расположился отдельный танковый батальон капитана Монтфорта [4, F. 107, 111]; [5]. Данный батальон был сформирован зимой 1941-1942 г. и состоял из 3 танковых рот 3 различных немецких танковых дивизий (прим. – 1-я рота 2-го танкового полка, 5-я рота 36-го танкового полка и 3-я рота 4-го танкового полка). Собственно капитан Монтфорт был командиром 1-го батальона 4-го танкового полка 13-й танковой дивизии. По состоянию на 30 мая батальон насчитывал 25 линейных и 2 командирских танка [6, F. 555].



Освоившись за 3 дня с обстановкой и новой для себя местностью, 3 июня 1-я горная дивизия приступила к активным боевым действиям. Утром (до 13.00) 79-й артиллерийский полк 1-й горной дивизии обнаружил и обстрелял в Чепеле 3 танка 114-й танковой бригады, которых немцы опознали как легкие. Танки были, по всей видимости, повреждены, после чего немцы наблюдали их буксировку в тыл на ремонт [7]; [8]. В именном списке безвозвратных потерь личного состава 114-й ТБр за 3 июня, кстати, числится погибшим механик-водитель 320-го танкового батальона сержант Евгений Васильков. Возможно, он находился в одном из этих подбитых танков [1].

Тем же утром разведгруппа левофлангового 98-го пехотного полка проникла на окраину Щуровки, в 12.45 заняла мельницу на западной окраине и захватила нескольких пленных [7]; [8]. Этот небольшой успех вдохновил командира 1-й горной дивизии генерал-майора Хуберта Ланца на овладение всей Щуровки с целью дальнейшего захвата высоты с 2 курганами к югу от Щуровки и выпрямления линии фронта. В 13.15 состоялся его разговор с командиром 98-го полка полковником Эгбертом Пикером с обсуждением положения и постановкой задач [4, F. 115].

Вслед затем в 16.00 усиленный взвод 1-го батальона 98-го ПП во главе с обер-лейтенантом Ханом выдвинулся из Красной Гусаровки вдоль Северского Донца и к 18.00 проник в Щуровку. В ходе последовавшего затем боя он занял западную половину села и оттеснил 7-ю роту 53-го СП на восточную окраину [4, F. 115]; [9]. Настолько легкий прорыв немцев в Щуровку был обусловлен тем, что командир 7-й роты не выставил никакого боевого охранения, и прорыв немцев в Щуровку оказался для советской роты совершенно неожиданным [11, л. 4]. Наращивая силы, 1-й батальон 98-го пехотного полка к 21.00 ввел в Щуровку целиком 2-ю роту, 2 взвода 1-й роты 98-го ПП, взвод 37-мм орудий ПТО и 1 50-мм орудие ПТО [4, F. 115, 116]. С советской стороны для восстановления прежнего положения в Щуровке из 323-го стрелкового полка были выделены сведенные в одну группу стрелковая рота, рота автоматчиков и взвод пешей разведки полка. Командиру передового отряда 323-го СП (1-й батальон 323-го СП) было приказано к утру 4 июня уничтожить противника на западной окраине Щуровки и восстановить прежнее положение полка [9]. Вслед затем в 24.00 занявшие Щуровку подразделения 1-го батальона 98-го ПП отбили первую контратаку со стороны 1-го батальона 323-го СП с южного направления [4, F. 116].

Постепенно в бой втягивались все новые и новые подразделения. В 3.00 4 июня к мельнице на западную окраину Щуровки вышло 3 немецких танка (прим. – надо полагать, в действительности это были 3 StuG III Ausf. F), которые открыли огонь по действовавшим у Щуровки подразделениям 1-го батальона 323-го СП, а артиллерия 81-й стрелковой дивизии открыла ответный огонь по танкам [12]. 10 минут спустя, в 3.10 перешли в наступление в восточном направлении ранее оборонявшиеся на высоте 156,2 2 взвода 7-й и 8-й рот 98-го пехотного полка и одновременно с ними ударили боевые группы 1-го батальона 99-го пехотного полка, которые ранее оборонялись вдоль балки южнее высоты 156,2. Уже к 3.55 ударные группы обоих полков достигли высоты с 2 курганами к югу от Щуровки и безымянных высот между озерами и деревней Галинова и заняли их, отбросив на восток пехоту 1-го батальона 323-го стрелкового полка [4, F. 116, 118].

Штаб 81-й СД в своей оперативной сводке так описал это ночное наступление противника: «В 3.00 4.6.42 противник возобновил наступление с направления Крас. Гусаровка силою до роты автоматчиков при поддержке 8 танков и мин. батареи, которая в основном вела мин. огонь по нашим минным полям, повел наступление на Щуровка и до двух рот из-за зап. скатов выс. 156,2 в направлении двух курганов 2 км вост. выс. 156,2 при поддержке тоже 8 танков повел наступление на два кургана вост. выс. 156,2. В овраге между двух безымянных озер противник ведет накапливание пехоты. В результате боя противник овладел зап. частью Щуровка и курганом вост. выс. 156,2. Огнем нашей артиллерии и минометов противник остановлен и окапывается» [10].

В оперативной сводке штаба 38-й армии от 4 июня приводится несколько иная версия: «Противник силою до батальона в 3.00 перешел в атаку и потеснил отряды прикрытия и БО 81 СД на юж. окр. Щуровка, овладел курганами вост. выс. 156,2, в этом же районе разминировал наше минное поле. С 8.00 в районе сев. выс. 136,9 появилось 4 танка противника, в 10.00 подошло еще 4 танка, замечено скопление пехоты в логу в районе озер, количество не установлено. Противник ведет интенсивный арт. мин. огонь по боевым порядкам наших частей. Из направлений Крас. Гусаровка, Волобуевка и роща зап. Протопоповка особенно сильный огонь ведет мин. батарея из района сев. озера». Т.е., исходя из версии штаба 38-й армии, немецкие танки (или штурмовые орудия) в наступлении и взятии высоты с курганами и безымянных высот западнее деревни Галинова участия не принимали, а все эти высоты были заняты одной только немецкой пехотой [13].

Развивая наступление, 1-й батальон 98-го пехотного полка в 14.00 завершил зачистку колхоза на южной окраине Щуровки от оставшихся здесь советских подразделений и перешел к обороне на достигнутом рубеже [16]. Полностью оставив Щуровку и высоту с курганами, 1-й батальон 323-го стрелкового полка правым флангом отступил на рубеж: Жуковка – 200 метров восточнее высоты с 2 курганами. 7-я рота 53-го СП во главе со своим командиром роты, согласно журналу боевых действий штаба 81-й СД, пропала без вести в этом бою. Вероятно, именно она и была добита немцами в 14.00 в колхозе на южной окраине Щуровки [14, л. 71, 72].

Также в оперативной сводке штаба 38-й армии упоминается, что «к 9.00 4.6 с Волобуевка к сев.-зап. окр. Чепель проникло до 200 автоматчиков противника (прим. – надо полагать, из состава 3-го батальона 99-го пехотного полка, который оборонялся между Волобуевкой и Чепелем). Огнем танков и минометов 202 СП было до 80 автоматчиков рассеяно, остальные залегли в овраге 1800 метров сев.-зап. Чепель» [19]. Это все упоминания об участии в боевых действиях 4 июня танков 114-й танковой бригады с советской стороны. Днем по одному танку было обнаружено немецкими артиллеристами и обстреляно ими на дорогах Чепель – Ветровка и Чепель – Галинова [16]. Согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, к исходу дня 114-я танковая бригада имела в строю как раз всего 2 танка из состава 319-го танкового батальона, которые находились на юго-восточной окраине Чепеля. Не имевший танков 320-й танковый батальон находился в тылу в районе села Кунье, где занимался боевой подготовкой личного состава. Мотострелковый батальон с батареей ПТО оставался в обороне в лесу у села Мосоров Байрак [18]. В именном списке безвозвратных потерь личного состава 114-й ТБр за 4 июня числится 1 погибший – командир орудия танка 319-го ТБ старший сержант Дмитрий Тимофеев. В документе сказано, что он погиб в бою в районе Чепеля [1].

Ночные и дневные бои за Щуровку 5 июня 1942 г.

После успешного ночного наступления к вечеру 4 июня 1942 г. новая линия обороны 1-й горной дивизии прошла на участке: высота 169,5 – отметка 86,2 западнее Чепеля – разветвление балки в 1,2 км севернее Чепеля и далее по высотам к западу от деревни Галинова до колхоза на южной окраине Щуровки [17].

Т.к. сил 1-го батальона 323-го стрелкового полка явно оказалось недостаточно для ликвидации противника в Щуровке и восстановления прежнего положения, командир 81-й стрелковой дивизии полковник Пименов с 8.00 4 июня выдвинул из своего резерва в направлении Щуровки 53-й стрелковый полк [14, л. 72]. Переправа через Северский Донец, а затем выдвижение 53-го полка на исходные позиции в рощу между Залиманом и Жуковкой проходила медленно и была обнаружена немецкой стороной только к 17.00 [4, F. 118]. Командир оборонявшейся за Северским Донцом 304-й стрелковой дивизии полковник Иван Хазов выделил для контрнаступления 3-й батальон 809-го стрелкового полка, который к этому времени оборонялся у села Ольховатка во 2-м эшелоне своего полка.

Наступление 81-й стрелковой дивизии, согласно оперативной сводке ее штаба, началось с 19.00. 53-й стрелковый полк (без 4-й стрелковой и 2-й минометной рот, а также одной батареи ПТО) атаковал на Щуровку и высоту 112,7 юго-западнее Щуровки, а 1-й батальон 323-го стрелкового полка атаковал со стороны деревни Галинова на высоту 156,2 [21]. К северу от них наносивший вспомогательный удар 3-й батальон 809-го СП в 20.00 на лодках и вброд форсировал Северский Донец [19].

В журнале боевых действий 1-й горной дивизии начало советского контрнаступления отмечено гораздо позже 19-20 часов. Согласно этому документу, сначала к 21.30 после 30-минутной артподготовки был атакован 1-м батальоном 323-го СП занявший высоту с 2 курганами 2-й батальон 98-го пехотного полка, а к 21.45 атакован в Щуровке с юго-востока и северо-запада 53-м стрелковым полком и 3-м батальоном 809-го СП 1-й батальон 98-го ПП [4, F. 118]. Наибольший успех сопутствовал батальону 809-го полка, т.к. противостоявшая ему 2-я рота 98-го ПП оборонялась в восточной части Щуровки, и западная часть села была полностью открыта для нападения. Переправившись через Северский Донец, батальон 809-го СП сначала к 22.05 прорвался в северную часть Щуровки, а к 22.45 занял западную часть села, обойдя 2-ю роту 98-го ПП с тыла. Пытаясь ликвидировать советский прорыв, командир 1-го батальона 98-го ПП капитан Бадер бросил в контратаку из Красной Гусаровки свои резервы, однако первые контратаки прорвавшемуся советскому батальону удалось отбить [4, F. 118, 120].

В ходе следующих контратак в 6.30 5 июня 1-й батальон 98-го ПП полностью восстановил свое положение на левом фланге и ликвидировал советский прорыв в Щуровку. При этом немцы насчитали в западной части Щуровки 40 убитых советских солдат и захватили 50 пленных [4, F. 121].



По предварительным данным командира 809-го стрелкового полка, 3-й батальон 809-го СП в том ночном бою потерял до 60 % своего состава и, выбитый немцами из Щуровки, к 8.20 5 июня был выведен обратно на исходные позиции [19]. Согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, батальон за ночь потерял конкретно 147 человек личного состава [37].

В ОБД «Мемориал» за 5 июня в безвозвратных потерях 809-го стрелкового полка числится 65 человек:

3 убитых (стрелки красноармейцы Сумбай Давтьян, Хабри Максудов, Базар Ташев);

1 умерший от ран (стрелок красноармеец Федор Чечнев);

61 пропавший без вести (комиссар роты младший политрук Василий Прохоренко, командир стрелкового взвода младший лейтенант Николай Назаренко, пом. ком. взвода старшина Алексей Матвеев, командиры отделений сержанты Джума Джураев, Алексей Корж, Степан Федоров, красноармеец Аким Куликов, стрелки красноармейцы Татарбек Азимов, Мулла Артыков, Зиа Ачилов, Михаил Балан, Анар Бупров, Джабар Бураев, Андрей Вожов, Василий Воскресенский, Сулабат Давьды, Яша Данельды, Семен Дорошенков, Евдоким Земцев, Ширно Ишназаров, Абдунабар Кадыров, Чапан Караев, Федор Колесник, Байназар Колондаров, Хатрей Команов, Александр Корпе, Егор Краснюк, Николай Лысачев, Иргаш Мамодышев, Григорий и Семен Новиковы, Сатар и Хаджи Нуровы, Степан Останчук, Иван Парамзин, Борис Плотник, Василий Промский, Яхе Рахимов, Шей Садыков, Александр Сапаров, Кужевали Сафаров, Борис Сергиевский, Василий Сидоренко, Александр Сищукоп, Андрей Суворов, Хасан Сулейманов, Заир Султанов, Николай Сухинский, Ефим Терновой, Николай Тружнев, Кахар Урунов, Талимурат Хантов, Василий Хачатурьян, Семен Хромов, Иван Шаршов, Алексей Штаба, Разимат Шуманов, Сапар Эргашов, Рузи Юлдышев, Бахар Юсупов, Мамароджаб Ядгарьев). Из числа пропавших без вести, согласно ОБД «Мемориал», младший лейтенант Назаренко попал в плен. Красноармеец Парамзин также, скорее всего, попал в плен. Вновь в Красную Армию он был призван уже в Кировоградской области  в 1945 г., успел заслужить медаль «За боевые заслуги». Скорее всего, попал в плен и красноармеец Шаршов. Судьба 58 остальных пропавших без вести не известна. Большая их часть, по всей видимости, также попала в плен. Возможно, что в бою 4-5 июня были и другие пропавшие без вести солдаты 3-го батальона 809-го стрелкового полка, но в именном списке безвозвратных потерь личного состава они записаны на более поздние даты [1].

После провала ночных боев за Щуровку и поражения 3-го батальона 809-го стрелкового полка активность боев за Щуровку 5 июня существенно спала. В 16.00 5 июня штаб 81-й стрелковой дивизии в своей оперативной сводке докладывал, что к этому времени 1-й и 3-й батальоны 53-го стрелкового полка заняли южную окраину Щуровки, где и продолжали вести уличный бой, а 1-й батальон 323-го стрелкового полка атаковал на высоту 112,7 к югу от Щуровки [15]. Однако штаб противостоявшей им 1-й горной дивизии в 15.00 докладывал наверх, что к этому времени кроме слабого артиллерийского и пехотного огня более другой активности советские войска не предпринимали. Также между Ветровкой и Чепелем немцами было замечено 3 танка 114-й танковой бригады [20]. Еще позже 1 танк и 1 броневик были замечены немцами в самом Чепеле [22].

Согласно документам 1-й горной дивизии, только к вечеру 53-й стрелковый полк силами до роты пехоты атаковал из Жуковки с юго-востока на Щуровку, однако в 19.00 его атака была остановлена заградительным огнем немецкой артиллерии [4, F. 124]; [22]. В 18.00 оборонявшим Чепель 3-м батальоном 202-го стрелкового полка также была отбита контратака противника (прим. – вероятно, 3-го батальона 99-го пехотного полка) силою до 2 рот пехоты со стороны Волобуевки [23]. На этом боевые действия 5 июня и завершились.

В общей сложности 5 июня 81-я стрелковая дивизия, по уточненным данным, потеряла 159 человек личного состава (36 – убитыми, 123 – ранеными) [30]. Общие ее потери за 1-5 июня, по предварительным подсчетам ее штаба, составили 331 человек личного состава (121 – убитым, 210 – ранеными) [23]. Конкретные потери 81-й стрелковой дивизии за 3 и 4 июня не известны, также нет и именных списков безвозвратных потерь всего личного состава 81-й СД в ОБД «Мемориал». Известно только, что 3 июня погиб командир стрелковой роты 202-го СП лейтенант Григорий Головченко, 4 июня пропал без вести комиссар роты 323-го СП младший политрук Иван Матвеев, 5 июня погибли командир стрелкового взвода 53-го СП младший лейтенант Амир Ахмедов, командир пулеметного взвода 323-го СП младший лейтенант Гавриил Бойко, разведчики 58-й отдельной разведроты старший сержант Павел Куренной, красноармейцы Иван Кулеба, Анатолий Фесенко, Алексей Шевченко, умер от ран командир стрелкового взвода 53-го СП младший лейтенант Владимир Васильев, попал в плен красноармеец Григорий Бабай [1].

114-я танковая бригада за эти же дни, согласно ОБД «Мемориал», потеряла 2 танкистов убитыми. Также, согласно документам 1-й горной дивизии, было подбито 3 ее танка.

Временный переход к обороне

После полного провала непрерывного 3-дневного наступления и понесенных частями больших потерь в 22.00 27 мая 1942 г. оперативная группа Шерстюка перешла к обороне на ранее достигнутом ею рубеже [37]. 28 мая 900-й стрелковый полк занимал оборону на участке: высота 112,7 южнее Щуровки – высота 156,2 – курган в 2 км севернее Чепеля; 903-й стрелковый полк – на рубеже: (иск.) курган в 2 км севернее Чепеля – западная окраина Чепеля – восточные скаты высоты 169,5; 897-й стрелковый полк – на рубеже: южная окраина Чепеля – отметка 75,0 юго-восточнее Чепеля – (иск.) Ветровка [48].

В ночь на 28 мая действовала лишь советская разведка. В ходе этой разведки в районе Волобуевки был пленен расчет орудия ПТО 3-й роты 4-го противотанкового батальона 14-й танковой дивизии, командир расчета был убит разведчиками [60]. Захваченные пленные на допросе показали, что на этом участке действуют 103-й и 108-й моторизованные полки 14-й танковой дивизии, а также 36-й танковый полк (100 танков) и 2 роты 16-го противотанкового батальона; южнее действует 536-й пехотный полк 336-й пехотной дивизии, что в целом соответствовало истине, за исключением количества исправных танков в составе 14-й танковой дивизии [48]. Один из пленных, обер-ефрейтор Отто Клобе показал, что в районе Волобуевки его рота потеряла 1 орудие ПТО. Это все известные подтвержденные потери немцев в вооружении в боях в районе Чепеля [60].

В ту же ночь, согласно докладу Штевнева, в районе Чепеля из окружения вышло до 6000 человек из состава 6-й и 57-й армий, а уже на рассвете 18 мая между Красной Гусаровкой и Гусаровкой – еще до 600 человек [5, с. 99]; [48]. Последние 600 человек были из состава 337-й стрелковой дивизии [50].

К утру 28 мая генерал-майор Шерстюк передал свои обязанности командира оперативной группы генерал-лейтенанту Штевневу, штаб которого располагался в лесу в районе села Норцовка. 3-я танковая бригада находилась в резерве Штевнева в лесу в 2 км севернее Мосорова Байрака, 15-я и 64-я танковые бригады – в обороне высоты 156,2, 114-я танковая бригада – в Чепеле. Согласно донесению штаба 38-й армии, к утру 3-я танковая бригада имела в строю 17 танков (1 КВ-1, 6 Т-34, 10 Т-60), 15-я танковая бригада – 14 исправных танков (2 Т-34, 12 Т-60) и 18 танков (3 Т-34, 15 Т-60) – в ремонте, 64-я танковая бригада – 15 исправных танков (2 Mk.II, 1 Mk.III, 12 Т-60; из них 2 Mk.II, 1 Mk.III, 2 Т-60 требовали ремонта), 114-я танковая бригада – 15 исправных танков (5 M3с, 5 М3л, 5 Т-60). Потери 15-й танковой бригады к этому времени составляли 17 танков (15 Т-34, 2 Т-60) [51]. Отсюда следует, что за время боевых действий под Чепелем на пополнение 15-й танковой бригады уже поступило 20 танков Т-60.

В донесении Штевнева от 28 мая приведены данные, что к утру 28 мая 3-я танковая бригада имела не 17, а 13 исправных танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 9 Т-60), а 64-я танковая бригада – 7 исправных танков (2 Mk.II, 5 Т-60; в т.ч. 2 Mk.II требовали ремонта). Численность 15-й и 114-й танковых бригад приведена та же, таким образом, согласно донесению Штевнева, к утру 28 мая численность танкового корпуса составляла 49 исправных танков (1 КВ-1, 5 Т-34, 2 Mk.II, 5 M3с, 5 М3л, 31 Т-60) [52].

С целью не допустить прорыва противника к переправам через Северский Донец Штевневым было отдано распоряжение о тщательной подготовке к обороне занимаемых рубежей, танки были зарыты в землю и замаскированы, артиллерия подтянута поближе к пехоте, чтобы вести огонь по немецким танкам прямой наводкой [5, с. 99]. В тот же день, 28 мая, Штевнев возбудил ходатайство перед командующим 38-й армией генерал-лейтенантом Москаленко, чтобы его освободили от командования группы и отправили в тыл. В ответ на это Москаленко 29 мая направил Главкому Юго-Западного направления Маршалу Тимошенко со своей стороны ходатайство: «Убедительно прошу отозвать тов. Штевнева за бездеятельность и срыв действий группы. Кроме того, он настоятельно просит освободить его и направить в тыл для формирования новых хозяйств. Вместо наступательных действий обороняется, не поддерживает танками пехоту. Такое его настроение считаю безответственным и возмутительным. Оно срывает все наши мероприятия. Прошу оставить, как я просил ранее вас через тов. Багромян, то есть: тов. Шерстюк или прибывший сейчас генерал Пархоменко возглавить группу войск; а танкист генерал Новиков, заместитель Штевнева, возглавить танковую группу» [58]. Ходатайство это было удовлетворено, и уже 29 мая оперативную группу вновь возглавил генерал-майор Шерстюк [70].

28 мая группа Штевнева оставалась в обороне и приводила себя в порядок. На протяжении дня в районе Чепеля из окружения отдельными группами вышло еще до 1500 человек в основном из состава 57-й армии [50]. Тем временем советское командование не теряло надежды прорвать наконец-то оборону 14-й  танковой и 384-й пехотной дивизий и соединиться с остатками окруженных войск 6-й и 57-й армий, для чего было решено ввести в бой 81-ю стрелковую дивизию (командир – полковник Федор Пименов), которая с 26 мая была выведена в резерв командующего 38-й армией с ранее занимаемого ею участка обороны в районе села Большая Бабка. По состоянию на 25 мая дивизия после 2 недель участия в наступлении на Харьков все еще насчитывала 8658 человек личного состава, сохранив тем самым боеспособность [18]. В 18.00 28 мая генерал-лейтенант Москаленко отдал войскам боевой приказ № 143 со следующими задачами:

«1. 81 СД влить в состав группы Штевнева, для чего в течение ночи с 28 на 29 мая 81 СД комбинированным маршем перебросить в Савинцы, где и поступить в подчинение генерал-лейтенанта Штевнева.

2. Генерал-лейтенанту Штевневу организовать наступление с рассвета 30 мая.

Удар нанести 81 СД и группой танков на Гусаровка, Волобуевка; в дальнейшем развивать наступление на Высокий, где и соединиться с выходящими частями Городнянского.

Прочно прикрываясь на своем правом и левом фланге» [52].

20 минут спустя, в 18.20 последовало боевое распоряжение № 142 штаба 38-й армии непосредственно 64-й и 114-й танковым бригадам:

«64 ТБр. 1. Вывести на доукомплектование лес сев. Валуйки своим ходом к 3.6.42 года.

2. Рядовой и младший начсостав МСБ и отечественные танки с боеприпасами распоряжением генерал-лейтенанта тов. Штевнева передать на укомплектование 3 и 15 ТБр.

114 ТБр. 1. Подчинить командиру 242 СД.

2. Отечественные танки с огнеприпасами распоряжением генерал-лейтенанта тов. Штевнева немедленно передать в 3 и 15 ТБр» [54].

В 1.00 29 мая 242-я стрелковая дивизия вновь атаковала от Чепеля в юго-западном направлении [58]. Согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, в атаке участвовал один только 903-й стрелковый полк, который попытался взять высоту 86,2 и Волобуевку [55]. Согласно отчету Штевнева, атака производилась 2 пехотными группами с целью облегчения выхода из окружения частей 6-й и 57-й армий. Группы продвинулись вперед на 500 метров, но далее были остановлены минометным и пулеметным огнем, после чего отошли на исходные позиции. Также ночью на участке группы Штевнева продолжали выходить из окружения одиночки и мелкие группы советских частей [5, с. 99].

В ту же ночь в район Савинцев прибыла 81-я стрелковая дивизия. Ее 202-й стрелковый полк сразу же форсировал Северский Донец и сосредоточился в роще к юго-востоку от Залимана, 323-й стрелковый полк расположился на северном берегу в роще западнее Морозовки, а подошедший позже 53-й стрелковый полк к 20.00 29 мая встал на восточной окраине Савинцев [57, л. 70]. В это же время, к исходу дня 29 мая рядом с 81-й дивизией расположился выведенный во 2-й эшелон 304-й стрелковой дивизии в район Морозовки и Савинцев 807-й стрелковый полк [71, л. 9].

Силы, накопленные советской стороной в районе Савинцев, были приличные, однако все эти меры оказались запоздалыми, т.к. к тому времени немецкие войска уже ликвидировали окруженные войска 6-й и 57-й армий и завершали зачистку прилегающей местности от их остатков. В этой связи постепенно редел поток выходящих из окружения советских бойцов. Всего за день 29 мая из окружения на участке 242-й стрелковой дивизии поодиночке вышло лишь 10 человек, а в ночь на 30 мая – всего 2 человека [61].

В тот же день, 29 мая, на основании боевого распоряжения № 142 штаба 38-й армии 64-я танковая бригада передала рядовой и младший начсостав своего мотострелкового батальона, а также оставшиеся танки Т-60 вместе с боеприпасами 15-й танковой бригаде и в 22.00 29 мая убыла в тыл на доукомплектование, чтобы к утру 3 июня сосредоточиться в лесу севернее города Валуйки [62]; [64]. В отличие от нее 114-я танковая бригада вопреки боевому распоряжению № 142 штаба 38-й армии никаких танков Т-60 соседним танковым бригадам не передавала и оставалась действовать в составе сводного танкового корпуса в прежнем составе.

Провал наступления 30 мая 1942 г.

29 мая 1942 г. на основании указаний сверху штаб группы Штевнева отдал войскам боевой приказ № 6 о переходе в решительное наступление с 4.00 30 мая с целью к исходу дня овладеть Волобуевкой и Гусаровкой и создать коридор для выхода частей 6-й армии из окружения:

«3. 242 СД с 114 ТБр, СБ 807 СП и восемью танками Т-60 15 ТБр.

Правофланговому полку с восемью танками Т-60 15 ТБр активно оборонять прежний рубеж.

При успешном продвижении 81 СД перейти в наступление и выйти на рубеж: Щуровка – (иск.) мост через овраг 1 км сев.-вост. Гусаровка. Ни в коем случае не пропустить пр-ка из Крас. Гусаровка на Савинцы.

Остальными частями со 114 ТБр исходное положение: зап. скаты выс. 169,5, выс. 164,0 - наступать в направлении выс. 158,4.

Ближайшая задача: овладеть юж. окр. Волобуевка, к исходу дня выйти на рубеж: выс. 104,0 – выс. 158,4 – «К.» на перекрестке дорог 6 км юж. Гусаровка – выс. 185,3 – выс. 164,0 – Ветровка, где перейти к прочной обороне, создав коридор входа для частей 6 А, выходящих из кольца окружения.

Во втором эшелоне оставить б-н 807 СП, усилив его батар. ПТО и ПТР, с задачей не допустить контратак пр-ка из района Крас. Гусаровка, Байрак на юг.

4. 81 СД во взаимодействии с 3 ТБр (КВ – 1, Т-34 – 2, Т-60 – 17) и 15 ТБр (Т-34 – 5, Т-6 – 4) к 3.00 30.5.42 занять исходное положение восточ. скаты выс. без названия, что 800 м зап. рощи Галиновка.

Перейти в решительное наступление в общем направлении центр Волобуевка с ближайшей задачей овладеть Волобуевка, в дальнейшем Гусаровка, где перейти к прочной обороне на рубеже: мост 1 км сев.-вост. Гусаровка – сев.-зап. окраина Гусаровка – зап. окр. Гусаровка – выс. 104,0. Создать коридор для частей 6 А, выходящих из окружения…

5. 1/51 ГМП к 3.00 30.5.42 подготовить данные для дачи залпа по Крас. Гусаровка, Волобуевка, с 3.00 до 4.00 30.5.42 дать по одному залпу по каждому пункту» [59].

Всего по состоянию на 29 мая 3-я танковая бригада, согласно докладу Штевнева, имела в строю 20 танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 16 Т-60), 1 КВ-1 – в войсковом ремонте, 5 танков (3 Т-34, 2 Т-60) – на СПАМе бригады, еще 5 танков КВ-1 было передано Юго-Западному фронту, а 7 танков (3 КВ-1, 4 Т-34) отправлено на заводской ремонт [37]. Согласно же донесению штаба 38-й армии, к утру 30 мая число исправных танков выросло до 21 штуки (2 КВ-1, 2 Т-34, 17 Т-60) [64].

15-я танковая бригада  по состоянию и на 29 мая, и к утру 30 мая имела в строю 17 танков (5 Т-34, 12 Т-60), 4 Т-60 – в войсковом ремонте, 7 Т-34 – на СПАМе бригады [37]; [64].

Из состава 2 танковых бригад на поле боя оставалось неэвакуированными: 8 танков (4 Т-34, 4 Т-60; в т.ч. 2 Т-34 пропали без вести) 3-й ТБр и 6 танков (5 Т-34, 1 Т-60; в т.ч. 3 Т-34 пропали без вести) 15-й ТБр [37].

114-я танковая бригада к утру 30 мая имела в строю 17 танков (8 M3с, 9 Т-60), таким образом, в целом в сводном танковом корпусе к утру 30 мая оставалось 55 исправных танков (2 КВ-1, 7 Т-34, 8 M3с, 38 Т-60). Главным образом это были легкие танки, так что боеспособность корпуса оставляла желать лучшего [64]. При этом противостоявшая советским танкистам немецкая 14-я танковая дивизия к вечеру 29 мая имела в строю 62 танка (17 Pz.IV, 32 Pz.III, 9 Pz.II, 4 Pz.Bef.Wg.) [65].



Согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, 242-я стрелковая дивизия при поддержке 114-й танковой бригады перешла в наступление на высоты 169,5 и 164,0 с 23.30 29 мая [62]. В боевом донесении штаба 242-й СД говорится, что 897-й и 903-й стрелковые полки атаковали с 23.00 [63]. 81-я стрелковая дивизия в этом наступлении не участвовала, т.к. за ночь она только успела переправить 2 своих стрелковых полка и к 6.30 30 мая сосредоточилась:

323-й стрелковый полк – на безымянной высоте к западу от Галиновы и в роще в районе Галиновы;

202-й стрелковый полк – на высоте 141,1 и в роще западнее Ветровки;

53-й стрелковый полк – на высоте 173,4 и в Иванчуковке. Штаб дивизии встал в 1 км северо-западнее Галиновы. Потери дивизии за ночь составили 7 человек личного состава (1 – убитым, 6 – ранеными) [69].

В течение ночи продолжался дождь, который сделал местность непроходимой для транспорта, что также, вероятно, ухудшило темп продвижения советской пехоты и танков [67]. В ходе ночного наступления 897-й и 903-й стрелковые полки к 3.10 30 мая достигли высоты 164,0, что в 1,5 км к югу от высоты 169,5 [62], а уже в 3.40 наступление было приостановлено [66]. Распоряжением нового командующего опергруппой генерал-майора Шерстюка наступление было сначала перенесено на 7.00 30 мая, а затем вторым распоряжением совсем отменено до особого распоряжения [61].

Штаб 11-го армейского корпуса, в состав которого теперь вошла 384-я пехотная дивизия, в тот день отчитался наверх, что в ночь на 30 мая 384-я пехотная дивизия отразила поддержанную танками атаку с юго-востока на высоту 169,5 и при этом подбила 1 танк. Утром она же отбила повторную атаку 242-й стрелковой дивизии силою до батальона пехоты с 3 танками на высоты к юго-западу от Чепеля, подбив при этом один американский танк, т.е. М3с 114-й танковой бригады [68].

Штаб 3-го танкового корпуса в 6.20 30 мая также отчитался наверх, что второй раз советская пехота из Чепеля при поддержке танков атаковала высоту 169,5 к юго-западу от нее с 4.00. Т.е. из немецких документов следует, что повторная атака 242-й стрелковой дивизии началась уже после того, как в 3.40 наступление было приостановлено Шерстюком. Возможно, до полков просто вовремя не дошла команда на приостановку наступления и они атаковали с 4.00 [67]. 3,5 часа ранее, в 0.30 30 мая вступивший в командование сводным танковым корпусом генерал-майор Колосов (командир 15-й ТБр) своим боевым приказом № 1 как раз поставил 3-й и 15-й танковым бригадам во взаимодействии с 81-й стрелковой дивизией с 4.00 перейти в наступление на Волобуевку и далее на Гусаровку [81].

В 14.00 897-й и 903-й стрелковые полки совместно со 114-й танковой бригадой в 3-й раз за день перешли в наступление, в т.ч. 897-й полк с 6 танками Т-60 114-й ТБр атаковал на высоту 169,5, а 903-й полк, усиленный 3-м батальоном 807-го стрелкового полка 304-й стрелковой дивизии и 4 танками (2 M3с, 2 Т-60) 114-й ТБр, обходя с юга высоту 169,5, атаковал на высоту 164,0. 900-й стрелковый полк с 8 танками 15-й танковой бригады остался стоять в обороне на правом фланге 242-й стрелковой дивизии [72].

В первый час наступления 897-й и 903-й стрелковые полки смогли продвинуться вперед всего до 200 метров, после чего залегли под сильным огнем противника. Поддерживавшие пехоту танки 114-й ТБр прорвались за передний край обороны противника и вели борьбу с его огневыми точками, но подавить их так и не смогли [73]. После 4 часов боя к 18.00 903-й стрелковый полк все еще не имел никакого продвижения вперед. Соседний с ним 897-й стрелковый полк своим 1-м батальоном смог продвинуться до 1 километра и занять вершину высоты 169,5, а 3-м батальоном продвинулся лишь до 500 метров вперед. На правом фланге 242-й дивизии в это время 900-й стрелковый полк провел разведку боем и установил командный пункт противника на кладбище в Гусаровке, что также подтвердила местная жительница, перешедшая линию фронта. Разведка при этом потеряла 24 человека личного состава (5 – убитыми, 19 – ранеными). Также из состава 6-й стрелковой роты 900-го полка «отличился» красноармеец Голованов, который, будучи в дозоре, добровольно перешел на сторону противника. Находившийся в дозоре 2-й красноармеец открыл по Голованову огонь из своего ППШ, но после 1-го выстрела автомат заклинило, так что Голованову успешно удалось перейти на сторону немцев [74].

Бой продолжался до 20.00, однако из-за того, что ни артиллерии, ни танкам не удалось подавить систему огня обороны противника, наступление успеха не имело. Также за день полками 242-й стрелковой дивизии были отбиты 2 контратаки противника: 1-я контратака с направления юго-западных скатов высоты 169,5 и Волобуевки силою до 2 рот пехоты и 11-12 танков, 2-я контратака с направления высоты 164,0 силою до роты пехоты с 3 танками [63].

По итогу наступления к исходу дня 30 мая в батальонах 897-го и 903-го стрелковых полков осталось от 80 до 150 человек, а потому в 22.00 командир дивизии полковник Кашкин в своем боевом донесении даже запросил у Шерстюка сведение обоих полков в сводные батальоны [63]. Потери обоих полков за 30-31 мая составили лишь 129 человек личного состава (40 – убитыми, 89 – ранеными), так что в основном численность батальонов полка до уровня стрелковых рот упала еще до 30 мая, и в бой 30 мая они пошли в крайне ослабленном составе. Общие же потери 242-й стрелковой дивизии 30-31 мая составили 161 человек личного состава (46 – убитыми, 115 – ранеными) [75].

Упоминавшийся выше 807-й стрелковый полк 304-й стрелковой дивизии, чей 3-й батальон находился на усилении 903-го стрелкового полка 242-й стрелковой дивизии, согласно своему журналу боевых действий, в боях 30 мая не участвовал и лишь подвергался интенсивной бомбардировке с воздуха, понеся небольшие потери в личном и конском составе [71].

Точные потери 114-й танковой бригады 30 мая не известны. В ее именном списке безвозвратных потерь личного состава за 30 мая числится 3 убитых, в т.ч. погибли командир взвода 319-го танкового батальона лейтенант Николай Нефедов и командир танка 319-го танкового батальона лейтенант Василий Лисица [2].

Окончательный переход к обороне

В тот же день, 30 мая 1942 г. в 14.20 штаб 38-й армии отдал боевое распоряжение № 147 о сведении всех оставшихся танков сводного танкового корпуса в одну 3-ю танковую бригаду:

«1. Командирам 114 и 15 ТБр до 24.00 30.5 передать 3 ТБр всю ходовую боевую материальную часть (танки отечественные).

2. Командиру 3 ТБр принять ходовую боевую материальную часть от 15 и 114 ТБр и донести.

3. На доукомплектование МСБ 3 ТБр обратить личный состав МСБ 114 и 15 ТБр, для чего до 24.00 30.5 командиру 3 ТБр принять, а командирам 15 и 114 ТБр передать личный состав МСБ (только рядовой и младший начсостав).

4. Командирам 15 и 114 ТБр 31.5 эвакуировать всю боевую материальную часть, как находящуюся на поле боя, а также и застрявшую. Эвакуировать через переправу Савинцы и вывести [в] лес сев.-зап. Кунье, при переправе через р. Сев. Донец в районе Ивановка мат. часть вывести [в] лес 1 км юго-вост. Ивановка.

5. Личный состав 15 ТБр, не связанный с эвакуацией материальной части, отвести в район Боровая и сосредоточить к исходу дня 31.5.42 года» [76].

Еще позже, в 19.45 30 мая последовал боевой приказ № 146 командующего 38-й армией генерал-майора Москаленко о завершении наступления оперативной группы Шерстюка и переходе к обороне:

«1. Противник производит перегруппировку сил в сторону фронта 28 армии и левого фланга 38 армии.

2. 38 армия на занимаемом рубеже переходит к жесткой обороне.

3. 81 СД с АП 242 СД и 114 ТБр в ночь на 31.5 занять для жесткой обороны полосу с передним краем – выс. 173,4 – 141,1 – отм. 69,9. В ночь на 1.6 выдвинуть ПО на линию переднего края 242 СД.

Боевое охранение иметь на линии: Жуковка – Галинова – выс. 109,8.

Передний край полосы заграждений по линии: выс. 112,7 – 156,2 – зап. окраина Чепель – отм. 77,8.

Готовность обороны 3.00 31.5.42 года…

4. 242 СД (без АП) в ночь на 1.6 переправиться через р. Сев. Донец в резерв армии и сосредоточиться в районе Нурово, Великая Вишневая, Слабуновка, Казютовка…

5. 3 ТБр в ночь на 31.5 перейти на левый берег р. Сев. Донец, сосредоточиться в районе Великая Вишневая и подготовить оборону в районе Жуваковка, Дудниковка, Малая Вишневая» [77].

В ночь на 31 мая на основании этого боевого приказа 3-я танковая бригада перешла на северный берег Северского Донца и к 8.00 в составе 19 танков (2 Т-34, 17 Т-60) сосредоточилась в Великой Вишневой. Еще 2 танка КВ-1 из-за неисправности переправы остались стоять на южном берегу Северского Донца. Также к утру 1 июня на восточный берег Северского Донца были эвакуированы почти все подбитые в боях танки 3-й ТБр (за исключением подбитого танка Т-34, который остался в районе высоты 156,2), а от 15-й танковой бригады 3-й танковой бригадой было принято 17 танков (4 Т-34, 13 Т-60), после чего к утру 1 июня численность 3-й танковой бригады выросла до 38 исправных танков (2 КВ-1, 6 Т-34, 30 Т-60). Для пополнения 3-го мотострелкового батальона от 15-й танковой бригады было принято 77 человек рядового состава и младшего начсостава [84].

Численность 114-й танковой бригады по состоянию на 5 июня составляла всего 10 исправных танков [90]. Таким образом, после недели боев под Чепелем от прежних 4 танковых бригад сводного танкового корпуса Штевнева осталось всего 48 исправных танков.

Передав свой оборонительный рубеж частям 81-й стрелковой дивизии, 242-я стрелковая дивизия в ночь на 1 июня была отведена в резерв 38-й армии за Северский Донец [78]. После недели боевых действий по состоянию на 30 мая дивизия насчитывала 7626 человек личного состава, и в целом с начала боевых действий состав дивизии уменьшился на 4846 человек личного состава [56]. Изрядные потери понесли в личном составе и танковые бригады. Так, 114-я танковая бригада, согласно ОБД «Мемориал», в мае только безвозвратно потеряла 182 человека личного состава (131 – убитым, 51 – пропавшим без вести и попавшим в плен) [2]. В целом боевые действия под Чепелем закончились для советской стороны перемалыванием всех задействованных в них танковых частей и 242-й стрелковой дивизии.

Провал наступления 25 мая 1942 г.

В 5.45 25 мая 1942 г. командир 242-й стрелковой дивизии полковник Кашкин отдал войскам боевой приказ № 3 на предстоящее наступление, которое было запланировано на 2-ю половину дня:

«2. 242 СД во взаимодействии со сводным танковым корпусом ударом в направлении Чепель, выс. 169,5, Шевелевка последовательно овладевает Чепель, Волобуевка, Гусаровка, прикрываясь с севера и юга частью сил, переходом к временной жесткой обороне для обеспечения маневра действий с флангов.

3. 900 СП во взаимодействии с 64 ТБр атаковать противника в направлении 169,5 и овладеть юго-зап. скатами 169,5; не менее роты при поддержке танков овладеть Волобуевка и прочно удерживать ее, не допуская прорыва врага с запада; по овладению не менее одного бат-на направить на рубеж: 158,4 – 185,3 для прочного его удержания.

Граница слева: оз. (сев.) (50544) – ПТФ – отметка +3,0.

Группа ПП 2, 3/769 АП. Начальник – командир 769 АП.

4. 897 СП во взаимодействии с 114 ТБр, наступая через западную половину Чепель, овладеть юго-вост. скатами выс. 169,5 и закрепиться на выс. 164,0 и отметка 77,8.

Группа ПП 1/769 АП и 147 минд, начальник – командир 1/769 АП.

5. 903 СП атаковать в 13.00 западную половину Чепель. По овладении выс. 169,5 сосредоточиться в р-не Чепель, составив мою ударную группу.

6. Учебный б-н с 1/300 ПТД со взводом ПТР, обеспечивая действия дивизии с севера, прочно оборонять рубеж: (иск.) Щуровка – перекресток дорог 1 км сев.-вост. 156,2 – выс. 136,9.

По овладению 900 СП Волобуевка, Гусаровка продлить рубеж обороны до моста 1 км сев. Гусаровка.

8. Танки: а) 64 и 114 ТБр обеспечить захват выс. 169,5, Волобуевка;

б) 15 ТБр, наступая во 2-м эшелоне, обеспечивает от возможных контратак танков пр-ка с запада и в готовности развить успех на Волвенково;

в) по овладению выс. 169,5 114 ТБр выставляет заслон на рубеж: дворы и отметка 154,6 (оба 4 км сев. Протопоповка). Атака по особому распоряжению» [35].

Исходя из докладов Штевнева, чуть позже Кашкин изменил свое решение, в итоге в ходе начавшегося с 14.00 25 мая наступления 15-я танковая бригада с учебным батальоном 242-й стрелковой дивизии атаковала через высоту 156,2 в северо-западном направлении на Красную Гусаровку (ныне с. Новая Гусаровка), 64-я танковая бригада совместно с 900-м стрелковым полком атаковала на южные скаты высоты 156,2 и далее на Гусаровку, а 114-я танковая бригада совместно с 903-м стрелковым полком атаковала на Чепель и далее на Волобуевку. 92-й танковый батальон остался в резерве Штевнева в лесу в 2 км севернее Мосорова Байрака [5, с. 97]; [37]. 

В первых атаках немцы насчитали в общей сложности 30 советских танков [36]. При поддержке 114-й танковой бригады 242-я стрелковая дивизия вновь заняла село Чепель, которое немцы после боев 23 мая и не занимали. Позиции противника были обнаружены на высоте 169,5 к западу от Чепеля и на подступах к Волобуевке. В последовавшем затем танковом бою 114-я танковая бригада уничтожила на высоте 169,5 3 средних танка противника, после чего оставшиеся на высоте немцы стали отходить с высоты в направлении Волобуевки [38]. Атаковавшие на запад 15-я и 64-я танковые бригады заняли высоту 156,2 и линию озер к югу от этой высоты, но, выйдя в 1 км от Красной Гусаровки, к рубежу обороны 14-й танковой дивизии, встретили здесь исключительно сильный огонь орудий ПТО и танков противника, закопанных в землю [37]. Вдобавок к этому немецкая авиация непрерывно подвергала ударам боевые порядки 242-й стрелковой дивизии группами по 25-30 бомбардировщиков, а поддерживавший 15-ю танковую бригаду учебный батальон 242-й стрелковой дивизии показал полную неготовность к ведению наступления.

Штевнев в своем отчете так описывал действия учебного батальона на крайнем правом фланге 242-й дивизии:

«Учебный батальон 242 СД, действовавший во взаимодействии с 15 ТБр, потерял всякую связь с танками и о своем положении не давал никому знать. Командир батальона потерял управление своими подразделениями. Например, 1 рота учбата должна была наступать во втором эшелоне батальона. Командир батальона ее потерял. Рота (70 человек, командир роты лейтенант Макартычан) до 17.00 25.5.42 г. сидела в тылу, не зная, что делать. Будучи отправленной моими представителями в наступление за танками, рота с наступлением темноты разбежалась, и к 23.00 сначала командир роты лейтенант Макартычан, а затем и вся рота отдельными группами возвратилась с поля боя под видом поисков командира батальона. О местонахождении учбата 1242 СД командиру 15 ТБр стало известно только во второй половине дня 26.5.42 г.» [5, с. 97].

По итогу наступления к 20.00 242-я стрелковая дивизия вышла на рубеж: 300 метров восточнее Красной Гусаровки – высота 136,9 в 2,3 км восточнее Гусаровки – высота 134,5 к северу от Волобуевки – высота 169,5 – Ветровка [39]. Полностью высоту 169,5 удалось занять только к утру 26 мая [37]. В целом продвижение частей оказалось минимальным, фактически наступление 25 мая полностью провалилась. К этому надо прибавить, что в ходе наступления пехота 900-го стрелкового полка отстала от танков 15-й и 64-й ТБр и к 23.00 25 мая находилась в 0,2-3 км позади них [5, с. 97].

Из числа танкистов, согласно имеющимся наградным листам, наиболее отличился в районе Красной Гусаровки 25 мая экипаж Т-34 командира роты 1-го танкового батальона 15-й танковой бригады младшего лейтенанта Абашкина. Примечательно, что за этот бой наградили всех 3 членов экипажа Абашкина (механик-водитель старшина Петр Сухинин, башенный стрелок замполитрука Александр Баранов, стрелок-радист сержант Александр Соколов), кроме него самого, и даже неизвестно имя самого Абашкина. Согласно наградным листам, танк Абашкина «ворвался в расположение противника и вступил в неравный бой с 30-ю танками пр-ка, поддержанных артиллерией. В результате совместных действий всего экипажа было уничтожено 5-ть (пять) танков пр-ка из 30-ти действующих» [86]. В журнале боевых действий штаба 15-й танковой бригады, правда, говорится, что экипаж Абашкина уничтожил не 5, а 4 средних танка [87, с. 14]. В этом бою танк Абашкина также получил 2 сквозные пробоины и был подбит, а сам Абашкин ранен. Оставшиеся в строю члены экипажа прямо на поле боя под огнем противника смогли отремонтировать танк. Прикрывавший ремонт стрелок-радист Соколов пулеметным огнем, согласно своему наградному листу, убил до 15 немцев. Отремонтировав танк, экипаж смог вывести его с поля боя [86].



В целом за день 25 мая сводный танковый корпус, по подсчетам своего штаба, подбил и уничтожил 19 танков и 8 орудий ПТО противника [5, с. 97]; [39]. Собственные его потери при этом, согласно боевому донесению Штевнева от 25 мая, составили 22 танка: 4 танка (в т.ч. 1 Т-34 – сгоревшим) потеряла 15-я танковая бригада, 10 танков (7 Mk.II и 3 Т-60 – сгоревшими) – 64-я танковая бригада, 8 танков (4 М3с – сгоревшими, 4 Т-60 – подбитыми; подбитые танки были эвакуированы) – 114-я танковая бригада [39]. Скорее всего, это лишь предварительные данные, т.к., согласно более поздним докладам Штевнева, потери корпуса за 25 мая составили 29 танков (5 Т-34, 7 Mk.II, 4 M3с, 13 Т-60): 7 танков (5 Т-34, 2 Т-60) потеряла 15-я танковая бригада, 10 танков (7 Mk.II, 3 Т-60) – 64-я танковая бригада, а 12 танков (4 M3с, 8 Т-60) – 114-я танковая бригада [5, с. 97]; [37].

Примечательно, но после понесенных 25 мая потерь численность задействованных в 1-м эшелоне танковых бригад к утру 26 мая, согласно докладам Штевнева, упала до 43 исправных танков (10 Т-34, 2 Mk.II, 1 Mk.III, 30 Т-60):

15-я ТБр – 20 танков (10 Т-34, 10 Т-60);

64-я ТБр – 10 танков (2 Mk.II, 1 Mk.III, 7 Т-60);

114-я ТБр – 13 танков Т-60 [5, с. 97]; [37].

С учетом численности исправных танков в составе корпуса на 25 мая, в 15-й танковой бригаде 25 мая выбыло из строя не 5, а сразу 10 танков Т-34, а в 64-й танковой бригаде из строя выбыло не 10, а 23 танка (9 Mk.II, 14 Т-60).

Понесли танковые бригады тяжелые потери и в личном составе. В именном списке безвозвратных потерь 114-й танковой бригады за 25 мая числится 26 убитых и 11 пропавших без вести, в т.ч. погибли командир взвода 319-го танкового батальона лейтенант Лев Коган, командир танка 320-го танкового батальона лейтенант Николай Сафонов, пропал без вести командир танка M3С 319-го ТБ лейтенант Сергей Титов [2].

Потери 242-й стрелковой дивизии 25 мая, по неполным данным, составили 401 человек личного состава (121 – убитым, 280 – ранеными) [23].

Атаки 26 мая 1942 г.

Т.к. большинство оставшихся исправными в сводном танковом корпусе танков были легкобронированные Т-60, особой ударной силой танковый корпус уже не обладал. В этой связи советское командование решило ввести в бой и 3-ю танковую бригаду, усилив ее 92-м отдельным танковым батальоном. К 20.00 25 мая 92-й танковый батальон в составе 16 танков (8 Т-34, 8 Т-60) сосредоточился в районе северо-западной части Савинцев и поступил в подчинение командира 3-й ТБр генерал-майора Новикова [79]. Вслед затем, согласно «Истории 3-й танковой бригады», на основании приказа Штевнева 92-й танковый батальон передал 3-й танковой бригаде 10 своих танков (4 Т-34, 6 Т-60) [41, л. 87].

Пополнившись танками, в ночь на 26 мая 3-я танковая бригада получила задачу сосредоточиться на исходных позициях для наступления в лесу в 1 км западнее Залимана. Согласно «Истории 3-й танковой бригады», в 4.00 26 мая танковые батальоны 3-й танковой бригады благополучно переправились через Северский Донец и сосредоточились в лесу западнее Залимана в составе 36 танков (2 КВ-1, 12 Т-34, 22 Т-60). 3-й мотострелковый батальон, переправлявшийся уже при свете дня в 8 часов, подвергся интенсивной бомбежке, при этом немецкая авиация разбила оба моста, соединявшие северный и южный берега реки с островом посреди реки, и тем самым сорвала переправу мотострелков [41, л. 87]. Согласно донесению Штевнева, мосты были разбиты в 9.00, при этом на противоположном берегу остались стоять помимо мотострелков управление бригады, тылы бригады и часть танков [42].

Лишившись мостов, стрелковые роты 3-го мотострелкового батальона вынуждены были переправляться через Северский Донец вплавь, что они успешно осуществили и присоединились к своим танками, а минометная рота осталась на левом берегу реки в ожидании наведения переправы. Т.к. утром 26 мая 3-я танковая бригада еще не получила задачи на наступление, она так и осталась стоять в обороне к западу от Залимана [41, л. 87].

Наступление 242-й стрелковой дивизии вместе со сводным танковым корпусом было назначено ее командиром полковником Кашкиным на 8.00 26 мая [40]. По информации штаба группы Шерстюка, с 8.00 15-я танковая бригада завязала бой за Красную Гусаровку, а войска всей группы Шерстюка перешли в наступление часом позже, с 9.00 [43].

Наступление пехоты и танков поддерживалось с воздуха, но весьма неудачно. В самом начале наступления в 9.00 3 советских самолета обстреляли и сбросили бомбы на советскую пехоту в районе Мосорова Байрака, а в 11.45 8 советских самолетов обстреляли советские войска в Чепеле [43].

В ходе наступления утром 26 мая в районе Чепеля в расположение 242-й стрелковой дивизии пробилась из окружения группа из танков 5-й гвардейской танковой бригады и пехотинцев 6-й армии. Состав вышедшей из окружения группы и время выхода из окружения в различных источниках разнятся. По информации штаба группы Шерстюка, группа в составе 4 танков 5-й Гв.ТБр, 15 конных и до 200 пехотинцев прорвалась в 11.00 [43]. Согласно же боевому донесению танкового корпуса, группа в составе 5 танков (3 Т-34, 2 Т-60) 5-й Гв.ТБр во главе с заместителем командира этой бригады вышла из окружения около 12.30. Вышедшие из тыла танки были временно подчинены 114-й танковой бригаде [42]. В докладах Штевнева есть также информация, что из окружения вышло 4 Т-34, 1 Т-60 и 3 автомашины 5-й Гв.ТБр [5, с. 99]; [37]. В своей статье «Это было под Харьковом», ссылаясь на документы 5-й гвардейской танковой бригады, бывший помощник начальника политотдела по комсомольской работе 5-й Гв.ТБр полковник запаса Георгий Кондратенко пишет, что бригада прорвалась в Чепель в 9.45 26 мая, при этом из окружения вышло 155 человек личного состава, 4 Т-34, 1 Т-60, 2 автомашины и 1 зенитная установка 5-й Гв.ТБр [44, с. 112, 113].



Кроме прорыва из окружения танковой группы 5-й Гв.ТБр, более никакого успеха войска Шерстюка до 16 часов не имели. По состоянию на 15.00 учебный батальон 242-й стрелковой дивизии занимал Щуровку, 900-й стрелковый полк – северные скаты высоты 136,9 в 2,5 км северо-восточнее Гусаровки, 897-й стрелковый полк – рубеж: Чепель – высота 169,5 – отметка «К.», а 903-й стрелковый полк – рубеж: восточная часть Чепеля – Ветровка [43]. Противостоявшие им 14-я танковая и 384-я пехотная дивизии по-прежнему удерживали рубеж: Красная Гусаровка – Гусаровка – Волобуевка – южные скаты высоты 169,5. Прорвать их оборону так и не удалось. Особенно сильна была оборона 14-й танковой дивизии. В Красной Гусаровке в тот день насчитали до 20 закопанных танков, а в Гусаровке – еще 10-15 закопанных танков. Продолжала активно действовать немецкая авиация. Согласно боевому донесению штаба сводного танкового корпуса, «в течение дня 26.5 авиация противника непрерывно бомбардировала боевые порядки наших частей, высылая одновременно по 15-30 бомбардировщиков» [42].

В 15.00 3-я танковая бригада также наконец-то получила приказ на ввод в бой. Группа из 18 танков (1 КВ-1, 6 Т-34, 11 Т-60) с десантом роты автоматчиков получила задачу: атаковать противника в направлении высот 173,4 и 156,2, выбить противника из Красной Гусаровки, где занять круговую оборону. Времени на подготовку наступления, увязку взаимодействия с пехотой и рекогносцировку позиций противника у бригады не было совершенно, даже не было известно начертание переднего края противника. Согласно «Истории 3-й танковой бригады», атака началась в 15.30 [41, л. 87]. По информации штаба Шерстюка, общее наступление началось в 16.05, а в боевом донесении сводного танкового корпуса говорится, что 3-я танковая бригада атаковала Гусаровку совместно с другими частями в 16.00 [42]; [43].

В докладе Штевнева последовавшие затем боевые действия описывались следующим образом:

«В 16.00, когда танки вступили в бой с танками противника, а МСБ вышли из окопов и двинулись в атаку за танками, на поле боя появилось 12 наших штурмовиков, которые подвергли интенсивному обстрелу наши танки и МСБ. В результате, понеся потери в личном составе, МСБ вынуждены были залечь и окопаться. Следом за нашими штурмовиками появилось до 30 пикирующих бомбардировщиков противника, затем другие партии самолетов по 40-50 штук, которые сменялись на короткие промежутки времени, и в течение всего дня не оставляли поле боя, подвергая бомбежке наши части. Пехота 242 СД в атаку не поднялась, мотострелковые батальоны танковых бригад к исходу дня занимали прежнее положение. Танки встретили сильное огневое сопротивление со стороны танков, ПТО и артиллерии противника, и атака успеха не имела» [5, с. 98]. В другом докладе Штевнева подтверждается, что «в 16.30 боевые порядки наших частей в р-не выс. 156,2 вост. Красн. Гусаровка подверглись сильному обстрелу нашей штурмовой авиации» [37].

Наиболее подробно описаны боевые действия 3-й танковой бригады 26 мая в «Истории 3-й танковой бригады»:

«Ни артиллерийской поддержки, ни помощи со стороны пехоты не было. Танки 1 ТБ, действуя в левой колонне, атаковали высоту 173,4, встретив ожесточенное огневое сопротивление противника (прим. – это не так, ведь высота 173,4 находилась в тылу 242-й стрелковой дивизии). Батальон занял высоту и встал в оборону. 2-й танковый батальон, атаковавший противника правой колонной вдоль дороги¸ идущей с Залиман на Красная Гусаровка, прорвался через передний край и достиг обратных скатов высоты 156,2, где, по-видимому, проходил второй оборонительный рубеж противника (прим. – это также не соответствует истине, т.к. высота несколько дней как занималась советскими войсками). 2-й ТБ, встретив сильное огневое сопротивление, вынужден был остановиться и вести огневой бой с артиллерией противника. Авиация, проявлявшая большую активность с утра, еще больше усилила свою деятельность, когда бригада пошла в атаку. Легкие пикирующие бомбардировщики «Юнкерс 87» группами от 5 до 30 самолетов несколько раз бомбили оборонительные районы танков на высотах 156,2 и 173,4. При бомбежке погибли командир второго ТБ старший лейтенант Гавриков и адъютант старший 2-го ТБ капитан Трузин.

Танки маневрировали на поле боя и вели по противнику пушечно-пулеметный огонь до исхода дня, а с наступлением темноты сосредоточились в лесу в районе исходных позиций. Авиация противника в течение дня 26 мая произвела до 10-ти налетов на Савинцы, где находилась часть танков бригады. Всего за день было совершено 360 самолетных вылетов. Зенитная батарея беспрерывно отражала нападение воздушного противника. Здесь сказалась высокая подготовка зенитчиков, полученная в напряженной учебе в апреле, мае месяце, зенитчики старшего лейтенанта Агеева сбили два самолета «Юнкерс 88» и два самолета «Хейнкель 111»… Необходимо отметить, что наша авиация совершенно отсутствовала в воздухе, и самолеты противника, не попадая в зону огня зенитной артиллерии, действовали совершенно безнаказанно.

В результате совершенно не подготовленного наступления, отсутствия взаимодействия и поддержки со стороны пехоты и артиллерии задача дня не была выполнена. Также одной из причин, повлиявшей на невыполнение задачи было отсутствие авиационного прикрытия танковой группы от самолетов противника» [41, л. 87].

Всего за день 26 мая 3-я танковая бригада, согласно «Истории 3-й танковой бригады», уничтожила до 80 немцев, 4 танка, 5 орудий (2 105-мм, 3 ПТО), силами своей зенитной батареи сбила 2 самолета и 2 самолета подбила. Потери ее при этом составили 4 танка Т-34 (в т.ч. 2 танка – разбитыми авиацией) и 10 автомашин (6 автомашин – сгоревшими, 4 автомашины – поврежденными авиацией) [7, л. 109]; [41, л. 87]. В докладах Штевнева, правда, приводятся данные, что бригада за 26 мая потеряла не 4, а 6 танков (1 КВ-1, 4 Т-34, 1 Т-60) по боевым причинам и 3 танка сломавшимися, после чего к 27 мая сократилась до 25 исправных танков (1 КВ-1, 6 Т-34, 18 Т-60) [5, с. 98]; [37].

Донесением штаба 3-й ТБр от 29 мая подтверждается, что 26 мая был потерян 1 танк КВ-1 подбитым, который удалось эвакуировать с поля боя [82]. В целом представляется, что истине больше соответствуют доклады Штевнева, чем «История 3-й танковой бригады» или отчет ее штаба. Всего же с учетом первоначальной численности 3-й танковой бригады к утру 26 мая в 36 исправных танков (2 КВ-1, 12 Т-34, 22 Т-60), за день 26 мая из строя выбыло 11 ее танков (1 КВ-1, 6 Т-34, 4 Т-60), из них 5 танков (2 Т-34, 3 Т-60), надо полагать, сломались.

Действовавшая правее 3-й танковой бригады, 15-я танковая бригада 26 мая неоднократно атаковала Красную Гусаровку, но преодолеть сопротивление поставленных в окопы танков 14-й ТД не смогла. За день она, по информации штаба сводного танкового корпуса, подбила 4 танка и 2 орудия ПТО, однако и сама потеряла 4 танка Т-34 подбитыми (прим. – эвакуированы на СПАМ), к исходу дня сократилась до 17 исправных танков (5 Т-34, 12 Т-60) и на ночь заняла оборону на участке: (иск.) высота 112,7 южнее Щуровки – высота 156,2 – 2 кургана восточнее этой высоты [42]. Согласно же разным докладам Штевнева, бригада потеряла не 4, а 7 или 8 танков (5 Т-34, 2 или 3 Т-60), и к 27 мая бригада сократилась до 14 исправных танков (6 Т-34, 8 Т-60) [5, с. 98]; [37].

64-я танковая бригада 26 мая дважды атаковала Гусаровку, но из-за отсутствия поддержки пехоты, которая была прижата к земле ударами немецкой авиации, особого продвижения вперед не добилась и даже обошлась без потерь в танках. К исходу дня бригада отвела свои танки в лес западнее Залимана для приведения их в порядок [42]. Всего к 27 мая бригада, как и сутки ранее, имела в строю 10 танков (2 Mk.II, 1 Mk.III, 7 Т-60) [5, с. 98]; [37].

114-я танковая бригада 26 мая совместно с 903-м стрелковым полком вела бои за овладение высотой 169,5. За день она без каких-либо собственных потерь в танках подбила 3 немецких танка и к исходу дня имела в строю 10 танков (5 M3с, 5 Т-60) [5, с. 98]; [42]. В именном списке безвозвратных потерь личного состава 114-й ТБр за 26 мая числится 11 убитых и 1 пропавший без вести. Почти все они были из состава мотострелкового батальона, в т.ч. погиб комиссар стрелковой роты политрук Михаил Азанов [2].

Всего же в боях 26 мая сводный танковый корпус, согласно докладу Штевнева, уничтожил 4 немецких танка и 2 орудия ПТО, однако потерял 14 своих танков (1 КВ-1, 9 Т-34, 4 Т-60) и к 27 мая сократился до 59 исправных танков (1 КВ-1, 12 Т-34, 2 Mk.II, 1 Mk.III, 5 M3С, 38 Т-60) в составе 4 танковых бригад [5, с. 98].

В общей сложности в боях 25-26 мая, согласно докладу Штевнева, сводный танковый корпус, так и не добившись прорыва обороны 14-й танковой и 384-й пехотной дивизий, потерял 43 танка (1 КВ-1, 14 Т-34, 7 Mk.II, 4 M3С, 17 Т-60). Сам он при этом подбил и уничтожил 23 танка 14-й ТД и 10 орудий ПТО [5, с. 97, 98]. Поддерживаемая танкистами 242-я стрелковая дивизия за первые свои 4 дня боевых действий с 23 по 26 мая потеряла около 2400 человек личного состава – 19 % своей первоначальной численности [23]. Среди прочих 26 мая умер от ран комиссар 242-й дивизии старший батальонный комиссар Александр Медведев, погиб командир батальона 897-го стрелкового полка старший лейтенант Владимир Шевченко [2].

Провал атак 27 мая 1942 г.

После провала всех дневных атак 25-26 мая 1942 г. генерал-майор Шерстюк решил атаковать в ночь на 27 мая, когда немецкая бомбардировочная авиация не могла проявлять особой активности [43]. Для этого танки 3-й и 64-й танковых бригад были сведены в общую танковую группу под управлением командира 64-й ТБр подполковника Постникова – всего в общей сложности 21 танк (9 Т-34, 12 Т-60) [37]. Из состава 3-й танковой бригады в танковую группу вошло, согласно «Истории 3-й танковой бригады», 12 танков (6 Т-34, 6 Т-60), а согласно майскому отчету штаба 3-й ТБр, 10 танков (4 Т-34, 6 Т-60) [7, л. 108]; [41, л. 87]. В качестве пехотной поддержки в наступлении приняли участие правофланговый 900-й стрелковый полк и учебный батальон 242-й стрелковой дивизии [51].

Группа Постникова имела задачу прорваться между Гусаровкой и Красной Гусаровкой и далее следовать на Новопавловку (севернее с. Лозовенька), где должна была соединиться с окруженными войсками 6-й и 57-й армий и вывести их на Чепель. Т.к. ночь ушла на подготовку наступления, в прорыв группа Постникова направилась только в 9.00 27 мая. Танки головной походной заставы, по предположению Штевнева, прорвались через позиции 14-й танковой дивизии, после чего пропали без вести, дальнейшая их судьба не известна. Скорее всего, все танки были подбиты в расположении противника. Главные силы танковой группы, выйдя в район высоты 116,8 в 3 км севернее Гусаровки, подверглись сильному обстрелу артиллерии, орудий ПТО и танков противника, а также бомбардировке с воздуха, понесли большие потери и прорваться не смогли. В целом на поле боя осталось 13 танков (6 Т-34, 7 Т-60), которые составили безвозвратные потери [37]. Из их числа, согласно отчету и донесению Штевнева от 28 мая, 3 танка Т-34 из состава головной походной заставы пропали без вести, однако из донесения штаба 38-й армии и «Истории 3-й танковой бригады» следует, что пропало без вести только 2 танка Т-34 – оба из состава 3-й танковой бригады. Еще 2 танка Т-34 3-й ТБр было разбито авиацией, 2 танка Т-34 – подбито, а также подбито 7 танков Т-60 (в т.ч. подбито артиллерией 2 танка Т-60 3-й ТБр). На исходные позиции вернулось лишь 8 танков (3 Т-34, 5 Т-60), из них 4 танка (2 Т-34, 2 Т-60) были подбиты и требовали ремонта. Среди прочих танкистов погиб командир 64-й ТБр подполковник Михаил Постников [5, с. 98, 99]; [41, л. 89]; [51]; [53]. В докладе Штевнева также говорится, что в 15-й танковой бригаде не вернулось из рейда 27 мая 3 танка Т-34, что говорит об участии в этом рейде помимо танков 3-й и 64-й танковых бригад танков 15-й ТБр [37]. Один из этих танков, вероятно, принадлежал комиссару 2-й роты 1-го танкового батальона 15-й танковой бригады младшему политруку Артему Каляпину. Согласно наградному листу на Каляпина, экипаж его 27 мая в районе Красной Гусаровки уничтожил до 2 взводов пехоты и 2 танка противника, однако сам Каляпин при этом погиб. Посмертно Каляпин был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени [83].

В «Истории 3-й танковой бригады» также написано, что вслед за 1-й попыткой была предпринята 2-я попытка прорвать кольцо окружения, которая также провалилась, однако танки 3-й ТБр в ходе нее уничтожили 50 немцев, 3 танка, 2 105-мм орудия, 8 пулеметов [41, л. 89]. Из числа танкистов 3-й ТБр наиболее отличился в тот день экипаж танка Т-34 командира взвода 1-го танкового батальона 3-й танковой бригады лейтенанта Николая Савельева. Согласно его наградному листу, танк Савельева даже смог ворваться в Красную Гусаровку, уничтожил 2 орудия (1 тяжелое, 1 ПТО), до 20 немцев, пока пробивший башню танка снаряд не вызвал в танке пожар. Раненый при этом в грудь Савельев лично своей одеждой потушил пожар и спас танк, который, скорее всего, экипаж вывел с поля боя своим ходом [88].

Всего же в боях 26-27 мая 3-я танковая бригада, согласно боевому донесению своего штаба, уничтожила 33 немцев, 3 танка, 3 орудия (2 105-мм, 1 ПТО), подбила 1 танк и сбила 3 самолета (2 Ju.88, 1 He.111). Потери ее при этом составили 46 человек личного состава (18 – убитыми, 28 – ранеными) и 9 танков (1 КВ-1, 6 Т-34, 2 Т-60): 2 Т-34 – пропавшими без вести, 2 Т-34 – сгоревшими, 5 танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 2 Т-60) – подбитыми. Все подбитые танки удалось эвакуировать с поля боя [82].



После провала утренней атаки по состоянию на 10.00 27 мая группа Шерстюка, по данным штаба 38-й армии, располагалась:

15-я танковая бригада – в Жуковке;

900-й стрелковый полк с 3-й танковой бригадой – на восточных скатах высоты 156,2;

64-я танковая бригада – в районе озер севернее Чепеля;

903-й стрелковый полк и 114-я танковая бригада – на северо-восточных скатах высоты 169,5;

897-й стрелковый полк на участке: юго-восточные скаты высоты 169,5 – отметка 77,8 – отрог оврага в 1,5 км юго-восточнее Чепеля [23].

Приведя себя в порядок, с 15.00 27 мая группа Шерстюка повторно атаковала с рубежа: восточные скаты высоты 156,2 – северо-восточные скаты высоты 169,5 – отметка 77,8 [46]. Согласно же оперативной сводке штаба 38-й армии, 242-я стрелковая дивизия силами 2 стрелковых полков при поддержке одной только 114-й танковой бригады атаковала часом спустя, в 16.00 [47]. Доклады Штевнева подтверждают, что наступление велось силами 897-го и 903-го стрелковых полков и одной только 114-й танковой бригады, которые атаковали через Чепель на высоты 77,8 и 164,0 навстречу прорывающимся с юга войскам 6-й и 57-й армий [5, с. 99]; [37]. Наступление танков снова встретило сильную противотанковую оборону противника, а пехота подверглась удару 24 бомбардировщиков и была вынуждена ползком продвигаться вперед [46]; [47]. В целом это наступление провалилось так же, как и утренний танковый рейд.

Хотя о потерях 114-й танковой бригады в танках 27 мая не говорится ни в одном советском документе, однако в именном списке безвозвратных потерь личного состава 114-й ТБр за этот день числится 23 убитых и 1 пропавший без вести, в т.ч. погибли комиссар 319-го танкового батальона старший политрук Сергей Брюханов, помощник командира 320-го танкового батальона по хозяйственной части техник-интендант 1-го ранга Степан Сурков, адъютант 319-го ТБ лейтенант Петр Васекин, комиссар роты 319-го ТБ политрук Димитрий Никифоров, заместитель командира роты 319-го ТБ по строевой части лейтенант Петр Богданов, командир взвода 114-го мотострелкового батальона младший лейтенант Алексей Лелюшкин, командир танка 319-го ТБ старший лейтенант Трофим Кохан [2].

Есть также наградной лист на помощника командира 319-го ТБ по технической части воентехника 1-го ранга Александра Путинского. За отсутствием «лишних» механиков-водителей Путинский в бою 27 мая взял на себя вождение танка командира 319-го ТБ. В бою 27 мая, согласно этому наградному листу, танк командира батальона был подбит орудием ПТО противника, а сам Путинский тяжело ранен осколком снаряда в правую ногу и госпитализирован. В результате этого ранения Путинскому ампутировали правую ногу, и на фронт он уже не вернулся. Позже он был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени [85].

Общие потери 114-й танковой бригады в бою 27 мая не известны.

Предисловие

Составной частью Харьковского сражения 1942 г. стали бои под селом Чепель к юго-востоку от города Балаклея в конце мая 1942 г., попытка Юго-Западного фронта пробиться к окруженным войскам 6-й и 57-й армий и армейской группы Костенко. Попытки эти стоили советской стороне потере нескольких тысяч солдат, десятков танков и в конечном счете не привели к желаемому результату. Прорвать оборону немецких частей так и не удалось, и окруженные части вынуждены были лишь собственными силами пробиваться из окружения к Чепелю. Ранее наиболее подробно бои под Чепелем были освещены разве что в книге Максима Коломийца «Танки в Харьковской катастрофе 1942 г.», где приведен доклад командира сводного танкового корпуса генерал-лейтенанта Штевнева, а также в книге Константина Быкова «Последний триумф Вермахта: Харьковский «котел», где приведен перевод книги Карла Ланга «История 384-й пехотной дивизии, 1942-1944» за май 1942 г. с комментариями и дополнениями самого Быкова. В данную работу включена помимо этих вышеназванных источников информация из десятков других советских документов, главным образом опубликованных на сайте «Память народа»: информация из оперативных сводок, донесений, приказов штабов 38-й армии, Юго-Западного фронта, донесений сводного танкового корпуса, донесений и отчетов о боевых действиях 3-й танковой бригады, документов 114-й танковой бригады, приказов и донесений 242-й стрелковой дивизии; также включена информация из наградных листов на советских военнослужащих (с сайта «Подвиг народа»), сведения из ОБД «Мемориал», а кроме того, информация из донесений немецких 3-го танкового и 11-го армейского корпусов, находящихся в национальных архивах США (NARA). Целью данной работы было скомпоновать все эти источники вместе, чтобы получить более полную картину описываемых событий, разобраться в силах сторон и понесенных ими потерях. Из-за недостатка сведений и противоречий в имеющихся источниках получилось это отчасти. Если у кого-нибудь есть дополнительные материалы по теме, в особенности ролики NARA, T. 315, R. 2184, 2185, 2186 (384-я пехотная дивизия), просьба поделиться.

Выход немцев к Чепелю

17 мая 1942 г. в рамках операции «Фридерикус» немецкая 1-я танковая армия перешла в наступление, атаковав под основание образовавшейся в ходе Барвенково-Лозовской наступательной операции выступающей линии фронта, где к тому времени располагались войска 6-й и 57-й армий и армейской группы Бобкина. Оборона 9-й армии Южного фронта была прорвана в 1-й же день, после чего немецкий 3-й танковый корпус стал развивать успех в глубину советской обороны, и над советскими войсками в барвенково-лозовском выступе нависла угроза окружения. 19 мая 14-я танковая дивизия (командир – генерал-майор Фридрих Кюн), форсировав реку Берека, заняла село Петровская и создала плацдарм вокруг этого села. До занятого немецкой 44-й пехотной дивизией (6-я армия) города Балаклея оставалось каких-то 29 километров [10]. Развивая наступление вдоль Северского Донца, 14-я танковая дивизия 20 мая продвинулась до села Протопоповка [11]. Для парирования немецкого наступления на это направление из-под Тарановки из состава советской 6-й армии был переброшен 21-й танковый корпус (64-я, 198-я и 199-я танковые бригады). Также в тот же день, 20 мая, боевым приказом № 126 командующего 38-й армией (Юго-Западный фронт) генерал-майора Москаленко все левофланговые войска армии (199-я и 304-я стрелковые дивизии, 114-я танковая бригада, а также прибывающие в это время в состав армии по железной дороге 242-я и 278-я стрелковые дивизии) были объединены под руководством заместителя командующего армией генерал-майора Шерстюка. Группе ставилась задача: «Ни в коем случае не допустить прорыва противника на Купянск и Изюм, а также захватить переправы у Савинцы» [3]. Создаваемая оперативная группа должна была предотвратить прорыв немецкой 6-й армии навстречу 1-й танковой армии и удерживать переправы через Северский Донец у села Савинцы, где теперь в основном проходило основное снабжение советских сил на барвенково-лозовском выступе. Чуть раньше этого на основании полученных указаний командования Юго-Западного фронта в 14.00 20 мая Москаленко своим боевым приказом № 124 поставил 114-й танковой бригаде (командир – подполковник Иван Куриленко), которая располагалась в армейском резерве в Староверовке, следующие задачи:

«1. Немедленно по боевой тревоге выступить и следовать по маршруту: Староверовка – свх. Макухино – Чернобаевка – Сухой Яр – Савинцы.

2. Задача: не допустить захвата переправ у Савинцы как с северо-запада со стороны Балаклея, Волохов Яр и с юга со стороны Протопоповка. По сосредоточении немедленно выслать танковую разведку по направлениям: 1) Савинцы – Морозовка – Ольховатка – Балаклея; 2) Савинцы – Волохов Яр; 3) Савинцы – Борщевое; 4) Савинцы на юго-запад (Нурцовка, Ветровка).

3. Бригаду иметь в районе Савинцы в готовности к переходу в контратаку по указанным направлениям для разведки.

4. МСБ с противотанковыми средствами иметь в районе Залиман, т.к. охранять переправу Савинцы с юга» [8].

114-я танковая бригада выступила в район Савинцы в тот же день, 20 мая [9]. Бригада ранее не участвовала в боевых действиях и к моменту ввода ее в бой насчитывала 1212 человек личного состава, 46 танков (30 M3с, 16 M3л), 6 орудий (4 76-мм, 2 37-мм), 6 82-мм минометов, 6 ПТР [5, с. 94]. После ночного перехода к утру 21 мая она сосредоточилась на юго-западной окраине Савинцев. Согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, здесь же сосредоточился и 92-й отдельный танковый батальон, но это не соответствует действительности, т.к. к этому времени батальон действовал у города Изюм совместно с 343-й стрелковой дивизией 9-й армии. Также 21 мая в районе сел Великая Вишневая (ныне с. Вишневая), Морозовка, Савинцы, Пазнев (ныне с. Пазиевка) начала сосредоточиваться после перехода со станций разгрузки 242-я стрелковая дивизия (командир – полковник Анатолий Кашкин) [30]. Для 242-й стрелковой дивизии, как и для 114-й танковой бригады, намечающиеся бои на южном берегу Северского Донца должны были стать боевым крещением. Т.к. ранее дивизия в боях не участвовала, к концу мая она насчитывала 12472 человека личного состава, 44 полевых и 30 противотанковых орудий, 279 ПТР. Это была более чем внушительная сила, чтобы остановить продвижение немецкой 14-й танковой дивизии к переправам у Савинцев, однако времени для ввода ее в бой на южном берегу Северского Донца уже катастрофически не хватало [18].

Сдерживать продвижение всей немецкой 14-й танковой дивизии была вынуждена одна только 64-я танковая бригада 21-го танкового корпуса (командир бригады – подполковник Михаил Постников), которая в качестве передового отряда 21-го танкового корпуса была переброшена из-под Тарановки к Протопоповке. До ввода в бой под Тарановкой (17 мая) 64-я танковая бригада насчитывала 46 танков (10 Mk.II «Матильда», 20 Mk.III «Валентайн», 16 Т-60) [4]. Часть этих танков была потеряна в 2-дневных боях под Тарановкой, еще часть танков, вероятно, сломалась во время перехода к Протопоповке. В итоге выброшенный в ночь на 21 мая из Петровского в Протопоповку на автомашинах 3-й батальон 536-го пехотного полка 384-й пехотной дивизии насчитал здесь от 30 до 40 советских танков, которые контратаковали немецкий батальон в Протопоповке [12, с. 355]. Первоначально 64-я танковая бригада имела успех и с боем заняла Протопоповку, где затем закрепилась [29]. Вскоре к Протоповке был подтянут и прямо с марша брошен в бой 1-й батальон 536-го пехотного полка, а позже, по всей видимости, вступила в бой и 14-я танковая дивизия, которая к утру 20 мая имела в строю 72 танка (17 Pz.IV, 55 Pz.III) [12, с. 355]; [28]. Всего, по подсчетам советской стороны, в 12.00 противник атаковал Протопоповку силами до полка пехоты и до 30 танков [29]. По советским данным, 64-я танковая бригада смогла в бою 21 мая подбить 20 танков, однако выдержать немецкого наступления в одиночку она не смогла и в тот же день отошла к переправе через Северский Донец у села Савинцы, далеко оторвавшись от 198-й и 199-й танковых бригад 21-го танкового корпуса, которые к исходу дня 21 мая действовали в селе Садки и восточнее села Волвенково [14]. В 15 часов 21 мая немцы полностью заняли Протопоповку [12, с. 355]. Преследуя отступившую 64-ю танковую бригаду, по итогу боев 21 мая 14-я танковая дивизия вышла на рубеж: высота 169,5 западнее села Чепель – юго-западнее высоты 169,5 – высоты 185,3 и 187,8 между Волвенково и Волобуевкой. До занятой немецкой 44-й пехотной дивизией Балаклеи теперь оставалось каких-то 16 километров [15]. Всего немцы насчитали 7 подбитых у Протопоповки танков 64-й ТБр. Исходя из этих цифр, к Савинцам должно было отступить еще 20-30 танков 64-й ТБр [13].

Поддерживая свои наземные войска, немецкая авиация утром 21 мая подвергла ударам переправы через Северский Донец у сел Савинцы и Залиман с целью не допустить переправы на южный берег реки советских подкреплений. В 8.10 сначала 5 Ju.88, а затем в 10.30 14 Ju.88 сбросили бомбы на переправу [49]. В итоге этой бомбежки мост через Северский Донец в Савинцах был подожжен [25]. Согласно же разведсводке штаба 114-й танковой бригады, немецкие бомбардировщики вывели из строя обе переправы у сел Савинцы и Залиман, и до исхода дня восстановить их так и не удалось [17].



В тот же день, 21 мая, на основании боевого приказа № 124 командующего 38-й армией 114-я танковая бригада выслала от Савинцев 3 разведгруппы. 2 группы действовали в северо-западном направлении на северном берегу Северского Донца, а один разведывательный взвод был выслан в разведку по маршруту: Савинцы – Залиман – Мосоров Байрак – Чепель – Протопоповка. На дороге Чепель – Протопоповка взвод в 19.30 столкнулся с танками 14-й танковой дивизии и в ходе боестолкновения потерял 2 бронетранспортера и 5 человек личного состава (1 – убитым, 4 – пропавшими без вести) [17]. По итогам своей разведки разведвзвод к 23.00 установил сосредоточение танков 14-й танковой дивизии в районе отметок 164,0, 154,6, 71,9 и 77,8 к югу и юго-западу от Чепеля [34].

В 4.20 22 мая на основании указаний Главкома Юго-Западного направления командующий 38-й армией своим боевым приказом № 130 поставил командиру 242-й стрелковой дивизии полковнику Кашкину следующие задачи:

«1. 242 СД к исходу 22.5 сосредоточиться в районе Валвенково, Протопоповка, Чепель.

Штадив – Чепель.

2. Дивизия усиливается 92 ТБ (13 КВ), идущего через переправу у Ивановка и сосредоточивающегося к 15.00 22.5 – Чепель.

3. Передовые отряды 242 СД выдвинуть на рубеж Волвенково – Протопоповка не позднее 15.00 22.5.42 г.

4. Дивизия по выходе на указанный рубеж переходит в подчинение Главкома.

5. Материальное обеспечение и поддержание связи остается за 38-й армией» [31].

Переправа 242-й стрелковой дивизии на южный берег Северского Донца началась во 2-й половине дня 22 мая, что следует из боевого приказа № 2 штаба 242-й СД от 22 мая. Рубеж развертывания дивизии прикрывал 114-й мотострелковый батальон с ротой танков 114-й ТБр, который по состоянию на 11.25 22 мая занимал оборону на рубеже: Мосоров Байрак – высота 94,1 - в 6 километрах к юго-западу и югу от переправы [34]. Противостоявшая ему 14-я танковая дивизия не стала пытаться ликвидировать советскую переправу у Савинцев, а ударила от Чепеля и Волобуевки дальше в северном направлении, в 16.00 22 мая заняла село Байрак, вышла к Северскому Донцу и соединилась с 44-й пехотной дивизией 6-й армии, замкнув кольцо окружения вокруг 6-й и 57-й армий и оперативной группы Костенко. В 19.30 весь правый фланг 14-й танковой дивизии от Петровской и до Чепеля включительно приняла немецкая 384-я пехотная дивизия (командир – генерал-лейтенант Эккард фон Габленц), в т.ч. в Чепеле занял оборону 1-й батальон ее 536-го пехотного полка [12, с. 355]; [16].

Еще до завершения окружения советских войск, осознавая всю серьезность ситуации на барвенково-лозовском выступе, в тот день, 22 мая, Главком Юго-Западного направления из состава танковых войск Южного фронта выделил также 3-ю и 15-ю танковые бригады, которые в составе сводной танковой группы под общим управлением заместителя командующего войсками Южного фронта по АБТВ генерал-лейтенанта Штевнева должны были также перейти в район села Чепель. Обе бригады 22 мая находились в районе Малой Еремовки (ныне с. Студенок), что в 47 км юго-восточнее Чепеля, когда в 14.00 ими был получен приказ на переход в районе села Ивановка (13 км юго-восточнее с. Чепель). Выступление из района Малой Еремовки было назначено на 16.00 22 мая, а сосредоточение в заданном районе – на 2.00 23 мая [5, с. 95]. К этому времени 15-я танковая бригада (командир – генерал-майор Максим Колосов) имела в строю 29 танков (20 Т-34, 9 Т-60), из них 3 танка (1 Т-34, 2 Т-60) требовали войскового ремонта. 3-я танковая бригада (командир – генерал-майор Николай Новиков) имела в строю 36 танков (10 КВ-1, 10 Т-34, 16 Т-60), из них 4 танка (2 КВ-1, 2 Т-34) имели очень малый запас моточасов и в любой момент могли выйти из строя [6]. 3-я танковая бригада выступила из Малой Еремовки в 18.00 22 мая, т.е. на 2 часа позже назначенного ей срока. Вероятно, примерно в это же время выступила и 15-я танковая бригада [7, л. 108].

В ходе ночного перехода танковая группа Штевнева вышла к переправе через реку Оскол у села Гороховатка, где установила, что переправа днем была разрушена немецкой авиацией. Были приняты меры к быстрому наведению переправы, которую наскоро удалось восстановить к 3.30 23 мая, однако при дальнейшем движении оказалось, что нет переправы через речку Мокрый Изюмец у села Чистоводовка. Обходной путь был найден через село Бугаевка в 8 км к северу от Чистоводовки, но после прохождения нескольких танков здешняя переправа через Мокрый Изюмец также стала непригодной, и потребовалось ее исправление. Далее, начиная с Чистоводовки, колонна танков непрерывно подвергалась ударам с воздуха, что привело к дальнейшей задержке переправы танков и их движения к Ивановке. Согласно отчету генерал-лейтенанта Штевнева, танки КВ-1 так и остались стоять до 25 мая у переправы в районе Чистоводовки, т.к. переправа не выдерживала веса этих тяжелых танков [5, с. 96]. Но согласно большинству других документов 3-й ТБр, 9 из 10 танков КВ-1 остались стоять еще перед переправой через Оскол у Гороховатки. Т.к. грузоподъемность моста через Оскол была рассчитана на 30 тонн, на основании распоряжения Главкома Юго-Западного направления танки КВ-1 было запрещено переправлять через Оскол. 10-й же танк КВ-1 из-за поломки КПП остался стоять в селе Коровин Яр к северо-востоку от Малой Еремовки [7, л. 108]; [41, л. 86]; [80].

После тяжелого ночного перехода 3-я танковая бригада к 10.00 23 мая сосредоточилась в лесу в 4 км юго-западнее Ивановки, имея в строю, согласно отчету штаба 3-й ТБр, всего 17 танков (1 Т-34, 16 Т-60) [7, л. 108]. Согласно отчету Штевнева, в новый район прибыло 15 танков (2 Т-34, 13 Т-60), а остальные 11 средних и легких танков 3-й ТБр остались в пути по техпричинам, т.к. изначально были сильно изношенными. 15-я танковая бригада смогла сосредоточиться в Ивановке только к исходу дня 23 мая в составе 24 танков (17 Т-34, 7 Т-60), т.е. во время перехода она потеряла лишь 5 средних и легких танков [5, с. 96]. Также под ударами немецкой авиации были понесены первые потери в личном составе, так в 3-й танковой бригаде 23 мая у деревни Левковка погибли командир роты 2-го танкового батальона старший лейтенант Георгий Асеев и командир взвода 1-го танкового батальона старший лейтенант Иван Смирнов [2].

Первая попытка контрнаступления. Освобождение и сдача села Чепель

Пока танковая группа Штевнева еще только выдвигалась к Ивановке, 242-я стрелковая дивизия завершила переправу через Северский Донец и в ночь на 23 мая вместе с 64-й и 114-й танковыми бригадами с рубежа: Мосоров Байрак – высота 173,4  в 2 км северо-западнее Мосорова Байрака - перешла в наступление на Чепель [19]. Наступление не стало для немцев неожиданностью, т.к. примерно в 1 час 23 мая 1942 г. на участке 1-го батальона 536-го пехотного полка 384-й пехотной дивизии, который оборонял Чепель, на сторону немцев перешло 2 советских перебежчика, которые и рассказали немцам о готовящемся наступлении на Чепель советских пехоты и танков [12, с. 355, 356].

Перед Чепелем танки появились в 3.30 23 мая, атаковав село с восточной стороны. Трассирующими снарядами при участии артиллерии и минометов они подожгли много домов в Чепеле и нанесли большие потери 1-му батальону 536-го ПП [12, с. 356]. Постепенно росли и потери с советской стороны, и в 6.40 23 мая штаб 3-го танкового корпуса отчитался наверх, что немцами было подбито уже 7 советских танков [20].

В конце концов, не выдержав давления превосходящих сил советской пехоты и танков, 1-й батальон 536-го ПП оставил Чепель и отошел к западу, заняв оборону за речкой Чепель на более выгодных позициях. С этих позиций немцы встретили огнем последовавший за ними танковый десант и вынудили спешиться десантников. Танки же, скорее всего, не смогли преодолеть русло речки, а потому развернулись и ударили в южном направлении на Протопоповку, оставив в стороне позиции 1-го батальона 536-го ПП, однако их дальнейшее продвижение на юг был приостановлено огнем 384-го противотанкового батальона [9, с. 356]. В целом по состоянию на 12.00 242-я стрелковая дивизия совместно с танкистами продвинулась с исходного рубежа до 7 километров в западном и юго-западном направлениях и овладела рубежом: восточные скаты высоты 136,9 (восточнее с. Гусаровка) – отметка 134,5 (северо-западнее с. Чепель) – Чепель – Ветровка. Кроме Чепеля, вся остальная территория немцами не занималась и была занята 242-й стрелковой дивизией без боя [19].

Для сдерживания дальнейшего советского наступления и восстановления прежнего положения в Чепеле в середине дня был введен в бой резервный батальон 384-й пехотной дивизии [9, с. 356]. Также сюда перебросила свои танки 14-я танковая дивизия, после чего к 14.00 242-я стрелковая дивизия отбила 1-ю контратаку противника силою до 2 батальонов и 20 танков, которую поддерживала немецкая авиация [19].

Чуть позже немецким танкам вновь удалось прорваться в Чепель [22]. В итоге в 21.30 23 мая под давлением 2 батальонов пехоты и 23 танков 242-я стрелковая дивизия оставила Чепель [19]; [21].

Всего в боях 23 мая 242-я стрелковая дивизия, по данным штаба 38-й армии, подбила 18 танков 14-й танковой дивизии [21]. Также было захвачено 3 пленных, 1 лошадь, 2 повозки, 12 орудий ПТО, 1 станковый пулемет, 3 автомата, 2 парашюта. Потери 242-й дивизии составили 525 человек личного состава (101 – убитым, 424 – ранеными) [38]. Среди прочих погибли командир 900-го стрелкового полка майор Михаил Руденко и комиссар 903-го стрелкового полка батальонный комиссар Яков Чиняков [2].

Штаб немецкого 3-го танкового корпуса в 17.10 23 мая отчитался наверх о 33 подбитых советских танках: 18 танках – 14-й танковой дивизией, 15 танков – 384-й пехотной дивизией [24]. По другим данным, 384-я пехотная дивизия 23 мая подбила не 15, а 16 советских танков [9, с. 357].



Ни потери 64-й танковой бригады 23 мая, ни нанесенный ею противнику урон не известны. Соседняя с ней 114-я танковая бригада 23 мая, согласно своему журналу боевых действий, подбила 6 немецких танков, однако потеряла 13 танков: 3 танка – сгоревшими и подбитыми, 5 танков – застрявшими в противотанковом рву перед Чепелем, 5 танков – застрявшими в болоте перед Чепелем [5, с. 94, 95]. Потери в личном составе, согласно оперативной сводке штаба 38-й армии от 24 мая, составили 314 человек (91 – убитым, 223 – ранеными), а согласно журналу боевых действий штаба 38-й армии, потери составили 324 человека (91 – убитым, 233 – ранеными) [1, л. 19]; [19]. В именном списке безвозвратных потерь личного состава 114-й ТБр за 23 мая числится 55 убитых и 29 пропавших без вести, почти все эти потери пришлись на танковые батальоны бригады, в т.ч. погиб адъютант 320-го танкового батальона старший лейтенант Владимир Калекин, погибли или пропали без вести 2 командира и 3 комиссара танковых рот, 2 заместителя командиров рот, 3 командира взводов, 5 командиров танков [2]. К исходу дня бригада сократилась до 23 исправных танков, т.е. из строя выбыло 23 танка – гораздо больше, чем указано в журнале боевых действий бригады [19]. Исходя из этих цифр и заявленных штабом 3-го ТК 33 подбитых советских танков, можно предположить, что 64-я танковая бригада 23 мая потеряла примерно 10 танков.

Формирование сводного танкового корпуса Штевнева

24 мая 1942 г. бои у Чепеля продолжались, но уже без того накала, как днем ранее. По состоянию на 13.00 24 мая 242-я стрелковая дивизия занимала следующее положение:

900-й стрелковый полк – курган в 2 км севернее Чепеля – (иск.) северо-западная окраина Чепеля фронтом на запад;

903-й стрелковый полк – 300 метров севернее и вдоль северной окраины Чепеля фронтом на юг;

897-й стрелковый полк – (иск.) отметка 141,1 к северо-востоку от Чепеля – 2 км юго-восточнее Чепеля фронтом на запад.

Танки 64-й и 114-й танковых бригад и артиллерия 242-й СД располагались в районе озера в 2 км севернее Чепеля [32].

Примечательно, но оставленный 242-й стрелковой дивизией накануне вечером Чепель немцами так и не был занят. Напротив, штаб 3-го танкового корпуса в своем донесении в 17.30 24 мая докладывал наверх, что Чепель все еще занят советскими войсками [26]. К вечеру 24 мая оборона левофланговых частей 384-й пехотной дивизии проходила к западу от Чепеля [27].

Входившие в состав танковой группы Штевнева 3-я и 15-я танковые бригады утром 24 мая оставались в районе Ивановки, где приводили себя в порядок после тяжелого перехода из-под Малой Еремовки. Вслед затем на основании нового приказа Штевнева 3-я танковая бригада в 12.00 выступила из района Ивановки и к 20.00 в составе 22 исправных танков (6 Т-34, 16 Т-60) сосредоточилась в лесу северо-западнее села Савинцы, войдя в состав оперативной группы Шерстюка [7, л. 108]. В целом за время перехода от Малой Еремовки 3-я танковая бригада прошла своим ходом 140 километров, при этом ее танки Т-34 почти полностью израсходовали свои последние моторесурсы [41, л. 86].

В тот же день, 24 мая, в 17.00 командующий 38-й армией отдал оперативной группе Шерстюка следующий боевой приказ № 134:

«2. Для разрыва кольца окружения противником 6 А приказом Главкома № 00331/ОП создается опергруппа генерал-майора Шерстюка в составе: 242 СД, сводный танковый корпус (3-я, 64 и 114 ТБр) под командованием генерал-лейтенанта Штевнева.

3. Задача опергруппы генерал-майора Шерстюк – наступать в общем направлении – Чепель, Гусаровка, Волвенково, уничтожить противостоящего противника, разорвать кольцо противника и соединиться с частями 6 А в районе: Шопенка, Лозовенька, Высокий, Волвенково.

4. Опергруппа генерал-майора Шерстюка находится в оперативном подчинении 38 А.

5.  На доукомплектование частей сводного танкового корпуса генерал-лейтенанта Штевнева обратить все танки, прибывшие в район Савинцы для 6 А…

8. Командирам бригад танковые батальоны лично вести в бой» [33].

Вслед за этим 3-я танковая бригада была исключена непосредственно из состава танкового корпуса Штевнева, а в 4.00 25 мая она, согласно отчету своего штаба, сосредоточилась на южном берегу Северского Донца в лесу в 2 км западнее села Залиман для самостоятельного наступления отдельно от танкового корпуса в направлении Красной Гусаровки, Гусаровки и Волвенково [7, л. 108]. Впрочем, в 9.00 25 мая штаб 3-й ТБр подал наверх боевое донесение № 68, согласно которому к этому времени 3-я танковая бригада оставалась в северо-западной части Савинцев, причем в составе 19 исправных танков (4 Т-34, 15 Т-60), одной стрелковой роты 3-го мотострелкового батальона и взвода зенитной батареи. Большая часть мотострелкового батальона все еще находилась в пути, 9 КВ-1 оставались стоять у переправы через Оскол в ожидании ее усиления, еще 3 танка (1 КВ-1, 2 Т-34) остались стоять в пути с различными поломками, 1 танк Т-34 был отбуксирован на станцию Святогорская для отправки на заводской ремонт, а еще 2 Т-34, которые также требовали замены двигателей, находились в пути на Святогорскую [80].

Сводный танковый корпус Штевнева теперь составляли 15-я, 64-я и 115-я танковые бригады и 92-й отдельный танковый батальон. Согласно отчету Штевнева, к этому времени 64-я танковая бригада имела в строю лишь 9 танков (2 Mk.II, 1 Mk.III, 6 Т-60), еще 24 танка (9 Mk.II, 15 Т-60) было получено на пополнение бригады.

114-я танковая бригада имела в строю лишь 10 танков (2 M3с, 2 M3л, 6 Т-60), а на пополнение бригады было получено 15 танков Т-60. Еще 14 исправных танков (8 Т-34, 6 Т-60) имел 92-й танковый батальон. 15-я танковая бригада, как уже указывалось выше, к исходу дня 23 мая имела 24 исправных танка (17 Т-34, 7 Т-60), т.к. в общей сложности все 4 танковые части танкового корпуса Штевнева насчитывали 96 танков (25 Т-34, 11 Mk.II, 1 Mk.III, 2 M3с, 2 M3л, 55 Т-60) [5, с. 96]. К этому надо прибавить 19 исправных танков (4 Т-34, 15 Т-60) 3-й танковой бригады, которые также могли быть в любой момент введены в бой. Противостоявшая всем им в Гусаровке и Красной Гусаровке 14-я танковая дивизия к утру 25 мая имела в строю 70 танков (16 Pz.IV, 41 Pz.III, 9 Pz.II, 4 Pz.Bef.Wg.), уступая в численности советским танковым частям [45].

NARA, T. 315, R. 791.

Собственный любительский перевод журнала боевых действий немецкой 23-й танковой дивизии за 12-21 мая 1942 г. Время в тексте для удобства сопоставления с советскими документами сразу же изменено с берлинского на московское.

12 мая 1942 г.

12 мая дивизия в 8.30 была поднята по тревоге командованием 6-й армии и подчинена штабу 51-го АК. Одновременно приказ от группы армий Юг.

Северо-восточнее Харькова из района Волчанска и южнее Харькова с созданного зимой плацдарма враг ударил сильными войсками утром 12 мая, чтобы отбить обратно Харьков.

Немедленно после поднятия тревоги штаб дивизии до 14.30 направляет ко всем войсковым частям по телефону приказ приготовиться к переброске. Вследствие предпринятых мер для операции Фридрикус уже до 14.30 сообщают об их готовности к переходу. По устному указанию командира дивизии и оперотдела и приказу 51-го АК исходные позиции дивизии в районе Чугуева, чтобы атаковать в направлении Старого Салтова для взятия тамошних переправ через Донец.

2-й батальон 1265-го МП немедленно после изготовки перешел на западный выход с тракторного завода, двигается на восток от Харькова и там был подчинен штабу 23-й МБр. В 12.00 информирование командира 23-й МБр командиром дивизии. В 12.45 командир 23-го МЦБ получил приказ с оставлением основных сил 23-го МЦБ в Рогани выслать разведку до линии Большая Бабка – Песчаное – Непокрытая; дивизия должна знать, где в этом районе противник и наша линия и насколько пригодна местность для применения танков с юга на север.

Дивизия выступила в 15.30 с головной боевой группой Хайдебранда с тракторного завода в исходный район в Каменной Яруге и северо-западнее нее.

23-й МЦБ занял оборону исходных позиций на общей линии: Зарожное – 206,2 – совхоз в 3 км северо-восточнее Приволье.

Вопреки непланомерному проведению перехода, отсутствию разведки дорог и местности и вопреки непрерывным авиаударам противника дивизия до утра достигла (F. 93) удаленного на примерно 40 км исходного района и смогла еще вечером 12 мая создать плацдарм на участке западнее Зарожного частями боевой группы Хайдебранда.

В 00.45 прибыл офицер связи подчиненного дивизии 171-го ПТБ 71-й ПД, приказ о направлении 3-й роты 171-го ПТБ без 1 взвода на оконечность леса в 2,5 км восточнее Лебединки в подчинение роты Гютлинга.

Боевая группа Килера получила в 0.40 через офицера связи приказ при любых обстоятельствах и если надо пешком продвинуться до района 208,7 и  там находиться в готовности (F. 95).

13 мая

По запросу штаба дивизии в 2.00, задействовать ли основные силы к обороне лесной опушки восточнее Приволье или должны оборонять находящиеся позади исходные позиции, с замечанием, что район обороны лесная опушка восточнее Приволье ожидаемой атаки не выдержит, штаб корпуса приказывает держать оборону исходных позиций без местной связи, в случае необходимости провести отход обороняющихся в исходный район.

После того как противник занял северную часть Большой Бабки, он атакует с отдельными танками около 8.00 высоту 187,4 и был 1-м батальоном 201-го ТП после отстрела 1 танка принужден к отходу.

24 вражеских танка атакуют в 8.15 после раскатывания оборонительной линии 23-го МЦБ отметку 211,1 и ударили на боевую группу Килера, которая в танковом бою отстреляла 11 танков и остальные вынудила отойти.

23-й МЦБ идет с переносом основного направления влево на промежуточный оборонительный рубеж на общей линии: 187,4 – 211,1 – Приволье.

После того как до сих пор дивизия еще не была отпущена в наступление, в 10.33 1-й офицер 51-го АК сообщает следующую телеграмму: «Армейская группа Юг в 10.20 имеет приказ к немедленному выступлению 23-й ТД с задачей: уничтожить противника перед линией фронта и прорваться с главным направлением удара на Песчаное».

На основании приказа штаба дивизии боевые группы Хайдебранда и Килера в 10.45 выступили, пока боевая группа Бахмана выдвинута в распоряжение штаба дивизии в Зарожное. При этом 1-м батальоном 201-го ТП к северу от 187,4 во встречном бою было подбито 15 вражеских танков. Уже в 12.30 линия высот 206,2 – 211,1 занята. Севернее 206,2 атака боевой группы Хейдебранда, поддержанная основными силами танкового полка и 1-м батальоном (БТР) 126-го МП, осталась лежать в болотистой местности, пока 2-й батальон 126-го МП с 9-й ротой 201-го ТП боевой группы Килера упорно через леса северо-западнее 206,2 (F. 97) двигался с боями вперед и в 15.00 занял северную опушку лесов в 2 км юго-западнее Песчаного. После разведки танковый полк атаковал к западу рощи юго-западнее Песчаного и проник совместно с 1-м батальоном 126-го МП в 20.30 в Песчаное.

Боевая группа Бахмана натолкнулась в течение 2-й половины дня и вечером на легкое сопротивление противника на участке Бабки севернее Большой Бабки.

Под непрерывными авиаударами противника (только на штаб дивизии 20 раз за этот день, при этом 4 убитых и несколько потерянных транспортных средств) подходит к концу этот наполненный событиями первый боевой день дивизии.

Цели дивизии на 14 мая: занятие в течение ночи исходных позиций в районе Песчаное – Приволье – 206,2 для наступления на Старый Салтов (F. 99).

14 мая

Ночь на 14 мая прошла преимущественно спокойно. Вопреки дорожным трудностям боеприпасы и горючее были доставлены и подразделения пополнены.

С 4.00 поступил приказ штаба корпуса с указанием выступить в 8.00 14 мая с достигнутого вчера вечером района через участок Бабки Песчаное – Аргуновский с главным направлением на Старый Салтов и здесь заблокировать переправу через Донец. Штаб дивизии решил для этого сначала атаковать из Песчаного на север, занять 173,2, чтобы затем создать плацдарм через Бабку до 199,8.

В 8.20 выступила боевая группа Хайдебранда с подчиненной до сих пор боевой группой Килера и до 10.20 вступила во владение линией высот на отметке 180 в 2 км севернее Песчаного.

Штаб дивизии решил вследствие сильного флангового вражеского огня с восточного направления из-за Бабки, в особенности из-за очень сильной артиллерии не атаковать дальше на север, но находиться в готовности по обе стороны от Песчаного, чтобы в 15.00 атаковать через Бабку и создать плацдарм на 199,8.

В 11.50 враг атаковал с танками и пехотой на 180 и был отражен. В течение утра и ранней 2-й половины дня на дивизию в районе Песчаного много атак бомбардировщиков и штурмовиков, тяжелый огонь артиллерии с большим количеством РС.

В 15.00 последовал приказ штаба 51-го АК не проводить больше атаку через Бабку, но в подчинении группы Брайта атаковать дальше на север и уничтожить вражеские силы в Веселом.

По приказу штаба корпуса в ночь на 14 мая запланированная смена 128-го МП полком 71-й ПД по донесению 128-го МП от 14.45 согласно приказу штаба корпуса к 71-й ПД была приостановлена, так что сменяемый батальон удержан 71-й ПД (F. 101).

В 15.20 информирование через начальника штаба 51-го АК, что 71-я дивизия получила немедленно приказ, 128-й МП на участке Бабки непрерывно справа налево до южной окраины Песчаного включительно сменить. Просьба оперотдела 23-й ТД к присутствующему на КП штаба дивизии офицеру связи 191-го ПП побудить полк немедленно провести смену до южной окраины Песчаного, как приказано корпусом.

23-й МЦБ с подчиненным 3-м батальоном 201-го ТП имел задачу занять Лебединку и зачиститьб от оставшихся вражеских сил вытянутый лес. Затем 23-й МЦБ  согласно приказу штаба корпуса направляется в подчинение 3-й ТД в Непокрытую.

23-й МЦБ сообщил в 14.30 о проведении зачистки длинного леса и выступлении в Непокрытую к 3-й ТД.

Штаб дивизии приказал в 18.45 боевой группе Хайдебранда примерно в 19.15 атаковать с плацдарма Гунце на отметку 180 в 2 км севернее Песчаного, занять высоту 199,0, продолжая атаку по возможности до южной окраины Рогачевки. Боевая группа имеет на ночь задачу создать оборону фланга на линии: юго-восточный угол Песчаного – линия высот 173,2 – 199,0 и севернее, чтобы 15 мая продолжить атаку на 207,2 – 200,9 (7 км юго-западнее Терновой).

В 19.45 штаб дивизии сообщает в штаб корпуса, что атака не началась, т.к. мост уничтожен артогнем и содержание его в исправности вследствие артогня и продолжающихся атак с воздуха невозможно. Предусмотрено ночью создание моста. Для дальнейшего продолжения наступления безусловно необходимо предварительное подавление вражеской артиллерии к востоку от Бабки.

В 20.30 донесение 3-й ТД: цель на ночь: занятие исходных позиций дивизии в Песчаном (F. 103) для наступления по приказу корпуса на север или северо-восток соответственно для нагрузки в районе 206,2 – 218,4. Смена 128-го МП 71-й дивизией. Когда дивизия выступит через Приволье в направлении Петровского, 71-я дивизия должна иметь сильные войска для прикрытия в Песчаном.

Из-за остановки и отвода назад батальона 191-го ПП, который вчера сменил на 175,1 части 128-го МП, из-за отхода задействованного там батальона 128-го МП на высоте 175,1 возник пустой район, в который вошли русские и обосновались на 175,1. Только в течение ночи удалось после двукратной атаки вернуть в свои руки высоту 175,1. Смена 128-го МП и 1-го батальона 126-го МП 191-м пехотным полком задержана, так что 1-й батальон 126-го МП 15 мая только после отражения вражеской атаки примерно в 7.30 был сменен и снова оказался в распоряжении дивизии.

Также 14 мая велись авиаудары противника, которые чрезвычайно мобильно проводились в лощинах как штурмовые атаки с бортовым вооружением, бомбами и авиаторпедами, и огонь вражеской артиллерии с позиций к востоку от Бабаки с безоговорочной жестокостью.

Впервые дивизия знакомится с установками РС. Эти установки с предполагаемой дальностью стрельбы до 10 км приносят неожиданно немного потерь, т.к. воздействие осколков слабое. Только с применением огня неудобно в боях в населенных пунктах и т.д. Вопреки впечатлению от взрыва, дыма и огня войска испытывают относительно слабое воздействие этого вооружения (F. 105).

15 мая

В 3.30 новый запрос дивизии в штаб 51-го АК на подавление вражеской артиллерии восточнее Большой Бабки с 6.00 авиацией.

3-я рота 171-го ПТБ 71-й ПД была подчинена боевой группе Золтмана и ночью направлена ей.

Боевая группа Золтмана выступила в 6.00 согласно приказу штаба дивизии (от 1.45) из района Песчаного, перешла южнее вытянутого леса через Непокрытую на 199,0 и отсюда в 9.30 1-м батальоном 201-го ТП выступила в атаку в северо-западном направлении, уничтожила несколько ПТО и батарей артиллерии и в 10.10 заняла 194,5. Здесь сильный огонь артиллерии на танки.

С 6.00 усиленный 2-й батальон 126-го МП по обе стороны от 180 в обороне против вражеской атаки из Федоровки. Вражеский прорыв около 8.00 был устранен. В 8.20 батальон выступил в атаку и около 9.30 занял высоту 199,0. Здесь была в 9.45 отражена сильная вражеская атака; батальон уничтожил в ходе этой атаки 17 вражеских танков. В 11.25 противник обрушил огонь из 3 установок РС на всей ширине батальона.

В дальнейшем продвижении 1-го батальона 201-го ТП батальон в рощах и в районе в 1 км южнее 214,3 уничтожил 4 русских танка и несколько ПТР. Батальон, который на 214,3 создал огневой фронт, разгромил контратаку русских танков, уничтожив при этом 7 и повредив 14 других. Новая вражеская танковая атака была разбита Штуками. После подхода штаба полка с 3-м батальоном танки атаковали дальше и в 12.00 заняли 205,4. Там остановились для пополнения.

128-й МП между тем следуя через овраги западнее линии Песчаное – 196,3 около 11.00 достиг Непокрытой и был отсюда применен на 194,5.

Под сильным огнем из хорошо укрепленного совхоза в 1 км северо-западнее 205,4, из района Веселого, с восточного направления и перед всем с опорного пункта 200,9, группа Золтмана (2-й батальон 201-го ТП, штаб полка и 1-й батальон 126-го МП) атаковала (F. 107) с 17.00 через 205,4 на 200,9, которая является ключевым пунктом любой позиции восточнее Веселого. Вследствие флангового огня из колхоза и сильного укрепления высоты 200,9 (на местности 3000 квадратных метров 5 76-мм ПТО, 5 45-мм ПТО, 4 пехотных орудия, 12 ПТР и около 15 минометов) и вследствие глубокого противотанкового рва первая атака была неудачной. С нашим решением о признании важности этой ключевой позиции подполковник Фехнер (командир 2-го батальона 201-го ТП; и части 1 МБ) атаковал с ходу снова этот опорный пункт с юга и смял его с уничтожением или захватом всего находящегося там вражеского вооружения и 3 Т-34.

Вечером 15 мая 2-я батальон 126-го МП перешел к обороне на линии 173,2 – 199,0, 128-й МП достиг высоты 194,5 и круглой рощи в 1,2 км северо-западнее ее и обороняется здесь фронтом на восток, 1-й батальон 201-го ТП перешел в распоряжение штаба дивизии к круговой обороне на 205,4 и группа Золтмана – в круговой обороне на высоте 200,9.

В 17.00 в Непокрытой погибли вследствие прямого попадания снаряда проверенный командир 23-й МБр полковник фон Хайдебранд с адъютантом капитаном фон Ширбрандтом, ордонанс-офицером лейтенантом фон Кноблаухом и офицером связи обер-лейтенантом Имельсом, и краткое время спустя, после того как на поле боя адъютантом штаба дивизии был передан Железный Крест 1-й степени, погиб храбрый командир 2-го батальона 126-го МП майор Гунце. С середины этого дня наша авиация появляется в большом количестве, так что дневное донесение дивизии гласит: «С обеда каждые 1-2 часа атака!»

В качестве окончания этого выдающегося дня эшелон штаба дивизии установкой РС в момент отъезда штаба дивизии разогнан на марше (F. 109).

16 мая

Через группу Брайта дивизия получила приказ с сосредоточением всех сил ударить в район Терновой и 200,9 и установить контакт с окруженной с 13 мая в Терновой группой Грюнера, а затем с заслоном на востоке против участка Бабки на линии 189,0 – 226,3 ударить с частями в северном направлении на Муром с зачисткой промежуточной местности и установить контакт с окруженными в Муроме войсками.

Группа Золтмана прорвала вражеские силы восточнее 200,9, заняла в 9.35 207,2, ударила дальше через 218,6 на 226,3, заняла в 10.30 против сильного вражеского сопротивления с окрестных рощ эту высоту и ударила до Терновой.

Группа Килера (штаб МБр, 2-й батальон 126-го МП и 128-й МП) выступила в 7.00 из района западнее 194,5 в атаку на 207,2. Атака из-за сильного артогня с востока Бабки медленно занимала территорию, при этом был ранен подполковник Килер. Около 9.00 последовала сильная вражеская атака с района восточнее 194,5 на 194,5 и с тем на глубокий фланг атакующей мотобригады. В 10.30 вражеская атака продвинулась до восточной опушки рощи непосредственно к западу от 194,5 (здесь подполковник Бахман со штабом бригады и подразделениями 1 роты вступил в ближний бой) и северо-западнее нее через лощину между рощами до 1,5 км юго-восточнее 214,3. Благодаря применению танковой роты и контратаке 2-го батальона 126-го МП положение было выправлено. Мотобригада переходит к обороне на линии: восточная опушка рощи западнее 194,5 – северо-восточный угол рощи в 1 км юго-восточнее 205,4.

В 13.30 новая вражеская атака из района 189,0 с основным направлением на рожковый лес (восточнее 214,3). Во 2-й половине дня сильнейший вражеский артогонь вопреки атаке Штук. С 17.00 мотобригада с предварительным оставлением 2-го батальона 128-го МП на фронте обороны 131-м ПП сменена и отведена в распоряжение штаба дивизии в Петровское с приказом 17 мая находиться в готовности на применение в направлении 207,9 (F. 111).

Дивизия получила в 16.30 приказ от генерала Брайта поначалу обороняться от 194,5 до 226,3, чтобы после смены 23-го МЦБ 131-м ПП только ограничиться обороной участка роща в 1 км юго-восточнее 205,4 – юго-западная окраина 226,3.

Группа Золтмана должна насколько это необходимо поддержать атаку группы Грюнера на 226,3 – 218,6, чтобы затем оборонять северный фланг Грюнера фронтом на север на линии 219,7 – 208,7. 219,7 держать в наших руках.

Приказ не поступил, т.к. с группой Золтмана нет связи по радио.

В 19.15 идет приказ группы Брайта, что части Зольтмана должны ударить до Муравьево, чтобы остановить отступающие в русле мурома на северо-восток части противника. Оперотдел сообщает, что удар из-за темноты не был возможен и просит решение атаковать на следующее утро сначала 226,3 или на 219,7.

Из-за угрожающего охвата в 20.45 сюда (большая брешь с соседом) был применен на огневом фронте 1-й батальон 201-го ТП. В 21.00 идет приказ, что дивизия немедленно 1 танковый батальон направляет через Харьков в Мерефу в подчинение 8-го АК. 1-й батальон 201-го ТП после подачи подчиненных мотобригаде 1-й и 2-й рот 201-го ТП направился в Мерефу.

9-я рота 201-го ТП была оставлена в опорном пункте 200,9 (F. 113).

17 мая

В 2.15 поступил приказ на 17 мая. Задача: группой Золтмана в 8.00 с района 219,7 атаковать на Муравлево, оцепить отошедшего в русло Мурома врага и уничтожить. 1 танковая рота совместно с группой Грюнера, которая атакует на 226,3.

В 7.00 радиограмма с задачей для группы Золтмана еще не подтверждена подполковником Золтманом; об этом донесение к 3-й ТД. 23-я ТД имеет взгляд, что сначала должен быть создан фронт обороны на восток, прежде чем группы Золтмана и Грюнера выступят на запад. Перед всеми обстоятельствами дивизия сможет повести наступление, когда вся мотобригада скопится в Петровском. К этому времени пока еще нет смены. В 8.00 поступили 2-й батальон 128-го МП и основные силы 2-го батальона 126-го МП в Петровское. О смене 1-го батальона 128-го МП, хотя обещано 71-й ПД, еще не известно.

В 8.30 началась первая атака русских против линии 205,4 – 200,9, которые весь день действовали с применением групп от 30-50 танков с главным направлением на 200,9. Первый удар с 20 вражескими танками перехвачен ротой Шиннера и ротой броневиков на 200,9. К этому же времени другие 30 танков в атаке южнее 226,3 и кроме того сообщают о 30 танках на подходе по шоссе Старый Салтов – Байрак. Т.к. дивизия видит это, что этот массированный танковый удар с занятием опорного пункта 200,9 не может быть отбит в одиночку, она решила дать группе Золтмана приказ к прекращению атак от Терновой в русло Мурома. Группа Золтмана получила приказ ударить из Терновой на 207,2 в спину атакующих там 20 вражеским танкам, чтобы затем атаковать другие 30 вражеских танков южнее 226,3 и защититься у 226,3 против других танковых ударов из Байрака. В 9.00 от группы Брайта поступил приказ. Дивизия кроме того запрашивает поворот от 196,6 на 204,3 атакующей группы Шмидт-Отта на юг, чтобы на 200,9 вступить в бой для поддержки роты Шинера в оборонительном бою против вражеских танков (F. 115).

С большим эффектом артиллерия дивизии вступила в бой, открыв огонь в 9.00 по 30 вражеским танкам у 226,3 и позже по вражеским танкам у 207,2. В 10.00 первая танковая атака отбита, вражеские танки отошли на восток.

После того как в 9.45 также 1-й батальон 128-го МП поступил в Петровское, в 11.45 идет предварительный приказ мотобригаде быть в готовности на переход в Веселое, чтобы быть примененной на линии 205,4 – 200,9.

Когда командир корпуса находился на КП штаба дивизии, поступило донесение 3-го дивизиона 128-го АП, что части 71-й ПД, которые были задействованы на 194,5, отходят в юго-западном направлении перед сильной вражеской атакой. Благодаря пехоте батареи 3-го дивизиона были вынуждены остаться на нынешних позициях. 2-й батальон 126-го МП был немедленно поднят по тревоге и получил приказ выше рощи западнее 194,5 перехватить отходящую пехоту и отразить вражескую атаку. 3-й дивизион 128-го АП уже с 1 орудием занял открытые огневые позиции и останавливает отходящую пехоту. В 12.20 сообщает личный состав отметки 200,9 о новой русской атаке; она и также следующая были отбиты. Противник окопался в полдень на линии 189,0 – 207,2.

Стоявшая в Веселом группа фон Аулока получила приказ штаба 51-го АК направить 1 усиленную роту на 200,9 на усиление тамошнего гарнизона.

Высота 194,5 была 71-й ПД в 15.30 снова занята и удержана.

2-й батальон 128-го МП в 12.30 через 205,4 выступил на 200,9 и перешел там к обороне. Майор Унгер, командир 2-го батальона 128-го МП взял командование над всеми задействованными на 200,9 частями.

Все другие танковые атаки были отбиты с уничтожением многочисленных вражеских танков и примерно 9 пехотных батальонов, через объединенный огонь 128-го АП и Штук, а также немногочисленных имеющихся танков и с вечера 17 мая поступивших 88-мм зенитных батарей (F. 117).

Поздно во 2-й половине дня назначенная корпусной группой Брайта для группы Шмидт-Отта танковая атака после подхода 128-го МП с 200,9 на 226,3 из-за наступившей темноты группой Шмидт-Ота больше не могла быть проведена.

В 19.00 1-й батальон 128-го МП был задействован в обороне на 205,4 и по обе ее стороны.

Отстреляно: 10 вражеских танков с точностью установлено. После отражения последней атаки в 20.30 линия 205,4 – 200,9 твердо в руках дивизии (F. 119).

18 мая

Ночью по телефону приказ группе Брайта с 6.00 атаковать на 226,3 для установления связи с группой Грюнера в Терновой. До начала атаки назначена оборона на линии 205,4 – 200,9. Для этого же 128-й артполк со значительным успехом начинает с усиленного планомерного подавления артиллерии, обнаруженной самолетом-разведчиком.

Вражеская атака утром с 10 танками и 1 пехотным батальоном через 226,3 была после отстрела 2 Т-34 артполком разбита. Этот огонь направлялся передовыми корректировщиками из Терновой.

В 12.45 радиограмма группы Брайта, что боевая группа Золтмана произвела вылазку из Терновой, чтобы затем уйти в распоряжение 3-й ТД в Веселое. После этого командир дивизии запросил у штаба 51-го АК ясное урегулирование командных отношений, т.к. у него после изъятия группы Зольтмана кроме артиллерии находится в распоряжении только лишь ослабленный потерями 128-й МП. Кроме того только теперь дивизия после несколько заявок узнала, что 2-й батальон 126-го МП согласно еще не известному дивизии приказу все еще подчиняется штабу 71-й ПД и занимает фронт обороны. Командир дивизии предупреждает, что дивизия с 6.00 находится в готовности к атаке и имеет приказ на атаку на Терновую, но только однако группа Зольтмана может атаковать из Терновой. Решение будет сообщено.

Около 14.00 враг оставил перед сосредоточенным огнем артполка высоту 207.2.

С 16.00, после того 1 час до этого самолет-разведчик сообщил, что район 226,3 – 200,9 свободен от вражеских танков, неожиданно быстро появились перед 200,9 8-10 вражеских танков, а позади них по меньшей мере 3 пехотных батальона. Снова начался бой танков против танков, артиллерия и зенитки открыли огонь из всех стволов, уничтожили пехоту и по меньшей мере 3 танка противника, в т.ч. 1 Т-34. Танковая рота Шиннера и 2 88-мм зенитки расстреляли боеприпасы до 18.00 (F. 121).

Новые вражеские танки, в целом сообщалось, что до 40 штук. Штаб дивизии расположил на 200,9 все находящиеся в распоряжении силы, включая вернувшийся в распоряжение 23-й МЦБ и танковую группу из 6 танков, которые прибыли из Харькова из ремонта (командир обер-лейтенант фон Путткамер), а также танковую роту Штиве и роту броневиков. 9 орудий 128-го АП под командой 66-летнего полковника фон Буха вышли южнее 200,9, отчасти без пехотного прикрытия на открытые огневые позиции и уничтожили 2 52-тонных танка.

Пока этот изменчивый бой до наступления темноты угрожал большим кризисом. Примерно в 18.00 произведенная атак Штук имела большой успех, но к сожалению атак Штук была слишком коротка, так что командир 128-го МП майор фон Унгер через 30 минут приказал основным силами отходить, пока он сам оставался с малой частью мотобатальона и 652-го корпусного саперного батальона. Также танковая группа Шиннера частью отвела подвижные подразделения, пока она через «чемодан» дивизии также как артиллерия под командой лейтенанта Шмиделя пополнялась новыми боеприпасами…

Последняя атака вражеских танков последовала в 20.45 и только задолго после наступления темноты русские наконец-то в этот день отошли на восток.

Дивизия все также с большими жертвами продолжала занимать высоту 200,9, ключевой пункт для атак и обороны.

Согласно телефонному указанию в 22.30 было назначено подчинение всех в течение 18 мая в ходе танковой биты на высоте 200,9 и южнее нее задействованных частей под управлением подполковника Бахмана. Организация обороны на 19 мая была произведена таким образом, что только слабые части остались на передней линии, а основные силы (F. 123) рассредоточились сзади и выделили резерв.

На основании поступившего в 23.10 приказа штаба корпуса отражение ожидаемых 19 мая вражеских атак и в случае, если позволит ситуация, деблокирование Терновой, были части 3-й ТД подчинены под командой полковника Вестховена 23-й ТД. После этого дивизия дает на 19 мая приказ на оборону с одновременным занятием исходных позиций для наступления группы Вестховена из района севернее Веселого для деблокирования Терновой (F. 125).

19 мая

Утром отбита 1 вражеская атака.

В 13.00 начальник штаба 51-го АК указывает на то, что движение противника на юго-восток с бессвязными локальными атаками дают картину того, что противник в большинстве своем отходит. Иметь все в готовности, чтобы на основании соответствующего приказа штаба корпуса немедленно выступить.

Русские продолжают свои атаки с утра до вечера, однако действуют они только силами 10-20 танков и 1-2 пехотных батальонов, чье направление главного удара находится отчасти перед правым участком дивизии.

Из лощины у Перемоги они атакуют в обход, в особенности в направлении 205,4. Общий центр атак противника кажется у 71-й ПД. Все атаки на 205,4 были отбиты совместно с танками и артиллерии, частью с открытых огневых позиций, зенитками и Штуками.

Группа Зольтмана произвела удар в лощине непосредственно к юго-западу от Терновой, в котором применены только слабые силы (основные силы скованы обороной Терновой). Натиск удался до восточного ската высоты, но был, однако, вражеской контратакой снова отброшен назад.

На 20 мая соответствующий приказ штаба корпуса. Цель дивизии с обороной линии восточнее 205,4 – 200,9 усиленной боевой группой Вестховена с исходных позиций к северо-востоку от Веселого ударить на северо-восток с правым крылом через линию высот 204,3 – 208,7 для занятия 219,7 в 2 км северо-западнее Терновой, чтобы окончательно установить контакт с окруженным гарнизоном Терновой и привести в ужас гарнизон (F. 127).

20 мая

Ночь проходит по существу спокойно.

В 4.40 оперотдел корпуса сообщает, что наступление из-за вражеской атаки на северный фланг 71-й дивизии, южный фланг 23-й танковой дивизии и перед группой Вестховена у 204,3 не может быть начато.

Группа Шмидта-Отта в 6.25 провела контрудар от 196,6 против вражеских танков у 204,3. В это же время вражеские танки наступают от 226,3 на 200,9.

Дивизия в 7.00 указывает группе Вестховена при любых обстоятельствах начать наступление в 8.00. Шмидт-Отт выступил в 8.30 после пополнения боеприпасами.

Атака группы Вестховена очень медленно продвигается вперед под фланговым огнем вражеской пехоты с северного берега Мурома, т.к. наша тамошняя пехота не атакует. Противник атаковал несколько раз с танками, в противоположность предыдущим дням появляясь внезапно и быстро атакуя.

Положение около 9.00 на 205,4 и 200,9 очень напряженное, группа Шмидта-Отта с оставлением 1 роты у Вестховена поворачивает туда.

Вскоре после 9.00 6 русских танков прорвались у высоты 200,9 и южнее, между тем как наша пехота осталась на позициях. Прорвавшийся на огневые позиции 1-го дивизиона 128-го артполка 52-тонный танк был уничтожен 1 гаубицей.

Вражеские танки отходят на юго-восток, наши танки, ведущие маневренный бой, снова идут вперед на 200,9. Группа Шмитт-Отта прибывает в 9.30 на 200,9.

Дивизия считает, что время еще не пришло группой Шмидта-Отта снова через 196,6, 204,3 атаковать для деблокирования Терновой.

В 10.00 командир корпуса приказывает теперь окончательно атаковать только с группой Вестхофена, т.к. положение в Терновой очень серьезное и группа Грюнера не сможет долго продержаться. 200,9 удерживать любыми средствами.

В 11.55 группа Вестховена со Шмидтом-Оттом выступила от 196,6 и в 12.47 вступила в бой перед 208,7 с примерно 10 русскими танками. В 13.47 208,7 пройдена (F. 129). 2-й батальон 3-го мотострелкового полка медленно продвигается вперед с большими задержками из-за противника на северном берегу Мурома.

Атака «Штук» на вражеские танки и на лесные участки западнее 219,7, затем сплошной огневой налет 128-го артполка на лесной участок.

Между тем противник перед 200,9 после неудачной повторной атаки окопался на 207,2, а позже отходит на восток.

Между 15.30 и 16.00 следующее положение группы Вестхофена: Нескучное сильно занято противником, дома северо-западнее него на другой стороне Мурома также заняты врагом, в рощах севернее Нескучного зенитные и противотанковые орудия, в лесу у Лесков артиллерия с наблюдателями на 144,8.

Поздно во 2-й половине дня дивизией к транспортировке продовольствия, боеприпасов и перевязочных средств для Терновой выдвинуты в Веселое сводные колонны, чтобы немедленно под защитой группы Вестховена последовать в Терновую.

В 17.10 Нескучное занято.

После авиаподготовки «Штуками» на лесные участки южнее Араповка-Плоское атака группы Шмитт-Отта продвигается до уровня этих лесных участков.

Противник до 19.30 проводит в район севернее и северо-восточнее 219,7 80 танков, которые с 19.00 до наступления темноты были атакованы «Штуками».

В 20.30 группа Шмитт-Отта вступила в соприкосновение с этими танками на юго-западной окраине высоты 219,7, оторвалась в темноте от врага и отошла на южную опушку лесного участка южнее Араповка-Плоское.

Перед передним краем 205,4 - 200,9 с 16.00 в целом спокойно (F. 130).

Около 23.00 начальник оперотдела дивизии вызывает оперотдел 51-го АК и получает предварительное информирование о планах на 21 мая.

Дивизия должна 21 мая прорвать окружившие Терновую силы противника и деблокировать группы Грюнера и Золтмана. Оперотдел дивизии спрашивает, присоединятся ли к наступлению находящиеся севернее Мурома части 17-го АК. Он указывает на то, что вопреки предъявленному утром требованию дивизии на присоединение примененных между Муромом и Липчиком частей 17-го АК, это вопреки обещанию штаба корпуса не происходит. Поэтому левое крыло группы Вестховена после двукратной атаки рано во 2-й половине дня находится под вражеским фланговым огнем с высот севернее Мурома.

Опертодел корпуса информирует оперотдел дивизии о следующем: штаб армии уже по телефону пообещал 51-му АК, что части 17-го АК выступят вместе с ним. 51-й АК запросил подчинение этих частей для одновременного проведения наступления. Когда армия удовлетворила запрос штаба корпуса, оставшиеся части 294-й ПД были подчинены для этого наступления 23-й ТД. 51-й АК одновременно ходатайствует, чтобы в этом случае боевые группы 294-й ПД выслали офицеров в штаб Вестховена в Веселое с документами о силе, организации и достигнутой линии, где их может поймать офицер связи 23-й ТД.

Опаротдел дивизии указывает далее, что положение противника, в особенности перед группой Шмидта-Отта, еще не известно. Запрошены с утра контроль Штук и авиаразведка сил противника востоку и северо-востоку от 290,7, в особенности 80 вражеских танков (F. 133).

21 мая

В 3.30 поступивший приказ штаба корпуса назначил продолжение наступления с достигнутой линии для деблокирования и последующего оставления Терновой.

Между Муромом и Липщиком стоявшие части 294-й ПД (группа Аулока, группа Циммермана и группа Пинчовиуса) были подчинены 23-й ТД для атаки против находящегося на фланге группы Вестховена противника. Атака к закрытию разрыва с 29-м АК будет продолжаться дальше. На линии 205,4 и 209 перейти к обороне.

Штаб дивизии пока не дает приказ на наступление, т.к. он не информирован: 1) о положении в подчиненных частях 294-й ПД, а также их организации и силах; 2) о положении противника перед группой Шмидта-Отта и севернее нее. Разведка будет выслана не ранее рассвета.

Оперотдел дивизии информирует однако полковника Вестховена (командир группы Вестховена), что ему для наступления подчинены стоявшие между Муромом и Липчиком части 294-й ПД и офицеры связи этих боевых групп этой дивизии уже в пути в нему. Оперотдел дивизии указывает на это, что дан приказ дивизии на разведку положения противника перед группой Шмидта-Отта и положения в 294-й ПД, с началом наступления надо считаться не ранее 9.00.

офицеры связи боевых группы 204-й ПД появились с 3.00 в боевой группе Вестховена.

Т.к. дивизия до 5.00 не имеет ясности о положении противника у Шмидта-Отта, в 6.00 отдается предварительное указание о проведении наступления на Терновую.

Проведенная разведка показала, что вчера на 290,7 установленные 80 вражеских танков ночью отошли на северо-восток, 219,7 слабо занята врагом, однако западная опушка лесов севернее Терновой сильно занята врагом (F. 135).

В 10.30 боевая группа Шмидта-Отта из района южнее рощи южнее Араповки-Плоское перешла в атаку на Терновую, прорвала благодаря окаймлению своего левого фланга атакой Штук и сосредоточенному огню в районе восточнее 290,7 вражеские силы окружения и в 11.05 установила связь с группой Грюнера в Терновой.

В 12.20 прибывшая колонна снабжения дивизии начала немедленно транспортировку оттуда примерно 350 раненых.

В 15.10 приходит на КП штаба дивизии от командующего 51-го АК приказ к оставлению Терновой. Отход был проведен согласно приказу штаба дивизии с обороной группы Вестховена на линии твердо к северу от 218,6 – 219,7 и местного охранения поначалу группой Зольтмана, с 23.00 принятым 2-м батальоном 126-го МП.

Атака боевых групп 294-й ПД встретила поначалу слабое сопротивление врага и шла быстро вперед. Рано во 2-й половине дня линия: северный выход из Чуркина – 191,2 – 221,0 – 217,3 - занята и установлена связь с двигающимися с севера частями 88-й ПД.

Перед группой Бахмана в течение дня большей частью спокойно (F. 137).

NARA, T. 315, R. 1105.

Собственный любительский журнала боевых действий штаба 79.Infanterie-Division. Время в тексте для сопоставления с советскими документами сразу же изменено с берлинского на московское.

12 мая 1942 г.

Сильная вражеская разведка на Избицкое.

С 3.00 атакуют около 200 человек наши позиции на восточной опушке Коровинского леса. Под прикрытием темноты противник в 2 местах переправился через Донец.

С 5.30 сильный огонь артиллерии по Байраку (F. 580), с 6.10 замечено приближение 14 танков по танковому шоссе (шоссе Рубежное – Терновая).

6.30. Занятие танками исходных позиций в лощине южнее танкового шоссе.

6.30. Русским при поддержке тяжелого пехотного и минометного огня и русских бомбардировщиков удалось проникнуть в северную часть леса Коровинского леса. Северная часть по-видимому занята врагом.

Разведывательный батальон (дивизионный резерв в Муроме) был поднят по тревоге и направлен в совхоз Шамино.

7.15. Русское наступление направлено главным образом на Байрак и Избицкое, высота 203,4 была накрыта сильнейшим огнем.

7.45. 212-й ПП использовал при прорыве в Коровинский лес свои малые резервы (курсы обучения унтер-офицеров, штабной персонал).

7.30. На всем правом крыле идет наступление с сильной артподготовкой и поддержкой танков.

8.15. Чтобы создать достаточную плотность обороны для участка западнее Коровино, была немедленно назначена переброска находящихся в Белгороде курсов истребителей танков в Зиборовку к 212-му ПП.

8.20. Новая вражеская атака на Приютовку и Маслову Пристань. Атака была отбита.

8.25. Противник продвинулся до западного выхода из Архангельского (F. 582), связь с Архангельским прервана.

У 1-го батальона 212-го ПП была попытка противника проникнуть в лесную дугу в 2 км южнее Огурцово, попытка сорвана и 17 пленных захвачено.

8.40. Неоднократные просьбы о помощи пикирующих бомбардировщиков против сильной вражеской артиллерии (оперотдел – оперотделу штаба корпуса).

8.45. На правом участке вся противотанковая оборона вышла из строя. Пехота держится и отсекает вражескую пехоту от танкового сопровождения.

9.15. Противник, проникший с юга и юго-востока в Старицу, находится в атаке на высоту севернее Старицы.

9.30. Телефонный разговор командира дивизии с командиром корпуса.

Задача снять плацдарм у Масловы Пристань, чтобы высвободить войска, т.к. у дивизии нет никаких резервов. На участке западнее плацдарма будет занята оборона силами усиленной роты 2-го батальона. Командир корпуса должен только запросить решение штаба армии.

9.30. Менее сильная вражеская атака у Приютовки была отражена.

По донесению артполка противник с юга атаковал Старицу, прошел село Старица и в движении на лес севернее против 3-го батальона 375-го ПП.

9.45. Оперотдел – командиру 212-го ПП:

Разведбат подчинен 212-му ПП. С его и другими силами выстроить оборону к западу от Коровино главным образом напротив Архангельского. До сих пор находящийся в резерве дивизии взвод 179-го ПТБ также подчинен полку (F. 584).

10.00 Положение у 294-й ПД под очень сильным вражеским натиском складывается таким образом, что появилась серьезная угроза флангу 79-й ПД.

10.30. Севернее Старицы идет сильны бой.

10.50. Стык с 294-й ПД сильно отогнут. Вокруг Байрака упорно сражаются. Большое число вражеских танков задействовано. Отдельные танки прорвались юго-восточнее Терновой и атакуют лес южнее Терновой.

10.55. Противник очевидно перешел Старицу в центре села и продавил нашу оборону между 3-м батальоном 375-го ПП и 1-м батальоном 212-го ПП. 4-я батарея была атакована, временно захвачена врагом, была контратакой снова взята.

10.55. Также на участке 1-го батальона 208-го ПП направлены атаки, поддержанные отдельными танками. Русские бомбардировщики поддерживают атаки.

11.00. На участке 429-го ПП вся противотанковая оборона из-за артиллерии и подавления тяжелыми танками нейтрализована. Правое крыло полка висит из-за отхода 294-й ПД в воздухе.

После того как первые атаки были отбиты, противник снова находится в готовности к наступлению в районах Варваровки, Избицкого.

11.20. Указание штаба корпуса при любых обстоятельствах предотвратить встречу русских из Архангельского и с юга через Старицу.

Корпусной резерв (1-й батальон 429-го ПП) был освобожден штабом корпуса (F. 585), чтобы исключить угрозу Мурому. Батальон был на грузовиках от Терновой выслан на марш, чтобы на отметке 182,1 создать заслон и при своевременном прибытии туда контратакой отбить западную часть Старицы. Положение в лесу севернее Старицы временами совершенно неясное. Противнику, кажется, удался местный прорыв, и он, по-видимому, давит вдоль лесной опушки на северо-восток в тыл нашей линии.

12.00. Командир 429-го ПП решил задействованные в лесу западнее Викнины части (1-й батальон 529-го ПП), после того как они уже к югу обойдены и уже атакованы с юго-запада, отвести в Байрак и Байрак оставить оборонять батальоном фронтом на юг.

Положение перед Байраком, а также Терновой серьезное из-за открытого фланга  и опорные пункты уже атакованы с запада.

13.05. Командир дивизии просит командира корпуса о выделении танковой роты. Просьба должны быть немедленно отклонена, т.к. применение по частям не может быть применено.

13.50. На участке 429-го ПП новая большая атака с танками, которая проходит к северу от Байрака и южнее Варваровки.

14.05. Чтобы участок Старица – Огурцово был монолитным, было приказано, что подполковник фон Бонин принимает командование над прежним участком 3-го батальона 375-го ПП и 1-м батальоном 212-го ПП.

14.10. Еще держится: Байрак – высота 203,4 – Варваровка (F. 586). Ощущается временное ослабление давления.

Темп наступления русской пехоты низок. Их продвижение вперед и их местные успехи обусловлены только средними и тяжелыми танками, которые немецким вооружением не могут быть эффективно поражены.

Связь 226-го полка к подчиненному ему 3-му батальону 375-го ПП была с началом вражеской наступательной операции против Старицы и лес к северу от Старицы не восстановлена. Должны считаться с тем, что оборона к северу от Старицы прорвана. В 14.45 снова связь с 3-м батальоном 375-го ПП. Он еще держит правым крылом северо-западную часть Старицы. Левее у лесничества стыковка с 1-м батальоном 212-го ПП. Угроза, что противник выйдет в тыл 1-му батальону 212-го ПП, в настоящее время снизилась.

15.30. После того как с 12.00 русские атаки с севера против юго-западной части Архангельского были отбиты, противнику удалось на ширине 400 метров в центре села проникнуть в южную часть Архангельского. Этим создалась угроза, что противник личный состав нашего переднего края перевалит на юг или ударит от Архангельского через весьма неплотно занятую линию на стыке между 9-й ротой и разведбатом на юго-запад (Муром).

16.00. Вражеская атака (300 человек) на Маслову Пристань была отражена.

Прорыв с 11 танками у 1-го батальона 208-го ПП, который большей частью (F. 588) выдавлен со своих позиций, левая рота и КП штаба батальона еще держатся, наблюдательный пункт на отметке 189,5 все еще нами занят.

Чтобы подкрепить положение на участке Коровино, командир дивизии одобрил отвод усиленного взвода из Маслова Пристань.

16.20. С востока и юга враг снова атакует сильными войсками Байрак.

16.40. Командир дивизии – начальнику штаба 17-го АК:

Новая задача: разрешено оставить плацдарм Маслова Пристань, чтобы высвободить войска.

16.45. Начальник 29-го АК – оперотделу:

Т.к. армия с ее войсками не может помочь и дивизия должна управляться со своими силами, штаб армии и штаб корпуса согласны оставить плацдарм у Маслова Пристань.

16.50. Командир дивизии – командиру 212-го ПП:

Плацдарм Маслова Пристань в темноте оставить, одной ротой занять участок западнее Донца. Остальные силы в распоряжении 212-го ПП. Главная задача: предотвратить прорыв противника на Муром.

На 17.00 вытекает следующее общее положение: Вопреки сильному вражескому наступлению с поддержкой танков 429-й ПП удержал передний край в Байраке, после того как из-за отхода примыкающих частей 294-й ПД потребовались отвод переднего края из леса западнее Викнины и загибание фронта на юг. 226-й ПП держит свой передний край: отметка 203,4, Варваровка, западная часть Избицкого (F. 590).

К востоку от Избицкого 10 вражеских танков и пехоты после уничтожения противотанковой обороны прорвались на северо-запад и достигли леса у Ладыцкого.

Участок оврага Васильевка – западная часть Старицы удержан. Севернее Старицы удержан район озера у отметки 115,7, а также овраг восточнее лесничества, где левая рота 3-го батальона 375-го ПП и части 1-го батальона 212-го ПП блокируют вражеские попытки охвата с северо-востока.

После того как Архангельское пало в руки противника, части 3-го батальона 212-го ПП удерживают северную опушку леса южнее Архангельского. Против Коровинского леса была выстроена тонкая линия обороны: западная окраина Архангельского – Шамино – высота 182,9.

17.30. Подполковник фон Бонин принял командование над 1-м батальоном 212-го ПП, 3-м батальоном 375-го ПП и оторвавшимися от 226-го ПП частями 1-го батальона 208-го ПП.

18.35. Начальник оперотдела сообщает начальнику штаба 17-го АК о серьезном положении, которое преимущественно вырисовывается у 1-го батальона 208-го ПП. Там танки оттеснили весь передний край. 1-й батальон 429-го ПП, который во время перехода от Терновой заехал южнее Мурома на маршрут танков, был у лесов у Ладыцкого и Пятницы сдержан и разорван на части.

19.00. Южная половина Байрака находится в руках русских. Большое число русских танков начинает раскатывать Байрак с юга, вскоре после этого Байрак после упорного сопротивления захвачен атакующим с 3 сторон противником с танками (F. 591).

19.35. Сдерживается натиск от Старицы на север. Южное крыло 1-го батальона 212-го ПП оттеснено на 197,4. 212-й ПП приказал удержать Огурцово.

20.10. Штаб корпуса одобрил запрос штаба дивизии на оставление Огурцово.

Удержание Огурцово и позиции в Огурцовском лесу требует слишком много сил, которые на более целесообразной линии могут оказать решительное сопротивление.

20.10. Командир дивизии – подполковнику Бонину:

1-й батальон 212-го ПП и 3-й батальон 375-го ПП отвести на Муром. Муром удерживается при любых обстоятельствах.

22.00. Положение: Байрак потерян, Терновая оборудуется под круговую оборону. В лесу юго-западнее отметки 203,4 и на переднем крае: отметки 203,4 – Варваровка – Избицкое - держатся. У лесов у Пятницы и Ладыцкого противник прет дальше на запад, где теперь атакующая без танков пехота сдерживается слабыми силами. Донец на участке Огурцово был также удержан.

Южнее Архангельского противник проник в лес, там неясно. Маслова Пристань снова атакована, но атака была отбита.

22.30. Подача частей 175-го ПТБ была дивизии на утро 13 мая обещана командиром корпуса.

Связь с 429-м ПП не установлена. Командир 226-го ПП со своим батальоном, задействованным в Терновой, в настоящее время не имеет связи (F. 593).

13 мая

В 6.00 отдельные подразделения, сражающихся вокруг Терновой войск, взяты под командование полковника Грюнера. Они считаются с окружением Терновой, которую в будущем будет необходимо снабжать с воздуха.

Отрыв от противника прошел у 1-го батальона 212-го ПП и 3-го батальона 375-го ПП без трудностей.

Маслова Пристань планомерно оставлена.

К западу от русла Мурома 226-й ПП немногими имеющими в наличии частями оборудует несвязанную друг с другом линию обороны.

7.50. Батальон Барта направлен в Нечаевку в распоряжение дивизии. Инструктаж командира батальона начальником оперотдела.

От 1-го батальона 208-го ПП и 1-го батальона 429-го ПП нет новостей. Части воюют предположительно в лесах у Ладыцкого и Пятницы.

10.10. К лесам у Ладыцкого и Пятницы прорвались танки и давят тонкую оборонительную линию между Середой и Муромом по обе стороны.

11.20. Атака с танками на Муром.

Вокруг и в самой Терновой под командой полковника Грюнера оказывают сопротивление примерно 2000 человек. Тяжелые атаки, поддержанные русской авиацией и тяжелейшим артогнем, должны взломать опорный пункт. Подъездная дорога от Веселого в настоящее время еще свободна. Но скоро ожидается ее перерезание, тем более, что в 12.00 русские танки достигли Середы и частью повернули на юго-запад (F. 595).

Атаки на Муром с востока, юго-востока и с юга и против южного Шамино неоднократно повторяются, в особенности у южного Шамино снова и снова возникает кризис. Частью танки проникают в Муром и наносят потери в вооружении.

13.30. Поступившие подразделения 1-й роты 175-го ПТБ были подчинены 212-му ПП. Взвод 2-й роты 175-го ПТБ ночью направлен группе Бонина.

14.00. Штаб полка и оставшиеся части 226-го ПП (примерно 200 человек) находятся выше участка Мурома в Выскоком. Т.к. штаб полка задействовать там без войск кажется бессмысленным, командир 226-го ПП получил задачу собрать рассеянные подразделения в Липцах, чтобы снова выступить.

15.00. С 13.00 трудные бои в Терновой. В Муроме упорно сражаются за церковь.

Снова и снова повторяющиеся атаки против линии фронта между южным и северным Шамино и против Графовки, которые приводят к локальным прорывам. Контратаки с последними малыми резервами еще делают возможным выправление этих ситуаций.

17.00 Терновая держится после множественных атак сильных вражеских войск, поддержанных тяжелой артиллерией, танками и авиацией (F. 597).

На центральном участке между Терновой и Муромом зияет брешь, которая на западе контролируется только отдельными постами 226-го ПП. Вражеские силы проникли до участка Мурома.

Опорный пункт Муром был после неоднократных вражеских атак, которые в настоящее время поддержаны танками, после длительного натиска удержан. Также в секторе южного Шамино и Графовки были остановлены крайне ожесточенные атаки у Графовки. Деятельность вражеской авиации весь день очень оживленная (атаки на Терновую, Муром, Зиборовку).

19.50. Противник проник в село Графовка и очень сильно нажимает.

20.50. Рота 168-го ПТБ прибыла и подана 212-му ПП.

Аналогичным образом оставшиеся в распоряжении дивизии курсы истребителей танков (обер-лейтенант Филипп) направлены для применения в качестве пехоты в 212-й ПП.

21.50. Дивизии было обещано и в течение ночи должны прибыть штаб 157-го ПТБ с 2 ротами, 1-я и 2-я рота 175-го сапбата.

Обе роты в основном предназначены для повторного овладения передним краем у Графовки и его удержания.

22.00. Развитие ситуации в Терновой неизвестно.

Муром держится, фронт Шамино держится вопреки множественным удачным (F. 599) местным вражеским прорывам и просачиванию.

В Графовке в западной части все еще оказывают сопротивление. 10-я батарея остается в наших руках и должна ночью провести смену позиций, чтобы иметь возможность действовать  (F. 601).

14 мая

В 6.00 боевая группа Грюнера находится в круговой обороне с выемкой частей из северной части села.

Вражеский натиск на Муром и фронт Коровино не ослабевает (южное Шамино временно в руках противника).

9.00. Боевое руководство в районе Петровское – Веселое поручено 294-й ПД.

10.30. Составленный под командованием капитана Мангельсдорфа отряд (1-я и 2-я роты 175-го сапбата, 10-я рота 212-го ПП, взвод 175-го ПТБ) выступает для повторного взятия переднего края у Графовки. Этот контрудар до 13.00 привел к успеху. Графовка снова занята нами. Противник оставил в наших руках 58 пленных.

В 13.55 прежние позиции там снова заняты.

14.00. Решение командира дивизии усилить слабые части, которые еще находятся в распоряжении полковника Аулока и эти части оставить для предотвращения вражеской разведки и слабых ударов через шоссе Харьков – Белгород. Были назначены оснащение имуществом связи, подача вооружения и личного состава.

В настоящее время полковник Аулок, имея в общей сложности примерно 120 солдат, удерживает с Лукьянцы, Пыльную и Лозовую.

19.00. Натиск с юга и востока на Муром группа Бонина не может выдержать в течение длительного времени. Перенос назад переднего края и сдача юго-восточной части Мурома уже осуществлена. Для находящихся в распоряжении сил расширение позиций слишком большое (F. 601).

19.00. Решение перенести КП штаба дивизии из Нечаевки в Бродок. В Нечаевке находится фронт дивизии, полностью свободный без слабого прикрытия на фланге.

Между 20.00 и 22.00 перенос командного пункта в Бродок.

Штаб 157-го ПТБ был подчинен 212-му ПП (F. 603).

15 мая

6.00. Терновая с 13 мая полностью окружена и снабжается с воздуха, держится против длительных тяжелых вражеских атак.

Левое крыло линии обороны, оборудованное полковником Аулоком, было продавлено ночью превосходящими силами русских. Также остальные опорные пункты (Пыльная, Лукьянцы) в течение дня отодвинуты назад. Из-за этого появилась брешь в районе Лозовая – Черемошное и вражеское движение там на северо-запад и запад дивизией больше не контролируется. В Муроме ночью подполковник Бонин вынужден из-за истощения сил в предыдущие дни сократить передний край и отойти в северную часть Мурома.

15.00. Участок 79-й ПД со всеми примененными тут войсками – исключая группу Грюнера в Терновой – берет под управление штаб 29-го АК.

21.00. Противник усилился в Муроме. Несколько ожесточенных атак следуют из Мурома против лесных позиций севернее и северо-западнее Мурома. Также атака против фронта Коровино была неоднократно повторена и отражена, особенно тяжелые бои у Графовки. Севернее Графовки уже несколько раз замеченные исходные позиции эффективно подавлены сосредоточенным артогнем и уничтожены.

Весь день оживленная деятельность вражеской авиации. В ходе подготовки к начатой наступательной операции по устранению участка прорыва дивизии направлен и подчинен 1-й батальон 248-го ПП. Он предназначен для защиты открытого левого фланга и позднее – обороны сосредоточения атакующей группы Крайсса.

Кроме того были подчинены: зенитная боевая группа, 12-я батарея 239-го АП и 1-я рота 1-го строительного батальона (Зиборовка).

Проведение сосредоточения до прибытия группы Крайсса штаб корпуса поручает 79-й ПД.

Оборону шоссе Харьков – Белгород принимает в Журавлевке 248-й велосипедный батальон 75-й ПД.

19.00. 1-й батальон 248-го ПП прибыл в Бродок и был направлен в Черемошное (F. 605).

16 мая

6.00. С 3.30 враг атакует из Мурома лесные позиции севернее Мурома. Позиции остались твердо в наших руках вопреки тяжелейшему огню артиллерии и минометов, который, по донесению командира, благодаря эффективному сосредоточению вырос до никогда не испытанного за компанию сильнейшего артогня.

Благодаря обороне, осуществление в последние дни облегчения фланга и успехам наших танков южнее Терновой улучшилась уверенность личного состава вопреки болезненным нашим (F. 605) потерям и тяжелых боям.

9.00. Группа Эйтнера решительным ударом рассеяла вражеский отряд в 60 человек, который был обнаружен в Нижнем Ольшанце, и захватила несколько пленных.

Прибывающие в Черемошное части 1-го батальона 248-го ПП, 248-го сапбата совместно атаковали вышедшего к югу от села противника, который был отброшен в Устинку.

Задача 1-му батальону 248-го ПП: оборона на линии отметка 220,8 (юго-западнее Черемошного) – Кировская. 1-я рота 1-го стройбата была подчинена 1-му батальону 248-го ПП, точно также 12-я батарея 239-го АП.

Командир 29-го АК – оперотделу дивизии:

1) Разведка и оборудование отсечной позиции севернее Бродока фронтом на юг.

2) Также подготовить отсечную позицию.

3) Вести разведку в районе между Муромом и шоссе Харьков – Белгород.

Считается возможным атака противника через Донец на слабо занятые позиции на участке группы Эйтнера. Показания перебежчиков указывают на эту угрозу. Группе Эйтнера направлено подразделение, созданное из отбившихся от своих одиночек и рассеянных частей.

16.15. Около 22 танков и пехота идут с юга (роща южнее Новой Деревни) на Нечаевку. Из-за воздействия сосредоточенного огня артиллерии танки повернули поначалу на Вергелевку (F. 607).

19.00. Атака танков на Нечаевку была дважды повторена, оба раза сосредоточенным артогнем отброшена.

Новые ожесточенные атаки на южное и северное Шамино, а также на Графовку.

Весь день усиленное применение артиллерии и авиации противника.

24.00. Передача командования над участком Нечаевки и у группы Крайсса задействованных частей 79-й ПД группе Крайсса (F. 609)

17 мая

3.15. Позиции на лесной опушке севернее Мурома снова сильно атакованы. Артминометная подготовка чрезвычайно сильна и нанесла потери в особенности у 1-го батальона 212-го ПП, который на позициях севернее Мурома до сих пор отбивал самые большие и ожесточенные атаки.

12.00. Новые вражеские удары против лесных позиций отбиты.

10.45. Атака группа Крайса достигла лесной опушки у отметки 214,6. Подчиненные обер-лейтенанту Крааку части 157-го ПТБ и 179-го ПТБ к северу от рощ в 1,5 км юго-западнее Нечаевки. Эта и малая рощи к западу от нее остались пока весь день заняты противником, хотя правофланговые силы группы Крайса уже пробились далее на юг.

Оживленная деятельность авиации, атаки с бомбами и бортовыми вооружением в основном против северного Шамино, Зиборовки.

Из войск снабжения в пределах все еще возможного (F. 609) выдернуты унтер-офицеры и рядовые и сведены в подразделения. Подразделение Липерта было после формирования ночью подано группе Эйтнера на участок Топлинка – Соломино и подчинено. Подразделение Арлта, поначалу удержанное в распоряжении штаба дивизии в Бродоке, утром, чтобы компенсировать большие потери группы Бонина и в рамках полковой группы Бонина создать малый резерв для контратак, направлено группе Бонина. Из одиночек, преимущественно из 1-го батальона 208-го ПП, составленное подразделение Хангерекера было из Ревенека переброшено в дивизию, где оно обеспечено в качестве подразделения и находится в распоряжении штаба дивизии.

Из Борисовки были также подтянуты оставшиеся подразделения бывшей полевой запасной роты (Спёра).

В течение дня противник проводит кроме небольших атак на фронте Шамино – Графовка также 4 атаки силами примерно 400 человек при поддержке сильного артогня против Графовки. Все атаки были не в последнюю очередь отражены оборонительным огнем артиллерии с потерями для противника.

После того как слабые вражеские части временно проникли в рощу в 1800 м южнее Графовки, 212-й ПП отводит к западу от шоссе Белгород – Муром фронтом на Нечаевку задействованную роту, чтобы расположить ее позади фронта между Зиборовкой и Графовкой.

Вражеский артогонь очень усилился против Зиборовки и Графовки.

20.30. В телефонном разговоре с начальником штаба (F. 611) 29-го АК командир дивизии представил на основании своего знания местности свою точку зрения, что продолжение наступления группы Крайсса через леса севернее Вергелевки будет сложным и он считает целесообразным отозвать батальоны (F. 612).

18 мая

4.45. Противник атакует Графовку снова сильными войсками, сосредоточенный огонь нашей артиллерии разбивает эту атаку. Наблюдатели показали утром в районе южнее Мурома и через Муром усиление вражеского движения с запада на восток. Этого впечатления, однако, нет в полдень.

12.30. В северном Шамино 1 русский самолет сбит ружейным огнем.

Новая сильная атака противника с 16.00 против лесных позиций севернее Мурома.

Также повторено наступление против Графовки с сильными войсками, атакующими с юго-запада, юга и востока при поддержке артиллерии и авиации. Несмотря на постоянное давление против Графовки и снижения боеспособности вследствие многочисленных потерь невозможно направить замену в эту горячую точку.

19.00. С согласия командира корпуса с учетом положения в Графовке учебная рота из корпусного резерва на грузовиках из Таврово была переведена в Бродок, чтобы при необходимости немедленно оказаться в распоряжении дивизии.

Группа Люттица, которая сегодня в качестве корпусного резерва переведена в Бродок, была направлена в Нечаевку.

При личном установлении связи начальника оперотдела с группой Крайсса ставится вопрос о удержании стыковки с выдвинувшимся частям группы Крайсса  (F. 612), что правое крыло 79-й ПД в продолжение наступления будет эшелонировано с точкой опоры на высоте 196,2. Слева к группе Крайсса примыкающий батальон Краака был подчинен группе Бонина. Начальник оперотдела лично инструктирует обер-лейтенанта Краака и группу Бонина.

20.40. Вражеская атака против южной опушки леса севернее Мурома. От Напрасного атакуют свыше 10 танков, которые проникли на позиции и вызвали временное оставление частями переднего края на опушке леса. После того, как танки отошли, при повторном занятии переднего края осталось между 1-м батальоном и 9-й ротой 212-го ПП брешь, через которую в течение ночи проникла русская пехота.

Из числа танков 2 были подбиты (F. 614).

19 мая

3.00. При поддержке танков, которые воспользовались создавшейся накануне из-за атаки танков положением, частям противника удалось выйти в лес юго-западнее южного Шамино. Благодаря загибу фланга 1-го батальона 212-го ПП и переброске на правое крыло подразделения Ротфельдера был создан заслон.

8.00. Донесение о тяжелом положении и соответствующая заявка у штаба корпуса, учебная рота корпусного резерва находится в распоряжении с учетом задачи дивизии оборонять исходные позиции для наступления правого крыла группы Крайсса, в первую очередь стабилизация положения на южном фронте дивизии.

В распоряжение дивизии предоставлены: (F. 614)

1) группа Люттица (штаб 188-го разведбата, 1 велосипедный эскадрон, 1 противотанковая рота);

2) 2/3 учебной роты до сих пор в корпусном резерве в Бродоке.

8.15. Приказ группе Люттица: группа Люттица была подчинена дивизии, чтобы закрыть разрыв с группой Бонина.

8.55. Инструктаж командира учебной роты, которая подчинена 212-му ПП для пополнения группы Мангельсдорфа и создания ударного резерва.

10.00. Личное установление связи командира дивизии с группой Крайсса из-за предстоящего в полдень наступления. Указание на целесообразное создание стыковки с дивизией. Обсуждение целесообразного руководства фронтом в Муроме.

15.00. На основании оценки положения командир дивизии считает крайне необходимым, что корпус предоставит в распоряжение свои имеющиеся войска, чтобы при любых обстоятельствах предотвратить выход из окружения из Графовки. В телеграмме он выразил озабоченность и просил оставить войска в распоряжении, чтобы предотвратить прорыв. Начальник штаба 29-го АК указывает на необходимость не привлекать силы группы Крайсса. Благодаря продолжению наступления группы Крайсса часть сил дивизии освободится, которые затем можно будет задействовать в Графовке.

15.30. В Графовке при новой атаке, которая проводилась с юго-запада, юга и востока силами 400-500 человек, был произведен прорыв, так что Графовка с запада (F. 616), юга и востока окружена.

По прямому соглашению между майором Пелохеном и подполковником Бониным сегодня утром группе Бонина направленный велосипедный эскадрон 188-го разведбата применен в контратаке против продвинувшегося южнее Графовки на запад противника.

Контратаки, которые были проведены со всеми имеющимися в наличии силами, не привели к успеху. Они были отражены очень сильным противником (примерно 800 человек) и его артогнем.

Части гарнизона Графовки удерживают юго-западную часть еще до 23.00. Дефицит боеприпасов и слабость сил обороняющихся из-за потерь заставили батальон сдать село и отвести подразделения на высоту юго-западнее Волково.

У группы Бонина после танковой атаки 18 мая образовавшаяся брешь еще не закрыта, поэтому рано во 2-й половине дня возникает впечатление, что вражеский прорыв в лес в этой бреши представляет угрозу лесных позиций и для Зиборовки.

На основании важности удержания переднего края на следующий день запланирована атака группы Крайсса из района севернее Мурома для выпрямления положения после переговоров с группой Крайсса и штабом корпуса уже выдвинутый на исходные позиции в лес севернее Мурома 1-й батальон 245-го ПП возвращен. Штаб корпуса из-за важности операции также исключает из наступления 20 мая предусмотренный 1-й батальон 442-го ПП (F. 618).

Из-за наступившей темноты устранение положения 19 мая не было проведено.

Из-за последовавшего прорыва у Графовки беспрепятственное продолжение наступательной операции группы Крайсса под вопросом. Для уничтожения прорвавшегося к западу от Графовки противника и стабилизации фронта дивизии в распоряжение предоставлен 442-й ПП без 2-го батальона. 1 батальон находится уже севернее Зиборовки, другой батальон был подан в течение ночи.

Согласно приказу части 79-й ПД, которые находились в полосе наступления группы Крайсса, подчинены группе Крайсса. Группа Крайсса находится в готовности к северу от Мурома, чтобы взять Муром с севера (F. 619).

NARA, T. 315, R. 1941.

13 мая 1942 г.

Около 2.20 поступившей телеграммой на 13 мая было обещано снятие нагрузки через контрудар 51-го АК с  23-й ТД и частями 3-й ТД. До этого 294-я и 79-я дивизии любой ценой должны удерживать занятую до сих пор линию.

Около 3.00 получен приказ из штаба корпуса о контрударе 13 мая 23-й ТД, части сил 3-й ТД и 79-й ПД. Проникший за Бабку противник в районе Непокрытой и Песчаного будет уничтожен. Усиленный 211-й ПП и остатки 530-го ПП (группа Река) немедленно приданы 3-й ТД. Предоставить условия для наступления, для чего все не задействованные части должны при любых обстоятельствах удержать занятую линию (F. 580).

На усиление были дивизии направлены и подчинены рота ПТО 75-й ПД, штаб противотанкового батальона 175-й ПД и 11-я батарея 84-го АП. Отошедшие от Перемоги на запад части оборудуют в районе Петровского оборонительную линию к востоку от высоты 188,4 с опорой правым флангом на озеро. Благодаря этим позициям одновременно были к западу от этой высоты прикрыты позиции 1-го дивизиона 171-го АП. Стыковки направо естественно нет.

Ночь прошла относительно спокойно. Полк Барнбека и группа Винклера ожидают после оборудования новой оборонительной линии в первые утренние часы новую атаку противника, которую тот, вероятно, снова начнет с сильной артподдержкой и затем последуют танки. На КП штаба дивизии между тем все ненужные вещи были отвезены назад в Харьков, т.к. рассчитывали, что противник слабую оборонительную позицию быстро прорвет и преодолеет 4 км до штаба дивизии. Отход штаба дивизии подготовлен заранее и будет проведен немедленно.

Чтобы иметь в своих руках хотя бы малый резерв, командир саперного батальона еще ночью получил задачу собрать и организовать в совхозе Фрунзе скопившиеся в Кутузовке отколовшиеся группы, одиночек и другие появляющиеся отколовшиеся группы. По утверждению перебежчика перед группами Барнбека и Винклера стоит 1 русская дивизия, каждый ее батальон имеет по 10 танков. С их атаками мы должны обязательно считаться. Постепенно проясняется картина о местонахождении разбитых частей. Группа Река (она также отошла) стоит в районе Приволье. От группы Винклера части еще задействованы впереди (F. 582), одиночки 3-го батальона 164-го ПП находятся на отсечной позиции в Петровском, подразделения 3-го батальона 183-го ПП в составе собираемых командиром саперного батальона оставшихся частей. С группой Вайсмана больше нет связи. Штаб корпуса информирует, что оставшиеся части группы пробились в Терновую и там примкнули к группе Грюнера. Около 5.00 появляются первые русские самолеты. «Рата», а также бомбардировщики.

В 5.15 командир 175-го ПТБ прибыл в штаб дивизии и получил задачу: 1 ротой с 8 37-мм ПТО развернуться в районе восточнее Новоалександровки фронтом на восток. Для прикрытия их позиций из отдельных групп 514-го ПП собрана рота Нитше. Также прибывающая 11-я батарея 84-го АП идет на позиции в совхозе им. Фрунзе…

Около 8.00 появился наконец-то сообщивший о себе уже ночью командир 3-й ТД генерал-майор Брайт, который проводил разведку для назначенного контрнаступления. С момента его прибытия ему подчинены усиленный 211-й ПП и группа Река. Таким образом они разлучились с 294-й ПД. Штабу дивизии подчиняется теперь только еще задействованные части группы Винклера, скопившиеся в Фрунзе остатки частей под командой командира 294-го сапбата и подразделения артиллерии. Группа Винклера состоит из 513 человек 514-го ПП и 75 человек 164-го ПП (F. 583).

Одновременно с генералом Брайтом прибыли также первые части танковой дивизии и рота боевой группы подполковника Шмидт-Отта идет в Кутузовку на исходные позиции. Т.к. также большое количество транспорта находилось во дворе совхоза, это скопление транспорта было очень быстро обнаружено русской авиацией и уже в 9.40-10.00 последовала первая штурмовая атака с довольно значительным результатом. 10 минут спустя обрушилось большое число бомбардировщиков и истребителей с новыми заходами бомбами различных калибров и непрерывно обстреливали из бортового вооружения в исходном районе. Однако большого ущерба не возникло. 1 машина с горючим на шоссе была поражена и сгорела. 1 солдат полицейской роты был смертельно ранен выстрелом в грудь. Нашей авиации пока что не видно. Но обещаны на день для поддержки контрнаступления большие силы авиации.

Ожидавшееся наступление противника рано утром ведется совершенно лишенным всякого понимания способом. Замечены лишь передвижения врага в лесах западнее Непокрытой. Вражеские танки несколько раз стреляют, но какие-либо удары противником не проводятся. Противник не использует благоприятный для него момент с легкостью прорвать слабые силы обороняющихся и атаковать исходные позиции наших танков.

В 10.45 23-я ТД с линии Зарожное – Сороковка выступает в атаку в направлении Песчаного, и в 13.00 также атакует и 3-я ТД, которая едет по шоссе на Непокрытую. В 13.15 наша передовая линия пройдена танками. Танки с трудом пробиваются через рощи западнее Непокрытой и были надолго задержаны орудиями ПТО и огнем тяжелых русских танков, в т.ч. Т-34 (F. 585).

Противник с северо-восточного направления проник еще дальше на юго-запад и занял Лебединку.

В 17.00 отдача промежуточного донесения.

Пока на прежнем участке 294-й ПД противник сегодня днем не ударил следом, он применил большие силы танков на участке 79-й ПД. Здесь уже на левом фланге дивизии он замечен на марше на Веселое. На основании этой опасности флангу контрнаступления были все силы, которые еще находились в распоряжении в Харькове, стянуты вместе и выдвинуты в Веселое. Командир тыловой армейской области генерал Хартлиб принял здесь оборонительную линию. Также новоприбывшая рота ПТО была в 17.25 через Циркуны отозвана на Веселое. Этим она разлучается с 294-й ПД. Капитан Шмидтман, адъютант 530-го ПП, был направлен штабом дивизии в Черкасские Тишки, чтобы еще находящиеся там остатки подразделений также собрать и задействовать. От 3-й ТД было задумано к северу от озера на высоте 188,4 задействованные 211-й ПП и 1-й дивизион 171-го ПП выдвинуть в район Михайловки. Но из-за движущихся на Веселое вражеских танков они сочили правильным обе части оставить на своих прежних позициях.

В 17.35 1 артиллерист-корректировщик наблюдает 30 танков, которые на высоте 173,2 повернули на запад. Атакующие танки 3-й и 23-й ТД вечером достигли западной окраины Непокрытой, большой рощи восточнее Лебединки и района в 2 км южнее Песчаного. В лесу восточнее Лебединки все еще находятся незначительные вражеские силы, а также на опушке леса северо-восточнее Роганки. На левом фланге наших танковых атак русские идут дальше на запад и атакуют на широком фронте из района Перемоги при поддержке танков на Веселое. Из-за полностью необъяснимого поведения противника, который не использовал этот благоприятный момент для дальнейшего удара на Харьков (F. 586) и быстро проведенного контрудара наших танков противник потерял вновь занятую территорию и возможность в следующий раз достигнуть поставленной цели.

Так как еще нет границы между 3-й ТД и 294-й ПД, силы дивизия находятся на следующей линии:

остатки группы Винклера от северо-западного угла так называемого леса продовольственного снабжения через высоты перед Михайловкой до северо-западной окраины этой деревни.

Подчиненный дивизии 1-й батальон 211-го ПП с 1-м дивизионом 171-го ПП находится к востоку от высоты 188,4 с открытым левым крылом. В Фрунзе находятся отдельные группы.

Части 513-го ПП совместно с группой Грюнера окружены в Терновой и группа Река остается в Лебединке подчиненной 51-му АК (F. 588).

14 мая

С рассвета в 5.00 замечены исходные позиции противника в Петровском в готовности к атаке, которые немедленно были взяты под сильный артогонь. Группа Винклера выдвинула свои позиции несколько вперед на высоты, чтобы иметь более лучшие возможности для обороны.

На севере враг в течение ночи прорвался сильными войсками из района Перемоги дальше на запад и атаковал в 6.00 Веселое с севера, северо-востока и юго-востока. В селе находились под командой генерала Хартлиба разбитые подразделения и малые группы из тыловых служб общим числом примерно 200 человек. Дальше там находились штаб 175-го ПТБ и его 3-я рота, которые накануне были посланы туда штабом дивизии. Из-за поломки оставленное позади орудие утром из-за воздействия противника уже не смогло прибыть в село (F. 588).

Точно также 2 105-мм гаубицы, которые должны были туда поступить, повернули назад. К обороне против наступающего со стороны Веселого противника капитан Шмидтман создал в Русских Тишках малую группу обороны, состоявшую из подразделений 7-й роты 211-го ПП и других разрозненных групп и доставил сюда на позиции также 2 орудия, которые не смогли больше достигнуть Веселого. Предположительно также южнее пруда продвинулась малая боевая группа между открытым левым крылом группы Винклера и прудом. Подчиненная штабу дивизии полицейская рота была немедленно поднята по тревоге и должна уничтожить проникшую боевую группу и затем закрыть брешь.

В 7.20 поступает новый приказ штаба корпуса, согласно которому район Непокрытая – Михайловка отходит 3-й ТД. Она имеет в качестве новой задачи оборону шоссе снабжения от Харькова на север. Новая граница дивизии: Липцы (включительно) – Веселое – Липцы (включительно) – 226,3 (иск.) – Байрак (включительно). Стоявшие в этом районе части 1-го батальона 211-го ПП и 1-й дивизион 171-го АП, а также подразделения 7-й роты 211-го ПП остаются подчинены 294-й ПД. В районе 3-й ТД, которой в настоящее время подчинена 23-я ТД, атака проведена дальше. 23-я ТД заняла утром Песчаное. 3-я ТД имеет задачу занять Непокрытую и затем ударить далее через высотную местность южнее Байрака. На основании новых задач дивизия должна перенести свой штаб, который находится за пределами района боевых действий. Большая Даниловка была взята на вид, и подполковник Руше отправлен туда вперед.

В 8.25 поступает по телефону новый приказ штаба корпуса со взятием штабом дивизии руководства участка Петровское – Веселое. Противника в Петровском уничтожить (F. 590).

В 9.06 приходит донесение, что враг сильно нажимает на Веселое и его слабый гарнизон уже отошел на Липцы. Также там замечено движение врага с северо-востока. На основании этой ситуации сосредоточенные в Фрунзе части под управлением командира 294-го сапбата были подняты по тревоге и направлены в Циркуны. Они были задействованы в обороне дороги фронтом на север. Находящиеся в них подразделения 514-го ПП были отпущены к группе Винклера. Для дальнейшей обороны района Русских Тишков дивизии была подчинена 3-я рота 153-го стройбата в Циркунах, из Харькова направлена и подчинена дивизии 4-я рота 153-го стройбата и 2 унтер-офицера и 100 солдат словацкой артиллерии. Противник между тем занял высотную местность севернее Петровского (202,7 и 188,4). Для назначенной атаки на этот же день на вражескую группу в Петровском был дивизии направлен моторизованный батальон 3-й ТД (2-й батальон 3-го МП, майор Бом). По приказу штаба 17-го АК его применение только через полковника Виткопфа после прибытия на новый командный пункт штаба. В 12.15 поступает приказ штаба корпуса атаковать стоявшего в районе западнее Петровское – Веселое противника и дивизии вступить во владение линией высот 202,7 – 188,4. Поступление подчиненных войсковых частей приведено еще раз. Одновременно с проводимой дивизией атакой 3-я ТД ударит после взятия Непокрытой на высоту 214,3 к востоку от Петровского. Противник окапывается главным образом на линии 202,7 – 188,4, оврагах восточнее них, вывел туда на позиции также 2 батареи. В 12.30 поступает донесение, что Веселое якобы занято противником. Не хватает точного донесения. Около 12.00 штаб дивизии из Кутузовки переведен в Большую Даниловку в тамошнюю школу (F. 592).

После переезда на новый КП штаба были немедленно отданы приказы на проведение наступления на Петровское. Батальон Хана (1-й батальон 211-го ПП и слабые оставшиеся части 294-го сапбата) идет с боеспособными ударными группами вперед на высоту 197,2. В населенный пункт Петровское он пока еще не должен прорываться. Высотная местность там слабо занята врагом, который был рассеян. Вслед за тем фронт был продвинут вперед до линии этой высоты и южнее нее. Противник попытался немедленно в 14.45 в атаке силами до батальона с направления 202,3 вернуть себе высоту, но был отброшен. В разговоре командира 2-го батальона 3-го МП со штабом дивизии было обговорено руководством им атакой. Батальон Хана был подчинен майору Бому в качестве командира группы. Задача звучит: для батальона Хана: с нынешней позиции атака на восток и взять Петровское. Задача для батальона Бома: с правым крылом примыкая к батальону Хану двинуться на высоту 202,3. Левая граница поначалу южная окраина оврага и высоты 188,4. Также группе были подчинены подразделения Швартнера и с ограниченной целью задействованы на овраге южнее 148,1 к обороне левого фланга батальона Бома. Одновременно группа Винклера должна атаковать с юга против высоты 212,3 и к западу от нее 2 боевыми группами, которые сняты с линии фронта. После мгновенного расчета времени было установлено, что начало атаки невозможно ранее 19.00. 3 самоходки, направленные из штаба корпуса, были также для атаки подчинены группе Бома. Между тем положение в Веселом все более становится напряженным. С северного направления сообщили о большой маршевой колонне на Веселое с 20 танками, ее голова уже вышла к мосту в Веселом (F. 594). Также высотная местность южнее Веселого усилилась противником. В 19.20 группы Винклера и Бома выступили в атаку против скопившейся в Петровском вражеской группы. Обе боевые группы части Винклера поначалу хорошо двигались вперед. В 19.15 головой достигли уже леса восточнее высоты 212,3. Батальон Хана проник в 23.45 в Петровское. Тяжелейшее положение батальона Бома, который остановлен в атаке против 3 русских батальонов с направления высоты 202,7 и уже вынужден отбить 3 контратаки. В 22.45 сообщает группа Винклера, что уже в 21.30 высота 214,1 занята. По донесению майора Бома, батальон к полуночи находится вплотную к западу от 202,7. На высоте находится противник силою примерно 4 батальона на сильно оборудованных позициях. До сих пор отбиты 4 контратаки. Батальон имеет большие потери, в подразделениях частью до 40 %. Постепенно появляются трудности с боеприпасами. От батальона Хана известно, что он проник в западную часть Петровского. Точной передовой линии еще нет. На основании этого положения командир батальона не считает возможным атаковать с нынешних позиций дальше против высоты 202,7 и позже при колебаниях правого крыла на Веселое.

Майор Бом просит разрешения отвести батальон на линию: западная окраина Петровского – высота 197,2 – овражистая местность южнее высоты 148,1. После разговора со штабом корпуса это решение было одобрено. На основании изменившегося положения также невозможно оставлять дальше впереди обе боевые группы части Винклера, тем более что в лесу к востоку от высоты 212,3 стоят вражеские танки (F. 595), и группа находится под сильным фланговым огнем и под огнем 1 установки РС. На основании этого положения была немедленно дана радиограмма группе Винклера, чтобы группа немедленно отошла на прежние позиции. В 0.40 поступает приказ штаба корпуса, что дивизия 15 мая продолжает наступления для повторного овладения линией высот 202,7 и 188,4. В случае ослабления вражеского сопротивления далее наступать на линию высот 214.3 и 205,4, чтобы позже совместно с 3-й ТД атаковать на Веселое.

Цель атаки для 3-й ТД на следующий день – шоссе Терновая – Веселое. Начало атаки – 7.00. 3-я ТД сегодня после тяжелого уличного боя снова заняла Непокрытую и высоты восточнее нее. 23-я ТД должна оставаться в исходном районе до завоевания Непокрытой, т.к. дальнейшее наступление от Песчаного на север возможно только через Непокрытую (F. 597).

15 мая

В 5.30 сообщает адъютант группы Винклера, что наша линия на основании радиодонесения отведена. Группа ночью понесла большие потери от РС, огня артиллерии и танков. Пехота начала уже снова оставлять свои позиции и отходить. В группе Бома положение к этому времени еще неясное.

В 6.00 приходит донесение, что батальон Бома также занял тыловые, запрошенные командиром позиции от западной окраины Петровского до южной окраины лощины южнее высоты 148,1. Где находятся позиции батальона Хана в Петровском (F. 597), еще не знают. Только в 9.05 пришла полная ясность о батальоне Хана. Он стоит в небольшом районе на изгибе дороги в 2 км восточнее Петровского и со слабыми силами у большого веерообразного оврага северо-восточнее этого села. Т.к. батальон с основными силами находится под ожесточенным артогнем, было обдумано, хотя это не целесообразно, выдернуть его отсюда и перевести в западную часть села. Но план был отброшен, т.к. батальон в этот момент находится на благоприятной исходной позиции для дальнейшего наступления на высоту 202,7 с юга. Позиции должны быть сданы только при сильном угнетении. Чтобы держать постоянное наблюдение, командир дивизии с раннего утра направил наблюдателя на высоту 208,4 южнее пруда, который отсюда видел все поле боя и кроме того деревни Петровское и Веселое. Вслед за тем от него последовали в течение дня донесения. После захвата Веселого вражеские танки идут оттуда в южном направлении на Михайловку.

Танки 3-й ТД, которые к этому утру ударили по шоссе Михайловка – Веселое на север, находятся уже на исходных позициях и легкие роты уже едут вперед, чтобы принять бой с атакующими с севера вражескими танками. Незадолго до этого еще 2 вражеских танка подбиты нашей артиллерией. По предварительной информации штаба 17-го АК, подведенный между тем на усиление в Липцы 222-й ПП (командир майор Пинчовиус, 75-я ПД), который перед своим направлением до сих пор находился непосредственно в подчинении штаба корпуса, был подчинен штабу 294-й ПД. Чтобы в наступлении против высоты 202,7 получить сотрудничество между 3-й ТД и 294-й ПД, начальник опертодела провел переговоры с начальником оперотдела 3-й ТД. Условия для каждого приказа и для выгоднейшего времени выступления боевых групп на высоту 214,3 на север (F. 599)

На подчинение группы Винклера 3-я ТД может не рассчитывать, т.к. группа в качестве боевой силы или способной к обороне группы более не является. В 12.50 группе Бома идет следующий приказ: батальон Хана подчинен группе Бома. Когда наша танковая атака даст выгоду, группа Хана также должна выступить. Еще находящиеся в Русских Тишках остатки 7-й роты 211-го ПП были направлены в Петровское батальону Бома. Эта рота находится до сих пор в обороне огневых позиций на высоте 188,3. Задача обороны была теперь взята 4-й ротой 153-го стройбата, который выдвинут из Циркунов и подчинены  группе.

Атака 3-й ТД идет хорошо вперед. Первая волна перестреляла приблизившиеся из Веселого к высоте 214,3 вражеские танки и в 13.25 заняла высоту 205,4. Эта боевая группа повернула оттуда в направлении на высоту 200,9. 2-я волна должна двигаться по шоссе Петровское – Веселое. К сожалению, не удалось получить договоренности, что эта 2-я боевая группа от дороги также повернет примерно на запад, чтобы оказать воздействие в длинном овраге южнее Веселое – Липцы. Вопреки этому заходу наших танков в тыл противник на высотах 202,3 и 188,4 не отходит. Кроме подбитых нашими танками вражеских танков также применением наших Штук на высоте 214,3 уничтожено примерно 30 танков врага. Прежде чем началась атака группы Бома и 3-й ТД, в рощах юго-восточнее Петровского скопилась большая вражеская группа, которая около 14.45 двинулась южнее Петровского в направлении позиций батарей на высоте 188,4. Т.к. артиллерийские позиции оборонялись только слабыми силами пехоты, 1 орудие было выдвинуто к высоте (F. 601), чтобы взять под огонь прямой наводкой атакующих русских. Т.к. эта атака на правое крыло батальона Бома угрожает, саперный взвод и самоходки были направлены в качестве единой части к батальону Хана. Атака была отбита в контратаке. Одновременно против высоты 202,7 направленная силовая разведка отошла из-за сильного оборонительного огня. Т.к. на основании этой атаки предполагается, что другие отколовшиеся группы противника завязли в роще юго-восточнее Петровского и через разрыв у отметки 136,0 направятся в направлении Петровского, группе Винклера в 15.00 идет приказ закрыть разрыв полицейской ротой и зачистить рощи. В атаке на огневые позиции 1-го дивизиона 171-го АП захвачено 70 пленных. Также при зачистке рощи было захвачено большое число пленных. К обороне против танков дивизии подчинены несколько зенитных боевых групп. Они были выведены на позиции на высоте 168,5 восточнее Липцов. Командир группы Бом оценивает противника на высотах 202,7, 188,4 по меньшей мере как 4 батальона. При них 2 батареи в длинной лощине южнее Веселое – Липцы.

В 19.30 отдан приказ группе Бома, когда противник начнет отходить, преследовать его группами наблюдения. Остатки группы Винклера были сейчас объединены в 4 роты (по большей части в прежнее время 514-й ПП, небольшая часть 3-го батальона 164-го ПП). Все другие отколовшиеся группы были возвращены их войсковым частям. Командир 514-го ПП, до сих пор командир группы, полковник Винклер передал командование оставшимся батальоном капитану Герлаху и сам ушел в Харьков. Из-за глубокого наступления противника на участке 79-й ПД командование этой южной частью больше невозможно (F. 602). На этом основании 29-й АК с 15.00 15 мая взял командование над лежащим южнее места прорыва участком 79-й ПД и находящейся там боевой группой. Приказом штаба корпуса задача 294-й ПД осталась прежней. До сих пор подчиненный штабу корпуса 222-й ПП был подчинен 294-й ПД. Полк удерживает высоты восточнее и севернее Липцов против скопившихся в районе северо-восточнее Липцов больших вражеских сил. В стыковке с 294-й ПД была согласно приказу штаба корпуса задействована на линии Малые Проходы – высота 220,3 и западнее нее группа Циммермана. Группа имеет задачу предотвратить вражеский прорыв через линию Малые Прходы – высота 220,3 – Дементьевка. В районе северо-восточнее Липцов сообщают о новых движениях противника силою до батальона. 222-й ПП, которому подчинены осколки 3-й роты 299-го сапбата, подразделения 529-го ПП, 226-го ПП и 429-го ПП и 1 рота полевой полиции, удерживает Липцы и высоту 210,0 северо-восточнее нее.

В 23.15 было обговорено с начальником штаба продолжение наступление 16 мая. В 5.00 3-я ТД, которая сегодня заняла район высоты 200,9, должна выступить в дальнейшую атаку. К этой атаке должна присоединиться 294-я ПД. Поначалу выступит батальон Хана. Когда он достигнет высоты 202,7, батальон Бома повернет правым крылом поначалу против высоты 188,4. Обеспечить артподдержку. К этому времени 222-й ПП атакует из Липцов через высоту 205,7 против высоты 193,3, чтобы оттуда занять русло Мурома. Трудности сотрудничества между 3-й ТД и 294-й ПД состоят в установлении одновременности начала атаки. У 294-й ПД необходимо из-за трудности доставки сообщений по меньшей менее 1 час, прежде чем дойдет приказ об атаке (F. 604).

Так что если 3-я ТД должна выступить в 5.00, от 294-й ПД должен прибыть приказ уже в 4.00. Т.к. 3-я ТД на 5.00 еще не на 100 % установлена, т.к. ситуация ночью постоянно меняется, группам приказано рассчитывать на наступление на 5.00, так что это время для отдачи приказа может быть сокращено. Оперотдел 3-й ТД хочет связаться в 4.00, когда дивизия выступит.

В 00.35 группа Бома получает приказ следовать за атакой 3-й ТД. Командир батальона имеет поначалу колебания, т.к. противник не выказывает слабости, а батальон за время своего применения в 2 последних дня потерял уже 96 человек.

В 00.45 поступает приказ штаба корпуса на атаку на 16 мая. Атака еще раз была обговорена с командиром группы Бома. Подразделение Швартнера должно поначалу следовать не с атакующими, а в качестве прикрытия левого фланга. Многие собранные группой Шмидтмана в Циркунах и Русских Тишках отколовшиеся группы различных частей были, однако, по приказу командира дивизии сведены вместе. Части 513-го ПП равняются одному малому батальону. Части 514-го, 164-го и 183-го ПП были также сведения в роты.

Взвод 4-й батареи 47-го зенитного полка, который также потерял свои орудия в Непокрытой, снабжен новыми орудиями, но неподвижный и был задействован в Циркунах в качестве противовоздушной обороны (F. 606).

16 мая

В 4.30 приходит звонок от 3-й ТД, что начало наступления остается как 5.00. Время атаки для группы Бома было установлено на 5.30.

5.35. Отдача утреннего донесения.

После преодоления сильного сопротивления батальон Хана достиг высоты 202,7 и переносит атаку совместно с также выступившим батальоном Бома на высоту 188,4. Противник повсюду держится упорно на полевых позициях, и пленные показывают, что в районе южнее Липцов стоят примерно 2 полка. Около 8.00 группа Бома с передовыми частями достигла высоты 188,4 и перенесла туда командный пункт. Т.к. еще не известно, как далеко 3-я ТД прошла вперед на Веселое, группа Бома получила задачу, поначалу не двигаться дальше вперед, а только провести усиленную разведку и подтянуть роты Швартнера. 222-й ПП выступил несколько позже, занял за короткое время высоту 205,7, но затем напоролся перед высотой 193,3 на сильное сопротивление противника. К северу от дороги Липцы – Веселое повсюду замечено сильное сопротивление врага. Замечена вражеская батарея, когда она въезжала с 2 орудиями в Лукьянцы. Через звонок штаба корпуса последовала предварительная ориентировка об общем изменении участков. Новая граница проходит по участку Мурома. Все части дивизии к востоку от Мурома подчинены 51-му АК. У дивизии остаются только 222-й ПП и группа Циммермана к западу от Липцов. Мотоциклисты 3-й ТД между тем пронзили западную окраину Веселого и, охватив с запада, заняли высоту 196,6. Другая боевая группа стоит в лесу в 2 км восточнее высоты 200,9. В Терновой все еще стоит окруженная боевая группа Грюнера (включая группу Вайсмана), общей численностью примерно 2000 человек. На основании донесения 3-й ТД (F. 608) группе Бома идет приказ немедленно выступить дальше и зачистить от противника Веселое.

Противник сильными войсками отходит вопреки занятию мотоциклистами высоты 196,6 из Веселого в направлении Нескучного.

В 11.35 поступил приказ штаба корпуса на продолжение боев после занятия Веселого. Через новое разграничение группа Бома, только что проникшая в Веселое, была с 1-м дивизионом 171-го АП отнесена к 51-му АК. Таким образом она рассталась с дивизией. Сегодня утром только находящийся на марше в Веселое батальон Швартнера остался у 294-й ПД и должен далее через командира группы отправиться на марш в Русские Тишки. Командир 2-го батальона 3-го МП сообщил радиограммой о достижении Веселого в 12.00.

Вопреки сильному сопротивлению противника на высоте 193,3 222-й ПП занял высоту 193,3. В качестве передовой линии он сообщает в 12.15: восточная опушка рощи южнее высоты 193,3 – высота 193,3 – высота 205,7 – высота 168,5…

В 17.00 подача промежуточного донесения.

Задача для 294-й ПД звучит теперь: занятие и удержание линии: западная часть Веселого – высота 193,3 – высота 205,7 – Липцы – участок Харькова до устья ручья Высокая Яруга.

Разграничительная линия с 29-м АК была назначена по телефона. Группа Циммермана была немедленно подчинена дивизии. Группа Герлаха выдвинута к обороне Веселого. Она установила в Веселом стыковку с 3-й ТД. Группа Циммермана сообщает по радио в 18.50, что она со 2-м батальоном 394-го МП принимает оборону Харькова и 1-й батальон 394-го МП в настоящее время вступил в Большие Проходы. От 514-го ПП все подразделения противотанкового батальона, 3-й батальон 183-го ПП и прочие еще имеющиеся разрозненные группы находятся на марше в Русские Тишки (F. 610) и там капитаном Шмидтманом организовать и составить в части. Кавалерийский взвод, взвод связи и отдельные офицеры были направлены в Харьков. Полицейская рота Гёца осталась у группы Герлаха. Вопреки повторному занятию Веселого противник продолжает наступать дальше на запад и в течение дня с передовыми частями достиг района восточнее и южнее Журавлевки. Отсюда следует, что он ночью передовыми частями перейдет шоссе Харьков – Белгород. Через приказ штаба корпуса дивизия получила задачу со всеми имеющимися силами атаковать с юга этого продвигающегося к шоссе противника и запереть шоссе. Зенитная боевая группа в Циркунах, а также 2 броневика группы Циммермана должны уже вечером выйти на усиление малого гарнизона в Журавлевке. Т.к. переход зенитной группы из-за нехватки тягачей очень замедлен, идет приказ, что боевая группа и броневики только ночью должны прибыть в Журавлевку, когда станет ясно, что противник шоссе не перейдет, т.к. в противном случае это подвергнет опасности это драгоценное имущество. По информации штаба корпуса 51-й АК 17 мая атакует вдоль русла Мурома. Дивизия получила указание, присоединитьcя к атаке с 222-м ПП, в случае если противник отойдет. Все задействованные в Веселом в обороне подразделения принимает полковник фон Аулок, командир 226-го ПП. Ему для этого были направлены скопившиеся в Липцах разрозненные группы 429-го ПП и 226-го ПП, кроме того находящаяся в Русских Тишках разношерстная рота 514-го ПП. Группа Аулока поступила под командование 51-го АК. Предварительный приказ группе Циммермана гласит: удерживать занятые позиции, вести непрерывную разведку и в случае если противник перейдет шоссе Харьков – Белгород разведкой установить (F. 612), где находится авангард атакующего противника. Батальон Швартнера был подчинен группе Циммермана и направлен ему следующим утром. Поздно вечером части 222-го ПП еще немного продвинулись и заняли лес южнее высоты 203,6 (F. 614).

17 мая

В ранние утренние часы немедленно проведенная разведка броневиков выяснила, что рощи западнее Харькова южнее Журавлевки свободны от врага. Противник бесспорно продвинулся со слабыми силами до шоссе, но затем здесь произвел непостижимый отход и взорвал мост через Харьков. Взвод броневиков попал из района восточнее Колонии под слабый минометный огонь. Т.к. противник снова упустил благоприятную возможность, предполагалось, что он также отошел к другим позициям, и из штаба корпуса около 10.45 пришла предварительная информация ударить через 207,0 на высоту 204,3. Также из Лукьянцев был замечен отход. Около 12.00 пришел приказ штаба корпуса. Наши танки после занятия Веселого рано утром прорвались в русло Мурома и в 8.30 находятся примерно у Зеленого. 294-я ПД должна теперь немедленно выступить с сильным правым крылом, эшелонированным слева в преследование и занять высоту 204,3. Группа Циммермана следует на восток через участок Харькова. Для приемки их позиций дивизия направила из Харькова 110-й стройбат. Также с севера 79-я ПД атаковала на юг. С этой целью 79-я ПД направила боевую группу Крайса (168-я ПД) (F. 614), которая через Надежду выступила на Молчанов. Группа Циммермана немедленно получила приказ находившийся в Проходах резервный 1-й батальон 394-го МП после продвижения взвода охранения до высоты 220,3 к шоссе Белгород – Харьков выступить к высоте 205,7. Также у высоты 222,3 находящийся зенитный взвод идет в Липцы. Только утром доставленный грузовиками из Русских Тишков к группе Циммермана батальон Швартнера также марширует обратно в Липцы и там сосредоточился. В 10.55 222-й ПП получил приказ ударить через высоту 203,6 на 207,0. В 13.50 вошел 1-й батальон 394-го МП в Липцы и находится в готовности в лесу южнее высоты 205,7. Утром ударившая из Веселого на север в русло Мурома боевая группа 3-й ТД вынуждена после достижения Зеленого отойти, т.к. противник между тем из района Перемоги выступил сильными танковыми силами на Веселое и уже достиг района в 2 км восточнее высоты 200,9. Здесь наши танки находятся в бою с превосходящим противником. После поступления переброшенного с севера танкового батальона около 100 немецких танков находятся в бою против 100 русских танков. Следовавшие в Зеленый мотоциклисты переносят юго-восточнее русла Мурома на гряду высот позицию охранения.

В 14.50 110-й стройбат прибыл на прежний КП штаба группы Циммермана и немедленно начал сменять 2-й батальон 394-го МП. Моторизованный батальон также после смены был выдвинут в Липцы.

Вопреки этой разгоревшейся танковой битвы  к северо-востоку от Терновой дивизия должна придержать свои цели наступления, т.к. танковая битва еще не потеряла силу. Начало атаки было установлено на 16.30. Т.к. корректировщики еще не прибыли к пехоте, начало наступления несколько передвинуто (F. 616). В 17.20 сообщает 222-й ПП, что атака идет. Роща восточнее 203,6 была довольно быстро занята, захвачено примерно 100 пленных. Но вполне смогли бежать 300 русских. В следующей роще усилилось сопротивление. На высоте 207,0 даже стоят несколько 76-мм орудий. Но также эта 2-я роща была взята и атака движется дальше. В 17.45 было замечено, что сильные вражеские силы из Нескучного движутся в направлении высоты 203,6, чтобы сдержать наше наступление. Чтобы защитить правый фланг 222-го ПП, группа Циммермана в 19.50 получила приказ выдвинуть 1-й батальон 3-го МП на оборону шоссе Липцы – Веселое. 1 рота должна обороняться на линии: русло ручья на восточной опушке леса севернее высоты 193,3 – гряда высот и южная оконечность клюшкообразного леса . 2-я рота была в стыковке с левым крылом 222-го ПП задействована к обороне на северо-запад в направлении высоты 210,0. После преодоления сильного сопротивления 222-й ПП также занял рощи юго-восточнее высоты 207,0 и около 21.00 занял в последующем саму высоту. 2-й батальон 394-го МП оставался поначалу в качестве резерва в Липцах, также как КП штаба группы. Командиру группы подполковнику Циммерману также подчинен находящийся там 294-й сапбат.

Согласно около 23.00 поступившему приказу штаба корпуса 294-я ПД со всеми находящимися в подчинении силами развивает наступление эшелонировано справа и слева в направлении высоты 204,3. Против вражеских сил, еще находящихся к западу от ударной группы обороняется в настоящее время занятая линия с главным направлением на высоте 210,0. Они перейдут в преследование, как только начнется отход. У шоссе Харьков – Белгород на высоте 220,3 остается слабое прикрытие 110-го стройбата (F. 618). В 00.10 222-й ПП получил задачу, в 8.00 атаковать с целью достигнуть высоты 204,3. Группа Циммермана получила задачу следовать глубоко эшелонировано за атакой 222-го ПП. Т.к. вечером достигнутая позиция демонстрирует большую брешь, отдача приказа на атаку при множестве подчиненных 222-му ПП разрозненных групп также затруднена, капитан Шмидтман, адъютант 530-го ПП, получил задачу взять на себя задействованные в обороне на линии от 203,6 до Харькова разрозненные группы. Для усиления применения он подводит остатки роты 3-го батальона 183-го ПП. Самое позднее в 8.00 следующего дня все должны выйти на позиции и изготовиться к бою. Капитан Шмидтман оборудовал свой КП на северо-восточной окраине Липцов (F. 620).

NARA, T. 315, R. 1941.

Собственный любительский перевод журнала боевых действий 294-й пехотной дивизии. Частью (прим. - события 12-13 мая 1942 г.) делал его еще в далеком 2017 году во время работы над 133-й танковой бригадой, поэтому местами текст дословный и крайне неказистый. Этой весной значительно дополнил данные переводы новыми. Время в тексте изменено с берлинского на московское, часть не слишком содержательного текста мной опущена и не переведена.

12 мая 1942 г.

В 4.30 группа Река сообщила: юго-восточнее с. Песчаное обнаружены 1 рота и 2 танка. Они были немедленно обстреляны нашей артиллерией. Одновременно становится известно, что противник в темноте навел 1 мосток через Бабку юго-восточнее Песчаного. Один перебежчик говорит: противник в 7.00 силами 1 дивизии пойдет в атаку на Песчаное. В 5.00 командиру 211-го ПП пришел приказ безостановочным маршем вернуть назад 2-й и 3-й батальоны. Полковник Барнбек должен сам предварительно прибыть на КП нынешней группы Вайсмана. В 5.28 была приостановлена смена 1-го дивизиона 171-го АП в Русских Тишках. Его командир получил приказ немедленно установить связь с командиром 294-го АП.

В 6.10 сообщение от группы Река: штурмовая группа в пути, чтобы подорвать мост через Бабку (F. 555).

В 6.55 также приходят первые сообщения от группы Винклера о передвижениях врага: в Аргуновском замечены 7, в северной части Федоровки – 5, южной части Федоровки – 2 танка. В 200-300 м южнее Федоровки стоят в готовности к атаке 200-300 пехотинцев.

В 7.10 группа Вайсмана сообщает, что уже 1,5 часа идет артобстрел по всему участку. Также очень беспокоят постоянно повторяющиеся налеты авиации с бомбами и бортовым вооружением. Также на другом участке враг после слабой пристрелки, произведенной в 5.30-5.45, с этого момента до 7.30 ведет огонь артиллерией и минометами всех калибров по всему участку дивизии. Огонь ведется не только по передовой, но и блокирует овраги и держит также деревни под тяжелым огнем. Явно усматривается, что этот тяжелый артобстрел – подготовка к давно ожидаемому большому наступлению.

В 7.20 артиллерия сообщает, что замеченные в Аргуновском и Федоровке 14 танков выступили в направлении моста в Федоровке. Высоты восточнее Непокрытой враг атакует бомбами и бортовым вооружением. Наших истребителей нигде не видно. В 7.40 приходит первое сообщение, что 10 вражеских танков уже на западном берегу Бабки в атаке в квадратный лес. В 8.00 первые 10-11 танков появляются на высоте 199 и прорываются дальше на запад. Что случилось с пехотой в квадратном лесу и на высоте 199 пока не ясно. Появление такого большого количества танков снова вызывает «танкобоязнь» у пехоты. На левом крыле группы Винклера заметен отход пехоты. В 8.05 на тех же позициях через высоту на запад прорвались еще 6 танков. Этим пробита первая брешь на передовой линии обороны (F.557).

В 8.10 группа Река сообщает, что противник 1 ротой атаковал высоту 175,1, неизвестными силами – Песчаное и силами до взвода пехоты – высоту 180. Все атаки продвинулись уже на западный берег. Также здесь беспокоят больше всего сильные воздушные атаки. Чтобы закрыть брешь, которая образовалась из-за отступления левого крыла группы Винклера, группе в 8.00 придана 1 саперная рота. После того, как поначалу на левом крыле группы Винклера образовалась из-за отхода брешь, которая через выдвижение вперед саперной роты была закрыта, пехота также медленно отходит с высоты 180,0. Этим у группы Река теперь открыт левый фланг.

Из-за сильной артподготовки возникли разрывы в линии связи. С группой Вайсмана через короткое время прекращена всякая связь, также неоднократно рвалась связь с группой Барнбека.

В 8.30 группа Река дает радиограмму, что сильный шум боя слышен в районе высоты 175,1. Лобовой прорыв танков через позиции группы Винклера все же неопасен, т.к. позади поля боя оборудованные позиции в Непокрытой с хорошей противотанковой обороной.

В 8.30 катится атака 20 танков на фланг храбро сражающегося южнее Купьевахи батальона Мальцана, что уже несколько танков, которые пытались прорваться с юго-восточного направления, были отражены. Из-за появляющегося с фланга большого количества танков солдаты потеряли голову и сбежали поначалу в Купьеваху, что еще больше увеличивает потери на не имеющей укрытий местности (F. 558).

Также используемый здесь 3-й батальон 164-го ПП майора Зибенхухнера не выдержал и оставил свои позиции перед 2-м батальоном 514-го ПП. В результате этого в образовавшийся у Купьевахи разрыв с юга и юго-востока ударили танки. В 8.45 группа Вайсмана дает радиограмму, что за час о ее позиции разбилась сильная атаки пехоты с танками. Группа срочно просит поддержку авиацией и подкрепления. Но т.к. дивизия атакована на всем своем участке, причем одинаковыми силами, а критическая обстановка везде одинаковая, поддержка при отсутствии резервов и полном отсутствии авиации не может быть оказана. 7 дислоцированных в Харькове истребителей запрашиваются со всех сторон и не могут дать защиту ото всех авиаударов (F. 559).

В 8.55 позвонили уже из дивизионного пункта боепитания: пехота отходит из Непокрытой. «Танкобоязнь», которая, как надеялись, преодолена, разразилась снова в полной мере. 2 вражеских танка прорвались южнее Непокрытой в направлении высоты с ветряными мельницами. Для закрытия прорыва была выдвинута на юг другая саперная рота. На прямую наводку против танков поставлена 1 105-мм гаубица. В 9.00 кроме быстро продвигающихся вперед танков выдвинулись вперед первые пехотные подразделения. 2 батальона идут с высоты 173,2 на запад, не встречая особо сильного сопротивления. Танки уже стоят на восточной окраине Непокрытой и ведут прямой огонь по позициям артиллерии.  В 9.02 пришло сообщение от группы Винклера, что уже 6 танков подбиты артогнем и обездвижены.

В 9.07 наконец-то удается 1-му дивизиону 171-го АП, который вчера вечером был отведен со своих позиций северо-западнее Купьевахи, достигнуть нп Русские Тишки. Командир дивизиона получил приказ выдвинуть дивизион в Петровское и к востоку от этого села на высотах разведать возможность наблюдательных пунктов. Командир сам выехал в Петровское и там установил связь с дивизией. В 9.10 приходит приказ из 17-го АК, что 1-й дивизион 171-го АП остается в подчинении дивизии.

Уличный бой в Непокрытой принимает все более ожесточенные формы. Батареи теперь ведут огонь прямой наводкой по атакующей пехоте. Чтобы иметь силы для оцепления, в 9.17 отдается приказ 2-му батальону 211-го ПП: батальон остается в подчинении дивизии и должен немедленно выступить в лес восточнее Михайловки 1-й (F. 560).

В 9.23 радиоузел сообщает, что никакой связи с группой Вайсмана больше нет. Рация Вайсмана еще кратко передала, что они отходят, но на немедленный запрос об основании отхода не последовало ответа.

Танковый бой в Непокрытой заставляет все больше и больше пехотинцев оставлять свои позиции и бежать по дороге на Харьков. Находящимся на пункте боепитания офицерам больше не удается своими слабыми силами задерживать людей и снова выдвигать их вперед.

К уведомлению полковника Барнбека, от которого принято, что он еще находится на КП штаба группы Вайсмана, снова была предпринята попытка написать текст группе Вайсмана с информацией: 2-й батальон 211-го ПП достигает немедленно западной опушки леса восточнее 1-й Михайловки. Этот батальон уже имеет приказ. 1-й батальон 211-го ПП занял отсечную позицию северо-восточнее Перемоги и держит сильный ударный резерв позади в Перемоге. Эта радиограмма пришла в предположении, что окруженный 1-й батальон 211-го ПП еще находится на оборудованной отсечной позиции северо-западнее Купьевахи, что позже, как оказалось, было неприменимо.

После того, как первые вражеские танки в огневом бою с батареями в Непокрытой вышли из строя, противник подвел новые резервы. Группой Река в 9.26 замечены 12 танков, подходящих с востока к Песчаному. Поскольку правое крыло группы Винклера отступило назад и высоты восточнее Непокрытой нашими войсками оставлены, группе Река срочно требуется помощь (F. 561).

Поскольку предполагалось, что танки после удачного прорыва в Непокрытую пойдут дальше на запад, все еще находящийся в Харькове противотанковый взвод с 4 37-мм ПТО был поднят по тревоге и направлен в Кутузовку. Отход из Непокрытой принимает все больший размах. Чтобы перехватить людей и задействовать их к дальнейшей обороне, штабом 530-го ПП капитана Шмидтмана получен приказ немедленно с 2 офицерами выйти к пункту боепитания, там задержать отступающую пехоту, организовать и занять оборону по восточной опушке леса. Капитан Шмидтман в 12.00 дал сообщение, что занял пункт боепитания. 2-я тыловая линия была на уровне совхоза Кутузовка образована обер-лейтенантом Перкофом из военной полиции. В 10.05 пришло донесение разведки, что позади линии фронта не наблюдается оживленное движение…

В 10.10 радиодонесение от группы Река: снова просит поддержку и боеприпасы, т.к. натиск противника все усиливается на обе стороны...  В 10.32 полковник Винклер сообщил, что положение в Непокрытой поправляется и он надеется ее удержать. Большая часть вражеских танков обездвижена, и полковник Винклер хочет попробовать усиленным левым крылом ударить на высоту 199 (F. 562).

После сообщения от 9.50 группа Река по-прежнему удерживает Песчаное и южный склон высоты 180. Село находится под сильным артогнем и ожесточенно атаковано авиацией. Вражеский натиск постоянно усиливается.

В 10.15 от группы Река приходит тревожное сообщение: южнее высоты 175,1 сосед отошел, и правое крыло группы открыто. Сообщение передано сразу в штаб корпуса и указали на серьезность положения, что также высота 175,1 еще держится.

Песчаное в настоящее время еще удерживается, но подходят новые танковые резервы врага в Непокрытую. Поскольку танки в этот раз в сопровождении пехоты, защита села усложняется. Она осуществляется только по большому счету артиллерией, т.к. большая часть пехоты отошла на запад. В 10.55 приходит сообщение с телефонного коммутатора в Непокрытой, что он больше не может продолжать работу, т.к. русские уже находятся в селе, а 3 русских танка уже стоят на уровне КП штаба группы Винклера.

Также в Байраке танки прорвались на запад, после того как несколько из них были подстрелены перед Байраком. К сожалению, сейчас выясняется, что предположение было неверное, что 1-й батальон 211-го ПП находится еще на отсечной позиции. Был подслушан текст командира 1-го батальона 211-го ПП майора Хертеля, что он большую часть своего батальона, уже марширующего в Михайловку, немедленно отзывает на отсечную позицию в Перемогу. Таким образом оказывается, что на отсечной позиции находится только штаб батальона и самое большее 1 рота. Повсюду разорванная связь делают организованное руководство почти невозможным. С группой Вайсмана и стоявшей в Перемоге артиллерийской группой Клингхардта нет никакой связи, и положение там уже несколько часов не известно (F. 564).

Известно только, что 3-й батальон 164-го ПП без промедления и 2-й батальон 514-го ПП после упорного сопротивления перед танковыми атаками отходят. В 10.45 группа Река сообщила, что вражеский натиск на фланги все более усиливается из-за применения танков. Он просит снова подвоз боеприпасов, который возможен только через сбрасывание в необходимое время. Продолжается обстрел советской тяжелой артиллерией. Собственное тяжелое вооружение большей частью вышло из строя.

В 11.15 следует еще 1 радиограмма, в которой срочно просит контрудар на высоту 180, т.к. есть угроза охвата. Помощь группе пока что невозможна. Вынуждены передать по радио, что контрудар возможен только позже. Таким образом, группе Река остается полагаться только на свои силы.

Т.к. в 11.35 на шоссе Панфиловка – Федоровка наблюдаются 15 других тяжелых танков, предположительно они направляются против группы Река.

В 11.55 враг занял высоту 175,1. Этим правому крылу полная угроза охвата. Но еще держится гарнизон и удалось подбить 3 танка. В Песчаном на короткое время стало спокойно. По сообщению полковника Винклера, который несколько отошел на запад, в селе подбито около 12 танков.

В 12.05 наконец-то снова восстановлена связь с 513-м ПП. Полк был вынужден отступить дальше на запад. Подразделения еще удерживает высоту 211,8. Относящийся к соседу слева Байрак атакован с танками с юга и запада. В 11.55 высота 180 полностью занята врагом. Северная окраина Песчаного была удержана, огнем оттуда вышедшая на высоту 180 вражеская пехота скована. Группа Река должна снабжаться боеприпасами для пехоты через истребители. После того, как на высоте 180 появились танки, ситуация в Песчаном стала критической (F. 566).

С высоты деревня полностью просматривается, и танки могут огнем прямой наводкой подавлять огневые точки. Противотанкового вооружения больше нет.

В 12.40 вызывает командующий армией и дает командиру дивизии следующую задачу:

1)  крепко взять в свои руки 211-й ПП, занять отсечную позицию у Перемоги и подготовить оттуда контрудар на высоты 199 и 173,2;

2) пройти к примененным частям, которые вы обязательно должны удержать, т.к. снятие нагрузки гарантирована.

Полковнику Барнбеку на это было передано, чтобы он немедленно выступил на КП штаба дивизии. Донесение от правого соседа, что Большая Бабка после зачистки от противника занята и противник также проник в северную часть Зарожного, что делает трудным положение для группы Река, т.к. правый фланг большей частью открыт. После прорыва позиций южнее Купьевахи танки в 12.55 с фланга прорвались в Драгуновку и раскатали здесь все. На настоящий момент артиллерийская группа Клингхардта подбила 5 танков, но несмотря на это, наша пехота отошла назад. Сильный огонь нашей артиллерии заставил противника с его танками отойти из Драгуновки назад. 513-й ПП в оборонительных боях довольно сильно исчерпал себя и после потери тяжелого вооружения стоит сейчас южнее высоты 211,8 фронтом на юг. В 13.20 группа Вайсмана получила приказ удержать высоту 211,8 насколько возможно долго (F. 567).

В 13.15 приходит сообщение с одного наблюдательного пункта артиллерии, что снова 20 танков с пехотой изготовились на высоте 173,2. Часть этих танков снова атакует с севера Песчаное и делает положение там нетерпимым.

В 13.20 группа Река передала по радио: село вынуждена оставить, группа отступает на северную опушку леса в направлении Приволье. Ответ на это донесение: «Село должно быть удержано, сообщить о причине оставления» - больше не смогло достигнуть группы. Радиостанция была уже снята. В то же время приходит также сообщение от артиллерии, что оставлена Купьеваха. Стоявшая там 2-я батарея 294-го АП была взорвана, после того как расстреляла все боеприпасы. В 13.40 3-й батальон 211-го ПП, который уже перевалил границу Михайловка – Веселое, был снова подчинен дивизии. Этот батальон получил задачу выступить в Михайловку. Командиру вперед в штаб дивизии. Подразделения 1-го батальона 211-го ПП, которые уже в прибыли в Михайловку, получили приказ на немедленный переход в Перемогу, чтобы там быть задействованными на отсечных позициях.

В 13.50 пришло сообщение из Непокрытой, что стоявшая там 5-я батарея 294-го АП после расстрела последних боеприпасов в бою с танками вынуждена взорвать орудия. Сообщают о подходе новых танков с высоты 173,2 и русской пехоты с высоты 199…

В 13.30 телеграммой штабу дивизии объявлена одна полицейская рота, которая направлена в Кутузовку и подчинена дивизии (F. 568).

В 14.45 по телефону связался командир 1-го дивизиона 171-го АП и получил задачу разведать возможные огневые позиции в 1-2 км восточнее высоты 214,3, что восточнее Петровского.

Положение в Непокрытой угрожающее. Враг занял распложенную на высотах в юго-восточной части села школу и оттуда танками расстреливает деревню. Одновременно он ударил с сильными танковыми силами и пехотой из Непокрытой на Рогачевку. Теперь однако повсюду появляются отступающиеся с передовых позиций офицеры с остатками групп.

В 14.55 объявился на КП штаба дивизии командир 3-го батальона 164-го ПП, который отошел в сопровождении своего адъютанта и 2 связных. О местонахождении своего батальона он ничего не знает. Когда он находился на правом фланге батальона, левый фланг взломали вражеские танки. Комбат не смог быстро вернуться и удержать людей на позициях. В ответ на серьезные обвинения от командира дивизии он заявил, что заболел и не может далее командовать батальоном. По приказу комдива его осмотрит войсковой врач и выдаст медсправку (F. 570).

Краткое время спустя в 15.00 сообщил из Петровского лейтенант Вюнш из 3-го батальона 164-го ПП, который отошел оттуда с 100 людьми. Он был немедленно задействован в обороне высоты 214,3 и окопался у дороги Михайловка – Веселое фронтом на восток. С этого же места доложился командир 2-го батальона 514-го ПП: собралось только 30 человек из его батальона. Все остальные рассеяны. Адъютант батальона либо пленен, либо погиб. По его словам, батальон успешно отбил танковые атаки с юго-востока, особенно отличились расчеты ПТО, но потом были раздавлены 20 танками с фланга, при этом батальон был разбит. Из-за преждевременного оставления позиций на участке 3-го батальона 164-го ПП левый фланг 2-го батальона 514-го ПП был полностью открыт и вражеским танкам эта фланговая атака возможна без затруднений.

Поскольку установлено, еще сильная боевая группа держит район Рогачевки, батальону Мальцана приказано немедленно со своими людьми снова выйти туда и взять на себя руководство этой боевой группой.

В 14.40 поступает сообщение от 294-го АП, что Непокрытая в центральной части оставлена пехотой, зенитными орудиями и саперами. Взвод зенитчиков был вынужден посла расстрела последних боеприпасов взорвать свои орудия. Только 2 батареи остаются стоять в селе, которые расстреляли последние боеприпасы. С западной части села, с крайних с запада домов доложился в 14.50 еще раз командир саперного батальона. Село большей частью, по его словам, занято врагом. Еще стоявшие в селе батареи больше не стреляют. Именно в этот момент в качестве последней батареи в селе остается 12-я батарея 294-го АП. Артиллеристы отходят с ручным огнестрельным вооружением со своих огневых позиций назад, после того как они свои орудия сделали небоеспособными (F. 571).

В 15.20 командир 211-го ПП явился на КП штаба дивизии. Он получил задачу сначала попробовать собрать в своих руках свои же батальоны, чтобы затем начать намеченный нами контрудар.

В 16.17 последним связался капитан Швартнер из западной части Непокрытой. Он больше не может там держаться и отходит с последними подразделениями в лес с пунктом боепитания. Почти одновременно южнее складов с боеприпасами видят движение на запад первых русских танков. На основании этого сообщения стоявший в Кутузовке взвод 294-го противотанкового батальона получил приказ идти на позиции на восточной окраине совхоза. Одновременно еще стоявшая здесь 105-мм гаубица берет на себя противотанковую оборону с возможностью воздействия на дорогу на Непокрытую. После того, как уже в течение длительного времени по причине сообщения командира саперного батальона сложилось мнение, что Непокрытая полностью оставлена, в 16.45 полковник Винклер снова сообщил с западной окраины Непокрытой. Он снова собрал остатки батальона Герлаха и подразделения саперов и артиллерии  и хочет попытаться с этими слабыми силами занять отсечную позицию от вынесенных на запад домов Непокрытой на юг до шоссе. После последних телефонных переговоров с группой Вайсмана в 12.30 больше нет связи.

В 17.05 была предпринята попытка через радиограмму с действовавшей в том же районе группой Грюнера получить ясность о местонахождении группы Вайсмана. Согласно полученному приказу майор фон Мальцан попытался ударить на Рогачевку и в пути собрал 50 других одиночек. Он сообщил в 17.53 из оконечности леса юго-восточнее высоты 214,3, и повторно получил задачу выступить на Рогачевку.

Противник подводит все новые и новые резервы. В 18.07 с одного НП артиллерии сообщили о подходе 30 танков на высоту 199 (F.

572).

Из них 25 танков повернули от высоты на северо-запад, на Перемогу, а в 18.45 даже сообщается о колонне в 80 танков на дороге Старый Салтов – Федоровка на Непокрытую. В 19.00 майор фон Мальцан сообщил, что ему не удалось занять Рогачевку, т.к. отвернувшие от Непокрытой танки ворвались в село. В селе они не встретили большого сопротивления. Уже в 19.05 к юго-востоку от высоты 214,3 сообщают о 16 вражеских танках, которые, вероятно, ударили через Купьеваху. В 19.00 наконец-то снова установлена связь с группой Вайсмана. Адъютант полка сообщает, что остатки полка залегли на открытой местности в 1,2 км восточнее высоты 211,8 и южнее них наблюдается движение на запад 20 танков. У полка нет ни противотанковой обороны, ни тяжелого вооружения, мало патронов к винтовкам. Полк пытается произвести стыковку с группой Грюнера на северо-запад.

Об отмеченных в 19.05 юго-восточнее высоты 214,3 танках в 19.26 сообщают, что они идут маршем на Михайловку 1-я. Телефонную связь здесь больше нельзя больше использовать. Поэтому прерваны все переговоры с Петровским, группой Вайсмана и также пунктом боепитания (F. 573).

В 20.50 один разведчик утверждает, что в Рогачевке в окружении врага все еще борется одна наша группа пехоты с артиллерией. На основании всех предыдущих сообщений это исключено. Есть, правда, предположение, что обе стоявших в Рогачевке батареи взорваны, и в связи с этим в селе еще остается живая сила, не отошедшая на запад.

Перед Рогачевкой прорвавшиеся танки вынудили майора фон Мальцана вновь развернуть свои сборные группы пехоты и отойти назад в Петровское. В то время, как первые орудия 1-го дивизиона 171-го АП вышли на позиции восточнее Петровского, перед ними на высоте появились первые русские танки, которые немедленно были обстреляны, и 3 из них в скором времени подбиты. Чтобы прикрыть позиции батареи хотя бы слабыми силами, фон Мальцан получил через штаб роты Витткопфа в Петровском в обход Харькова приказ собрать все имеющиеся там разрозненные группы бойцов и удерживать участок леса восточнее высоты 214,3 и южнее высоты 212,3. В 21.05 из корпуса получена радиограмма, и он уже официально вступает в командование боевой группой (F. 574).

После того, как командир 211-го полка в 20.50 сам выехал, чтобы занять позиции, русские уже ворвались в рощи. Находившиеся там наши разрозненные группы бойцов отходят на западную опушку лесов. Без атаки занятие желаемой отсечной позиции невозможно и командир полка решился идти на позиции на западной опушке лесов к северу и югу от шоссе. Капитан Шмидтман, адъютант 530-го ПП, который до сих пор руководил задействованными одиночками у пункта боепитания, заявился на КП штаба дивизии. Он получил здесь задачу немедленно перейти в Веселое, чтобы также и там организовать бежавших из района южнее Терновой одиночек и по возможности занять отсечную позицию по линии высот 214,5 – 207,2 (юго-восточнее Веселого).

В 21.30 получено сообщение от командира 211-го ПП, согласно которому его 2-й и 3-й батальоны заданных приказом позиций не достигли и его люди отходят на ширине в 300-400 м по обе стороны дороги от леса на позиции. Из-за отхода 514-го ПП не исключено, что отошли также части 211-го ПП. Воздействие на войска при наступившей темноте совершенно невозможно.

Находившийся к востоку от рощ склад боеприпасов взорван в последний момент, и пункт боепитания большей частью закрыл выдачу своих запасов войскам. На проходящем через обе рощи шоссе 1 орудие ПТО подбило 1 вражеский танк. На основании ранних поступивших сообщений корпусу вечером сообщено о 24 танках, подбитых дивизией. Через штаб корпуса получаем новость о местонахождении группы Река. После отхода из Песчаного она отошла через лес в Лебединку (F. 575).

Т.к. в настоящий момент 211-м пехотным полком заняты позиции слева и справа полностью без стыковки, в 23.00 в полк передан приказ штаба дивизии, чтобы попытаться образовать сплошную линию обороны. После этого группа Река заняла левый северо-западный угол леса в 2 км восточнее Лебединки вплоть до высоты в 2 км северо-восточнее северной окраины д. Червона Роганка. В северо-восточной части Лебединки обороняющаяся 4-я рота 153-го стройбата была подчинена дивизии и от нее снова группе Река. 211-й ПП обороняется и окапывается обоими батальонами по обе стороны от дороги южнее и севернее. Высота 219,1 включена и разведгруппой установлена связь с группой Река. Находящийся на севере батальон распространился до уровня северных опушек лесов. Группа Винклера имеет задачу оборонять левый фланг 211-го ПП.

3-й батальон 211-го ПП находится южнее дороги, правое крыло на высоте 219,1, левое крыло на шоссе. 2-й батальон 211-го ПП (только 2 роты) находится севернее дороги до центра лесов с продовольствием фронтом на север. Весь полк отошел уже примерно на лесную опушку и находится вдоль полевой дороги. Подразделения группы Винклера прикрывают левый фланг 211-го ПП и находятся параллельно дороги. 2 роты 2-го батальона 211-го ПП из-за внезапно появившихся танков на марше на Михайловку от батальона оторваны и обе должны находиться севернее (F. 576).

Связь с ними не установлена. Они залегли, вероятно, в районе высоты 212,3.

Между 2 рощами у дороги стоят 18 русских танков и далее к северу, в районе высоты 212,2 – еще 16 танков. В этой ситуации ожидается, что с этих позиций противник сразу после рассвета с подтянутой артиллерией возьмет под тяжелый огонь занятые позиции, чтобы затем разбить с танками и уже возрастающим числом подошедшей пехоты. Командир полка сделал командиру дивизии предложение по совету полковника Винклера отвести позиции на высоту в 1 км восточнее Кутузовки.  Нынешние позиции неустойчивые, отход на короткое расстояние также исключен, т.к. вся местность между лесом и Кутузовкой непригодна к обороне, всюду лес. В текущем состоянии 211-й полк при полном отсутствии видимости и возможности стрелять сразу после начала атаки будет смят. Комдив видит опасность и с предложением командира полка согласен, но отход требует подтверждения от командующего (F. 578).

С 26 мая 1942 г. войска 21-й, 28-й и 38-й армий к востоку от Харькова перешли к обороне, а 26-28 мая была произведена масштабная перегруппировка, в ходе которой в состав 28-й армии перешли из соседней 38-й армии 226-я и 300-я стрелковые дивизии, и несколько выросшая 28-я армия заняла оборону почти на всем бывшем плацдарме 21-й, 28-й и 38-й армий на западном берегу Северского Донца от села Архангельское на севере до села Пятничное на юге. Только северная часть этого плацдарма от Архангельского до Волково осталась за 21-й армией. После перегруппировки 13-я гвардейская, 169-я, 175-я и 226-я стрелковые дивизии 28-й армии вместе с 57-й, 58-й и 90-й танковыми бригадами расположились на плацдарме в 1-м эшелоне, а позади них на восточном берегу Северского Донца во 2-м эшелоне расположились 38-я, 162-я и 244-я стрелковые дивизии с 84-й танковой бригадой. В резерв Главкома Юго-Западного направления был выведен весь 3-й гвардейский кавалерийский корпус, усиленный 34-й мотострелковой и 6-й гвардейской танковой бригадами, а 27-28 мая выведенная с плацдарма 38-й армии на западном берегу Северского Донца, 133-я танковая бригада 22-го танкового корпуса была переброшена на левый фланг 38-й армии, присоединившись к уже находившимся тут 13-й и 36-й танковым бригадам 22-го танкового корпуса. Выведенная в резерв командующего 21-й армией, 10-я танковая бригада в конце мая была переброшена из-под Волчанска в район к северо-востоку от Белгорода. Еще позже, 31 мая, передав оставшиеся танки 84-й танковой бригаде, убыла из состава 28-й армии 57-я танковая бригада, после чего в составе 28-й армии из танковых частей остались только 58-я, 84-я и 90-я танковые бригады.

Новая линия обороны дивизий 1-го эшелона 28-й армии в основном прошла вдоль восточного берега речки Бабка и далее через Терновую, урочище Ладыцкое и леса к югу и к востоку от Мурома. На ранее занятых рубежах впереди этой линии было оставлено боевое охранение, силами которого теперь занимались населенные пункты Араповка-Плоское, Красный, Рязановка, Рогачевка, Мартыновка, а хутор Безбожный к северо-западу от Араповки-Плоское был без боя сдан противнику. Обнаружив отход основных сил советской пехоты с высоты 200,9 и из рощи к северу от этой высоты, 5-я и 6-я роты 394-го моторизованного полка вечером 28 мая выдвинулись вперед, в 18.30 атаковали с флангов находившуюся в боевом охранении на северо-восточных скатах высоты 200,9 3-ю стрелковую роту 632-го стрелкового полка 175-й стрелковой дивизии и в 19.30 отбросили ее оттуда на 500 метров, заняв высоту и рощу к северу от высоты. Обойденная с флангов, 3-я стрелковая рота была разгромлена, потеряв 44 из 87 человек личного состава, из них 33 человека (включая командира роты лейтенанта Степана Зеленина) попали в плен. По сути, этим печальным происшествием и завершились майские бои к востоку от Харькова.

В целом советское наступление к востоку от Харькова продолжалось 2 недели – с 12 по 25 мая. В самом его начале советским войскам удалось почти полностью разгромить немецкую 294-ю пехотную дивизию и правофланговые части 79-й пехотной дивизии и вбить глубокий клин в оборону этих 2 частей. Наибольшего продвижения за время наступления добились войска левофланговой группировки 21-й армии, где был совершен рывок от Северского Донца до села Журавлевка глубиной в 36 километров. На правом фланге 28-й армии удалось совершить рывок от речки Старица до высоты 210,0 к северу от села Липцы глубиной до 24 километров.

Было освобождено примерно 62 населенных пункта: Маслова Пристань, Волково, Графовка, Коровино, Архангельское, Старая Таволжанка, Нехотеевка, Муром, Пятница, Огурцово, Бугроватка, Старица, Новая Деревня, Вергелевка, Надежда, Красная Алексеевка, Лозовая, Устинка, Васьковка, Варишкин, Крестовой, Журавлевка, Стрелечье, Плоский, 3 хутора Красный, Мороховец, деревня и хутор Пыльная, Борисовка, Солнцево, Выскокий, Лукьянцы, Протасов-Яр, Середа, Муравлево, Чуркин, Безбожный, Араповка-Плоское, Зеленый, Козлов, Сурядновка, Серебряков, Нескучное, Веселое, Терновая, Избицкое, Варваровка, Байрак, Петровское, Рязановка, Рогачевка, Мартыновка, Перемога, Гордиенко, Купьеваха, Драгуновка, Непокрытая, Песчаное, Червона Роганка, Лебединка. Из этого числа после проведения немецкого контрнаступления за советскими войсками осталось 23 населенных пункта: Маслова Пристань, Волково, Графовка, Коровино, Архангельское, Старая Таволжанка, Пятница, Огурцово, Бугроватка, Старица, Араповка-Плоское, Терновая, Избицкое, Варваровка, Байрак, Красный, Рязановка, Рогачевка, Мартыновка, Перемога, Гордиенко, Купьеваха, Драгуновка.

Первоначально успешное советское наступление заставило немецкое командование ввести в бой находившиеся в оперативном резерве и предназначенные для наступления на барвенково-лозовский выступ с севера 71-ю пехотную, 3-ю и 23-ю танковые дивизии, а также перебросить сюда и ввести в бой много других отдельных частей, объединенных в различные боевые группы. Из-за ряда допущенных советским командованием ошибок и общего недостатка сил на главных направлениях перемолоть немецкие танковые части и продолжать развивать наступление на Харьков не удалось, что впоследствии позволило немцам перебросить все те же 3-ю и 23-ю танковые дивизии против барвенково-лозовского выступа для уничтожения окруженной здесь советской группировки.

В общей сложности в наступлении к востоку от Харькова на западном берегу Северского Донца с советской стороны в разное время участвовали: 14 стрелковых дивизий (13-я гвардейская, 38-я, 76-я, 81-я, 124-я, 162-я, 169-я, 175-я, 226-я, 227-я, 277-я, 293-я, 300-я, 301-я), 3 кавалерийские дивизии (32-я, а также 5-я и 6-я гвардейские), 34-я мотострелковая бригада, 9 танковых бригад (6-я гвардейская, 10-я, 13-я, 36-я, 57-я, 58-я, 84-я, 90-я, 133-я). Все они понесли существенные потери в этом наступлении.

81-я, 124-я, 226-я и 300-я стрелковые дивизии 38-й армии к началу наступления насчитывали 40029 человек личного состава, но по состоянию на 25 мая, несмотря на полученное в ходе боев пополнение, насчитывали уже 35316 человек личного состава. Т.е. общая убыль составила 4713 человек личного состава.

76-я, 227-я, 293-я и 301-я стрелковые дивизии 21-й армии к началу наступления насчитывали 37485 человек личного состава, но к 25 мая сократились до 32967 человек личного состава. Т.е. общая убыль составила 4518 человек личного состава. По подсчетам штаба 21-й армии, с 11 по 25 мая эти 4 стрелковые дивизии потеряли 7194 человека личного состава убитыми и ранеными (19,2 % своей прежней численности), не считая пропавших без вести.

13-я гвардейская, 38-я, 162-я, 169-я, 175-я и 244-я стрелковые дивизии 28-й армии, насчитывавшие к началу наступления 63191 человека личного состава, к 25 мая сократились до 48217 человек личного состава, т.е. на 14974 человека. Отсюда следует, что одни только стрелковые дивизии ударных группировок армий, несмотря на регулярно поступающее пополнение, к концу мая не досчитали уже 24205 человек личного состава относительно своего состава к началу наступления. Большое количество советских солдат попало в ходе этих боев в немецкий плен. Однако только немецкая 23-я танковая дивизия с 13 по 22 мая захватила 4470 пленных.

Серьезные потери понесли и советские танковые части. В наступлении к востоку от Харькова они все были в той или иной степени перемолоты.

13-я танковая бригада 22-го танкового корпуса 38-й армии к началу наступления насчитывала 46 танков (20 Mk.II, 9 Т-26, 17 БТ), 1458 человек личного состава, 12 минометов, 18 ПТР, а в ходе наступления получила пополнение не менее чем в 33 танка (6 Т-34, 14 Т-26, 13 БТ) и пополнение личного состава, однако в итоге к 20 мая сократилась до 1211 человек личного состава, 16 исправных танков (2 Т-34, 2 Mk.II, 5 Т-26, 7 БТ), 5 минометов, 15 ПТР, т.е. общая убыль составила 247 человек личного состава, 63 танка (4 Т-34, 18 Mk.II, 18 Т-26, 23 БТ), 7 минометов, 3 ПТР. Непосредственно в боях бригада пробыла всего 4 дня, но за это время, по официальным данным, было потеряно 40 танков (1 Т-34, 14 Mk.II, 9 Т-26, 16 БТ) безвозвратно и 340 человек личного состава (37 – убитыми, 83 – пропавшими без вести, 220 – ранеными). Примечательно, но в именном списке безвозвратных потерь личного состава 13-й танковой бригады за 11-20 мая числится 73 убитых и 123 пропавших без вести, что на 76 человек превышает «официальные» безвозвратные потери бригады в этих боях.

36-я танковая бригада 22-го танкового корпуса, насчитывавшая к началу боевых действий 1105 человек личного состава, 46 танков (10 Mk.II, 20 Mk.III, 16 Т-60), 4 орудия ПТО, 6 минометов, 6 ПТР и получившая в ходе боевых действий на пополнение 39 танков (19 Mk.II, 10 Mk.III, 10 Т-60), в итоге к 20 мая сократилась до 17 танков (2 Mk.II, 4 Mk.III, 11 Т-60), 853 человек личного состава, 2 орудий ПТО, 6 минометов, 1 ПТР, т.е. сократилась на 252 человека личного состава, 2 орудия ПТО, 5 ПТР и 68 танков (27 Mk.II, 26 Mk.III, 15 Т-60), из них как минимум 45 танков (53 % всего танкового парка) было списано в безвозвратные потери. Безвозвратные потери 36-й танковой бригады в личном составе, согласно ОБД «Мемориал», составили как минимум 181 человек личного состава: 78 – убитым, 101 – пропавшими без вести и попавшими в плен, 1 – умершим от ран, 1 – расстрелянным.

133-я танковая бригада, которая ранее насчитывала 1463 человека личного состава, 40 танков (19 Т-34, 13 БТ-7, 8 БТ-5), 4 орудия ПТО, 12 минометов, 17 ПТР, к 20 мая сократилась на 448 человек личного состава, 7 минометов, 3 ПТР. Безвозвратно было потеряно 24 танка (11 Т-34, 7 БТ-7, 6 БТ-5) – 60 % всего танкового парка – и как минимум 127 человек личного состава (40 – убитыми, 87 – пропавшими без вести). В целом одни только безвозвратные потери 22-го танкового корпуса за время боевых действий составили примерно 109 танков и 504 человека личного состава.

6-я гвардейская танковая бригада, насчитывавшая к началу наступления 1604 человека личного состава, 44 танка (3 КВ-1, 18 Т-34, 12 Т-60, 2 Т-26, 7 БТ, 2 трофейных танка), 4 зенитных, 5 противотанковых орудий, 15 минометов, 3 ПТР, к 20 мая сократилась на 56 человек личного состава, 1 зенитное орудие, 2 миномета, а число исправных танков к 26 мая упало до 17 штук (1 КВ-1, 6 Т-34, 6 Т-60, 1 Т-26, 2 БТ, 1 трофейный танк), т.е. из строя выбыло 27 танков (2 КВ-1, 12 Т-34, 6 Т-60, 1 Т-26, 5 БТ, 1 трофейный танк).

57-я танковая бригада в ходе боевых действий к 29 мая безвозвратно потеряла 15 танков (8 КВ-1, 4 Т-34, 3 Т-60) из 46 (32,6 % танкового парка) и как минимум 78 человек личного состава (77 – убитыми, 1 – пропавшим без вести), а общая ее численность сократилась на 207 человек личного состава, 2 76-мм орудия ПТО, 4 82-мм миномета. Танковый парк уменьшился до 16 исправных танков (6 Т-34, 10 Т-60).

58-я танковая бригада, пробывшая в боях всего 2 дня (20 и 21 мая), безвозвратно потеряла 13 танков (10 Т-34, 3 Т-60) из 46 (28,3% всего танкового парка) и к концу мая сократилась до 32 танков (19 Т-34, 13 Т-60). С 13 по 29 мая личный состав бригады сократился на 257 человек, из них безвозвратные потери составили как минимум 106 человек личного состава (65 – убитыми,  41 – пропавшим без вести).

84-я танковая бригада за время боевых действий к 27 мая сократилась с 46 до 10 танков (2 КВ-1, 2 Т-34, 6 Т-60), т.е. на 36 танков (8 КВ-1, 18 Т-34, 10 Т-60), из них 16 танков (5 КВ-1, 9 Т-34, 2 Т-60) (34,8% танкового парка) было списано в безвозвратные потери. Также ее численность упала на 417 человек личного состава (в т.ч. 96 человек личного состава составили безвозвратные потери: 54 – убитыми, 42 – пропавшими без вести), 2 орудия ПТО, 4 миномета.

90-я танковая бригада за это же время безвозвратно потеряла 11 танков (5 КВ-1, 4 Т-34, 2 Т-60) из 46 (24% танкового парка), 12 автомашин, 4 76-мм орудия ПТО, 3 82-мм миномета, 5 ПТР, 17 пулеметов (4 станковых, 13 ДП) и к концу мая сократилась до 18 исправных танков (3 КВ-1, 6 Т-34, 9 Т-60). Личный состав к 25 мая сократился на 327 человек.

10-я танковая бригада 28-й армии за это же время потеряла 226 человек личного состава убитыми и ранеными и 28 танков из 47, из них 15 танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 9 Т-60, 3 БТ) (32 % танкового парка) составили безвозвратные потери. В итоге же бригада сократилась до 10 танков (1 Т-34, 5 Т-60, 4 Т-26). Общая численность бригады к концу месяца упала на 411 человек личного состава, 6 минометов, 1 ПТР.

В целом 10-я, 13-я, 36-я, 57-я, 58-я, 84-я, 90-я и 133-я танковые бригады (не считая 6-й гвардейской танковой бригады) безвозвратно потеряли как минимум 179 из 435 танков, т.е. 41,1 % танкового парка, а все танковые бригады, насчитывавшие к началу боевых действий в среднем по 45 танков, по итогу боев в среднем насчитывали уже по 16-17 исправных танков. Также общая численность всех 9 танковых бригад 21-й, 28-й и 38-й армий за время наступления «просела» на 2622 человека личного состава (22,5 % всего их прежнего личного состава), 10 орудий ПТО, 1 зенитное орудие, 33 миномета, 17 ПТР.

Для сравнения стоит привести потери немецкой 23-й танковой дивизии (прим. – потери 3-й танковой дивизии, к сожалению, пока что не известны). Всего с 12 по 22 мая она к востоку от Харькова потеряла 30 танков безвозвратно (16,6% своего танкового парка) и 1533 человека личного состава (378 – убитыми, 72 – пропавшими без вести, 1083 – ранеными), почти полностью сохранив свою боеспособность. В целом не подлежит сомнению, что применение немцами их танковых частей к востоку от Харькова оказалось более эффективнее, чем применение противостоявших им советских танковых частей, при этом все советские танковые части понесли крайне большие потери в особенности в танках, потеряв только безвозвратно чуть меньше половины своего танкового парка.

Список использованных в работе источников:

1) ЦАМО, ф. 229, оп. 157, д. 14. Оперативные и разведывательные сводки отделов АБТВ штабов 21-й, 28-й и 38-й армий (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

2) ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 881. Оперативные сводки штаба 38-й армии, переговоры штаба 28-й армии со штабом Юго-Западного фронта (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

3) ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 882. Оперативные сводки штаба 38-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

4) ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 899. Сведения о боевом и численном составе боевых частей Юго-Западного фронта (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

5) ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 900. Документы АБТУ штаба Юго-Западного фронта (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

6) ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 920. Бронетанковые сводки штаба Юго-Западного фронта (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

7) ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 921. Оперативные сводки штаба Юго-Западного фронта (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

8) ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 926. Разведывательные сводки штаба Юго-Западного фронта (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

9) ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 933. Переговоры штабов 21-й, 28-й и 38-й армий со штабом Юго-Западного фронта (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

10) ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 42. Документы штаба 21-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

11) ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 76. Оперативные сводки штаба 301-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

12) ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 83. Боевые распоряжения штаба 21-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

13) ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 84. Журнал боевых действий штаба 293-й стрелковой дивизии с 20 апреля по 25 мая 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

14) ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 95. Боевые приказы штаба 21-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

15) ЦАМО, ф. 393, оп. 8973, д. 89. Боевые приказы штаба 38-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

16) ЦАМО, ф. 393, оп. 8973, д. 123. Журнал боевых действий 38-й армии с 11 апреля по 1 июля 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

17) ЦАМО, ф. 395, оп. 9136, д. 52. Оперативные сводки штаба 21-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

18) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 15. Боевые распоряжения Главкома Юго-Западного направления (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

19) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 18. Разведывательные сводки штаба 28-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

20) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 23. Оперативные сводки и другие документы штаба 13-й гвардейской стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

21) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 24. Оперативные сводки штаба 6-й гвардейской танковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

22) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 25. Оперативные сводки штаба 38-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

23) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 26. Оперативные сводки и боевые донесения штаба 162-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

24) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 27. Оперативные сводки и боевые донесения штаба 169-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

25) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 28. Оперативные сводки штаба 175-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

26) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 31. Оперативные сводки штаба 244-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

27) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 32. Оперативные сводки и боевые донесения штаба 58-й танковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

28) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 33. Оперативные сводки штаба 57-й танковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

29) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 34. Оперативные сводки 84-й танковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

30) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 35. Оперативные сводки и другие документы штаба 90-й танковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

31) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 36. Боевые приказы и распоряжения Главкома Юго-Западного направления, приказы командующего 28-й армией (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

32) ЦАМО, ф. 441, оп. 8464, д. 3. Журнал боевых действий артиллерийского управления 28-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

33) ЦАМО, ф. 441, оп. 8464, д. 6. Боевые приказы штаба 28-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

34) ЦАМО, ф. 441, оп. 8464, д. 13. Отчеты и журналы боевых действий артиллерийских частей 28-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

35) ЦАМО, ф. 1160, оп. 1, д. 3. Журнал боевых действий штаба 124-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

36) ЦАМО, ф. 1160, оп. 1, д. 7. Боевые приказы штаба 124-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

37) ЦАМО, ф. 1160, оп. 1, д. 12. Оперативные сводки штаба 124-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

38) ЦАМО, ф. 1163, оп. 1, д. 35. Оперативные сводки штаба 76-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

39) ЦАМО, ф. 1163, оп. 1, д. 38. Оперативные сводки стрелковых полков 76-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

40) ЦАМО, ф. 1197, оп. 1, д. 11. Боевой путь 66-й гвардейской стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

41) ЦАМО, ф. 1212, оп. 1, д. 15. Боевые донесения штаба 38-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

42) ЦАМО, ф. 1212, оп. 1, д. 18. Оперативные сводки штаба 28-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

43) ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 23. Журнал боевых действий штаба 81-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

44) ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 28. Оперативные сводки штаба 81-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

45) ЦАМО, ф. 1230, оп. 1, д. 29. Оперативные сводки штаба 81-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

46) ЦАМО, ф. 1267, оп. 1, д. 25. Журнал боевых действий штаба 226-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

47) ЦАМО, ф. 1267, оп. 1, д. 27. Боевые приказы штаба 226-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

48) ЦАМО, ф. 1267, оп. 1, д. 38. Оперативные сводки штаба 38-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

49) ЦАМО, ф. 1267, оп. 1, д. 39. Оперативные сводки и боевые донесения штаба 226-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

50) ЦАМО, ф. 1267, оп. 1, д. 40. Документы штаба 226-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

51) ЦАМО, ф. 1267, оп. 1, д. 115. Боевые донесения подчиненных штабу 226-й стрелковой дивизии подразделений (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

52) ЦАМО, ф. 1267, оп. 1, д. 128. Оперативные сводки штаба артиллерии 226-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

53) ЦАМО, ф. 1422, оп. 1, д. 13. Журнал боевых действий штаба 175-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

54) ЦАМО, ф. 1410, оп. 1, д. 19. Журнал боевых действий штаба 169-й стрелковой дивизии с 18 июня 1941 г. по 7 апреля 1944 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

55) ЦАМО, ф. 1410, оп. 1, д. 22. Документы штаба 169-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

56) ЦАМО, ф. 1410, оп. 1, д. 26. Боевые распоряжения штаба 169-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

57) ЦАМО, ф. 1410, оп. 1, д. 34. Оперативные сводки штаба артиллерии 169-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

58) ЦАМО, ф. 1410, оп. 1, д. 39. Боевые донесения и оперативные сводки штабов стрелковых полков и 307-го артиллерийского полка 169-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

59) ЦАМО, ф. 1501, оп. 1, д. 18. Документы штаба 227-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

60) ЦАМО, ф. 1501, оп. 1, д. 21. Боевые донесения и оперативные сводки штаба 227-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

61) ЦАМО, ф. 1501, оп. 1, д. 23. Оперативные сводки стрелковых полков 227-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

62) ЦАМО, ф. 1410, оп. 1, д. 192. Боевые приказы штаба 169-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

63) ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 5. Документы штаба 133-й танковой бригады (из личного архива).

64) ЦАМО, ф. 3115, оп. 1, д. 10. Документы штаба 13-й танковой бригады.

65) ЦАМО, ф. 3122, оп. 1, д. 1. Краткая история 36-й танковой бригады с 29 ноября 1941 г. по 19 декабря 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

66) ЦАМО, ф. 3122, оп. 1, д. 2. Документы штаба 36-й танковой бригады (сайт https://pamyat-naroda.ru/").

67) ЦАМО, ф. 3131, оп. 1, д. 2. Журнал боевых действий и другие документы штаба 90-й танковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

68) ЦАМО, ф. 3131, оп. 1, д. 6. История 41-й гвардейской танковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

69) ЦАМО, ф. 3233, оп. 1, д. 4, л. 33-41. Протокол допросов военнопленных из состава 23-й танковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

70) ЦАМО, ф. 3344, оп. 1, д. 5. Журнал боевых действий штаба 34-й мотострелковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

71) ЦАМО, ф. 3344, оп. 1, д. 8. Оперативные сводки штаба 34-й мотострелковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

72) ЦАМО, ф. 3430, оп. 1, д. 8, л. 77-107. Доклад штаба 13-й танковой бригады с 30 сентября 1941 г. по 20 сентября 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

73) ЦАМО, ф. 3443, оп. 1, д. 3. Документы штаба 22-го танкового корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

74) ЦАМО, ф. 3443, оп. 1, д. 4. Боевые донесения штаба 22-го танкового корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

75) ЦАМО, ф. 3443, оп. 1, д. 6. Документы штаба 22-го танкового корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

76) ЦАМО, ф. 3344, оп. 1, д. 5. Журнал боевых действий штаба 34-й мотострелковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

77) ЦАМО, ф. 3344, оп. 1, д. 8. Боевые донесения и оперативные сводки штаба 34-й мотострелковой бригады (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

78) ЦАМО, ф. 3344, оп. 1, д. 10. Боевые приказы и распоряжения штаба 3-го гвардейского кавалерийского корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

79) ЦАМО, ф. 3443, оп. 1, д. 14. Документы штаба 22-го танкового корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

80) ЦАМО, ф. 3443, оп. 1, д. 19. Документы штаба 22-го танкового корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

81) ЦАМО, ф. 3443, оп. 1, д. 20. Документы штаба 22-го танкового корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

82) ЦАМО, ф. 3468, оп. 1, д. 50. Документы штаба 3-го гвардейского кавалерийского корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/).

83) ЦАМО, ф. 3468, оп. 1, д. 50а. Документы штаба 3-го гвардейского кавалерийского корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

84) ЦАМО, ф. 3468, оп. 1, д. 64. Журнал боевых действий 3-го гвардейского кавалерийского корпуса (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

85) ЦАМО, ф. 3539, оп. 1, д. 39. Оперативные сводки и боевые приказы штаба 6-й гвардейской кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

86) ЦАМО, ф. 3539, оп. 1, д. 52. Оперативные сводки кавалерийских полков 6-й гвардейской кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

87) ЦАМО, ф. 3539, оп. 1, д. 59. Журнал боевых действий штаба 6-й гвардейской кавалерийской дивизии с 14 февраля по 23 ноября 1942 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

88) ЦАМО, ф. 3563, оп. 1, д. 19. Оперативные сводки и боевые донесения штаба 32-й кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

89) ЦАМО, ф. 3563, оп. 1, д. 28. Боевые донесения кавалерийских полков 32-й кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

90) ЦАМО, ф. 3563, оп. 1, д. 43. Оперативные сводки и боевые донесения штаба 32-й кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

91) ЦАМО, ф. 3563, оп. 1, д. 54. Оперативные сводки кавалерийских полков 32-й кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

92) ЦАМО, ф. 3563, оп. 1, д. 74. Журнал боевых действий штаба 32-й кавалерийской дивизии с 14 мая 1942 г. по 15 мая 1943 г. (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

93) ЦАМО, ф. 4604, оп. 213852с, д. 1. Журнал боевых действий 17-го гвардейского кавалерийского полка 5-й гвардейской кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

94) ЦАМО, ф. 4613, оп. 213845с, д. 4. Журнал боевых действий 22-го гвардейского кавалерийского полка 5-й гвардейской кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

95) ЦАМО, ф. 4615, оп. 213854с, д. 2. Журнал боевых действий 24-го гвардейского кавалерийского полка 5-й гвардейской кавалерийской дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

96) ЦАМО, ф. 6223, оп. 671790, д. 1. Журнал боевых действий 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

97) ЦАМО, ф. 6513, оп. 32514, д. 1. Журнал боевых действий 406-го стрелкового полка 124-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

98) ЦАМО, ф. 6517, оп. 11152с, д. 3. Оперативные сводки штаба 622-го стрелкового полка 226-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

99) ЦАМО, ф. 6605, оп. 5206с, д. 1. Оперативные сводки, боевые приказы штаба 293-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

100) ЦАМО, ф. 6803, оп. 215359, д. 11. Журнал боевых действий 985-го стрелкового полка 226-й стрелковой дивизии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

101) ЦАМО, ф. 11131, оп. 1, д. 1. Журнал боевых действий 233-го артиллерийского полка РГК (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

102) ЦАМО, ф. 12946, оп. 273842с, д. 17. Журнал боевых действий 51-го гвардейского минометного полка (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

103) NARA, T. 314, R. 811. Журнал боевых действий штаба XXIX. Armeekorps (собственный перевод с немецкого).

104) NARA, T. 314, R. 813. Донесения разведывательного отдела штаба XXIX. Armeekorps (собственный перевод с немецкого).

105) NARA, T. 315, R. 140. Журнал боевых действий штаба 3. Panzer-Division (собственный перевод с немецкого).

106) NARA, T. 315, R. 154. Документы разведывательного отдела штаба 3. Panzer-Division (собственный перевод с немецкого).

107) NARA, T. 315, R. 791. Боевые отчеты, журнал боевых действий и другие документы штаба 23. Panzer-Division (переводы с немецкого мои и Д. Голубева).

108) NARA, T. 315, R. 1105. Журнал боевых действий, боевые донесения и другие документы штаба 79.Infanterie-Division (собственный перевод с немецкого).

109) NARA, T. 315, R. 1106. Боевые донесения и другие документы штаба 79.Infanterie-Division (собственный перевод с немецкого).

110) NARA, T. 315, R. 1941. Журнал боевых действий и другие документы штаба 294.Infanterie-Division (собственный перевод с немецкого).

111) NARA, T. 315, R. 1943. Документы разведывательного отдела штаба 294.Infanterie-Division (собственный перевод с немецкого).

112) NARA, T. 315, R. 1977. Донесения разведывательного отдела штаба 297.Infanterie-Division (собственный перевод с немецкого).

113) Die 71. Infanterie-Division im Zweiten Weltkrieg 1939 - 1945. Gefechts- und Erlebnisberichte aus den Kämpfen der "Glückhaften Division" von Verdun bis Stalingrad, von Monte Cassino bis zum Plattensee. - Arbeitsgemeinschaft "Das Kleeblatt" (Hrsg.), Hildesheim 1973 (собственный перевод с немецкого).

114) Armored Bears: the German 3rd Panzer Division in World War II. Vol. 2 / Veterans of the 3rd Panzer Division. – Stackpole Books, 2012 (собственный перевод с английского).

115) Ernst Rebentisch. The Combat History of the 23rd Panzer Division in World War II. – USA: Коломиец М.В. Танки в Харьковской катастрофе 1942 года. – М.: Стратегия КМ: Яуза: Эксмо, 2013.Stackpole Books, 2012 (собственный перевод с английского).

116) Thomas L.Jents. Panzertruppen 1933-1945, Part 2. - Schiffer Military History Book, 1997 (собственный перевод с английского).

117) Баграмян И.X. Так шли мы к победе. - М.: Воениздат, 1977.

118) Быков К.В. Последний триумф Вермахта: Харьковский «котел». – М.: Яуза-пресс, 2009.

119) Родимцев А.И. Твои, Отечество, сыны. - Киев: Издательство Политической литературы Украины, 1982.

120) Рябышев Д.И. Первый год войны. - М.: Воениздат, 1990.

121) Шустов Т. С. Записки танкового техника. - Магнитогорск: МДП, 2000.

122) ЦАМО, ф. 441, оп. 8452, д. 37. Боевые донесения штаба 28-й армии (сайт "https://pamyat-naroda.ru/").

123) сайт «http://www.obd-memorial.ru».

124) сайт «http://tankfront.ru/».

125) сайт «http://podvignaroda.ru».

Глава 12. Боевые действия 21-й, 28-й и 38-й армий 22-23 мая 1942 г. Освобождение Терновой.

22-23 мая 1942 г. войска 21-й, 28-й и 38-й армий почти повсеместно оставались в обороне, приводя себя в порядок и готовясь к возобновлению наступления. На участке 38-й армии в 20.40 22 мая противник под прикрытием артогня ворвался в расположение 1053-го стрелкового полка 300-й стрелковой дивизии в районе мельниц к северо-западу от Большой Бабки, однако под воздействием сильного огня с советской стороны в 21.00 отошел обратно на исходные позиции, и в 22.00 на этом участке все стихло. В это же время в 22.00 противник силою до батальона пехоты атаковал на юго-восточных скатах высоты 169,9 202-й стрелковый полк 81-й стрелковой дивизии, однако атаку эту также удалось отбить.

Также 22 мая были выведены с плацдарма на западном берегу Северского Донца и убыли на левый фланг 38-й армии 13-я и 36-я танковые бригады 22-го танкового корпуса. 133-я танковая бригада, которая буквально только что приняла на пополнение 44 новых танка (30 Mk.II «Matilda», 14 Т-60), осталась стоять в резерве командующего армией в лесу западнее Старого Салтова. 23 мая она направила 15 танков Mk.II с экипажами на пополнение 13-й танковой бригады.

Левофланговая 13-я гвардейская стрелковая дивизия 28-й армии в 16.30 23 мая провела разведку боем в направлении рощ к северо-востоку и юго-востоку от высоты 214,3, выявив несколько огневых точек противника. Потери ее за 22-23 мая составили 112 человек личного состава, 7 лошадей и 122-мм гаубицу разбитой. Располагавшаяся в обороне позади боевых порядков 13-й гвардейской стрелковой дивизии, 90-я танковая бригада 22 мая под артогнем потеряла 2 танка Т-60 (в т.ч. 1 танк – разбитым) и машину ГАЗ-64 разбитой.

В центре боевых порядков 28-й армии в ночь на 22 мая на основании поступившего накануне приказа штаба 51-го армейского корпуса оборонявшие Терновую боевые группы Грюнера, Золтмана и Шмидта-Отта оставили это село и отошли оттуда в западном направлении, тем самым полностью выпрямив линию фронта. Вечером среди немецких частей была проведена перегруппировка. Почти все части 3-й и 23-й танковых дивизий были выведены с линии фронта в тыл, а их место на линии фронта заняли: справа – боевая группа Циммермана (394-й моторизованный полк 3-й танковой дивизии), в центре – боевая группа Грюнера (429-й пехотный полк 168-й пехотной дивизии, усиленный полицейской ротой), слева – боевая группа Аулока (подразделения 226-го и 514-го пехотных полков), усиленная боевой группой Пинчовиуса (222-й пехотный полк 75-й пехотной дивизии). Все эти боевые группы перешли теперь в подчинение штаба 294-й пехотной дивизии (51-й армейский корпус).

Сломив в 8.30 22 мая сопротивление оставленных немцами арьергардов на окраинах Терновой, 38-я стрелковая дивизия ворвалась в это село и с 10.30 приступила к ее зачистке. При уничтожении арьергардов насчитали 70 трупов немецких солдат, также 38-й стрелковой дивизией в Терновой были захвачены 1 танк, 1 «бронесанитарная машина», 10 повозок, 5 75-мм и 105-мм орудий, 5 минометов, не менее 15 ручных пулеметов, в подвале школы найдено 4 раненых красноармейца, которые попали в плен еще в конце марта.

Вероятно, с целью прикрытия отхода оставшихся в Терновой немецких подразделений немецкие танки в 8.00 и в 8.40 дважды атаковали позиции 65-го кавалерийского полка 32-й кавалерийской дивизии на западной опушке леса к северу от Терновой, однако огнем батареи 197-го кавалерийского полка удалось подбить 2 танка. Батарея при этом потеряла 8 человек личного состава, а 65-й кавалерийский полк в целом за день потерял 18 человек личного состава.

Зачистив Терновую, главные силы 38-й стрелковой дивизии выдвинулись от нее дальше на запад, продвинувшись от Терновой вперед еще на 1,5-3,5 км, после чего перешли к обороне. Общие потери дивизии 22 мая составили 167 человек личного состава. После зачистки Терновой 38-й дивизией со всех сторон в село стали стягиваться трофейные команды разных частей. При этом трофейные команды старались как можно больше захватить различного имущества и силой отбирали друг у друга подобранные предметы, для чего также силой снимались выставленные 38-й стрелковой дивизией посты. Так, команда 6-й гвардейской танковой бригады сняла посты 29-го стрелкового полка у бронированной санитарной машины и советской 122-мм гаубицы и под угрозой применения оружия увезла их в свою часть.

Общее количество захваченного советскими войсками в Терновой вооружения и техники не известно. Так, вошедшие в Терновую с севера трофейные команды 32-й кавалерийской дивизии захватили 2 37-мм орудия ПТО, 2 миномета, 5 ПТР, 8 пулеметов, 1 автомат, 238 винтовок (в основном – советских), 1 радиостанцию и много других трофеев.

Слева от 38-й стрелковой дивизии 162-я стрелковая дивизия с 4.00 23 мая на участке своего 720-го стрелкового полка отбила частную контратаку со стороны 394-го моторизованного полка, подбив при этом до 4 танков. В 18.00 дивизия теперь уже сама после сильной артподготовки вновь атаковала на высоту 200,9, в ходе атаки подошла к этой высоте и восточной опушке рощи к северо-востоку от высоты 214,3, где и залегла под сильным огнем оборонявшегося здесь 2-го батальона 394-го моторизованного полка. В этом бою был ранен командир 2-го батальона 394-го полка майор Пешке. Немцами было захвачено 3 пленных из состава 3-й роты 501-го стрелкового полка. Танковая группа Хасина наступление 162-й дивизии не поддерживала и оставалась стоять в обороне, при этом под ударами немецкой авиации 6-я гвардейская танковая бригада 22 мая потеряла 4 танка (2 Т-34, 1 Т-60, 1 трофейный) подбитыми, еще 3 человека ранеными потеряли 57-я и 84-я танковые бригады. Также 23 мая на сторону немцев добровольно перешли и сдались в плен 2 минометчика из 57-го мотострелкового батальона.

Справа от 32-й кавалерийской дивизии 5-я гвардейская кавалерийская дивизия силами 17-го гвардейского кавалерийского полка за утро 22 мая прочесала урочище Ладыцкое и вышла на западную его опушку, где и перешла к обороне. Потери дивизии 22-23 мая составили 11 человек личного состава и 3 лошади. Подчиненная дивизии 58-я танковая бригада, численность которой благодаря усилиям ремонтников выросла до 12 исправных танков (7 Т-34, 5 Т-60), своим мотострелковым батальоном (120 активных штыков) заняла оборону в урочище Ладыцкое, а группой из 3 танков Т-34 – к югу от урочища Ладыцкое. 22-23 мая под ударами немецкой авиации она потеряла 1 грузовик подбитым и 5 мотострелков ранеными.

В целом в урочище Ладыцкое и севернее него в течение 22 мая заняли оборону 5-я гвардейская кавалерийская, 169-я и 227-я стрелковые дивизии, 34-я мотострелковая и 58-я танковая бригады, боевые порядки которых перемешались друг с другом. После приведения себя в порядок в лесах к югу от Мурома также занял оборону 560-й стрелковый полк 175-й стрелковой дивизии. В 4.00 23 мая на основании приказа командира кавалерийского корпуса 32-й мотострелковый полк 34-й мотострелковой бригады передал 434-му стрелковому полку 169-й стрелковой дивизии свой участок обороны от северо-западной опушки урочища Ладыцкое до высоты 197,8 включительно и занял оборону по юго-западной и южной опушкам урочища Ладыцкое.

В полосе обороны 293-й стрелковой дивизии в районе Мурома ничего существенного 22-23 мая не происходило. Правее нее  76-я стрелковая дивизия силами 207-го и 216-го стрелковых полков с 2.00 22 мая вновь атаковала на занятые немцами совхоз Шамино и отделение совхоза Шамино. Перед немцами наступавшие появились с 3.45. Оба полка ранее понесли большие потери, а потому силы атакующих немцы оценили не более чем в 500 человек. Встреченные сильным огнем противника, оба полка успеха не имели и уже в 5.00 свернули свое наступление. Потери их составили 226 человек личного состава.

Наконец, на правом фланге ударной группировки 21-й армии в 8.00 22 мая 1052-й стрелковый полк 301-й стрелковой дивизии вновь занял деревню Волково и рощу к северо-западу от Графовки. Более ничего существенного на участке дивизии не произошло. За 22-23 мая дивизия потеряла 41 человека личного состава. Трофеи ее за 21-23 мая боевых действий составили 1 миномет, 4 пулемета, 4 автомата, 20 винтовок, 2 пистолета, 3 бинокля, 1 стереотруба.

Глава 13. Наступление 21-й и 28-й армий 24-25 мая 1942 г.

23 мая 1942 г. с целью сорвать перегруппировку немецких танковых частей и переброску их на юг штаб Юго-Западного фронта приказал войскам 21-й и 28-й армий вновь перейти в наступление. 38-я армия, все усилия которой в это время были сосредоточены на левом фланге, на прорыве к окруженным войскам 6-й и 57-й армий и армейской группы Бобкина, на правом фланге оставалась в обороне.

Наступление 28-й армии началось с 9.00 24 мая. На крайнем левом фланге позиции немецкого 131-го пехотного полка атаковали батальон 39-го гвардейского стрелкового полка (слева), 34-й гвардейский стрелковый полк (в центре) и 343-й стрелковый полк (справа) 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Полчаса спустя, с 9.30 на участке 34-го гвардейского полка в направлении круглой рощи к западу от высоты 133,6 выступила сводная танковая группа капитана Егора Бойкова (командир 206-го танкового батальона 90-й танковой бригады) в составе 11 танков (5 Т-34, 6 Т-60). За день танки 4 раза ходили в атаку и обеспечили пехоте 34-го гвардейского полка занятие круглой рощи и выход на безымянную высоту в 1,5 км западнее отметки 133,6. Наступавшие по соседству 343-й стрелковый полк и батальон 39-го гвардейского полка успеха в продвижении не имели вовсе.

В целом наступление 13-й гвардейской дивизии 24 мая почти полностью провалилось, а общие ее потери составили 178 человек личного состава убитыми и ранеными. 90-я танковая бригада 24 мая потеряла 5 человек личного состава ранеными (в т.ч. был ранен помощник командира бригады по технической части военинженер 3-го ранга Борис Павлов) и 2 танка (1 Т-34, 1 Т-60), в т.ч. 1 танк Т-34 – подбитым артогнем. После провала наступления с утра 25 мая 13-я гвардейская стрелковая дивизия вместе с 90-й танковой бригадой перешла к обороне.

Слева от 13-й гвардейской дивизии, оказывая ей содействие, 226-я стрелковая дивизия 38-й армии силами своей артиллерии вела массированный обстрел позиций немецкого 211-го пехотного полка на высоте 199,0 и в Непокрытой, а также ее 985-й стрелковый полк провел силовую разведку в направлении высоты 199,0, однако разведчики оказались прижаты к земле сильным огнем противника и отошли на исходные позиции. Потери 226-й дивизии 24 мая составили 11 человек ранеными.

Наступление 162-й стрелковой дивизии началось с 9.30 24 мая, причем для наращивания сил дивизия атаковала всеми своими 3 стрелковыми полками в 1-м эшелоне. Как и раньше, дивизию поддерживала танковая группа Хасина. В 1-м эшелоне действовали 6-я гвардейская танковая бригада в составе не менее 20 танков (1 КВ-1, 4 Т-34, 8 Т-60, 2 Т-26, 4 БТ, 1 трофейный), 57-я танковая бригада в составе 20 танков (4 КВ-1, 5 Т-34, 11 Т-60) и 84-я танковая бригада в составе 17 танков (2 КВ-1, 7 Т-34, 8 Т-60). В резерве Хасина к северо-западу от Байрака расположилась переброшенная за ночь в состав группы Хасина с участка 5-й гвардейской кавалерийской дивизии 58-я танковая бригада в составе 18 исправных танков (10 Т-34, 8 Т-60). В общей сложности советские войска могли выставить на участке 162-й стрелковой дивизии не менее 75 танков, включая 33 танка КВ-1 и Т-34, однако в итоге в наступлении приняло участие не более трети от общего числа танков.

В 1-й танковой атаке в 9.40 немцы насчитали всего 10 танков группы Хасина, позже, к 13.00, число атакующих танков выросло до 25 штук. Огнем артиллерии немцы остановили продвижение пехоты 162-й стрелковой дивизии, а располагавшаяся позади высоты 200,9 2-я батарея 19-го зенитного полка в составе 4 88-мм зенитных орудий своим огнем остановила продвижение танков, подбив несколько из них.

В 14.00 3 советских танка с юго-востока прорвались к позициям 394-го моторизованного полка между высотами 200,9 и 205,4, но их дальнейшее продвижение вперед было остановлено огнем немецкой артиллерии. В 14.45 2 советских танка ударом из лощины к югу от высоты 200,9 перевалили позиции 394-го моторизованного полка южнее этой высоты, а следом за ними устремились еще 20 танков с пехотой позади. Согласно советским документам, в 17.00 группа танков 84-й танковой бригады без поддержки пехоты заняла высоту 205,4, а танки КВ-1 57-й танковой бригады вышли на юго-западные скаты высоты 200,9. Согласно немецкой версии, все советские танковые атаки были отражены 394-м моторизованным полком.

Правее 162-й дивизии 38-я стрелковая дивизия силами правофлангового 48-го стрелкового полка вышла на юго-восточные скаты высот 204,3 и 208,7 между Веселым и Араповкой-Плоское, однако сами высоты занять так и не смогла. Атаковавший с 17.45 с юго-востока и северо-востока на Веселое левофланговый 29-й стрелковый полк залег в 200 метрах от немецких позиций перед восточной окраиной Веселого. Зашедшие в его полосу наступления 2 танка Т-34 танковой группы Хасина попали под огонь 88-мм зенитных орудий с высоты 200,9 и потеряли 1 танк подбитым у высоты 204,3.

В целом после отражения советских атак немцы насчитали 9 подбитых танков Т-34 из состава группы Хасина, из них 8 танков были подбиты 88-мм зенитными орудиями, которые в итоге и решили исход боя. 57-я танковая бригада потеряла 1 танк Т-34 подбитым и 3 человека личного состава (1 – убитым, 2 – ранеными). Также на сторону немцев добровольно перешли один из рядовых минометчиков 57-го мотострелкового батальона и радист подбитого танка Т-34 235-го танкового батальона сержант Василий Бассов, который затем дал подробные показания немцам относительно боевого состава 57-й танковой бригады.

84-я танковая бригада 24 мая потеряла 5 человек личного состава (1 – убитым, 3 – ранеными, 1 – контуженным) и примерно 11 танков (2 КВ-1, 6 Т-34, 3 Т-60), в т.ч. не менее 2 танков Т-34 было подбито немцами, 1 танк Т-34 перевернулся в овраге, а 2 танка КВ-1 застряли в лощине восточнее высоты 205,4. Еще 5 танков (2 Т-60, 1 Т-26, 2 БТ) за 24-25 мая выбыло из строя в 6-й гвардейской танковой бригаде, а находившаяся в тылу 58-я танковая бригада к северу от Байрака потеряла один из своих бронетранспортеров подорвавшимся на мине.

Уже ночью правофланговый 501-й стрелковый полк 162-й стрелковой дивизии после сильной артподготовки через овраг к северу от высоты 200,9 прорвался на позиции 2-го батальона 394-го моторизованного полка в северную часть рощи к северу от высоты 200,9, зайдя во фланг и тыл этому батальону, после чего тот оставил эту высоту и отошел на ее западные скаты, где и закрепился. С 21.00 24 мая из рощи к северу от высоты 207,2 в рощу на высоте 200,9 был переброшен мотострелковый батальон 6-й гвардейской танковой бригады, который совместно с 501-м стрелковым полком к 6.00 25 мая завершил зачистку рощи от противника, после чего закрепился на ее западной опушке. Сюда же вскоре подтянулись и заняли оборону мотострелковый батальон и танки 57-й танковой бригады. Танки 6-й гвардейской бригады остались стоять в роще к северу от высоты 207,2, а танки 84-й танковой бригады – в роще юго-западнее высоты 226,3.



Чтобы отбить обратно рощу и высоту 200,9, в составе 513-го пехотного полка была сформирована ударная группа, поступившая на усиление 394-го моторизованного полка. Во 2-й половине дня  после сильного артналета 2 ударными группами 394-й полк атаковал рощу с юго-запада и северо-запада, однако здесь встретил сильный огонь советской пехоты и с потерями откатился назад. Всего же за день 25 мая 501-м стрелковым полком и группой Хасина были отбиты 4 контратаки на рощу к северу от высоты 200,9, при этом в бою за рощу и при отражении контратак, по советским данным, были уничтожены 1 танк, 1 мотоцикл, 4 орудия ПТО, в качестве трофеев захвачено 8 минометов. Потери оборонявшей рощу 6-й гвардейской танковой бригады составили 36 человек личного состава (6 – убитыми, 30 – ранеными), а 57-я танковая бригада потеряла 2 танка (1 КВ-1 – сгоревшим, 1 Т-34 – подбитым) и 9 человек личного состава (3 – убитыми, 6 – ранеными).

Общие потери танковой группы Хасина 24-25 мая в районе высоты 200,9 составили примерно 19 танков (3 КВ-1, 8 Т-34, 5 Т-60, 1 Т-26, 2 БТ) и не менее 55 человек личного состава (11 – убитыми, 2 – попавшими в плен, 41 – раненым, 1 – контуженным):

5 танков (2 Т-60, 1 Т-26, 2 БТ) и 36 человек личного состава (6 – убитыми, 30 – ранеными) потеряла 6-я гвардейская танковая бригада;

3 танка (1 КВ-1, 2 Т-34) и не менее 14 человек личного состава (4 – убитыми, , 2 – попавшими в плен, 8 – ранеными) потеряла 57-я танковая бригада;

примерно 11 танков (2 КВ-1, 6 Т-34, 3 Т-60) и 5 человек личного состава (1 – убитым, 3 – ранеными, 1 – контуженным) потеряла 84-я танковая бригада.

2 дня спустя после взятия высоты 200,9, утром 27 мая 57-я танковая бригада попыталась силами 2 танков КВ-1 отбуксировать с поля боя с высоты 200,9 свой сгоревший танк КВ-1, но при этом оба ее ходовых танка КВ-1 в 4.45 были сожжены огнем немецких 88-мм зенитных орудий.

На правом фланге 28-й армии в ночь на 24 мая была проведена масштабная перегруппировка, после которой 5-я гвардейская кавалерийская, 169-я и 175-я стрелковые дивизии были отведены с линии фронта в тыл. 175-я стрелковая дивизия сосредоточилась во 2-м эшелоне 28-й армии в Терновой, 169-я стрелковая дивизия – в резерве командующего армией в лесах юго-восточнее Избицкого, а 5-я гвардейская кавалерийская дивизия, передав свой участок обороны 32-й кавалерийской дивизии, сосредоточилась к северо-западу от Избицкого в резерве командира 3-го гвардейского кавалерийского корпуса. Передав свой участок обороны 227-й стрелковой дивизии 21-й армии, 34-я мотострелковая бригада к 3.00 24 мая сосредоточилась в лесах к северу от Терновой, откуда с 9.00 перешла в наступление в западном направлении. Впереди нее действовал 121-й кавалерийский полк 32-й кавалерийской дивизии со взводом автоматчиков 65-го кавалерийского полка, который еще с 23.30 23 мая выступил из лесов к северу от Терновой в западном направлении, чтобы овладеть деревней Араповка-Плоское. При сближении с противником кавалеристы были встречены сильным огнем, понесли значительные потери и успеха в продвижении не имели. К 8.00 121-й кавалерийский полк залег на западных скатах высоты 219,7.

К 13.00 к нему присоединились оба мотострелковых полка 34-й мотострелковой бригады, которые достигли северной окраины Араповки-Плоское и рощи юго-восточнее Араповки-Плоское. Продвинувшись дальше на запад, правофланговый 32-й мотострелковый полк в 16.10 занял хутор Безбожный, где закрепился. В это же время, с 16.00, командир 32-й кавалерийской дивизии бросил на поддержку своего 121-го кавалерийского полка в бой за Араповку-Плоское 2 эскадрона 197-го кавалерийского полка.

После упорного боя в 21.30 левофланговый 34-й мотострелковый полк при поддержке 6 бронемашин во взаимодействии с соседним 121-м кавалерийским полком и 2 эскадронами 197-го кавалерийского полка овладел Араповкой-Плоское и рощей южнее нее. На рубеже Безбожный – Араповка-Плоское 34-я мотострелковая бригада закрепилась. На освобожденной территории было обнаружено 2 танка Т-34 58-й танковой бригады, подбитых здесь еще в боях 20-21 мая. Также был захвачен пленный из состава 222-го пехотного полка. Потери 34-й мотострелковой бригады 24 мая составили 281 человек личного состава убитыми и ранеными. 32-я кавалерийская дивизия, по предварительным данным, потеряла еще 89 человек личного состава. На занятом рубеже обе части перешли к обороне.

Начало наступления ударной группировки 21-й армии было запланировано на 5.00 24 мая. Как и прежде, эту ударную группировку составляли 76-я, 227-я, 293-я и 301-я стрелковые дивизии. Пополнившаяся за 2 дня нахождения в армейском резерве до 14 исправных танков (2 Т-34, 8 Т-60, 2 Т-26, 2 БТ), 10-я танковая бригада вместе с 21-м истребительным батальоном на этот раз перешла на усиление 76-й стрелковой дивизии.

Левофланговая 227-я стрелковая дивизия, сменив за ночь 34-ю мотострелковую бригаду, смогла перейти в наступление только в 7.30. Правофланговый 777-й стрелковый полк за день смог лишь занять высоту 224,4 к юго-западу от Мурома, потеряв при этом 31 человека личного состава. Левее него 794-й стрелковый полк вышел к северной и южной окраинам хутора Чуркин, но ворваться в этот хутор так и не смог, потеряв за день 52 человека личного состава. 25 мая 777-й стрелковый полк силами своего 3-го батальона и 1-го батальона 789-го стрелкового полка попытался развить свой успех, занять высоту 224,8 у юго-западной окраины Мурома и ворваться с юга в Муром, но далее юго-восточных скатов высоты 224,8 и безымянной высоты южнее Мурома продвижения не имел.

Справа от 227-й дивизии с 5.00 24 мая с 3 сторон атаковала на Муром 293-я стрелковая дивизия. Особого продвижения вперед она не достигла, после чего с 14.00 25 мая и с 10.00 26 мая еще дважды возобновляла наступление и по итогу его вышла на рубеж: юго-восточная опушка рощи к северу от Мурома – высота с садом и отдельными строениями в 200 метрах юго-восточнее Троицкой церкви – перекресток дорог в 1 км северо-западнее церкви – дорога из Мурома на Муравлево. В целом продвижение дивизии оказалось незначительным.

Правее 293-й дивизии с 4.30 24 мая атаковала 76-я стрелковая дивизия. Главный удар наносил с северо-востока на Зиборовку 207-й стрелковый полк, усиленный сводным танковым батальоном 10-й танковой бригады и 21-м истребительным батальоном. Перед оборонявшим Зиборовку немецким 442-м пехотным полком атакующие появились только в 7.30. Силы их немцы оценили в 350 пехотинцев и 10 танков. В ходе атаки танки ворвались на немецкие позиции, откуда выбили сводную пехотную роту, однако сосредоточенным огнем артиллерии атаку эту немцам удалось отбить в 10.30. Вслед за этим в 12.00, 15.00 и 16.30 последовали новые атаки с 4-6 танками 10-й танковой бригады, которые также были отбиты немецкой артиллерией. Всего, по подсчетам немцев, за день 24 мая было подбито 6 танков 10-й танковой бригады: 4 танка (в т.ч. 1 Т-34) – артиллерией, 1 легкий танк – 37-мм орудиями ПТО, 1 легкий танк – пехотинцами. Поддерживаемый танкистами 207-й стрелковый полк потерял 155 человек личного состава, а общие потери 3 стрелковых полков 76-й дивизии, а также учебного батальона и 21-го истребительного батальона в этих безуспешных атаках составили 266 человек личного состава. Противостоявший им 442-й пехотный полк 24 мая потерял 62 человека личного состава (23 – убитыми, 39 – ранеными). Также, по советским данным, 10-я танковая бригада за день уничтожила 1 105-мм орудие, 4 ПТР, 4 пулемета, 11 ДЗОТов.

В 8.45 25 мая 3 танка 10-й танковой бригады вновь атаковали позиции 442-го пехотного полка северо-восточнее Зиборовки, но теперь уже без сопровождения пехоты. В 9.00 один из танков был подбит артиллерией, а 2 других отошли обратно на исходные позиции, на этом участие 10-й танковой бригады в боевых действиях завершилось, т.к. в тот же день ее вновь отвели в армейский резерв в район Волчанска на ремонт танков. На следующий день в составе бригады оставалось в строю лишь 3 танка Т-60, отсюда следует, что за 2 дня боев из строя выбыло 11 танков (2 Т-34, 5 Т-60, 2 Т-26, 2 БТ).

76-я стрелковая дивизия в безуспешных атаках 25 мая потеряла еще 142 человека личного состава, 3 миномета, 2 станковых пулемета. Еще 147 человек было потеряно в атаках 26 мая, прежде чем вся 76-я стрелковая дивизия наконец-то не перешла к обороне.

Правее 76-й дивизии батальон 1050-го стрелкового полка 301-й стрелковой дивизии с 4.30 24 мая во взаимодействии с соседним слева 216-м стрелковым полком 76-й стрелковой дивизии вел бой за совхоз Шамино. За день полк смог продвинуться всего на 400 метров с исходных позиций, после чего залег под огнем противника, отошел обратно на исходные позиции и перешел к обороне. Остальные подразделения 301-й дивизии участия в наступлении не принимали, а потому потери 301-й дивизии 24 мая вышли весьма скромными и составили всего 65 человек личного состава.

С 26 мая на основании боевого распоряжения Главкома Юго-Западного направления войска 28-й армии перешли к обороне, после чего советское наступление к востоку от Харькова окончательно завершилось. Нельзя сказать, что 2-дневные бои 25-26 мая закончились полным провалом советских атак. Была занята злосчастная высота 200,9 к юго-востоку от Веселого, которую 28-я армия беспрерывно безуспешно пыталась отбить начиная с 17 мая; также были повторно за май 1942 г. освобождены населенные пункты Араповка-Плоское и Безбожный.

Потери танковых частей 21-й и 28-й армий в этом 2-дневном наступлении были достаточно велики, в т.ч. вновь почти все свои танки потеряли 10-я и 84-я танковые бригады. Всего за 24-25 мая танковые части 2 армий потеряли примерно 32 танка (3 КВ-1, 11 Т-34, 11 Т-60, 3 Т-26, 4 БТ):

примерно 21 танк (3 КВ-1, 9 Т-34, 6 Т-60, 1 Т-26, 2 БТ) потеряли 6-я гвардейская, 57-я, 84-я и 90-я танковые бригады 28-й армии;

около 11 танков (2 Т-34, 5 Т-60, 2 Т-26, 2 БТ) потеряла 10-я танковая бригада 21-й армии.

Утром 21 мая 1942 г. правофланговая группировка 38-й армии предприняла последнюю попытку перейти в наступление, после чего уже повсеместно перешла к обороне. 300-я стрелковая дивизия силами заградительного батальона, стрелкового батальона 1051-го стрелкового полка и 1053-го стрелкового полка с 4.00 до 5.00 вновь атаковала немецкий 522-й пехотный полк в Большой Бабке, трижды за утро была вынуждена отбивать контратаки немцев и успеха в продвижении не достигла.

Соседняя справа 81-я стрелковая дивизия с 4.00 вновь атаковала всеми 3 своими стрелковыми полками, однако далее занятых ею высот 175,1 и 169,9 продвижения не имела, потеряв за день 184 человека личного состава убитыми и ранеными. Полностью провалилось и наступление 124-й стрелковой дивизии на Песчаное, которая при этом потеряла 112 человек личного состава убитыми и ранеными.

Соседняя с ней справа 226-я стрелковая дивизия отказалась от дальнейших атак в направлении Непокрытой и весь день 21 мая вместе с подчиненной ей 13-й танковой бригадой провела в обороне. Всего с начала наступления на Харьков дивизия потеряла 2993 человека личного состава – треть своего первоначального состава. Главным образом оказались выбиты активные штыки ее стрелковых полков. В 985-м стрелковом полку не осталось ни командиров батальонов, ни командиров рот. Все подразделения дивизии крайне нуждались в отдыхе и пополнении.

В отличие от 38-й армии войскам 28-й армии командующим армией генерал-лейтенантом Рябышевым утром 21 мая был отдан боевой приказ о повсеместном переходе к обороне, кроме как на участке 38-й стрелковой дивизии, которая все так же должна была уничтожать окруженного в Терновой противника.

Перешедшая к обороне 13-я гвардейская стрелковая дивизия весь день подвергалась артобстрелу и ударам авиации со стороны противника, из-за чего потеряла 79 человек личного состава убитыми и ранеными, а поддерживавшая ее 90-я танковая бригада потеряла 3 из 6 своих танков подбитыми: 1 Т-34 – подбитым артогнем, 2 Т-60 – подбитыми авиацией.

Перешедшая к обороне 162-я стрелковая дивизия под обстрелом противника за день потеряла 32 человека личного состава ранеными. Находившиеся в обороне на ее правом фланге в роще к северу от высоты 207,2, 13 танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 9 Т-60) 84-й танковой бригады утром вели обстрел расположения противника на высоте 200,9 и огнем с места, по советским данным, уничтожили 3 грузовика, 2 мотоциклиста, 2 орудия ПТО.

Правее 162-й дивизии всю ночь на 21 мая продолжала вести тяжелые бои за Терновую 38-я стрелковая дивизия. В 0.30 21 мая наступавший в северной части Терновой 3-й батальон 48-го стрелкового полка был одновременно атакован из самой Терновой силами до 200 пехотинцев и 4 танков 23-й танковой дивизии, а также с северо-запада силами до 150 пехотинцев и 6 танков, вероятно, из состава 3-й танковой дивизии. Не выдержав этой атаки, стрелковый батальон откатился из Терновой в лес к северу от села, откуда он после приведения себя в порядок с 3.00 вновь атаковал на северную часть Терновой и к утру занял несколько окраинных домов. Наступавший в восточной части Терновой 2-й батальон 48-го стрелкового полка в 1.30 был атакован противником силою до 200 пехотинцев, но без танков, благодаря чему батальон смог отбить эту контратаку и к утру также занял несколько домов в восточной части села. Аналогично 1-й батальон 48-го стрелкового полка и 2-й батальон 29-го стрелкового полка смогли занять несколько домов в юго-восточной и юго-западной частях Терновой. Вслед затем с 4.00 противник подверг боевые порядки батальонов неоднократным ударам с воздуха группами по 12-15 самолетов, чем приостановил их дальнейшее продвижение вперед.

Утром, подчиненная боевой группе Вестховена, боевая группа Шмидта-Отта (3-й батальон 6-го танкового полка, 1-й батальон 3-го моторизованного полка, 2-й батальон 126-го моторизованного полка, 2-я рота 23-го мотоциклетного батальона, 2-я рота 39-го саперного батальона) провела разведку высоты 219,7 между Терновой и деревней Араповка-Плоское, выявив малочисленность оборонявшегося здесь боевого охранения 65-го кавалерийской полка 32-й кавалерийской дивизии и отсутствие танков 58-й танковой бригады. Собственно 58-я танковая бригада, насчитывавшая к тому времени всего 9 исправных танков (8 Т-34, 1 Т-60), получила задачу силами своего 116-го танкового и 58-го мотострелкового батальонов занять гребень высоты 219,7 и далее действовать в направлении высоты 208,7, а силами 117-го танкового батальона совместно с 20-м гвардейским кавалерийским полком овладеть высотами в 1-1,5 км севернее Араповки-Плоского. Выдвинувшиеся вперед малочисленные танки 116-го танкового батальона подверглись сильным ударам с воздуха и на высоту 219,7 выйти не смогли, а танки 117-го танкового батальона к северу от Араповки-Плоского сами в 8.45 оказались атакованы немецкими танками и также не выполнили поставленной им задачи.

С 10.00 последовали новые удары немецкой артиллерии и пикирующих бомбардировщиков по лесу к северу от Терновой, которые сковали оборонявшиеся здесь 65-й и 121-й кавалерийские полки 32-й кавалерийской дивизии. Под прикрытием этого огня артиллерии и ударов авиации в 10.30 боевая группа Шмидта-Отта перешла в наступление из рощи к югу от Араповки-Плоское на Терновую, быстро отбросила боевое охранение 65-го кавалерийского полка с высоты 219,7 и уже в 11.05 передовыми танками прорвалась в Терновую, выбила оттуда подразделения 3-го батальона 48-го стрелкового полка 38-й стрелковой дивизии и соединилась с окруженными в Терновой немецкими войсками. Всего с советской стороны прорвавшиеся к 11.30 в Терновую немецкие силы оценили не более чем в 30 танков. Пробив коридор к Терновой, боевая группа Шмидта-Отта выставила в заслонах с севера и с юга 2 роты танков и тут же выслала в Терновую колонну с боеприпасами и продовольствием, которая прибыла в село в 12.20. Обратно из Терновой машины под прикрытием броневиков из 23-го мотоциклетного батальона транспортировали примерно 350 раненых немецких солдат, эвакуация которых была завершена только к 19.00.

9 танков из состава находящейся в северном заслоне танковой роты в 13.50 атаковали оборонявшийся в лесу к северу от Терновой 65-й кавалерийский полк и обошли его правый фланг, но при этом потеряли 3 танка подбитыми, которых немцам удалось отбуксировать с поля боя на ремонт. В целом за день на участке 32-й кавалерийской дивизии было отбито 3 танковые атаки противника, подбито 4 танка и 2 орудия, однако потеряно 2 дивизионных пушки. За день позиции 65-го кавалерийского полка неоднократно подергались ударам с воздуха, из-за чего полк потерял 77 человек личного состава и 35 лошадей. В свою очередь 38-я стрелковая дивизия в боях вокруг Терновой также понесла значительные потери, один только ее 29-й стрелковый полк за день потерял 217 человек личного состава.

Тем временем во 2-й половине дня танковая группа Хасина на основании ранее отданного командующим армией боевого приказа главными силами отошла с участка 162-й стрелковой дивизии и сосредоточилась полукругом вокруг Терновой. Танки 84-й танковой бригады 2 группами расположились  к западу от Байрака и к юго-востоку от Варваровки, танки 6-й гвардейской танковой бригады – в лесу южнее Терновой, танки 57-й танковой бригады – в роще юго-западнее высоты 226,3 к юго-западу от Терновой. Мотострелки и батарея ПТО 57-й танковой бригады с 2 орудиями ПТО 84-й танковой бригады остались в обороне рощи к северу от высоты 207,0, а мотострелки и батарея ПТО 6-й гвардейской танковой бригады перешли в рощу у юго-западной окраины Терновой. В 15.00 огнем танков и минометов 6-й гвардейской танковой бригады было рассеяно до 2 рот немецкой пехоты, которая двигалась с юго-запада на высоту 208,7 к юго-западу от Араповки-Плоское. В ходе этой перестрелки 6-я танковая бригада потеряла 8 мотострелков убитыми и ранеными и 45-мм орудие ПТО, у которого прямым попаданием разорвало ствол. Соседние 57-я и 84-я танковые бригады под огнем противника и бомбежкой потеряли 1 автомашину разбитой и не менее 5 человек личного состава убитыми и ранеными.

После минувших боев 20 мая и отхода 5-й гвардейской кавалерийской, 169-й и 227-й стрелковых дивизий правофланговая 175-я стрелковая дивизия 28-й армии оказалась под угрозой окружения, которое немецкие части могли в любой момент завершить. Приказ Главкома Юго-Западного направления об отходе на рубеж: Борисовка – Выскокий – Муравлево – высота 217,6 – был получен дивизией через командира соседней справа 227-й стрелковой дивизии только в 4.00 21 мая. Таким образом, отход дивизии начался уже при свете дня, из-за чего дивизия подверглась сильным ударам немецкой авиации, во время которых командиры частей потеряли управление своими подразделениями, и те в беспорядке, не задерживаясь на заданном им рубеже, стали отступать дальше в направлении Избицкого и Старицы. За один день 175-я стрелковая дивизия – наиболее боеспособная дивизия 1-го эшелона 28-й армии – рассыпалась и разбежалась, понесла особенно большие потери среди транспорта и конского состава и потеряла боеспособность. Сильно пострадала и артиллерия дивизии. 630-й артиллерийский полк под ударами с воздуха потерял 68 человек личного состава убитыми и ранеными, 8 орудий, 8 тракторов, 105 лошадей, 6 повозок, 1 кухню. Наибольшие потери понесла 6-я батарея, потерявшая все свои 4 122-мм гаубицы уничтоженными и своего командира батареи лейтенанта Алексея Бакина убитым.

При отходе 175-й дивизии были оставлены населенные пункты Бедный, Протасов-Яр, Лукьянцы, которые в тот же день заняла выдвинувшаяся с 15 часов следом за 175-й дивизией боевая группа Шмидтмана (остатки 513-го пехотного полка, 294-й пехотный батальон, 294-й противотанковый батальон). При отходе часть солдат 175-й дивизии на западной окраине села Середа вышла на позиции немецкого 2-го батальона 3-го моторизованного полка, при этом немцы захватили от 80 до 100 пленных.

Т.к. к 11.00 правофланговый 560-й стрелковый полк 175-й стрелковой дивизии оставил заданный ему рубеж Выскокий – Муравлево и отошел в восточном направлении, между 789-м стрелковым полком 227-й стрелковой дивизии 21-й армии к северу от Выскокого и 20-м гвардейским кавалерийским полком 5-й гвардейской кавалерийской дивизии в Муравлево образовался никем не занятый разрыв линии фронта, в который устремился с запада со стороны хутора Выскокий немецкий 222-й пехотный полк, усиленный 3-м батальоном 183-го пехотного полка, совместно с соседним справа 2-м батальоном 3-го моторизованного полка. К 12.00 противник силою до батальона пехоты с 9 танками и 3 бронемашинами занял хутор Чуркин, тем самым вбив клин между обоими советскими полками, а заодно выйдя к позициям левофлангового 34-го мотострелкового полка 34-й мотострелковой бригады, который после ночного отхода располагался во 2-м эшелоне 28-й армии между Чуркиным и урочищем Ладыцкое. Ранее оборонявшийся в Муравлево 20-й гвардейский кавалерийский полк после выхода немцев в Чуркин оказался обойден противником с правого фланга и по приказу командира 5-й кавалерийской дивизии с 13.00 отошел из Муравлево дальше не восток на высоту 217,6 на левый фланг 34-го мотострелкового полка, где уже находился в обороне 17-й гвардейский кавалерийский полк. Немцы опередили выход 20-го кавалерийского полка и уже с 13.00 при поддержке 2 танков атаковали высоту 217,6, однако 1-ю атаку 17-му кавалерийскому полку удалось отбить.

Заняв Выскокий, Чуркин и Муравлево, немецкий 222-й пехотный полк стал распространяться через образовавшуюся на стыке 21-й и 28-й армий брешь дальше в северном направлении, заходя в тыл 789-го и 794-го стрелковых полков 227-й стрелковой дивизии, после чего те, непрерывно атакуемые немецкой авиацией, к 15.00 также оставили свои позиции и отошли на рубеж: безымянная высота юго-западнее отметки 224,4 – восточная окраина Чуркина – южная опушка урочища Ладыцкое. Здесь, непрерывно атакуемые с воздуха, оба полка также не задержались и хлынули дальше на восток через позиции 34-й мотострелковой бригады и 5-й гвардейской кавалерийской дивизии. За день 21 мая 789-й стрелковый полк потерял 20 человек убитыми и ранеными, 4 лошади, полевую кухню, 1 50-мм миномет, 3 винтовки, а 711-й артиллерийский полк под бомбежкой потерял 2 76-мм орудия, которые требовали заводского ремонта. Поддерживавший 227-ю дивизию 538-й легкоартиллерийский полк при отходе потерял 31 человека личного состава, 10 тракторов, 9 76-мм орудий и 2 ПТР, из них 9 тракторов и 7 пушек было брошено в урочище Ладыцкое.

Распространяясь дальше в северном направлении, 2-й и 3-й батальоны 222-го пехотного полка и 1-й батальон 394-го моторизованного полка к 16.30 вышли на рубеж: Чуркин – высота 191,2 к северу от Чуркина – высоты 221,0 и 217,3, где они соединились с боевой группой Крайсса, полностью ликвидировав выступающую линию фронта к юго-западу от Мурома. Беспрерывная бомбежка и массовый отход подразделений 169-й и 175-й стрелковых дивизий через боевые порядки 34-й мотострелковой бригады посеяли панику и среди подразделений этой бригады, после чего они также стали отходить, оголив правый фланг 5-й кавалерийской дивизии. В целом 20-21 мая на стыке 21-й и 28-й армий проходила взаимосвязанная цепная реакция, когда одна советская часть отходила под нажимом противника или по приказу свыше, но при этом под ударами немецкой авиации она впадала в панику и рассыпалась в пути, увлекая за собой все новые и новые подразделения, а заодно открывая фланги и тылы соседних частей, после чего все повторялось уже с новыми советскими частями.

В 18.00 немецкий пехотный батальон при поддержке танков атаковал позиции 5-й кавалерийской дивизии на высоте 217,6 и южнее. Оборонявшиеся здесь 20-й и 24-й гвардейские кавалерийские полки, через позиции которых совсем недавно в беспорядке отступили 169-я, 175-я и 227-я стрелковые дивизии, а с воздуха непрерывно весь день атаковала авиация, новой атаки немцев не выдержали и с 19.00 вместе со стрелковым полком 227-й дивизии в беспорядке стали отходить на восток в леса на Старицу, после чего немецкий батальон к 20.00 вышел на высоту 217,6 и занял западную опушку урочища Ладыцкое.

Отход кавалеристов удалось остановить на восточной опушке урочища Ладыцкое, после чего они вновь двинулись вперед и до темноты вернулись обратно в урочище. Отошедшая по соседству 34-я мотострелковая бригада, введя в бой свой резерв, вышла к 21.00 в леса к северо-востоку от урочища Ладыцкое. Ночью она продолжала продвигаться вперед и к утру 22 мая вновь заняла свои прежние позиции от высоты 224,4 до северо-восточной окраины Чуркина. Также вечером 21 мая для ликвидации прорвавшихся на участке 5-й кавалерийской дивизии 2 немецких танков была переброшена из лесов к северу от Терновой группа бойцов 121-го кавалерийского полка 32-й кавалерийской дивизии, которая захватила оба танка и к утру 22 мая передала их 58-й танковой бригаде. Штаб 58-й танковой бригады в свою очередь отчитался о захвате не 2, а всего 1 немецкого танка, который-де был захвачен экипажем разведывательного бронетранспортера бригады.

Собственно 58-я танковая бригада за день 21 мая потеряла 8 танков (7 Т-34, 1 Т-60) пропавшими без вести и сократилась до 1 исправного танка Т-34, практически полностью потеряв боеспособность. Оставшийся танк Т-34 116-го танкового батальона вместе с остатками 58-й мотострелкового батальона встал в обороне на безымянной высоте восточнее Араповки-Плоское, а лившийся танков 117-й танковый батальон был отведен в тыл для организации эвакуации и ремонта подбитых танков. До 16.00 22 мая все пропавшие без вести танки были найдены и частью эвакуированы с поля боя на ремонт. Всего же за время боевых действий были потеряны все 46 танков (30 Т-34, 16 Т-60) 58-й танковой бригады. Со временем 33 подбитых танка (20 Т-34, 13 Т-60) удалось эвакуировать с поля боя на ремонт. Оставшиеся на поле боя 13 танков (10 Т-34, 3 Т-60) к июню были списаны в безвозвратные потери.

Свои потери в личном составе 20-21 мая штаб 58-й танковой бригады назвал как 121 человек (57 человек убитыми, 10 - пропавшими без вести, 54 – ранеными), однако в именных списках безвозвратных потерь личного состава 58-й танковой бригады за 20 мая числится 64 убитых и 41 пропавший без вести, т.е. фактически за эти 2 дня боев бригада потеряла не менее 159 человек личного состава: 64 – убитыми, 41 – пропавшим без вести, не менее 54 – ранеными. Поддерживаемая бригадой 5-я гвардейская кавалерийская дивизия за 20-22 мая (но в основном все же за 20-21 мая) потеряла 1131 человека личного состава, в т.ч. 501 человека – убитыми и пропавшими без вести.



На участке 21-й армии 293-я стрелковая дивизия при поддержке 10-й танковой бригады 21 мая продолжала вести бои за Муром, который большей частью оставила накануне днем. В 11.30 противостоявшая ей боевая группа Крайсса крупными силами вновь атаковала на Муром и овладела его северо-западной частью. Южнее Мурома немцы заняли высоту 224,4, а при отражении контратаки на нее из Мурома подбили 1 танк 10-й танковой бригады. В целом же к вечеру 10-я танковая бригада потеряла выбывшими из строя 8 танков (1 Т-34, 5 Т-60, 2 БТ) и сократилась до 10 исправных легких танков (8 Т-60, 2 Т-26), практически потеряв боеспособность, в связи с чем на следующий день 22 мая бригада была отведена в армейский резерв в район Волчанска для приведения себя в порядок и ремонта танков.

Правее 293-й дивизии 76-я стрелковая дивизия весь день 21 мая пробыла в обороне и потерь практически не имела. Перешла к обороне и соседняя с ней справа 301-я стрелковая дивизия. В 9.00 оборонявшимся к северо-востоку от Зиборовки левофланговым 1050-м стрелковым полком была отбита контратака до 2 взводов пехоты противника со стороны совхоза Шамино, а в 18.00 артминометным огнем отражена контратака до батальона пехоты противника со стороны Зиборовки. Оборонявший Волково и Графовку 1052-й стрелковый полк с 8.30 отбил контратаку немецкого взвода пехоты на Графовку с запада, а с 13.00 силами одного взвода разведроты ликвидировал прорыв в Волково небольшой группы немецкой пехоты. Потери 301-й стрелковой дивизии за день 21 мая составили 147 человек личного состава.

Общие итоги боевых действий 21 мая оказались для советской стороны еще более плачевными, чем днем ранее. Советские войска оставили обширную выступающую вперед линию фронта на стыке 21-й и 28-й армий и откатились на восток до 18 километров. Были оставлены населенные пункты Бедный, Протасов-Яр, Лукьянцы, Выскокий, Муравлево, Чуркин, а противник наконец-то полностью деблокировал окруженные в Терновой боевые группы Грюнера и Золтмана. 175-я и 227-я стрелковые дивизии при отходе потеряли управление, рассыпались и в беспорядке бежали в тыл. Частью то же самое постигло 5-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию и 34-ю мотострелковую бригаду. Потеряли почти все свои оставшиеся танки и почти полностью лишились боеспособности 58-я и 90-я танковые бригады 28-й армии; потеряла большую часть танков, в связи с чем была отведена в армейский резерв 10-я танковая бригада 21-й армии.

Общие потери танковых частей 21-й, 28-й и 38-й армий 21 мая составили 19 танков (9 Т-34, 8 Т-60, 2 БТ):

11 танков (8 Т-34, 3 Т-60) потеряли 58-я и 90-я танковые бригады 28-й армии;

8 танков (1 Т-34, 5 Т-60, 2 БТ) потеряла 10-я танковая бригада 21-й армии.

В итоге боевых действий 21 мая линия фронта на стыке 21-й и 28-й армии существенно сократилась и проходила теперь на линии Муром – Терновая. У командующих 21-й и 28-й армиями высвободилось сразу несколько дивизий, которые отошли позади этой линии, однако уплотнились и боевые порядки противника перед этой линией, полностью был ликвидирован образовавшийся еще 13 мая обширный разрыв линии фронта между 79-й и 294-й пехотными дивизиями.

С утра 20 мая 1942 г. войска 38-й армии продолжали выполнять ранее поставленные им задачи и вновь перешли в наступление на прежних направлениях. 81-я стрелковая дивизия, введя в бой на высоте 169,9 из своего 2-го эшелона 202-й стрелковый полк, всеми 3 стрелковыми полками атаковала с 4.00, однако далее высот 175,1 и 169,9 на западном берегу Бабки продвинуться так и не смогла, при этом потери ее за день составили 491 человек личного состава.

Слева от нее 300-я стрелковая дивизия, введя дополнительно в бой один из батальонов 1051-го стрелкового полка, с 10.30 вновь несколько раз атаковала Большую Бабку, однако продвижения при этом никакого не добилась. Потери дивизии составили 198 человек личного состава убитыми и ранеными и 1 пулемет. В качестве трофеев были захвачены 2 пулемета, 1 пистолет, 1 бинокль. Противостоявшая ей 297-я пехотная дивизия за день потеряла 21 человека личного состава убитыми и ранеными. Также в тот день на участке оборонявшего Большую Бабку 522-го пехотного полка на немецкую сторону перешло 13 человек из состава 300-й стрелковой дивизии.

Правее 81-й дивизии 124-я стрелковая дивизия теперь уже без поддержки 36-й танковой бригады несколько раз вновь атаковала Песчаное. В ходе этих атак правофланговый 781-й стрелковый полк ворвался на северо-западную окраину Песчаного, однако контратакой противника был отброшен обратно на исходные позиции. Наступавшие с юго-востока 406-й и 622-й стрелковые полки не имели продвижения далее рощи у юго-восточной окраины села. Потери дивизии за день составили 161 человек личного состава убитыми и ранеными. В качестве трофеев были захвачены 1 миномет, 2 пулемета, 1 автомат.

Наконец, правофланговая 226-я стрелковая дивизия с 6.00 всеми своими 3 стрелковыми полками вновь атаковала на высоту 199,0 к востоку от Непокрытой, однако вновь была остановлена сильным артминометным огнем и ударами авиации противника, понесла большие для нее потери в 258 человек личного состава и отошла на исходные позиции. Поддерживавшие ее танки 13-й танковой бригады 20 мая дважды совместно с пехотой атаковали на высоту 199,0, но так же, как и пехота, были остановлены сильным огнем противника еще до подхода к этой высоте. В именных списках безвозвратных потерь личного состава 13-й танковой бригады за 20 мая числится 5 убитых и 3 пропавших без вести мотострелка. С вечера 13-я танковая бригада оставшимися 16 исправными танками (2 Т-34, 2 Mk.II, 5 Т-26, 2 БТ-7, 5 БТ-5) расположилась в резерве командира 226-й дивизии в обороне на восточных скатах высоты 199,0, а мотострелковый батальон занял оборону высоты 173,2 на крайнем левом фланге 226-й дивизии.

Войска 28-й армии возобновили свое контрнаступление с 4.30 20 мая. За ночь в 1-й эшелон армии на правый фланг 162-й стрелковой дивизии на высоту 207,2 и в рощу к северу от этой высоты был выведен из армейского резерва 850-й стрелковый полк 277-й стрелковой дивизии, усилив тем самым 162-ю стрелковую дивизию. Активного участия в наступлении этой дивизии полк не принимал, однако весь день подвергался сильному артминометному обстрелу и ударам авиации со стороны противника, потеряв при этом 20 человек убитыми и ранеными.

На левом фланге армии после 20-минутной артподготовки 34-й и 42-й гвардейские стрелковые полки 13-й гвардейской стрелковой дивизии вновь атаковали позиции немецкого 131-го пехотного полка к западу и юго-западу от хутора Красный, но, как и накануне, были встречены ураганным огнем и ударами авиации противника и успеха в наступлении не имели. Общие потери 13-й гвардейской стрелковой дивизии 20 мая составили 93 человека личного состава убитыми и ранеными. Поддерживавшая дивизию 90-я танковая бригада из-за недостатка исправных танков действовала во 2-м эшелоне позади 42-го гвардейского полка, активного участия в наступлении не принимала и за день потеряла всего 4 человека ранеными. К вечеру в составе бригады оставалось всего 6 исправных танков (3 Т-34, 3 Т-60).

На правом фланге ударной группировки 28-й армии должно было с 1.00 20 мая начаться наступление с севера на Веселое 5-й гвардейской кавалерийской дивизии и 58-й танковой бригады, однако из-за забитых обозами дорог танкисты задержались с ночным переходом и вышли на исходные позиции для наступления лишь к 4.00 20 мая. Не дожидаясь их подхода, в 1.00 из хутора Зеленый и рощи южнее деревни Араповка-Плоское 20-й, 22-й и 24-й гвардейские кавалерийские полки перешли в наступление и к 3.15 без соприкосновения с противником заняли село Нескучное, оставленное советской стороной еще 17 мая.

После того, как танки завершили переход к селу Муравлево, командир 5-й кавалерийской дивизии полковник Чепуркин решил оставить 117-й танковый батальон в составе 22 танков (15 Т-34, 7 Т-60) в своем резерве в роще южнее Араповки-Плоского, а 116-й танковый батальон в составе 22 танков (14 Т-34, 8 Т-60) бросил на поддержку наступления 24-го кавалерийского полка на Веселое. С подходом танков в 4.15 после 2 залпов установок РС кавалеристы в пешем строю атаковали из Нескучного в направлении высоты 204,3, что находилась на полпути между Нескучным и Веселым, а вслед затем перед этой высотой появилось 8 танков из состава 116-го танкового батальона. Правее них с 4.00 между Нескучным и высотой 207,0 атаковали стрелковые полки 169-й стрелковой дивизии. К этому времени от стрелковых полков остались только названия. 680-й стрелковый полк к вечеру 19 мая имел 169 активных штыков, 2 батальона 556-го стрелкового полка к утру 19 мая имели всего 105 активных штыков, а 2 батальона 434-го стрелкового полка, по свидетельству захваченных немцами пленных из состава этого полка, имели не более 200 человек. В целом силы атакующих 3 стрелковых полков немцы оценили не более чем в 500 человек.

Всем этим частям к утру 20 мая противостояла боевая группа полковника Вестховена (командир 3-й моторизованной бригады 3-й танковой дивизии), в которую были с вечера 18 мая объединены оборонявшая Веселое боевая группа полковника фон Аулока (усиленный 2-й батальон 3-го моторизованного полка), оборонявшаяся перед 169-й стрелковой дивизией боевая группа Циммермана (1-й и 2-й батальоны 222-го пехотного полка и 1-й батальон 394-го моторизованного полка), отдельный саперный батальон, 2-й дивизион 128-го артполка (без 1 батареи) с 2 88-мм зенитными орудиями 2-й батареи 12-го зенитного полка и рота броневиков 23-го мотоциклетного батальона. Также на усиление группы Вестховена перешел 3-й батальон 6-го танкового полка из состава боевой группы Шмидта-Отта, при поддержке которого группа Вестховена должна была с 8.00 20 мая атаковать от села Веселое в северо-восточном направлении, занять высоту 219,7 к северо-западу от Терновой и ударом на Терновую деблокировать находившиеся там боевые группы Грюнера и Зольтмана. Однако начавшееся раньше советское наступление вынудило Вестховена на время отказаться от своего наступления и перейти к обороне на всем своем участке.

В 5.00 атаковавшие впереди кавалеристов первые 4 танка 58-й танковой бригады вышли на высоту 204,3, откуда к 5.30 они подошли к следующей высоте 196,6, где вступили в бой с немецкой танковой ротой, находившейся на усилении боевой группы Аулока. Еще несколько танков в это же время прорвались к восточной окраине Веселого и высадили в Веселом пехотный десант – взвод автоматчиков 4-го эскадрона 24-го гвардейского кавалерийского полка. Силы эти были весьма и весьма слабые, и в последовавшем затем бою за Веселое взвод автоматчиков был полностью уничтожен немцами.

Отбив все атаки советских танков, в 6.25 немецкая танковая рота сама контратаковала от высоты 196,6, в ходе контратаки подбила 2 танка 58-й танковой бригады, после чего, израсходовав все снаряды, вернулась обратно на высоту 196,6, где вновь перешла к обороне.

В это же время, в 6.00, с опозданием на 1,5 часа, перешли в наступление танковая группа Хасина и 162-я стрелковая дивизия. Наступлению предшествовала артподготовка с участием дивизионов 51-го гвардейского минометного полка, которые в основном «работали» по целям соседней слева 13-й гвардейской стрелковой дивизии, при этом в 4.00 установки РС сначала «удачно» накрыли минометную роту правофлангового 720-го стрелкового полка, в результате чего только убитыми минометчики потеряли 8 человек, включая командира роты. В 6.00 установки РС накрыли теперь уже боевые порядки левофлангового 627-го стрелкового полка, при этом полк потерял 32 человека личного состава.

Также в 5.30 вышедшие на южные скаты высоты 204,3 танки 58-й танковой бригады, не разобравшись в обстановке, обстреляли с фланга боевые порядки группы Хасина. Располагавшиеся в роще к северу от высоты 207,2 в 3 км от танков 58-й танковой бригады, танки 84-й танковой бригады в 6.30 открыли ответный огонь, подожгли 1 танк и вынудили остальные танки 58-й танковой бригады отойти с южных скатов высоты 204,3. И те, и другие танкисты при этом полагали, что ведут огонь по немецким танкам.

В 1-м эшелоне танковой группы Хасина с 6.00 атаковали наиболее боеспособные 6-я гвардейская и 57-я танковые бригады, а с 6.30 на высоту 200,9 атаковала и 84-я танковая бригада, насчитывавшая к этому времени 10 исправных танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 7 Т-60).

Первые атаки, судя по немецким документам, проходили крайне вяло с участием небольшого количества советских танков. В конце концов, поднакопив силы в лощине к юго-востоку и в роще к северо-востоку от высоты 200,9, в 8.30 танковая группа Хасина предприняла массированную танковую атаку, попытавшись взять высоту 200,9 в клещи. 16 ее танков попытались обойти высоту с юга, а еще 38 танков двинулись в обход с севера. Тут же по обходящим высоту с севера танкам открыл огонь 1-й дивизион 171-го артполка, а также были направлены пикирующие бомбардировщики.

К 8.44 головной танк Т-34 группы Хасина смог все же прорваться на высоту 200,9, а следом за ним на высоту ворвалось и несколько других танков, где они завязали бой против танков 23-й танковой дивизии. Один из танков Т-34 ворвался на огневые позиции 1-го дивизиона 171-го артполка, где к 9.05 немцам удалось его уничтожить. В это же время 6 советских танков смогло прорваться чуть южнее высоты 200,9, а к 9.14 еще 8 танков вышли к высоте с севера, тем самым наконец-то полуокружив немецкий гарнизон этой высоты.

Тяжелое положение немецких сил на высоте 200,9 и серьезная угроза потери этой высоты вынудило немецкое командование перебросить сюда главные силы 3-го батальона 6-го танкового полка из состава боевой группы Шмидта-Отта (без одной роты, которая в это время действовала у села Веселое). В 9.20 скопившиеся здесь немецкие танки контратаковали танковую группу Хасина и к 9.30 вынудили ее отойти от высоты 200,9 обратно к высоте 207,2. С советской стороны силы контратакующих оценили как до 30 немецких танков, действия которых поддерживали немецкие артиллерия и авиация. Немецкие танки не стали останавливаться на высоте 200,9 и преследовали советские танки до позиций 162-й стрелковой дивизии, после чего отошли обратно на высоту, где танки Шмидта-Отта временно остались в обороне потрепанных частей 23-й танковой дивизии. На поле боя осталось стоять 2 сгоревших танка Т-34, которые были сожжены артиллерией и зенитными орудиями. В 10.00-10.30 огнем зенитных орудий была отбита новая атака на этот раз всего 4 танков группы Хасина с востока на высоту 200,9, после чего последовал ряд ударов пикирующих бомбардировщиков по боевым порядкам танковой группы Хасина и 162-й стрелковой дивизии, что вынудило танковую группу приостановить свои атаки и закрепиться на высоте 207,0 и в роще к северу от этой высоты.

Неудачно проходило наступление и 169-й стрелковой дивизии – соседа 5-й кавалерийской дивизии справа. Между 5.00 и 7.00 дивизия трижды атаковала к югу от высоты 207,0 позиции противостоявшей ей боевой группы Циммермана (усиленный 222-й пехотный полк), однако продвижения практически не имела. Так, правофланговый 556-й стрелковый полк продвинулся в направлении высоты 203,6 всего на 150 метров, после чего залег под сильным пулеметным и минометным огнем противника и больше уже продвижения не имел. Левофланговый 434-й стрелковый полк своим правофланговым батальоном залег перед рощей южнее высоты 207,0, а левофланговым батальоном вышел на юго-западную окраину села Нескучное, при этом оба батальона понесли большие потери и насчитывали теперь не более 110 активных штыков

Правее 169-й стрелковой дивизии 1-й батальон 560-го стрелкового полка 175-й стрелковой дивизии при поддержке артиллерийского и минометного дивизионов с 5.40 несколько раз атаковал на высоту 210,0 к северу от села Липцы и в конце концов к 11.00 смог выйти на южные скаты этой высоты и занять несколько окопов противника, т.к. оборонявшаяся здесь полицейская рота, расстреляв все боеприпасы, вынуждена была отвести свой левый фланг. С 11.00 последовало несколько контратак переброшенного на это направление 294-го саперного батальона, которые, по советской версии, удалось отбить, при этом было подбито 3 немецких танка. По немецкой версии, контратакой немцы все же смогли отбросить советский батальон со своих позиций на высоте.

В общем и целом советское наступление, кроме как на участке 5-й гвардейской кавалерийской дивизии, проходило для советской стороны весьма неудачно, и только кавалеристам сопутствовал успех, который, впрочем, объяснялся тем, что силы противостоявшей им боевой группы Аулока были сосредоточены вокруг Веселого, а потому село Нескучное и находящиеся возле него высоты 208,7 и 204,3 противником не занимались. Однако даже этот успех оказался непродолжительным, т.к. отбив все атаки кавалеристов и малочисленных танков 116-го танкового батальона на Веселое, в 8.00 боевая группа Аулока сама перешла в ранее запланированное наступление от Веселого в северо-восточном направлении. Подчиненная ей танковая рота 6-го танкового полка временно осталась на высоте 196,6 для пополнения боеприпасами и смогла выступить только в 8.30. Соседняя слева боевая группа Циммермана оказалась скована атаками 169-й стрелковой дивизии и в первые часы также не смогла принять участие в наступлении.

Таким образом, в начавшемся с 8.00 немецком наступлении приняло участие чуть больше батальона пехоты, но и этих сил хватило немцам, чтобы остановить и обратить вспять наступление 5-й кавалерийской дивизии. Уже к 8.19 немцами был отмечен отход танков 58-й танковой бригады и пехоты 24-го гвардейского кавалерийского полка с высоты 204,3 на северо-восток к высоте 208,7. Вслед затем в атаку с высоты 196,6 вышли немецкие танки, под ударом которых 20-й гвардейский кавалерийский полк к 9.00 отошел в балку к северу от высоты 196,6, а вслед за ним из-за угрозы с флангов в 9.00 стал отходить в северном направлении соседний справа 22-й гвардейский кавалерийский полк. Пройдя Нескучное и не задерживаясь в этом селе, оба полка к середине дня заняли оборону к северо-западу, к северу и к северо-востоку от Нескучного. Продвигавшаяся следом за ними пехота боевой группы Аулока оказалась под фланговым обстрелом с западного берега Мурома, а также несколько раз подверглась контратакам со стороны танков 58-й танковой бригады, в связи с чем особого продвижения вперед не достигла. Начавшееся вполне удачно, немецкое наступление постепенно забуксовало на месте, и даже непрерывные удары пикирующих бомбардировщиков по расположению 169-й стрелковой  и 5-й кавалерийской дивизиям не могли внести перелом в ситуацию.

Т.к. в это время ситуация на высоте 200,9 стабилизировалась, а танковая группа Хасина приостановила свои атаки на эту высоту, Вестховен вновь решил перебросить весь свой 3-й батальон 6-го танкового полка на поддержку наступления боевой группы Аулока. Пока же при поддержке имеющейся  в распоряжении танковой роты в 11.55 группа Аулока вновь атаковала от высоты 196,6 в северо-восточном направлении. Перед советскими войсками атакующие появились с 12.30, силы их с советской стороны оценили как до батальона пехоты и 18 танков. Не выдержав этой атаки, оставшиеся танки 116-го танкового батальона 58-й танковой бригады и 24-й гвардейский кавалерийский полк стали отходить на исходные позиции к Араповке-Плоскому.

В 12.35 немецкие танки прошли высоту 204,3, а к 12.45 вышли к высоте 208,7 к юго-западу от Араповки-Плоского, где вновь вступили в бой с отошедшими сюда танками 116-го танкового батальона, насчитав здесь 8-10 советских танков. Самих немецких танков, по сведениям немцев, было 12-14 штук, таким образом, численное преимущество у немцев было весьма незначительным. Главные силы немецкого танкового батальона присоединились к этим передовым частям несколько позже. Только в 13.50 со стороны группы Хасина было отмечено движение колонны в составе до 45 танков и 25 грузовиков из Веселого в северо-восточном направлении. Огнем артиллерии и танков группы Хасина, по информации штаба 84-й танковой бригады, было уничтожено до 12 танков и 10 грузовиков, однако сорвать переброску немецкого танкового батальона к Араповке-Плоскому огнем с дальней дистанции танковая группа Хасина оказалась не в состоянии.

В 13.45 немецкие танки с боем прошли высоту 208,7, однако к северо-востоку от нее были остановлены огнем советских войск из рощи к югу от деревни Араповка-Плоское. Здесь на заранее подготовленных позициях оборонялся во 2-м эшелоне 5-й кавалерийской дивизии 17-й гвардейский кавалерийский полк, позади которого в роще располагались 58-й мотострелковый и 117-й танковый батальоны 58-й танковой бригады. Перейдя их боевые порядки, отступавший от Веселого 24-й гвардейский кавалерийский полк отошел во 2-й эшелон 5-й кавалерийской дивизии в район хутора Безбожный.

Встретив сильное сопротивление в роще у Араповки-Плоского, боевая группа Вестховена в 15.00 сосредоточила на роще огонь своей артиллерии, и одновременно по роще ударили заранее вызванные пикирующие бомбардировщики. Следом за артподготовкой и авиаударами немецкие танки вновь атаковали рощу, однако сломить сопротивление 58-й танковой бригады им не удалось, после чего в 15.30 последовал новый удар по роще 20 немецких самолетов, а следом рощу атаковало сразу 42 немецких танка, что привело к отходу кавалеристов. 58-я танковая бригада продолжала оборонять рощу и после отхода конников.

В это время в 15.30, отбив все атаки 169-й стрелковой дивизии, с запада против нее в наступление перешел немецкий 222-й пехотный полк, тесня правофланговый 556-й стрелковый полк 169-й стрелковой дивизии. Наступавший против 20-го и 22-го гвардейских кавалерийских полков 2-й батальон 3-го моторизованного полка из состава боевой группы Аулока к этому же времени вышел к Нескучному, которое полностью занял в  17.10, тем самым обойдя с фланга 434-й и 680-й стрелковые полки на западном берегу Мурома. Также противник прорвался на стыке 434-го и 680-го полков и обошел правый фланг 434-го полка, выйдя к наблюдательному пункту командира полка, после чего оба полка с 15.30-16.00 в беспорядке стали откатываться в северо-восточном направлении вдоль западного берега Мурома, тем самым обнажив левый фланг 175-й стрелковой дивизии. Под влиянием этого отхода 3-й батальон 728-го стрелкового полка также оставил свои позиции в роще к юго-западу от Выскокого и отошел на южную окраину Выскокого и на высоту к востоку от него. Преследуя отступающие советские части, в 16.15 222-й пехотный полк правофланговым батальоном достиг рощи к юго-западу от Выскокого, которую успешно занял, и около 18.00 отбил советскую контратаку на эту рощу из Выскокого. Левофланговым батальоном он к 17.05 вышел в 1-1,5 км юго-западнее высоты 204,3, а в 20.30 полностью занял эту высоту, тем самым выйдя в 6,5 км к югу от занятой боевой группой Крайсса Вергелевки, после чего над 175-й и 227-й стрелковыми дивизиями явственно нависла угроза окружения. Атакованные с 16.00 к северу и к северо-востоку от Нескучного, 20-й и 22-й гвардейские кавалерийские полки также не выдержали натиска противника и с 18.30 приступили к отходу в северо-восточном направлении.

В 17.45 3-й батальон 6-го танкового полка после очередного удара пикирующих бомбардировщиков вновь атаковал рощу к югу от Араповки-Плоское. Этой очередной немецкой танковой атаки 58-я танковая бригада уже не выдержала и в 18.00 вместе с остатками подразделений кавалеристов начала отходить в северо-восточном направлении. Сдав Араповку-Плоское, оставшиеся танки 58-й танковой бригады отошли к северу и северо-востоку от высоты 219,7, где с 19.00 и до наступления темноты их продолжали бомбить и обстреливать немецкие пикирующие бомбардировщики. Подошедшие следом немецкие танки в 20.30 вновь завязали бой с танками 58-й танковой бригады на юго-западном склоне высоты 219,7. Не сумев с ходу отбросить их дальше на восток, с наступлением темноты немецкие танки вышли из боя и отошли с высоты 219,7 обратно в рощу южнее деревни Араповка-Плоское, после чего боевые действия на этом участке стихли.

За день 169-я стрелковая и 5-я гвардейская кавалерийская дивизии вместе с 58-й танковой бригадой потерпели тяжелое поражение и отошли далеко на северо-восток, оставив населенные пункты Нескучное, Серебряков, Сурядновка, Козлов, Зеленый, Араповка-Плоское, Безбожный, Середа. Остановила свой отход и закрепилась 5-я кавалерийская дивизия только на участке: Муравлево – высота 217,6 в 2 км восточнее Муравлево и далее до леса к северу от Терновой. 58-я танковая бригада к исходу дня закрепилась на безымянной высоте в 1 км северо-восточнее Араповки-Плоское. Все советские части за день понесли крупные потери, одна только 5-я кавалерийская дивизия 20 мая, по предварительным подсчетам своего штаба, потеряла до 200 человек убитыми и ранеными и 4 орудия ПТО. Наступавшие против нее и 169-й стрелковой дивизии подразделения немецкой 294-й пехотной дивизии 20 мая захватили около 300 пленных, а в качестве трофеев – 9 орудий, 23 миномета, 6 автоматов.

Только что введенная в бой полнокровная 58-я танковая бригада за один день потерпела самый настоящий разгром, потеряла 36 танков (22 Т-34, 14 Т-60, в т.ч. 13 танков – 8 Т-34, 5 Т-60 – сгоревшими), при этом отремонтировать удалось всего 1 танк Т-34, из-за чего к утру 21 мая бригада за прошедшие сутки сократилась с 44 до 9 исправных танков (8 Т-34, 1 Т-60). Потери противника штаб 58-й танковой бригады оценил в 35 танков (в т.ч. 20 танков – сгоревшими), однако в отличие от подбитых танков 58-й танковой бригады подбитые танки 3-й танковой дивизии остались на немецкой территории, а потому вполне подлежали эвакуации и ремонту. Среди прочих немецких танкистов в тот день был тяжело ранен и умер от ран командир противостоявшего 58-й танковой бригаде 3-го батальона 6-го танкового полка майор Зиервогель.

В безуспешных атаках на высоту 200,9 серьезные потери понесла и танковая группа Хасина. По подсчетам штаба 6-й гвардейской танковой бригады, было потеряно 8 танков (6 Т-34, 1 Т-60, 1 БТ), из них 3 танка (1 Т-34, 2 Т-60) 57-й и 84-й танковых бригад остались стоять на поле боя. Впрочем, к исходу дня во всей танковой группе остался в строю 31 исправный танк (3 КВ-1, 7 Т-34, 13 Т-60, 2 Т-26, 4 БТ, 2 трофейных), и за вычетом количества исправных танков к началу боя получается, что в общей сложности танковая группа Хасина за день 20 мая сократилась на 21 танк (11 Т-34, 10 Т-60):

57-я танковая бригада – на 9 танков (6 Т-34, 3 Т-60);

6-я гвардейская танковая бригада – на 7 танков (5 Т-34, 2 Т-60);

84-я танковая бригада – на 5 танков Т-60.

38-я стрелковая дивизия, начиная с 5.00 20 мая и далее весь день, силами 48-го стрелкового полка и введенного в бой против юго-западной окраины Терновой 2-го батальона 29-го стрелкового полка штурмовала Терновую, но далее окраинных домов села продвижения не имела. Потери дивизии составили 186 человек личного состава. В качестве трофеев было захвачено 6 пулеметов и 2 автомата. Располагавшийся в обороне в лесу к северу от Терновой 121-й кавалерийский полк 32-й кавалерийской дивизии за день под обстрелом противника потерял еще 20 человек личного состава.


Войска 21-й армии также возобновили наступление с 5.00 20 мая 1942 г., в т.ч. на правом фланге ударной группировки армии от занятой накануне Графовки атаковали 1050-й и 1052-й стрелковые полки 301-й стрелковой дивизии. Первоначально оба полка особого продвижения вперед не имели, вдобавок с 12.30 в контрнаступление на Графовку перешел 442-й пехотный полк 168-й пехотной дивизии (без 2-го батальона), который за ночь был переброшен на участок 212-го пехотного полка 79-й пехотной дивизии. Правее него введенная в бой накануне днем боевая группа Люттица (велосипедный эскадрон 188-го разведывательного батальона и противотанковая рота в составе 9 орудий ПТО) продвинулась до рощи к западу от Коровино, где ее дальнейшее продвижение было приостановлено правофланговым 207-м стрелковым полком 76-й стрелковой дивизии. Атаковавший от Зиборовки в северо-восточном направлении 3-й батальон 442-го пехотного полка к 16.00 смог дойти до изгиба шоссе в 2,5 км юго-западнее Графовки, где его дальнейшее продвижение также оказалось остановлено левофланговым 1050-м стрелковым полком, при этом советским полком было отбито 6 атак со стороны немцев. 1-й батальон 442-го пехотного полка вышел в 400 метрах северо-западнее Графовки, откуда он с 14.00 дважды атаковал Графовку, однако обе его атаки были отбиты 1052-м стрелковым полком. Севернее Графовки, пользуясь слабостью немецкого гарнизона деревни Волково, подразделения 1052-го полка выбили немцев из Волково в соседнюю Ивановку и заняли Волково, тем самым выпрямив линию фронта между Графовкой и Маслова Пристанью на северном берегу Северского Донца. Выйдя в рощу юго-западнее Волково, советские пехотинцы открыли огонь по левому флангу 1-го батальона 442-го пехотного полка, нанеся этому батальону большие потери и вынудив его приостановить свои атаки. Для того, чтобы отбить обратно Волково, немцы бросили в контратаку от Ивановки 200 своих пехотинцев из состава 175-го саперного батальона и 2-го батальона 212-го пехотного полка, однако здесь они встретили сопротивление превосходящих сил (около 400 человек) 1052-го полка и успеха в атаках не имели. Так и не достигнув успеха в атаках на Графовку, 1-й батальон 442-го пехотного полка был отведен за линию дороги Зиборовка – Ивановка.

За день 20 мая 301-я стрелковая дивизия захватила 2 пленных из состава 5-й и 6-й рот 212-го пехотного полка, 2 ПТР, 7 пулеметов, 10 автоматов, 50 винтовок. Потери ее составили 232 человека личного состава.

Слева от 301-й дивизии 76-я стрелковая дивизия, сместив свои боевые порядки влево до Нехотеевки включительно, все так же безуспешно весь день вела бои за совхоз Шамино и отделение совхоза Шамино. За день левофланговым 93-м стрелковым полком с армейским истребительным батальоном было захвачено в качестве трофеев 3 ручных пулемета, 32 винтовки, 600 гранат, а также большое количество снарядов, мин и патронов. Потери всех 3 стрелковых полков дивизии, а также истребительного батальона составили 243 человека личного состава.

Слева от 76-й дивизии 293-я стрелковая дивизия с 10-й танковой бригадой с 5.00 20 мая возобновила свое контрнаступление, атаковав левый фланг боевой группы Крайсса и боевую группу Бонина в лесу к северо-западу от Мурома, но без какого-либо успеха в продвижении. Навстречу ей с 6.30 с запада атаковала 227-я стрелковая дивизия. В 8.15 2-й батальон 789-го стрелкового полка занял 2 дома на западной окраине Вергелевки, а 3-й батальон того же полка вышел на юго-западную окраину села. К 12.00 бой шел в центре Вергелевки и на безымянной высоте в 1 км севернее Новой Деревни, таким образом, вклинение боевой группы Крайсса к высоте 217,3 было несколько сужено, однако полностью ликвидировать его силами 2 стрелковых дивизий так и не удалось.

В 14.30 немецкая авиация нанесла по боевым порядкам 293-й стрелковой дивизии и 10-й танковой бригады массированный удар, которого обе части не выдержали и в беспорядке стали отходить в юго-восточном и восточном направлениях. По окончании авиаподготовки и последовавшего за ней артналета в 15.00 боевая группа Крайсса с подчиненной ей боевой группой Бонина перешла в наступление, в 18.00 на плечах отходящих советских подразделений ворвалась в Муром и к 18.30 силами 3-го батальона 375-го пехотного полка и 2-го батальона 212-го пехотного полка пробилась к Троицкой церкви в южной части Мурома. Здесь дальнейшее продвижение немецких батальонов удалось приостановить огнем артиллерии, а также контратакой учебного батальона и приведенных в порядок подразделений 293-й стрелковой дивизии и 10-й танковой бригады, после чего 293-я стрелковая дивизия закрепилась на восточной окраине Мурома, высоте юго-восточнее Троицкой церкви и южных скатах высоты 224,4 в 3 км к юго-западу от церкви. В связи с отходом 293-й дивизии и угрозой полной потери Мурома командующим 21-й армией был поднят по тревоге находившийся в обороне в лесах к югу от Мурома относящийся к 28-й армии 86-й кавалерийский полк 32-й кавалерийской дивизии. Переброшенный к Мурому, полк с 18.45 при поддержке танков 10-й танковой бригады несколько раз контратаковал боевую группу Бонина, потерял 10 человек ранеными и в итоге этих контратак к 21.00 закрепился на высотах 224,8, 224,4 к юго-западу от Мурома и у Троицкой церкви, тем самым усилив боевые порядки левофлангового 1032-го стрелкового полка. Большая часть Мурома по итогам боев 20 мая оказалась не занята ни советскими, ни немецкими войсками.

В этих боях 10-я танковая бригада потеряла выбывшими из строя 7 танков (1 Т-34, 2 Т-60, 3 Т-26, 1 БТ), а также как минимум 1 танкиста погибшим.

Одновременно с наступлением боевой группы Бонина на Муром с 16.00 боевая группа Крайсса атаковала в направлении Новой Деревни позиции 794-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии. В связи с начавшимся отходом 169-й стрелковой дивизии над 227-й дивизией, так же как над соседней слева 175-й стрелковой дивизией, нависла угроза выхода противника в тыл дивизии и ее окружения, из-за чего в ночь на 21 мая она оставила населенные пункты Лозовая, Красная Алексеевка, Пыльная, Солнцевка, Борисовка, Красный, значительно сократила свою линию фронта и отвела свои 789-й и 794-й стрелковые полки на новый рубеж обороны: 1 км южнее высоты 224,8 – высота 217,3 – роща южнее Новой Деревни – восточная окраина Солнцево – высота 143,1 у восточной окраины Борисовки. 777-й стрелковый полк был выведен во 2-й эшелон дивизии в урочище Ладыцкое. Ранее оборонявшаяся в районе Новой Деревни, 34-я мотострелковая бригада на основании устного распоряжения командира 3-го гвардейского кавалерийского корпуса в ночь на 21 мая отошла за боевые порядки 227-й дивизии и к 5.30 заняла оборону от высоты 224,3 до высоты 217,6, прикрыв стык 21-й и 28-й армий.

В целом день 20 мая фактически стал лебединой песней советского наступления к востоку от Харькова. Ни одной из 3 армий не удалось сколь-нибудь существенно потеснить противника, а из населенных пунктов удалось освободить только деревню Волково на крайнем правом фланге ударной группировки 21-й армии и на некоторое время освободить село Нескучное. Под ударами немецких частей 5-я гвардейская кавалерийская, 169-я и 293-я стрелковые дивизии, 10-я и 58-я танковые бригады 21-й и 28-й армий потерпели полное поражение, оставили свои позиции и отступили в беспорядке на восток, поставив под угрозу окружения 175-ю и 227-ю стрелковые дивизии, что в тот же день привело к отходу 227-й стрелковой дивизии. За день 20 мая было оставлено 15 населенных пунктов (Нескучное, Серебряков, Сурядновка, Козлов, Безбожный, Середа, Араповка-Плоское, Лозовая, Красная Алексеевка, Пыльная, Красный, Борисовка, Солнцево, Новая Деревня, Муром), а линия фронта вновь подошла непосредственно к Терновой, и немцы теперь в любой момент могли разорвать кольцо окружения вокруг боевых групп Грюнера и Золтмана.

За день 20 мая 6-я гвардейская, 10-я, 57-я, 58-я и 84-я танковые бригады 21-й и 28-й армии потеряли выбывшими из строя 64 танка (34 Т-34, 26 Т-60, 3 Т-26, 1 БТ) и разом сократились до 58 исправных танков – численности усиленной танковой бригады. Наибольшие потери понесла только что введенная в бой свежая 58-я танковая бригада, за один день потерявшая почти все свои танки и фактически потерпевшая полный разгром. На основании сложившейся тяжелой ситуации командующий 28-й армией генерал-лейтенант Рябышев принял решение приостановить дальнейшие попытки наступления, сократить линию фронта и отвести из полукольца 175-ю стрелковую дивизию на рубеж Борисовка – высота 204,3, а также привести все свои части в порядок. На основании рекомендаций со стороны начальника штаба Юго-Западного фронта Баграмяна на правом фланге 28-й армии из ранее задействованных здесь частей в лице 32-й и 5-й гвардейской кавалерийских, 169-й и 175-й стрелковых дивизий, 34-й мотострелковой и 58-й танковой бригад создавалась группировка под единым руководством командира 3-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора Крюченкина.

Глава 9.1. Наступление 38-й армии 19 мая 1942 г.

С утра 19 мая 1942 г. войска правофланговой группировки 38-й армии возобновили наступление на прежних направлениях. За ночь 202-й стрелковый полк 81-й стрелковой дивизии был сменен в Большой Бабке 1053-м стрелковым полком 300-й стрелковой дивизии и отведен на восточный берег реки во 2-й эшелон 81-й дивизии, таким образом, в наступлении 81-й дивизии, начавшемся с 6.00, приняли участие только ее 53-й и 323-й стрелковые полки. Встреченный шквальным артминометным огнем противника, левофланговый 53-й стрелковый полк не имел продвижения дальше юго-восточных скатов высоты 169,9 у северо-западной окраины Большой Бабки. Правофланговый 323-й стрелковый полк с трудом смог продвинуться с высоты 175,1 до 2 километров на запад и вышел в 700-800 метрах от рощи к юго-западу от Песчаного, однако при этом полк вырвался вперед, вследствие чего оказался под сильным огнем с флангов, понес большие потери и вынужден был откатиться на исходные позиции обратно на высоту 175,1. За день 81-я стрелковая дивизия потеряла 448 человек личного состава убитыми и ранеными. В качестве трофеев было захвачено 2 миномета, 3 пулемета, 6 винтовок.

Для взятия Большой Бабки, бои за которую непрерывно велись начиная с 12 мая, командир соседней слева от 81-й дивизии 300-й стрелковой дивизии полковник Меркулов принял решение ввести в бой левее 1053-го стрелкового полка один батальон 1051-го стрелкового полка и заградительный батальон дивизии, действия которых возглавил лично командир 1051-го полка. Однако по итогу в 4.00 южную окраину Большой Бабки атаковал только заградительный батальон (без 2 своих рот). Встреченный сильным пулеметным и минометным огнем противника, батальон успеха в продвижении не имел и откатился обратно на исходные позиции на восточный берег Бабки.

1053-й стрелковый полк с 2 другими ротами заградительного батальона с утра вновь атаковал в северной части Большой Бабки позиции немецкого 522-го пехотного полка и к 14.00, незначительно продвинувшись вперед, достиг рубежа: 300 метров южнее трех мельниц – 200 метров севернее церкви. Общие потери 300-й стрелковой дивизии 19 мая составили 82 человека убитыми и ранеными. Противостоявшая ей 297-я пехотная дивизия потеряла всего 14 человек убитыми и ранеными.

К северу от Большой Бабки продолжались тяжелые бои за Песчаное, обороняемое 191-м пехотным полком 71-й пехотной дивизии. Поддерживавшие 124-ю стрелковую дивизию, танки 36-й танковой бригады в 2.00 и 3.50 19 мая дважды врывались в это село, но оба раза вынуждены были отходить из-за отсутствия поддержки пехоты, которую немцам удавалось остановить на подступах к Песчаному.

После приведения себя в порядок в 7.30 124-я стрелковая дивизия возобновила штурм Песчаного, однако все эти атаки вновь провалились. Днем скопившиеся на плацдарме на западном берегу танки 36-й танковой бригады подвергались ударам немецкой артиллерии и авиации, а т.к. маневрировать на столь малом плацдарме не представлялось возможным, 36-я танковая бригада понесла большие потери в танках и личном составе.

В 16.30 в бой вновь был введен 622-й стрелковый полк, благодаря чему к 17.00 опять удалось перенести боевые действия на юго-восточную окраину Песчаного. Для развития успеха в 17.00 оставшиеся исправными 9 танков 36-й танковой бригады снова атаковали на Песчаное, но т.к. пехота вновь не пошла за ними в атаку, а артиллерия атаки не поддержала, танки к 20.00 были отведены на восточный берег Бабки.

В целом наступление 124-й стрелковой дивизии на Песчаное 19 мая, как и накануне днем, полностью провалилось, а потери дивизии составили 173 человека личного состава убитыми и ранеными. В качестве трофеев было захвачено 4 ручных пулемета.

После тяжелых боев 18-19 мая 36-я танковая бригада, потеряв большинство своих средних танков, в ночь на 20 мая была отведена в тыл и сосредоточилась в лесу западнее села Молодовое для приведения себя в порядок. В составе бригады к этому времени осталось 17 танков (2 Mk.II, 4 Mk.III, 11 Т-60). Общие потери бригады за 2 дня боев составили, по некоторым данным, 26 танков, а также только безвозвратно 46 человек личного состава (27 – убитыми и умершими от ран, 20 – пропавшими без вести и попавшими в плен). Отсюда следует, что конкретно 19 мая бригадой было потеряно примерно 19 танков. В целом же за эти 2 дня из строя выбыло 28 танков (18 Mk.II, 7 Mk.III, 3 Т-60), т.е. в основном потери пришлись на главную ударную силу бригады – средние танки. Эвакуация подбитых танков с западного берега Бабки на ремонт растянулась до конца мая, однако так и не была до конца выполнена, в итоге на поле боя остались стоять 10 танков, которые и составили безвозвратные потери 36-й танковой бригады в этом 2-дневном наступлении.

Правофланговая 226-я стрелковая дивизия при поддержке 8 оставшихся легких танков 13-й танковой бригады возобновила атаки на высоту 199,0 к востоку от Непокрытой с 6.00 19 мая. Атаковавшие в 1-м эшелоне 985-й и 987-й стрелковые полки были встречены сильным заградительным артминометным огнем из Непокрытой и пулеметным огнем немецких танков с высоты 199,0, понесли при этом большие потери и отошли на исходные позиции. В 12.00 из-за правого фланга 985-го полка в бой был брошен из 2-го эшелона 989-й стрелковый полк, однако и он не добился успеха и вместе с 985-м полком отошел на исходные позиции.

Действовавшие в боевых порядках пехоты легкие танки 13-й танковой бригады до вечера дважды атаковали на высоту 199,0. Каждый раз танки подходили к высоте и вели по ней огонь с места, пытаясь подавить огневые точки противника, что им сделать так и не удалось. В 19.00 танки на этот раз с десантом пехоты 987-го стрелкового полка в 3-й раз атаковали на высоту 199,0, в 20.30 заняли ее и, оставив на высоте десант, отошли на исходные позиции. Следовавшая за танками пехота была отсечена от них сильным артминометным огнем и на высоту ворваться не смогла, а чуть позже оборонявший Непокрытую 211-й пехотный полк 71-й пехотной дивизии в ходе контратаки отбил обратно высоту 199,0. Общие потери 226-й стрелковой дивизии 19 мая, по предварительным данным, составили 140 человек убитыми и ранеными, при этом атаковавшие в 1-м эшелоне 985-й и 987-й стрелковые полки к утру 20 мая вследствие ранее понесенных больших потерь сократились до 453 активных штыков – численность стрелкового батальона, но никак не 2 стрелковых полков.

Потери 13-й танковой бригады 19 мая не известны, но в целом из-за того, что в бою принимало участие крайне малое количество ее танков, эти потери представляются незначительными. К утру 20 мая благодаря усилиям ремонтников численность бригады выросла до 12 исправных танков (2 Mk.II, 5 Т-26, 2 БТ-7, 3 БТ-5), а в целом за 2 дня боев из строя выбыло 20 танков (8 Mk.II, 2 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ-7, 8 БТ-5). Также, согласно своему докладу, бригада за эти 2 дня потеряла 206 человек личного состава (10 – убитыми, 46 – пропавшими без вести, 150 – ранеными), в основном это потери 13-го мотострелкового батальона. По итогу плачевных результатов наступления 13-й танковой бригады в ночь на 20 мая командир 226-й стрелковой дивизии генерал-майор Горбатов приказал бригаде силами мотострелкового батальона «оседлать» высоту 173,2 на левом фланге 226-й дивизии, а танки отвести в резерв командира дивизии в рощу в 1 км восточнее высоты 199,0.

Глава 9.2. 8-й день наступления 21-й и 28-й армий. 19 мая 1942 г.

По решению командующего 28-й армией генерала-лейтенанта Рябышева войска его армии должны были 19 мая 1942 г. вести наступление в прежней группировке и на тех же направлениях, что и 18 мая, только левее 169-й стрелковой дивизии с севера на Веселое вводилась в бой 5-я гвардейская кавалерийская дивизия, усиливаемая свежей 58-й танковой бригадой. Более никакого другого усиления атакующие части не получали, в т.ч. после 7 дней непрерывных наступательных боев не получили ни единого танка пополнения 6-я гвардейская, 57-я, 84-я и 90-я танковые бригады 28-й армии.

Левофланговая 13-я гвардейская стрелковая дивизия силами своих 34-го и 42-го гвардейских стрелковых полков атаковала противостоявший ей немецкий 131-й пехотный полк с 9.30 19 мая, но безуспешно, тем более что в утренних атаках танки 90-й танковой бригады совершенно не принимали никакого участия. Встреченные сильным огнем противника, а также ударами его авиации, гвардейцы практически не имели никакого продвижения вперед.

В 13.00 в бой включились 12 оставшихся исправными танков (5 Т-34, 7 Т-60) 90-й танковой бригады, которые ранее оставались в обороне позади 39-го и 42-го гвардейских стрелковых полков юго-западнее Рогачевки. В журнале боевых действий немецкого 171-го разведывательного батальона описывается, как уже в 12.45 перед правым флангом 2-го эскадрона этого батальона появилось 4 танка и 3 броневика, которые подошли с востока к высоте 194,5 и обстреляли позиции 2-го эскадрона, после чего отошли обратно в лощину к востоку от этой высоты. Вслед затем в эту лощину со стороны Красного втянулось еще 6 танков, после чего все скопившиеся здесь танки, рассредоточившись поодиночке, взяли под обстрел позиции 171-го разведывательного батальона и некоторое время вели по нему огонь с места, а затем снова отступили обратно в лощину. Чуть позже 5 танков атаковали высоту 194,5 с северо-запада, однако немецкая артиллерия заградительным огнем сразу 4 своих батарей отрезала от танков пехоту 42-го гвардейского стрелкового полка, в связи с чем танкисты также вынуждены были приостановить свою атаку.

В 14.15 танки из лощины атаковали теперь левый фланг 1-го эскадрона 171-го разведывательного батальона. Двигавшийся впереди, Т-34 старшего сержанта Михаила Китии прорвался через немецкие позиции к командному пункту командира эскадрона ротмистра Крёгера, однако оставшиеся в своих окопах немецкие пехотинцы пулеметным огнем отрезали от танка пехоту 42-го гвардейского полка, таким образом, прорвавшийся за немецкие позиции танк оказался совершенно без поддержки пехоты, да и без поддержки других танков, которые не стали прорываться следом за ним через немецкие позиции.

В 50 метрах от командного пункта Крёгера танк Китии подвергся нападению 2 немецких пехотинцев – унтер-офицера Финка и ефрейтора Бидровски, которые забросили на танк и под танк 2 связки гранат. Взрывы повредили гусеницу танка и вызвали пожар внутри танка, однако машина осталась на ходу, а потому экипаж на своем горящем танке продолжал вести бой в глубине немецкой обороны. Двигаясь вдоль немецких позиций, Кития обнаружил и своим танком раздавил 50-мм орудие ПТО 2-й роты 171-го противотанкового батальона и станковый пулемет 1-го эскадрона 171-го разведывательного батальона; расчеты их успели спастись в стрелковых ячейках. Не обнаружив перед собой больше никаких существенных целей, экипаж повернул свой горящий танк и отошел обратно в восточном направлении за немецкие позиции. В это же время прямым попаданием артиллерийского снаряда был уничтожен расчет 37-мм орудия ПТО 3-го эскадрона 171-го разведывательного батальона, таким образом, в целом в ходе этой танковой атаки немецкий разведывательный батальон безвозвратно потерял 1 орудие ПТО, 1 станковый пулемет и расчет орудия ПТО.

Вскоре после этого при поддержке оставшихся в строю танков 90-й танковой бригады, которые вели огонь с места с восточных скатов высоты 194,5, пехота 42-го гвардейского стрелкового полка вновь поднялась в атаку, но снова была остановлена пулеметным огнем и залегла. После подхода пехотных подкреплений под прикрытием начавшегося авиаудара 8-10 советских штурмовиков в 15.05 3 танка Т-34 (в т.ч. танк все того же старшего сержанта Михаила Китии) в сопровождении пехоты вновь выступили в атаку на позиции 171-го разведывательного батальона. Пройдя заградительный огонь немецкой артиллерии, танки обрушились на левый фланг 1-го эскадрона, после чего повернули влево и двинулись в 20 метрах перед позициями 2-го эскадрона. Остановившись непосредственно перед командным пунктом 2-го эскадрона, они из всех стволов открыли огонь по 2-му эскадрону, пытаясь пробить брешь в его обороне. В ответ на это один из немецких офицеров лейтенант Кирш с одним из своих солдат встал к 37-мм орудию ПТО, расчет которого ранее погиб в полном составе, и произвел из него около 15 выстрелов по танкам, однако так и не смог подбить ни один из танков.

Гораздо больше повезло расчету 50-мм орудия лейтенанта Кемпфера из 171-го противотанкового батальона, который смог удачным выстрелом пробить маску орудия танка Т-34 старшего сержанта Китии и вывести из строя его пушку. После этого все 3 танка Т-34 отошли обратно на восток, а вслед за ними отошла и пехота 42-го гвардейского стрелкового полка. Остановив свой подбитый танк Т-34 на середине склона высоты 194,5, экипаж Китии попытался прямо на поле боя исправить повреждения, но был обстрелян из станкового пулемета 2-го эскадрона и вернулся обратно в танк. Вероятно, именно в этот момент было ранено 2 члена экипажа танка Китии. Вслед затем последовал удар целой эскадры немецких пикирующих бомбардировщиков по боевым порядкам 13-й гвардейской стрелковой дивизии, который окончательно парализовал советское наступление на данном участке. Под сильной бомбежкой Кития вывел подбитый танк с поля боя и сдал раненых в санчасть, а танк его отправили на заводской ремонт, после чего его участие в боях под Харьковом фактически завершилось. Согласно наградным листам на Китию и его командира башни замполитрука Дмитрия Кудинова, танк их за день получил в общей сложности 4 сквозные пробоины корпуса и 2 пробоины в башне.

Сразу после завершения удара 1-й волны немецкой авиации 7 танков 90-й танковой бригады снова с востока двинулось в атаку на высоту 194,5, но при этом они попали под 2-ю волну немецких пикирующих бомбардировщиков. Переждав авиаудар в лощине перед высотой, 3 танка выехали из лощины и остановились, поджидая остальные танки, после чего подверглись обстрелу немецкой артиллерии, которая, по подсчетам немцев, подожгла 2 из этих 3 танков. Еще позже, в 15.30 немцами возле Красного было обнаружено сосредоточение еще 8 танков 90-й танковой бригады, по которым затем последовал удар бомбардировщиков Ju.88, сорвавший дальнейший выход этих танков в атаку, после чего в 16 часов наступление 13-й гвардейской дивизии снова сошло на нет.

Всего в ходе танковых атак между 13 и 17 часами 90-я танковая бригада потеряла 4 танка Т-34 подбитыми и 5 человек ранеными, а также свое последнее 37-мм зенитное орудие, которое оказалось подбито в ходе ударов немецкой авиации. В 17.00 оставшиеся танки в очередной раз с востока атаковали рощу к востоку от высоты 214,3, однако в ходе этой атаки немецкая артиллерия подбила последний, 5-й по счету, танк Т-34 90-й танковой бригады, после чего оставшиеся танки Т-60 отошли обратно на исходные позиции.

В общей сложности за день 19 мая 90-я танковая бригада потеряла 5 танков Т-34 подбитыми, 1 37-мм зенитное орудие и как минимум 6 человек личного состава (1 – убитым, не менее 5 – ранеными). Потери 13-й гвардейской стрелковой дивизии 19 мая составили 88 человек личного состава убитыми и ранеными. Поддерживавший дивизию 1-й дивизион 51-го гвардейского минометного полка в 16.45 во время занятия огневых позиций подвергся массированному удару немецкой авиации и потерял 2 установки БМ-13 сгоревшими, 1 установку подбитой и 3 человека личного состава убитыми и ранеными.

Справа от 13-й гвардейской дивизии столь же безуспешно проходило контрнаступление 162-й стрелковой дивизии и танковой группы Хасина. Первая атака пехоты 720-го стрелкового полка 162-й дивизии на высоту 200,9 без поддержки танков группы Хасина была отбита 2-м батальоном 128-го моторизованного полка уже около 4.45 19 мая, после чего с 5.30 немецкая авиация подвергла боевые порядки 162-й дивизии бомбардировке. Общее наступление 627-го (слева) и 720-го (справа) стрелковых полков, по советским данным, началось с 9.30, но перед немцами наступавшие появились только к 12 часам, когда они вышли на восточные скаты высоты 207,9 и в 2 км западнее свиноводческого совхоза. Наступление пехоты проходило вяло, пока с 13.10 к нему не присоединились танки 6-й гвардейской и 57-й танковых бригад, атаковавшие на высоты 200,9 и 205,4. В общей сложности в наступлении 19 мая в 1-м эшелоне приняло участие до 20 танков Т-34 обеих бригад; растерявшая все свои тяжелые и средние танки, 84-я танковая бригада осталась стоять во 2-м эшелоне и занималась ремонтом неисправной техники.

Встреченные сильным огнем немецких танков, зенитных, противотанковых и полевых орудий, танкисты первоначально никакого продвижения вперед не имели, вдобавок к этому в 14.20 через высоту 205,4 со стороны 23-й танковой дивизии была брошена в контратаку резервная сводная танковая рота капитана Штиве в составе 7 исправных танков (5 Pz.III, 2 Pz.II). К 14.55 1-я атака группы Хасина была отражена немцами, при этом немцы насчитали 5 подбитых советских танков, в т.ч. 3 танка были подбиты 88-мм зенитными орудиями. 2 подбитых и 2 сгоревших танка осталось стоять у высоты 200,9, 5-й танк горел дальше в направлении хутора Красный. Оставшиеся танки отошли обратно в направлении Красного, но вслед за этим 10 танков вновь атаковали в направлении высоты 205,4. В этот момент в 15.00 над полем боя снова появились пикирующие бомбардировщики, после чего атакующие танки были вынуждены укрыться в лощине у высоты 205,4, и в 15.06 3-й дивизион 128-го артполка доложил наверх об отражении советской атаки на высоту 200,9.

В 15.20-15.45 последовала новая атака танковой группы Хасина при поддержке 720-го стрелкового полка на высоту 200,9, которая также была отражена немцами. Час спустя, в 16.45 3 танка смогли обойти высоту 200,9 с юга и выйти в 200 метрах от командного пункта 1-го батальона 128-го моторизованного полка. Вслед за тем к 17.05 последовал новый удар пикирующих бомбардировщиков, а на участок обороны 128-го моторизованного полка прибыло еще 2 зенитных орудия, что значительно усилило оборону немцев. После того, как 3 прорвавшихся танка подверглись бомбардировке, они отошли обратно от немецких позиций в лощину перед немецкими позициями.

К 17.20 немцами была остановлена очередная атака в 14 танков группы Хасина. Несколько танков остались стоять и продолжали вести по немцам огонь с места, остальные отошли обратно. Тогда же не выдержавшая ударов авиации пехота 720-го стрелкового полка отошла обратно к высоте 207,2. Сразу после этого примерно в 17.20 последовала новая танковая атака со стороны Красного, которая была также отражена немцами, при этом их артиллерией был подожжен еще 1 танк, а к 17.43 огнем артиллерии была отражена очередная по счету советская атака со стороны Красного.

После всех этих атак наступавшие впереди 720-й и 627-й стрелковые полки находились у подножия высоты 200,9 и на восточных опушках рощ к востоку от Петровского. Для развития наступления в бой из-за правого фланга 720-го полка в направлении высоты 200,9 из 2-го эшелона был введен 2-й батальон 501-го стрелкового полка.

С целью отбросить советскую пехоту подальше от немецких позиций в 19.00 от высоты 200,9 в контратаку перешла 9-я рота 201-го танкового полка. Всего с советской стороны насчитали до 14 танков. По советской версии, одна за другой были отбиты 2 контратаки немецких танков, при этом бронебойщиками 162-й стрелковой дивизии было сожжено 2 и подбит 3-й танк. Согласно немецкой версии, контратака немецких танков была вполне успешной, т.к. при появлении танков пехота 162-й стрелковой дивизии оставила достигнутый ею рубеж и отошла дальше на восток на исходные позиции. К 20 часам боевые действия постепенно стихли.

По итогу боев 19 мая контрнаступление 162-й стрелковой дивизии и танковой группы Хасина, как и в минувшие дни, полностью провалилось, а задействованные в нем части понесли тяжелые потери. Общие потери одного только левофлангового 627-го стрелкового полка за 3 дня наступления составили 1075 человек личного состава убитыми и ранеными.

С немецкой стороны было заявлено о 9 танках группы Хасина, подбитых 19 мая, а с советской стороны – об уничтожении танковой группой Хасина 13 танков, 4 орудий ПТО, 4 ДЗОТов. В общей сложности в 6-й гвардейской и 57-й танковых бригадах за день выбыло из строя 4 танка Т-34, из них 1 танк Т-34 сгорел, а 2 подбитых танка было эвакуировано с поля боя; в 6-й гвардейской танковой бригаде погибло 3 человека, в т.ч. получил ранения при бомбежке и умер от ран помощник командира 2-го танкового батальона по технической части капитан Ким Кононков. В целом потери танковых бригад, несмотря на крайне тяжелые бои, оказались весьма невелики, и к исходу дня в них еще оставалось в строю 40 танков (16 Т-34, 16 Т-60, 2 Т-26, 4 БТ, 2 трофейных). За день привела себя в порядок и 84-я танковая бригада, после чего к утру 20 мая число исправных танков в ней выросло до 10 штук (1 КВ-1, 2 Т-34, 7 Т-60), так что в целом после 3 дней безуспешных атак танковая группа Хасина все еще сохранила относительную боеспособность для продолжения атак злосчастных высот 200,9 и 205,4.  

38-я стрелковая дивизия возобновила штурм Терновой только с 16.20 19 мая, атаковав после удара советских бомбардировщиков и залпа дивизиона РС. В наступлении на Терновую в этот раз участвовал лишь 48-й стрелковый полк: по одному его батальону атаковало село с севера, с востока и с юга. 29-й стрелковый полк всеми своими 3 батальонами перешел к обороне по оврагу к западу и в роще юго-западнее Терновой, а ранее участвовавший в штурме Терновой 121-й кавалерийский полк 32-й кавалерийской дивизии перешел к обороне в лесах к северу от Терновой. В ходе наступления к 19.30 атаковавший с севера 3-й батальон 48-го стрелкового полка вновь занял северную часть Терновой, а 2 других батальона этого полка заняли восточную и южную окраины.  При этом общие потери 38-й стрелковой дивизии к утру 20 мая после прошедших боев выросли до 2090 человек личного состава, из них 560 человек числились пропавшими без вести.

Правее 32-й кавалерийской дивизии должна была при поддержке 58-й танковой бригады перейти в наступление на Веселое 5-я гвардейская кавалерийская дивизия, однако приказ о переходе в село Муравлево в подчинение командира 5-й кавалерийской дивизии был получен штабом танковой бригады с большим опозданием – лишь в 6.10 19 мая, и в связи с наступлением светлого времени суток штаб бригады самовольно принял решение отложить передислокацию до наступления темноты. До вечера бригада оставалась стоять на месте в ранее занимаемом ею районе в лесу юго-восточнее Варваровки, где за день под бомбежкой потеряла 1 танк Т-60 подбитым и 3 танкистов ранеными, после чего к исходу дня сократилась до 44 исправных танков (29 Т-34, 15 Т-60).

Срыв своевременной передислокации танковой бригады привел к тому, что наступление 5-й гвардейской кавалерийской дивизии 19 мая так и не состоялось и было перенесено на 1.00 20 мая. За день противник активных действий на участке дивизии не предпринимал и ограничивался танковой разведкой. При отражении одной такой разведки утром 19 мая огнем артиллерии кавалеристов была подбита вышедшая на высоту 204,3 немецкая бронемашина, также отличился сержант Малышев из 24-го гвардейского кавалерийского полка, который 4 выстрелами из винтовки бронебойно-зажигательными пулями сбил 1 самолет Ju.52. Самолет упал в расположении полка и сгорел вместе со всем своим экипажем из 5 человек.

Т.к. наступление кавалеристов было перенесено на следующие сутки, а в стрелковых полках 169-й стрелковой дивизии осталось крайне мало активных штыков для самостоятельного наступления, наступление дивизии 19 мая было отменено, и дивизия весь день провела в обороне высоты 207,0, так же как и оборонявшаяся правее нее 175-я стрелковая дивизия.

Войска 21-й армии главными силами возобновили наступление с 5.00 19 мая, в т.ч. на правом фланге ударной группировки на Графовку и к югу от Графовки атаковали 1050-й и 1052-й стрелковые полки 301-й стрелковой дивизии. Первое время оба полка успеха в наступлении не имели, однако около 14.00 им наконец-то удалось прорвать оборону 212-го пехотного полка 79-й пехотной дивизии, после чего к 15.30 1050-й полк занял безымянную высоту с отметкой 10 в 2,8 км юго-западнее Графовки, а  1052-й полк, обойдя Графовку с юга, занял высоту 191,7 и безымянную высоту к западу от Графовки, создав угрозу окружения немецкого гарнизона в этом селе.

Понеся большие потери и израсходовав почти все боеприпасы, немцы стали отходить из Графовки. По советским данным, 1052-й стрелковый полк освободил Графовку в 21.00, а по немецким данным, 212-й пехотный полк продолжал удерживать юго-западную часть села до 23.00, после чего отошел оттуда на высоту 191,7 к юго-западу от Волково.

За день 19 мая 301-я стрелковая дивизия захватила 1 пленного из состава 175-го саперного батальона, 2 орудия, 2 пулемета, сожгла склад с боеприпасами в Графовке. Потери ее при этом составили 296 человек личного состава убитыми и ранеными.

Атаковавшая левее 301-й дивизии на совхоз Шамино и отделение совхоза Шамино, 76-я стрелковая дивизия, несмотря на ввод в бой на своем левом фланге ранее находившегося во 2-м эшелоне 93-го стрелкового полка, успеха в наступлении не имела.

Еще левее 76-й дивизии 293-я стрелковая дивизия с 5.00 силами 1034-го стрелкового полка при поддержке нескольких танков 10-й танковой бригады атаковала из Мурома в северо-западном направлении, однако противостоявшая ей здесь боевая группа Бонина смогла отбить все эти атаки. Левофланговый 1032-й стрелковый полк, усиленный 11 танками 10-й танковой бригады, батальоном и 2 ротами 1036-го стрелкового полка, в это же время атаковал от высоты 224,8 в западном направлении на левый фланг боевой группы Крайсса, однако противостоявшие ему 2-й батальон 417-го пехотного полка и 1-й батальон 183-го пехотного полка успешно отбили все эти атаки, остановив продвижение 1032-го полка в роще в 2 км к западу от высоты 224,8.

Поддерживавшая наступление 293-й стрелковой дивизии, 10-я танковая бригада за день 19 мая потеряла 3 танка (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 легкий танк) подбитыми и как минимум 1 человека убитым. К вечеру она сократилась до 25 исправных танков (2 Т-34, 15 Т-60, 5 Т-26, 3 БТ), вполне еще сохранив боеспособность.



Чуть позже 293-й дивизии, с 8.00 с юго-запада и юго-востока атаковали на рощу к востоку от Новой деревни 1-й и 2-й батальоны 794-го стрелкового полка. Бой за эту рощу шел почти весь день, и лишь к 18.00 батальоны овладели ею.

Действовавший напротив 789-го стрелкового полка и 34-й мотострелковой бригады, 1-й батальон 248-го пехотного полка из состава боевой группы Крайсса, заняв к утру 19 мая Вергелевку, в 7.25 атаковал отсюда дальше в южном направлении и к 9.00 прорвался в рощи южнее и юго-восточнее Новой Деревни, после чего с 9.00 находившийся в резерве командира 794-го стрелкового полка к югу от Новой Деревни 3-й батальон 794-го полка был брошен для ликвидации этого прорыва. В 11.00 этот батальон с боем вышел в район высоты 200,6 между Новой Деревней и Вергелевкой, где захватил пленного и трофеи и перешел здесь к обороне. Всего за день 19 мая 794-й стрелковый полк захватил 1 пленного, 9 орудий ПТО, 3 пулемета, потеряв, по предварительным данным, 88 человек личного состава. Слева от него находившаяся в обороне 34-я мотострелковая бригада за день потеряла 37 человек личного состава, 1 грузовик и 1 82-мм миномет. Еще левее, отбив 2 атаки из Вергелевки, 789-й стрелковый полк в 17.00, как и 794-й полк, также перешел в контрнаступление, однако был встречен сильным огнем со стороны противника и успеха в продвижении не имел, потеряв за день 77 человек личного состава. К вечеру в район высоты 200,6 были переброшены с запада из села Стрелечье роты 21-го истребительного батальона, где они перешли к обороне, прикрыв стык 789-го стрелкового полка и 34-й мотострелковой бригады.

Левофланговый 777-й стрелковый полк 227-й стрелковой дивизии силами оборонявшегося в Красной Алексеевке и переброшенных из Устиновки 2 рот 21-го истребительного батальона с 7.00 контратаковал в северо-восточном направлении во фланг и тыл боевой группы Крайсса, однако успеха здесь не имел.

Общие итоги контрнаступления 21-й, 28-й и 38-й армий 19 мая, как и в предыдущие дни, вновь оказались не в пользу советских войск. Наибольший успех сопутствовал лишь 301-й стрелковой дивизии 21-й армии, которой удалось освободить село Графовка, ожесточенные бои за которую велись начиная с 13 мая. Все остальные части и подразделения 21-й, 28-й и 38-й армий практически не имели продвижения вперед и при этом понесли крайне большие потери в людях и технике, в особенности сильно пострадали в этом плане 36-я и 90-я танковые бригады, потерявшие за день почти все свои средние танки, а потому нуждавшиеся в передышке, приведении себя в порядок и пополнении танками. Всего в общей сложности 19 мая танковые части 3 армий потеряли примерно 32 танка:

36-я танковая бригада 38-й армии потеряла до 19 танков;

6-я гвардейская, 57-я, 58-я и 90-я танковые бригады 28-й армии потеряли 10 танков (9 Т-34, 1 Т-60);

10-я танковая бригада 28-й армии потеряла 3 танка (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 легкий танк).

В целом же в боях 18-19 мая танковые части 3 армий потеряли примерно 74 танка, из них 47 танков потеряли 13-я и 36-я танковые бригады, таким образом, растеряв почти все свое полученное недавно танковое пополнение и лишившись ударных возможностей.

После 8 дней наступления относительную боеспособность сохранили лишь 6-я гвардейская и 10-я танковые бригады, в которых еще оставалось по 25 танков – больше половины их первоначального состава. В этом плане как нельзя кстати представлялся ввод в бой свежей 58-й танковой бригады с ее 44 исправными танками, который вполне мог внести перелом в боевых действиях и перевесить чашу весов наконец-то в пользу советских войск.

Глава 8.1. Провал наступления 38-й армии 18 мая 1942 г.

Пока войска 28-й армии вели напряженные бои против атакующих их частей танковой группы Брайта, на участке соседней слева 38-й армии царило относительное затишье, т.к. с утра 16 мая 1942 г. вся армия перешла к обороне на ранее достигнутых ею рубежах, как и противостоявшие ей немецкие 71-я и 297-я пехотные дивизии. Только рано утром 17 мая оборонявшийся напротив 81-й стрелковой дивизии в Большой Бабке 522-й пехотный полк 297-й пехотной дивизии предпринял операцию с целью полного занятия этого села. В ходе наступления он занял свои прежние позиции возле церкви на восточной окраине Бабки и одной ротой временно ворвался в северную часть села, откуда под фланговым огнем с высоты 169,9 и контратакой частей 81-й стрелковой дивизии был вынужден отступить назад. В ходе этих контратак 17 мая 81-я стрелковая дивизия захватила 10 ручных пулеметов и 10 винтовок. Потери ее, по советским данным, составили 242 человека личного состава убитыми и ранеными, однако 522-й пехотный полк также насчитал 76 захваченных им в ходе этой операции пленных. Потери самого 522-го пехотного полка составили 184 человека личного состава (в т.ч. 53 – убитыми и пропавшими без вести).

16-17 мая войска 38-й армии получили пополнение, после чего на утро 18 мая командующему 38-й армией генерал-майору Москаленко штабом Юго-Западного фронта было предписано начать общее наступление, чтобы совместно с соседней справа 28-й армией разгромить перешедшего перед ними к обороне противника. Со своей стороны Москаленко принял решение уплотнить боевые порядки своей правофланговой ударной группировки, для чего 81-я, 124-я и 300-я стрелковые дивизии смещали свои боевые порядки вправо, так что теперь вместо 81-й стрелковой дивизии в Большой Бабке должна была действовать 300-я стрелковая дивизия. Активные задачи на переход в наступление получили и левофланговые 199-я и 304-я стрелковые дивизии.

Поддерживать это наступление помимо нескольких артполков должен был 22-й танковый корпус, который по-прежнему оставался в составе 38-й армии. После получения 16-17 мая танкового пополнения и перераспределения танков между танковыми бригадами численность 13-й танковой бригады к утру 18 мая выросла до 32 исправных танков (10 Mk.II, 2 Т-34, 6 Т-26, 3 БТ-7, 11 БТ-5), а 36-й танковой бригады – до 45 исправных танков (20 Mk.II, 11 Mk.III, 14 Т-60). 133-я танковая бригада по решению командира 22-го танкового корпуса полковника Шамшина вечером 17 мая передала все свои 8 исправных танков в состав 13-й танковой бригады и оказалась совершенно без исправных танков.

Москаленко своим решением выделил 13-ю танковую бригаду на усиление правофланговой 226-й стрелковой дивизии, а 2 другие бригады корпуса временно придержал во 2-м эшелоне. В ночь на 18 мая все правофланговые части 38-й армии произвели перегруппировку. Левофланговый 989-й стрелковый полк 226-й стрелковой дивизии на высотах к западу от Федоровки был сменен 781-м стрелковым полком 124-й стрелковой дивизии и выведен во 2-й эшелон 226-й дивизии, а ранее находившийся во 2-м эшелоне 985-й стрелковый полк вышел на исходные позиции к югу от Мартыновки правее 987-го стрелкового полка. Выведенный из-под Большой Бабки 323-й стрелковый полк 81-й стрелковой дивизии сменил левофланговый 622-й стрелковый полк 124-й стрелковой дивизии к юго-востоку от Песчаного, который в свою очередь был отведен во 2-й эшелон 124-й дивизии, а из 2-го эшелона 124-й дивизии на левый фланг выведен 406-й стрелковый полк. И только левофланговый 202-й стрелковый полк не был сменен 1053-м стрелковым полком 300-й стрелковой дивизии в Большой Бабке и временно остался в этом селе.

Наступление 38-й армии началось с 7.00 18 мая, однако протекало оно не совсем согласно ранее поставленным задачам, т.к. левофланговые 199-я и 304-я стрелковые дивизии были оставлены в обороне и в наступлении не участвовали. 81-я стрелковая дивизия в ходе атак 18 мая с плацдарма на реке Бабка смогла достигнуть дороги Песчаное – Большая Бабка, но здесь не удержалась и отошла на исходные позиции. За день было захвачено 7 пленных, 1 миномет, 9 пулеметов, 6 автоматов, 34 винтовки, 5 гранат, однако при этом сама дивизия потеряла 476 человек личного состава убитыми и ранеными.

Наступавший на Большую Бабку с востока 1053-й стрелковый полк 300-й стрелковой дивизии к 14.35 достиг западной окраины села в районе мельницы, однако полностью Большую Бабку занять так и не смог, при этом потери 300-й дивизии 18 мая составили 104 человека личного состава. Противостоявшая 202-му и 1053-му стрелковым полкам 297-я пехотная дивизия за день 18 мая на всем своем участке фронта потеряла 49 человек личного состава убитыми и ранеными.

Справа от 81-й дивизии 406-й и 781-й стрелковые полки 124-й стрелковой дивизии к 9.40 продвинулись вперед на 1,5 километра от реки Бабка к северо-востоку и юго-востоку от Песчаного, после чего их дальнейшее продвижение было приостановлено сильным огнем противника и ударами авиации. Наиболее успешным оказался 406-й стрелковый полк, который после тяжелых боев смог занять несколько домов на южной окраине Песчаного. Для развития этого небольшого успеха левее него тем же утром из 2-го эшелона был введен в бой 622-й стрелковый полк, который к 12.00 своим правофланговым 2-м батальоном вышел на южные скаты высоты 191,3 в 1,7 км западнее речки Бабки у южной окраины Песчаного, где его продвижение также было остановлено противником. Оборонявшийся в Песчаном усиленный 191-й пехотный полк 71-й пехотной дивизии одну за другой отбивал все атаки 124-й стрелковой дивизии.

Правофланговой 226-й стрелковой дивизии в Непокрытой и на высотах восточнее нее противостояли 2-й и 3-й батальоны 211-го пехотного полка 71-й пехотной дивизии. Из немецких документов ничего не известно об участии в обороне Непокрытой танков из состава танковой группы Брайта, однако с советской стороны несколько раз отмечались контратаки немецких танков из-за высоты 199,0. Активно действовала немецкая авиация, которая с самого начала советского наступления и далее весь день непрерывно висела над полем боя, бомбя и обстреливая боевые порядки стрелковых полков 226-й дивизии, из-за чего те не имели никакого продвижения далее своих исходных позиций.

Нисколько не помогла продвижению пехоты и 13-я танковая бригада, атаковавшая с 8.00. По решению командира бригады подполковника Климчука  2 роты (танки Mk.II и Т-26) 1-го танкового батальона с десантом автоматчиков и бронебойщиков 13-го мотострелкового батальона на броне танков и стрелковыми ротами мотострелкового батальона позади танков атаковали с востока на высоту 173,2, чтобы после ее взятия с юго-востока атаковать на западные скаты высоты 199,0. Справа от них 2-й танковый батальон (танки Mk.II и БТ) с аналогичным танковым десантом в виде автоматчиков и бронебойщиков атаковал высоту 199,0 с юга. Непосредственно за мотострелками танки Т-26 1-го танкового батальона буксировали орудия батареи ПТО, которые должны были прикрывать советских танкистов от контратак немецких танков. Все было бы хорошо, но за прошедшие день и ночь после получения пополнения бригада не успела сколотить экипажи и взводы, и боеспособность их оставляла желать лучшего. Из-за сложившейся предбоевой неразберихи часть экипажей и вовсе не вышла в атаку, когда была дана команда на переход в атаку. Вырвавшийся вперед танк Mk.II командира 1-го танкового батальона капитана Алексея Дюкова был расстрелян огнем орудий ПТО противника, а сам Дюков погиб, после чего 1-й батальон остался без командира.

В ходе атак танки достигли восточных скатов высот 199,0 и 173,2, где встретили сильную противотанковую оборону, подверглись ударам с воздуха, понесли большие потери и в итоге так и не смогли прорвать немецкую оборону. К 15.00 был потерян 21 танк: все 10 танков Mk.II, 2 из 3 Т-34, 3 из 6 Т-26, 6 из 14 БТ. 2 Mk.II пропали без вести в расположении противника, 3 танка (2 Т-34, 1 Т-26) были подбиты и сожжены, 3 Mk.II были подбиты (сбиты гусеницы) и остались стоять под огнем противника, 2 Mk.II застряли в воронках от авиабомб, у 2 Mk.II заклинило пушки, у 4 танков (1 Т-26, 3 БТ) были пробиты башни, у 1 танка БТ был сбит ленивец, 1 Mk.II сломался, а экипажи еще 3 танков (1 Т-26, 2 БТ) погибли. Всего в именном списке безвозвратных потерь личного состава 13-й танковой бригады за 18 мая числится 14 убитых и 22 пропавших без вести, число же раненых в тот день и вовсе не известно.

Потеряв ударную силу в лице танков Mk.II и Т-34, 13-я танковая бригада по решению своего командира подполковника Климчука к 15.00 перешла к обороне на северо-восточных скатах высоты 199,0, имея в строю всего 12 легких танков (4 Т-26, 8 БТ). После того, как провал наступления 226-й стрелковой дивизии и 13-й танковой бригады стал свершившимся фактом, в 15.00 генерал-майор Москаленко передал 36-ю танковую бригаду, все еще находившуюся во 2-м эшелоне в лесу к западу от Старого Салтова, на усиление 124-й стрелковой дивизии. В 16.10 бригада, двигаясь повзводно под ударами немецкой авиации, в составе 32 танков (9 Mk.II, 9 Mk.III, 14 Т-60) сосредоточилась в лесу между Песчаным и селом Молодовое.



Прибывший в войска Москаленко приказал бригаде немедленно наступать на Песчаное, не ожидая общей атаки 124-й стрелковой дивизии. Из-за этого совершенно не были увязаны вопросы взаимодействия с пехотинцами, совершенно не производилась рекогносцировка подходов к переправе, самой переправы и переднего края противника. Вся подготовка бригады к наступлению была ограничена отдачей приказа командирам батальонов по карте и отправкой начальника инженерной службы 124-й стрелковой дивизии к переправе в качестве проводника, т.к. ранее он сам ее строил.

В 18.30 36-я танковая бригада вытянулась в колонну и побатальонно пошла к переправе к юго-востоку от Песчаного. В 19.45 спуск танков с высоты 191,3 вниз к Бабке был замечен со стороны немцев, после чего по танкам открыла огонь артиллерия 297-й пехотной дивизии, а позже ударила вызванная немцами авиация.

При переправе выяснилось, что из-под настила не были удалены старые мины, и первые 3 танка Mk.II подорвались на собственных же минах. После того как подорванные танки под огнем противника были эвакуированы, а путь освобожден, оставшиеся танки к 20.10 переправились на западный берег, сосредоточившись на узкой полоске местности размером 300 на 400 метров.

Приведя себя в порядок после переправы, в 20.40 36-я танковая бригада в составе 27 танков атаковала Песчаное. Несмотря на сильный противотанковый огонь противника, танки ворвались в село и прошли его вдоль и поперек, где уничтожили 3 орудия ПТО и до 20 пулеметов. Закрепиться в селе танкисты не смогли, т.к. пехота 406-го стрелкового полка еще в 20.00 разбежалась при бомбежке с воздуха и за танками не пошла, а оставшиеся в селе немцы стали из зданий и развалин бросать в танки бутылки с КС и противотанковые мины. Потеряв 4 танка в Песчаном, оставшиеся танки отошли обратно на исходные позиции на плацдарм к юго-востоку от Песчаного. В именном списке безвозвратных потерь личного состава 36-й танковой бригады за 18 мая числится 3 убитых и 3 пропавших без вести. Потери 124-й стрелковой дивизии 18 мая составили 89 человек личного состава убитыми и ранеными.

В целом наступление всей правофланговой ударной группировки 38-й армии повсюду провалилось. Если 36 танковая бригада потеряла всего 7 танков и вполне сохранила боеспособность, то 13-я танковая бригада потеряла за день сразу 21 танк, после чего в ней остались исправными одни только легкие танки, что сразу же подорвало дальнейшие наступательные возможности бригады, таким образом, на следующий день, 19 мая, активно участвовать в продолжении наступления могла только 36-я танковая бригада.

Глава 8.2. 7-й день наступления 21-й и 28-й армий. 18 мая 1942 г.

После того как контрнаступление 28-й армии 17 мая 1942 г. провалилось, а 169-я и 244-я стрелковые дивизии потерпели поражение и оставили обширную местность к северу от села Веселое, на 18 мая командующим 28-й армией генерал-лейтенантом Рябышевым было запланировано вновь попытаться перейти в контрнаступление и ликвидировать сложившуюся в треугольнике между Липцами, Терновой и Непокрытой выступающую линию фронта. Задачи частям относительно дня 17 мая практически не изменились, в т.ч. не изменилось направление главного удара танковой группы Хасина, которая все так же должна была совместно со 162-й стрелковой дивизией атаковать с востока на занятые немцами высоты 200,9 и 205,4, однако от участия в наступлении была освобождена разбитая 244-я стрелковая дивизия, которая была отведена в армейский резерв.

С немецкой стороны планировалось 18 мая ударить объединенными силами боевой группы Шмидта-Отта и 23-й танковой дивизии с запада на Терновую и наконец-то деблокировать окруженные здесь боевые группы Грюнера и Золтмана. Оборону села Веселое принимала на себя создаваемая из ранее подчиненных Шмидту-Отту частей боевая группа полковника фон Аулока: штаб, штабная рота и саперный взвод 226-го пехотного полка 79-й пехотной дивизии, 2-й батальон 3-го моторизованного полка 3-й танковой дивизии, усиленный взводом 47-мм самоходных орудий и разведгруппой на броневиках. Однако планам противника на деблокирование Терновой 18 мая не суждено было сбыться, и всему виной стало начавшееся контрнаступление 28-й армии.

Начало этого контрнаступления командующим армией было запланировано на 7.30 18 мая, однако приказ на переход в наступление был отдан с опозданием, и наступление было перенесено на 11.30. После понесенных накануне тяжелых потерь 343-й стрелковый полк был отведен во 2-й эшелон 13-й гвардейской стрелковой дивизии в свиноводческий совхоз и северную часть Перемоги, а его позиции занял соседний справа 34-й гвардейский стрелковый полк, который гораздо менее 343-го полка пострадал во время контратак немецкого 131-го пехотного полка 17 мая. Таким образом, в наступлении 18 мая со стороны 13-й гвардейской дивизии в отличие от предыдущего дня приняли участие не 3, а только 2 стрелковых полка – 34-й и 42-й гвардейские полки. Находившаяся на усилении дивизии 90-я танковая бригада в этот раз действия пехоты не поддерживала и весь день в составе 10 танков (6 Т-34, 4 Т-60) оставалась в обороне к северу и к северо-востоку от высоты 194,5, где она неоднократно подвергалась ударам с воздуха, потеряв при этом 1 танк Т-60 подбитым, 1 автомашину ГАЗ-АА с рацией РБ сгоревшей, 1 37-мм зенитное орудие подбитым и 12 человек личного состава: 1 – убитым, 11 – ранеными, в т.ч. был ранен отличившийся накануне днем командир 37-мм зенитного орудия сержант Борис Сухаренок.

Непрерывно подвергались авиаударам и атаковавшие без какой-либо танковой поддержки 34-й и 42-й гвардейские стрелковые полки. В итоге прорвать оборону 131-го пехотного полка в этот раз им так и не удалось, при этом потери 13-й гвардейской дивизии за день составили 194 человека личного состава убитыми и ранеными.

Единственным достижением наступающих было то, что им своим наступлением удалось сковать как 131-й пехотный полк, так и подчиненный этому полку 2-й батальон 126-го моторизованного полка 23-й танковой дивизии. Вкупе с наступлением 124-й и 226-й стрелковых дивизий 38-й армии атаки 13-й гвардейской дивизии сделали крайне непрочным положение немецкой 71-й пехотной дивизии, из-за чего ранее запланированное на 18 мая деблокирование Терновой группой Брайта было отменено, а боевая группа Шмидта-Отта, отправив 23-й мотоциклетный батальон обратно в состав 23-й танковой дивизии, оставшимися в ее составе частями 3-й танковой дивизии с 13.30 перешла из Веселого на усиление 71-й пехотной дивизии на высоту 207,2 к северу от Петровского.

162-я стрелковая дивизия вместе с танковой группой Хасина атаковала с 12.00. В 1-й атаке, по подсчетам немцев, приняло участие всего 10 танков, из числа которых огнем немецкой артиллерии было подбито 2 танка Т-34, после чего в 12.45 атакующие были вынуждены приостановить свое продвижение вперед.

В 15.30 танковая группа Хасина вновь атаковала из рощи к северу от высоты 207,2 в направлении высоты 200,9. Перед немцами атакующие появились с 16.00. Атака проводилась безо всякой артподготовки, и появление из рощи атакующих на высокой скорости танков оказалось совершенно неожиданным для немцев. Всего немцы насчитали перед собой 14 танков группы Хасина, из них 3 танка к 16.10 успели с ходу прорваться на позиции боевой группы майора Унгера на высоте 200,9.

В бой против атакующих советских танков помимо расположенных на высоте танковой роты Шиннера, противотанковых орудий 128-го моторизованного полка и 2 88-мм зенитных орудий вскоре включились 3 дивизиона 128-го артполка, которые открыли сосредоточенный огонь по танкам, а 9 гаубиц были выведены на открытые огневые позиции и вели огонь прямой наводкой. Руководил огнем этих 9 орудий лично командир 128-го артполка полковник фон Бух. Массированный огонь со стороны немцев не позволил пехоте 720-го стрелкового полка 162-й стрелковой дивизии, которая уже было вышла непосредственно к высоте 200,9, ворваться на эту самую высоту и закрепить за собой успех танков. Тем не менее, не надеясь только силами группы Унгера и имеющейся артиллерии сдержать советское наступление, в 16.50 командир 23-й танковой дивизии бросил в контратаку от своего командного пункта к юго-западу от высоты 214,3 сводную танковую роту капитана Штиве в составе 10 танков.

К 17.30 с целью избежать излишних потерь командир боевой группы майор Унгер отдал приказ отвести с высоты большую часть своих людей, а сам с небольшой группой бойцов из 128-го моторизованного полка и саперов 652-го саперного батальона остался на высоте, заняв круговую оборону. Меры оказались ненужными. К 17.35 оставшиеся танки группы Хасина отошли с высоты 200,9, после чего боевая группа Унгера совместно со своими танками двинулась в контратаку и в 17.50 вновь полностью заняла высоту 200,9.

Примерно в 18.00 пикирующие бомбардировщики совершили очередной удар на пехоту 162-й стрелковой дивизии у высоты 200,9, после чего в 18.05 танки роты Шиннера, уже не имея боеприпасов, вместе с мотопехотой вновь перешли в контратаку и вынудили пехоту 720-го стрелкового полка, в боевых порядках которой к тому времени оставалось лишь 5 танков группы Хасина, отойти от высоты 200,9. В ходе следующих атак 720-го полка и танковой группы Хасина к 19.10 боевая группа Унгера вновь стала отходить с высоты 200,9, однако танковая рота Шиннера осталась на высоте и удержала ее. Ведя огонь прямой наводкой с открытых огневых позиций, 8 гаубиц 128-го артполка сосредоточенным огнем смогли подбить к югу от высоты 200,9 2 танка КВ-1 84-й танковой бригады. Один из этих танков был подожжен, у 2-го танка была разбита ходовая часть. После потери этих 2 танков оставшиеся танки группы Хасина в 19.15 отошли в восточном направлении, после чего пехота группы Унгера к 19.26 вновь двинулась вперед на оставленные ею ранее позиции.

К этому времени наступавшие следом за танковой группой Хасина 627-й и 720-й стрелковые полки 162-й стрелковой дивизии к 19.00 своими флангами достигли подножия высоты 200,0 и восточной опушки рощи к юго-востоку от высоты 205,4. С 19.00 ими была отбита 1-я контратака танковой роты Шиннера силою до 12 танков со стороны высоты 200,9, а сразу после этого последовала 2-я контратака силою 14 танков. Этой контратаки левофланговый 627-й стрелковый полк не выдержал и вынужден были отойти от рощи на 1,5-2 км на восток.

После провала лобовых атак на высоту 200,9 танковая группа Хасина изменила направление главного удара и попыталась по южным скатам этой высоты прорваться в направлении высоты 205,4. В ходе одной такой атаки к 20.05 8 танков группы Хасина вышли к югу от высоты 200,9, где увязли в перестрелке с немецкими танками и артиллерией, а в 20.10 под огнем артиллерии и ударами пикирующих бомбардировщиков атакующие были вынуждены отойти назад.

Последняя атака танковой группы Хасина и 162-й стрелковой дивизии состоялась уже в 20.45 и продолжалась до 21.00, после чего атаки пехоты 162-й дивизии стихли, однако прорвавшиеся к югу от высоты 200,9 8 танков группы Хасина еще некоторое время продолжали перестреливаться с немецкими танками, после чего также отошли на исходные позиции. Тем же вечером для удержания высоты 200,9 командование немецкой 23-й танковой дивизии перебросило туда 23-й мотоциклетный батальон, вернувшийся в состав дивизии из боевой группы Шмидта-Отта, а также только что прибывшие после ремонта из Харькова 4 танка Pz.III.

В общем и целом все атаки танковой группы Хасина и 162-й стрелковой дивизии 18 мая полностью провалились, и никакого продвижения вперед эти части не добились. По советским данным, за день было выведено из строя от 6 до 9 немецких танков и 4 орудия ПТО, однако ни один из потерянных немцами танков не был списан в безвозвратные потери и мог быть восстановлен в ближайшее время. Из числа потерь немецкой артиллерии известно, что в ходе боя у одного 88-мм зенитного орудия разорвало ствол, после чего на высоте 200,9 у немцев осталось всего 1 зенитное орудие.   

Сама танковая группа Хасина 18 мая потеряла не менее 12 танков (3 КВ-1, 3 Т-34, 6 Т-60) и несколько десятков человек личного состава, в т.ч. 84-я танковая бригада потеряла 9 танков (3 КВ-1, 3 Т-34, 3 Т-60) и только убитыми 5 человек личного состава, а 57-я танковая бригада потеряла 3 танка Т-60 подбитыми и только убитыми 14 человек личного состава. Поддерживаемые танкистами 501-й и 720-й стрелковые полки 162-й стрелковой дивизии 18 мая потеряли 518 человек личного состава (в т.ч. 125 – убитыми).

Общие потери танковой группы Хасина за первые 2 дня контрнаступления 17-18 мая составили 33 танка (9 КВ-1, 8 Т-34, 14 Т-60, 2 БТ) и только убитыми 30 человек личного состава:

6-я гвардейская танковая бригада потеряла 11 человек личного состава (7 – убитыми, 4 – ранеными) и 6 танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 2 БТ): 3 танка (2 Т-34, 1 БТ) – сгоревшими при бомбежке, 3 танка (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 БТ) – подбитыми артогнем и бомбами;

57-я танковая бригада потеряла 7 танков (3 КВ-1, 1 Т-34, 3 Т-60) и только убитыми 21 человека личного состава;

84-я танковая бригада потеряла 20 танков (5 КВ-1, 4 Т-34, 11 Т-60) и только убитыми 9 человек личного состава.

По итогу 2 дней контрнаступления 6-я гвардейская танковая бригада к утру 19 мая сократилась до 27 исправных танков (11 Т-34, 8 Т-60, 2 Т-26, 4 БТ, 2 трофейных) и вполне еще сохранила боеспособность. 57-я танковая бригада благодаря усилиям ремонтников все еще насчитывала примерно 18 исправных танков (9 Т-34, 9 Т-60). Однако 84-я танковая бригада лишилась всех своих танков КВ-1 и Т-34, сократилась до 4 исправных танков Т-60 и практически лишилась боеспособности, после чего 19 мая была отведена во 2-й эшелон группы Хасина. В целом 2-дневное контрнаступление 3 танковых бригад и полнокровной стрелковой дивизии полностью провалилось и не привело к сколь-нибудь территориальному продвижению, но при этом сопровождалось высокими потерями в людях и технике, в особенности сильно пострадала 84-я танковая бригада, полностью лишившаяся за эти 2 дня боеспособности.

38-я стрелковая дивизия возобновила штурм Терновой в 7.00 18 мая и к 8.30 3-м батальоном 48-го стрелкового полка овладела северной частью села, а 1-м и 2-м батальонами этого полка овладела юго-восточной частью села. 1-й и 2-й батальоны 29-го стрелкового полка продолжали вести бой на западной и юго-западной окраинах Терновой. Наступавший с севера на безымянную высоту с мельницей у северо-западной окраины Терновой 121-й кавалерийский полк 32-й кавалерийской дивизии захватил 6 ДОТов, 2 пулемета, 6 винтовок, но пробиться на северо-западную окраину Терновой так и не смог, потеряв за день 38 человек личного состава. В ходе дальнейших атак 38-й стрелковой дивизией было захвачено по 12 домов на южной и западной окраинах и 10 домов на восточной окраине, однако северную часть села оборонявшая Терновую боевая группа Грюнера отбила обратно при поддержке танков и мотопехоты боевой группы Золтмана. Потери 29-го и 48-го стрелковых полков 38-й стрелковой дивизии за день составили 784 человека личного состава убитыми и ранеными. По решению командующего армией в ночь на 19 мая 38-я стрелковая дивизия сожгла занятые ею строения на окраинах села и отошла из Терновой, которую ночью предполагалось подвергнуть интенсивной бомбардировке советской авиацией.

169-я стрелковая дивизия утром 18 мая всеми имеющимися силами дважды атаковала немецкий 222-й пехотный полк на высоте 207,0 и, в конце концов, овладела этой высотой (хотя из немецких документов это не подтверждено). В 17.30 556-й стрелковый полк атаковал с этой высоты в юго-западном направлении, однако был контратакован немецкой пехотой, поддержанной 2 танками, и откатился обратно на исходные позиции. К утру 19 мая в батальонах полка осталось 105 активных штыков, не лучше обстояли дела и у 2 других стрелковых полков 169-й стрелковой дивизии, которые остро нуждались в отдыхе и пополнении. Соседняя справа 175-я стрелковая дивизия 18 мая отбила 3 атаки со стороны 294-й пехотной дивизии, более ничего существенного на правом фланге 28-й армии в тот день не произошло.

Войска 21-й армии перешли в наступление в 12.00 18 мая. 207-й и 216-й стрелковые полки 76-й стрелковой дивизии по-прежнему безуспешно атаковали на совхоз Шамино и отделение совхоза Шамино, потеряв при этом 78 человек личного состава. Правофланговый 97-й стрелковый полк на основании боевого распоряжения командующего армией в ночь на 18 мая был сменен соседней справа 301-й стрелковой дивизией, после чего приступил к перегруппировке на левый фланг 76-й дивизии и к исходу дня после переправы через Северский Донец сосредоточился в лесах к западу от Старой Таволжанки. Сменившие его под Графовкой 1050-й и 1052-й стрелковые полки 301-й стрелковой дивизии с 12.00 предприняли ряд атак на Графовку и к югу от Графовки, но продвижение имели незначительное, потеряв при этом 125 человек личного состава.

Левофланговая 227-я стрелковая дивизия весь день 18 мая провела в обороне и особой активности на своем левом фланге в лице 777-го стрелкового полка не проявляла. Атаковавшая против нее днем ранее боевая группа Крайсса изменила направление главного удара и с 14.30 атаковала со стороны Нечаевки оборонявший высоту 203,3 левофланговый 1032-й стрелковый полк 293-й стрелковой дивизии. Полк этот за ночь сменил на высоте 184,5 соседний справа 1036-й стрелковый полк, так что боевые порядки его растянулись. Собственно 1036-й полк был отведен в Муром и занял оборону на его юго-западной, западной и северо-западной окраинах. Ранее действовавшая частью сил на участке 789-го стрелкового полка, 10-я танковая бригада 17 мая решением штаба 21-й армии была целиком подчинена командиру 293-й стрелковой дивизии и убыла на ее правый фланг для поддержки наступления правофлангового 1034-го стрелкового полка.

С боем заняв высоту 203,3, боевая группа Крайсса прорвала оборону 1032-го полка, после чего тот отошел на высоту 224,8, что у юго-западной окраины Мурома. Далее ударом через Новую Деревню немцы вышли на высоту 217,3, тем самым оказавшись в 5 км к юго-западу от Мурома. Ранее оборонявшийся в лесу к западу от высоты 203,3, 789-й стрелковый полк 227-й стрелковой дивизии оказался обойден с правого фланга, а потому оставил лес вместе с деревней Надежда и откатился на юг в село Вергелевка, где и перешел к обороне.

После отхода 789-го и 1032-го стрелковых полков на линии фронта между 227-й и 293-й стрелковыми дивизиями образовалась брешь, которую было решено закрыть ранее не задействованными в боях 794-м стрелковым полком 227-й стрелковой дивизии и 34-й мотострелковой бригадой 28-й армии, которые оборонялись во 2-м эшелоне позади стыка 21-й и 28-й армий. Сначала с 16.00 против боевой группы Крайсса были переброшены с юга 1-й и 2-й батальоны 794-го стрелкового полка, которые заняли оборону на дороге между Новой Деревней и высотой 217,3, а также к юго-востоку и северо-востоку от высоты 217,3. Уже ночью с высоты 204,3 к западу от хутора Выскокий был также снят и переброшен на это направление 3-й батальон 794-го стрелкового полка, который расположился в резерве командира 794-го полка на южной опушке рощи южнее Новой Деревни. К востоку от 794-го стрелкового полка в ночь на 18 мая из деревень Муравлево и Чуркин был переброшен и к 3.00 занял оборону на высоте 224,8 к юго-западу от Мурома 22-й гвардейский кавалерийский полк 5-й гвардейской кавалерийской дивизии 28-й армии. Левее 794-го полка к 5.30 19 мая заняла оборону на рубеже: высота 200,6 – Новая Деревня – овраг юго-восточнее высоты 217,3 – 34-я мотострелковая бригада.

Перегруппировка 10-я танковой бригады с участка 227-й стрелковой дивизии на правый фланг 293-й стрелковой дивизии задержалась, а потому правофланговый 1034-й стрелковый полк 293-й стрелковой дивизии атаковал позиции боевой группы Бонина в лесах к северу от Мурома с задержкой на 4 часа – с 16.00. Первоначально танки 10-й танковой бригады в этих первых атаках немцами не наблюдались. Только около 19.00 10-я танковая бригада в составе 19 танков атаковала на крайнем правом фланге 1034-го стрелкового полка из Нехотеевки в северном направлении. Успешно прорвав оборону боевой группы Бонина, танки ворвались в лес к северу от Мурома, однако пехота 1034-го стрелкового полка не смогла следом за танками зайти в лес, занять немецкие позиции и закрепить успех танкистов. С наступлением темноты танки отошли из леса на исходные позиции, после чего немецкая пехота вновь заняла свои позиции, и лишь между 1-м батальоном 212-го пехотного полка и 9-й ротой 212-го пехотного полка остался небольшой разрыв линии фронта, в которую в течение ночи вклинилась советская пехота. В ходе отражения этого танкового прорыва немцы подбили 2 легких танка 10-й танковой бригады, погибли командир и комиссар танковой роты 2-го танкового батальона старший лейтенант Александр Шаулин и политрук Исаак Хлебаев.



Общие итоги боевых действий 18 мая 21-й, 28-й и 38-й армий, как и днем ранее, оказались не пользу советской стороны. Наступление правофланговых дивизий 38-й армии потерпело фиаско, ни Большую Бобку, ни Песчаное, ни Непокрытую освободить так и не удалось, а задействованная на направлении главного удара 13-я танковая бригада 22-го танкового корпуса за один день лишилась большей части своих танков, в т.ч. абсолютно всех средних танков.

Провалилось и контрнаступление 28-й армии. Все задействованные в нем части понесли большие потери, в особенности 162-я стрелковая дивизия и 84-я танковая бригада. Последняя потеряла почти все свои танки и разом лишилась боеспособности. Из всех частей продвижения добилась только 169-я стрелковая дивизия, которая вновь заняла высоту 207,0 к северу от села Нескучное, тем самым несколько отодвинув назад вбитый накануне немецким 222-м пехотным полком клин на стыке 169-й и 175-й стрелковых дивизий. Также позитивным исходом контратак частей 28-й армии стал срыв совместного наступления 23-й танковой дивизии и боевой группы Шмидта-Отта на Терновую и отвод группы Шмидта-Отта с линии фронта на усиление 71-й пехотной дивизии.

Наконец, полностью провалилось и наступление всего левого крыла 21-й армии, не были заняты ни Графовка, ни совхоз Шамино, ни лес к северу от Мурома. Напротив, вновь перешедшая в контрнаступление боевая группа Крайсса за день продвинулась до 6 километров, заняла Новую деревню и вбила клин на стыке 227-й и 293-й стрелковых дивизий, тем самым глубоко обойдя правый фланг 227-й стрелковой дивизии и выйдя в 10 километрах от занятого немцами села Нескучное. И 227-я стрелковая дивизия 21-й армии, и соседняя с ней 175-я стрелковая дивизия 28-й армии оказались в полуокружении, однако из-за отвода боевой группы Шмидта-Отта на усиление 71-й пехотной дивизии немцы больше не имели в этом районе сильной подвижной бронетанковой группировки для финального быстрого рывка и завершения окружения обеих дивизий.

В общей сложности за 18 мая танковые части 3 армий потеряли не менее 42 танков:

13-я и 36-я танковые бригады 38-й армии потеряли не менее 28 танков;

6-я гвардейская, 57-я, 84-я и 90-я танковые бригады 28-й армии потеряли не менее 12 танков;

10-я танковая бригада 21-й армии потеряла 2 танка.

День 17 мая 1942 г. стал первым днем общего контрнаступления 28-й армии с целью ликвидировать прорыв танковой группы Брайта к Терновой и Веселому. Главная роль отводилась ранее не задействованной в боях 162-й стрелковой дивизии и только что сформированной танковой группе Хасина, которые должны были атаковать на высоту 200,9 со стороны Терновой. Правее и левее них атаковали 13-я гвардейская и 244-я стрелковые дивизии, а с севера на Веселое атаковала 169-я стрелковая дивизия. 38-й стрелковой дивизии была поставлена задача за день покончить с окруженным в Терновой противником.

Собственное наступление планировали и немцы. Для этого боевые группы Золтмана и Шмидта-Отта должны были атаковать из Терновой и Веселого в северо-западном и северо-восточном направлениях соответственно. Соединившись вместе, они должны были окружить и разгромить советские войска к западу и северо-западу от Терновой (т.е. в основном 244-ю стрелковую дивизию) и полностью деблокировать окруженную боевую группу Грюнера. При этом в ночь на 17 мая силы танковой группы Брайта были ослаблены тем, что в ту ночь весь 1-й батальон 201-го танкового полка был выведен со своих позиций на высоте 200,9 и убыл на правый фланг немецкой 6-й полевой армии к югу от Харькова. Вместо целого танкового батальона в обороне на высоте расположились рота броневиков 23-го мотоциклетного батальона и 9-я рота 201-го танкового полка в составе 11 танков, из них 6 танков были ранее повреждены в боях и могли лишь вести огонь с места. Сводную боевую группу возглавил командир танковой роты обер-лейтенант Шиннер.

Против этих достаточно слабых сил должны были ударить 6-я гвардейская танковая бригада в составе 34 исправных танков (2 КВ-1, 14 Т-34, 9 Т-60, 1 Т-26, 6 БТ, 2 трофейных танка), 57-я танковая бригада в составе примерно 22 танков (в т.ч. 3 КВ-1, 6 Т-34) и 84-я танковая бригада в составе 23 исправных танков (4 КВ-1, 4 Т-34, 15 Т-60). Всего 3 танковые бригады могли выставить против 11 немецких танков не менее 33 средних и тяжелых танков, но это если не брать в расчет окруженный в Терновой 2-й батальон 201-го танкового полка в составе 36 исправных танков, который в любой момент мог ударить из Терновой в тыл танковой группы Хасина.

Ранее противостоявший 13-й гвардейской стрелковой дивизии, 128-й моторизованный полк 23-й танковой дивизии, смененный 131-м пехотным полком 44-й пехотной дивизии, к утру 17 мая был отведен в село Петровское в резерв командира 23-й танковой дивизии, чтобы в дальнейшем выступить на высоту 207,2. Таким образом, в отличие от предыдущего дня 13-й гвардейской дивизии 17 мая противостоял один только не имевший танкового усиления 131-й пехотный полк, позади которого находились огневые позиции 3-го дивизиона 128-го артполка 23-й танковой дивизии.

Контрнаступление 28-й армии началось в 7.30 17 мая. По решению командира 13-й гвардейской дивизии полковника Родимцева главный удар наносили правофланговые 34-й гвардейский и 343-й стрелковые полки. 42-й гвардейский стрелковый полк получил вспомогательную задачу закрепиться на высоте 194,5. Поддерживавшая дивизию 90-я танковая бригада первоначально получила задачу поддержать правофланговый 34-й гвардейский полк. К утру бригада располагала 11 исправными танками (1 КВ-1, 6 Т-34, 4 Т-60), но в первых атаках пехоты она не участвовала. Единственный танк КВ-1 сломался, после чего оставшиеся 4 танка Т-60 204-го танкового батальона отошли на южную окраину Рогачевки, где в 7.00 подверглись налету пикирующих бомбардировщиков, при этом танковый батальон потерял 2 автомашины подбитыми и 6 человек ранеными.

5 танков Т-34 сосредоточились в 500 метрах севернее высоты 194,5, где все утро оставалась в обороне, а 90-й мотострелковый батальон двинулся из Мартыновки во 2-м эшелоне позади 42-го гвардейского стрелкового полка на высоту 194,5. За утро 42-й гвардейский полк выбил пехоту 131-го пехотного полка с ее позиций, полностью занял высоту 194,5 и зачистил от немцев рощу к западу от этой высоты, однако 34-й гвардейский и 343-й стрелковые полки залегли под сильным огнем противника перед северо-восточной и юго-восточной опушками рощи к востоку от высоты 214,3 и никакого успеха в продвижении не имели.

Для развития наступления 42-го гвардейского полка в 14.00 в бой в полосе его наступления в районе высоты 194,5 были введены все 10 оставшихся танков (6 Т-34, 4 Т-60) 90-й танковой бригады, однако было уже поздно. Из Петровского был переброшен и контратаковал к югу от высоты 214,3 в восточном направлении 2-й батальон 126-го моторизованного полка, благодаря которому в 15.30 131-й пехотный полк отбил обратно высоту 194,5.

В 18.40 в бой был введен только что прибывший в район Петровского 171-й разведывательный батальон 71-й пехотной дивизии, а левее него контратаковала 2-я рота 179-го саперного батальона. По подсчетам советской стороны, всего в 19.30 от высоты 214,3 на левый фланг продвинувшегося вперед 343-го стрелкового полка контратаковало свыше батальона пехоты с 20 танками, под ударом которых 343-й полк откатился обратно на исходные позиции в район высоты 133,6. К 19.55 немецкий разведывательный батальон достиг прежней линии обороны 131-го пехотного полка, а к 22 часам левее него прежнего немецкого переднего края достигла немецкая саперная рота, после чего 131-й пехотный полк смог полностью восстановить свое положение.

В ходе боевых действий 17 мая 13-я гвардейская стрелковая дивизия потеряла 177 человек убитыми и ранеными и 3 76-мм орудия 32-го гвардейского артполка. Наиболее сильно пострадал 343-й стрелковый полк 38-й стрелковой дивизии, который за 2 дня контрнаступления потерял до 1400 человек личного состава, после чего в полку осталось не более 30 % личного состава. 90-я танковая бригада, по советским данным, за день 17 мая силами своих танков подбила 9 немецких танков, 4 автомашины, 5 орудий (4 ПТО, 1 зенитное), потеряв при этом всего 1 танк Т-34 подбитым и 1 человека убитым. Подбитый танк остался на поле боя, т.к. он находился под огнем немецкой артиллерии, что не позволило его эвакуировать. Также зенитная батарея бригады в 18.00 подбила 1 самолет Ju.88, который приземлился на территории противника, в 19.00 сбила 2-й Ju.88, а в 19.45 подбила самолет Ju.87, который горящим приземлился на территории противника. Наиболее отличился при этом расчет 37-мм зенитного орудия сержанта Бориса Сухаренка, который сбил 1 самолет и подбил другой самолет.

162-я стрелковая дивизия вместе с танковой группой Хасина также двинулась в наступление с 7.30 17 мая. В 1-м эшелоне атаковали 84-я танковая бригада (справа) и 6-я гвардейская танковая бригада (слева). 57-я танковая бригада опоздала с передислокацией с участка обороны 13-й гвардейской дивизии на исходные позиции для наступления и вовремя в атаку не вышла. Только к 8.30 немецкой разведывательной авиацией был обнаружен подход примерно 25 ее танков со стороны села Байрак в леса южнее Терновой. К этому времени наступавшая справа 84-я танковая бригада силами 20 танков вышла к высоте 200,9 и с 8.10 завязала бой против оборонявшейся здесь боевой группы Шиннера. 6-я гвардейская танковая бригада в составе примерно 30 танков атаковала южнее высоты 226,3, поддерживая 162-ю стрелковую дивизию.

В ходе последовавшей затем перестрелки между немецкими и советскими танками танковая рота Шиннера к 8.50 подожгла 3 танка 84-й танковой бригады, однако израсходовала все боеприпасы и не могла уже собственными силами удерживать высоту 200,9. Для удержания этой высоты командованием 23-й танковой дивизии была спешно сформирована и брошена от высоты 214,3 в контратаку в северном направлении сводная танковая рота капитана Штиве, состоявшая из 10-й и 12-й рот 201-го танкового полка и только что вышедших из ремонта танков.

В 9.05 7-я и 8-я батареи 128-го артполка обрушили огонь на советские танки у высоты 226,3 и вынудили их приостановить свое продвижение, не допустив их подхода к танкам 84-й танковой бригады. Не дождавшись подкреплений, к 9.20 танки 84-й танковой бригады были вынуждены отойти от высоты 200,9 и закрепились в роще к востоку от этой высоты. Вслед затем немецкий 128-й артполк сосредоточил огонь всех своих батарей на роще, куда отступили танки 84-й танковой бригады, при этом в роще немцы насчитали 4 горящих танка. В 10.00 оставшиеся на ходу танки отошли в восточном направлении, и наступление на некоторое время утихло.

Тяжелое положение роты Шиннера на высоте 200,9 утром 17 мая вынудило командира немецкой 23-й танковой дивизии генерал-майора фон Бойнебурга-Ленгсфельда развернуть боевую группу Золтмана и вместо удара из Терновой в северо-западном направлении атаковать ею в юго-западном направлении в тыл танкам 84-й танковой бригады. К этому времени 2-й батальон 201-го танкового полка еще насчитывал 36 исправных танков, однако часть из них остались в Терновой, в итоге с советской стороны число атакующих танков оценили не более чем в 33 штуки.

Терновую с 7.00 атаковала 38-я стрелковая дивизия: 2 батальона 29-го стрелкового полка – с запада и с юга, 3 батальона 48-го стрелкового полка – с севера и с востока. Прикрытие со стороны высоты 200,9 осуществлял третий батальон 29-го стрелкового полка, оборонявшийся к юго-западу от Терновой в районе высот 226,3 и 218,6. Все советские атаки на Терновую немцам удалось отразить, так что боевой группе Грюнера в Терновой ничего не угрожало, и боевая группа Золтмана могла сосредоточить все свои усилия на прорыве к высоте 200,9.

Перед началом атаки Золтман выслал вперед боевую разведку, которая обнаружила на высоте 218,6 позиции пехоты 29-го стрелкового полка, а потому Золтман бросил свой танковый батальон вдоль дороги на высоту 226,3, как ему казалось, на более слабый участок советской обороны, где накануне днем немцы уже смогли однажды прорвать советские позиции. Достигнув высоты 226,3, танковый батальон выставил свою 6-ю роту в качестве прикрытия со стороны рощи к востоку от этой высоты и 2 другими ротами продолжил движение вдоль дороги на высоту 200,9. Однако при этом немецкие танки оказались под фланговым огнем советских танков, орудий ПТО и артиллерии из рощ к востоку и к западу от высоты 226,3. За несколько минут были потеряны танки самого Золтмана, командира танкового батальона и командиров танковых рот, из-за чего у немецких танковых командиров была утрачена возможность управлять своими подразделениями по радио. Оставшиеся немецкие танки стали выходить из-под огня в северо-западном направлении, а экипажи подбитых танков стали отходить на северо-восток обратно в Терновую. По пятам немецких танкистов преследовали советские пехотинцы.

С помощью своих адъютантов командир 2-го батальона 201-го танкового полка собрал отошедшие от высоты 226,3 немецкие танки, поставил их в оборону на восточном склоне высоты 218,6 и под их прикрытием смог собрать в лощине к востоку от этой высоты уцелевшие экипажи подбитых танков. Под прикрытием еще ходовых танков все они к 11.15 были по лощине выведены обратно на западную окраину Терновой, следом за ними в Терновую отошли и оставшиеся в арьергарде танки, а еще позже с высоты 226,3 в Терновую была отведена все это время остававшаяся в прикрытии 6-я рота 201-го танкового полка.

В общей сложности в бою в районе 218,6 немецкий танковый батальон потерял 13 танков, которые подбитыми и сгоревшими остались на поле боя в расположении 29-го стрелкового полка и из-за отсутствия возможности эвакуации были позже списаны немцами в безвозвратные потери. С советской стороны был потерян танк КВ-1 командира роты 57-й танковой бригады старшего лейтенанта Григория Фокина, который был сначала подбит, а затем подожжен немцами. По советским данным, экипаж Фокина за день уничтожил 7 или 8 немецких танков, за что позже Фокин стал Героем Советского Союза.

После отражения контрудара 2-го батальона 201-го танкового полка в 12.00 танковая группа Хасина вновь атаковала в направлении высоты 200,9. К этому времени оборонявшая высоту танковая рота Шиннера пополнилась боеприпасами, а к югу и юго-западу от высоты на открытых огневых позициях развернулся 1-й дивизион 128-го артполка, обрушивший свой огонь на приближающиеся советские танки, благодаря чему эту танковую атаку немцам вновь удалось отбить. Вслед за тем с 12.30 из Петровского на высоту 200,9 был переброшен и занял здесь оборону 2-й батальон 128-го моторизованного полка, командир которого майор Унгер, сменив обер-лейтенанта Шиннера, возглавил все скопившиеся в районе этой высоты немецкие подразделения.

Если атаки советских танков на злосчастную высоту 200,9 успеха уже не имели, то к югу от этой высоты, пользуясь отсутствием здесь немецкой пехоты, около 10 советских танков прорвались в западном направлении и к 13.50 вышли на высоту 205,4, в 3 км юго-западнее высоты 200,9. Дальнейшее их продвижение здесь удалось к 14.10 остановить огнем 2-го дивизиона 128-го артполка, после чего танки отошли отсюда обратно в восточном направлении. Вслед за тем к 14.10 последовала новая советская танковая атака на высоту 200,9, и вновь немцами она была отражена.

Противник продолжал непрерывно усиливать свои позиции на высоте 200,9 и во 2-й половине дня перебросил сюда 2 88-мм зенитных орудия. А в 19.00 переброшенный из Петровского 1-й батальон 128-го моторизованного полка занял оборону высоты 205,4, после чего на участке высот 200,9 и 205,4 немцам наконец-то удалось организовать сплошную линию обороны из 2 моторизованных батальонов, которых поддерживали почти целиком 128-й артполк, оставшиеся танки 3-го батальона 201-го танкового полка, рота броневиков и 2 88-мм зенитных орудия.

Противостоявшая всем им 162-я стрелковая дивизия после окончания боя к 20.00 находилась на рубеже: 1 км восточнее высоты 200,9 – северная опушка рощи к юго-востоку от высоты 205,4. Отсюда в ночь на 18 мая она отошла на линию: высота 218,6 – высота 207,2 – Красный, оставив территорию к западу от свиноводческого совхоза. В целом единственным достижением наступавших стало занятие высоты 207,0 и находящейся к северу от нее рощи, которые совершенно не оборонялись немцами. По сути, контрнаступление 162-й стрелковой дивизии и танковой группы Хасина полностью провалилось.

Танковые бригады из состава танковой группы Хасина после завершения боев вечером 17 мая закрепились в рощах к северу от высоты 207,2 (84-я танковая бригада) и юго-западнее высоты 226,3 (6-я гвардейская и 57-я танковые бригады). Штаб группы Хасина отчитался наверх об уничтожении 34 немецких танков, 6 орудий ПТО, до 10 пулеметов, однако это весьма и весьма преувеличенные данные. Из немецких источников подтверждается только уничтожение 13 танков 2-го батальона 201-го танкового полка у Терновой.

Сама танковая группа Хасина потеряла не менее 15 танков. 4 танка (3 КВ-1, 1 Т-34) подбитыми и не менее 7 человек личного состава убитыми потеряла 57-я танковая бригада (в т.ч. погибли командир и комиссар роты тяжелых танков младший лейтенант Анатолий Попов и политрук Петр Молдаков, комиссар минометной роты политрук Василий Шевченко). Еще 11 танков (1 Т-60 – сгоревшим, 2 КВ-1, 1 Т-34, 7 Т-60 – подбитыми), а также 21 человека  личного состава (3 – убитыми, 17 – ранеными, 1 – контуженным) потеряла 84-я танковая бригада. Потери 6-й гвардейской танковой бригады за 17 мая не известны.

Терновую и до и после контрудара боевой группы Золтмана весь день 17 мая продолжали атаковать 29-й и 48-й стрелковые полки 38-й стрелковой дивизии, которым к исходу дня удалось занять северо-восточную и юго-восточную окраины села. На основании приказа командующего армией оборонявшаяся к северу от Терновой 32-я кавалерийская дивизия ввела в бой свой 121-й кавалерийский полк, который овладел северо-западной окраиной села. Еще 2 взвода 1-го эскадрона 86-го кавалерийского полка совместно с пехотой 48-го стрелкового полка атаковали восточную окраину Терновой. В целом, в ходе атак 3 усиленных советских полков на Терновую было захвачено по нескольку домов на окраинах села, однако сколько-нибудь значительного продвижения в глубь села добиться так и не удалось.

Пока главные силы 28-й армии так или иначе участвовали в наступлении против 23-й танковой дивизии, на правом фланге армии инициативу перехватили немцы. В 8.00 боевая группа Шмидта-Отта ударила из Веселого в северном направлении. Быстро сломив сопротивление 244-й стрелковой дивизии, боевая группа в 9.30 головными танками прорвалась в хутор Зеленый к северу от Нескучного, а в 10.50 полностью заняла село Нескучное и высоту 144,8 к северо-востоку от него, при этом немцами было захвачено более 700 пленных. Разбитая 244-я стрелковая дивизия в беспорядке отступила в северо-восточном направлении, полностью открыв левый фланг 169-й стрелковой дивизии, после чего подчиненный группе Шмидта-Отта 23-й мотоциклетный батальон переправился на западный берег речки Муром.

По подсчетам оборонявшегося здесь левофлангового 434-го стрелкового полка 169-й стрелковой дивизии через Муром переправилось 7 танков и всего до 40 пехотинцев, однако их дальнейшее продвижение вперед было остановлено 434-м полком, и развить свой успех на западном берегу Мурома в тыл 169-й стрелковой дивизии боевая группа Шмидта-Отта не смогла. Частью сил она также вышла к селу Араповка-Плоское, после чего занимавший здесь оборону 24-й гвардейский кавалерийский полк 5-й гвардейской кавалерийской дивизии огнем артиллерии отбил 2 атаки танков на своем участке, подбив 1 танк и разбив 2 автомашины противника. Главные силы боевой группы Шмидта-Отта из-за нехватки боеприпасов и горючего оставались в занятом ими Нескучном и не пытались ни развивать наступление в северо-восточном направлении, ни пытаться контратаковать правый фланг наступавшей на высоту 200,9 танковой группы Хасина, хотя из штаба генерала Брайта Шмидту-Отту в 13.00 приказали: немедленно перейти на высоту 200,9. Уже после того, как положение у высоты 200,9 стабилизировалось, приказ боевой группе Шмидта-Отта был видоизменен, и в 17.00 она отошла обратно в Веселое, полностью оставив всю занятую ею за день территорию.

Сразу после начала отхода боевой группы Шмидта-Отта с юго-запада на позиции 169-й стрелковой дивизии двинулся в наступление усиленный 222-й пехотный полк 75-й пехотной дивизии. Противостоявший ему правофланговый 556-й стрелковый полк, в котором, согласно показаниям пленных, еще оставалось до 700 человек личного состава, не выдержал этого удара и обратился в бегство, благодаря чему 222-й полк достаточно быстро занял рощу восточнее высоты 203,6, где захватил около 100 пленных – в основном из состава 434-го и 556-го стрелковых полков, после чего к 19.25 занял еще 3 рощи к северо-востоку от этой высоты. После отхода 169-я стрелковая дивизия к 20.00 перешла к обороне на участке: южные скаты высоты 207,0 – северная окраина Нескучного. Впрочем, надолго она здесь также не удержалась, т.к. к 22.00 222-й пехотный полк с боем занял высоту 207,0. Отступивший на северо-восток 434-й стрелковый полк занял оборону между высотой 207,0 и деревней Сурядновка. К северо-западу от высоты 207,0 и далее до деревни Лукьянцы занимал оборону 632-й стрелковый полк 175-й стрелковой дивизии, а далее на западном берегу речки Липец продолжали обороняться 2 батальона под управлением штаба 560-го стрелкового полка 175-й стрелковой дивизии. Вечером 560-й полк на своем левом фланге отбил контратаку со стороны 1-го батальона 3-го моторизованного полка, а 632-й полк на своем правом фланге отбил контратаку этого же моторизованного батальона силою до 2 рот пехоты и 3 танков. Более активности противник в полосе обороны 175-й стрелковой дивизии не предпринимал.

Стык 169-й и 175-й стрелковых дивизий напротив высоты 207,0 к вечеру 17 мая прикрывался главным образом 794-м стрелковым полком 227-й стрелковой дивизии 21-й армии, который с 15 мая занимал оборону на высоте 204,3 к западу от хутора Выскокий и к северу от хутора Козлов. Сюда же на высоту 204,3 17 мая перешел один эскадрон 17-го гвардейского кавалерийского полка 5-й гвардейской кавалерийской дивизии, главные силы которого оборонялись западнее Выскокого. Всех этих сил советскому командованию виделось недостаточным для сдерживания дальнейшего распространения противника от высоты 207,0 в северном направлении в тыл 175-й стрелковой дивизии, а потому в ночь на 18 мая из-за речки Муром был переброшен и занял оборону в роще к юго-западу от Выскокого 728-й стрелковый полк 175-й стрелковой дивизии, таким образом, всего к северо-востоку от высоты 207,0 с советской стороны были задействованы 1 кавалерийский и 2 стрелковых полка из состава 3 различных дивизий. В свою очередь 169-я стрелковая дивизия получила задачу: 18 мая отбить обратно высоту 207,0 и восстановить свое прежнее положение, ликвидировав вбитый 222-м пехотным полком клин на стыке 169-й и 175-й стрелковых дивизий.

Разбитая в утренних боях 244-я стрелковая дивизия в ночь на 18 мая была отведена в резерв командующего 28-й армией в тыл в район сел Избицкое, Варваровка. В общей сложности с 12 по 17 мая ее 907-й стрелковый полк, по уточненным данным, потерял 819 человек личного состава (в т.ч. 679 – убитыми и пропавшими без вести), 10 орудий, 27 минометов;

911-й стрелковый полк потерял 967 человек личного состава (в т.ч. 535 – убитыми и пропавшими без вести), 2 орудия, 32 миномета;

914-й стрелковый полк потерял 1714 человек личного состава (в т.ч. 1409 – убитыми, пропавшими без вести и попавшими в плен), 7 орудий, 44 миномета;

776-й артполк потерял 93 человека личного состава (в т.ч. 75 – убитыми и пропавшими без вести), 13 орудий, 10 тракторов, а все остальные подразделения дивизии потеряли еще 118 человек личного состава (в т.ч. 76 – убитыми и пропавшими без вести) и 5 орудий. Общие потери дивизии, таким образом, составили 3711 человек личного состава (в т.ч. 2774 человека – безвозвратные потери), 37 орудий, 103 миномета. Это составляло треть от первоначального личного состава (в 11100 человек) и 2/3 всех орудий и минометов дивизии. Главным образом потери пришлись на дни 15-17 мая, на удары боевой группы Шмидта-Отта и 23-й танковой дивизии.

Для восполнения ранее понесенных частями потерь и наращивания сил в тот же день 17 мая в состав 28-й армии из резерва командующего фронтом была передана свежая 277-я стрелковая дивизия, которая сосредоточилась в районе сел Верхний Салтов, Кут к юго-востоку от Терновой в резерве командующего армией. Ранее вошедшая в состав армии свежая 58-я танковая бригада в ночь на 18 мая совершила переход со станции выгрузки в район к востоку от Варваровки, откуда выставила танковые заслоны в лесах к востоку и югу от Терновой, а также в роще юго-западнее высоты 226,3. Новые резервные пехотные и танковые части позволяли командующему армией по мере необходимости  использовать их для парирования новых возможных ударов со стороны танковой группы Брайта, а также для развития контрнаступления уже ранее введенных в бой частей армии, не затрагивая дивизии 3-го гвардейского кавалерийского корпуса, которые все также предназначались для ввода в прорыв.

В полосе наступления 21-й армии 76-я и 293-я стрелковые дивизии 17 мая продолжали атаковать позиции немецкой 79-й пехотной дивизии к северу и к северо-западу от Мурома, однако никакого успеха в наступлении не имели, несмотря на то, что в бой на левом фланге 293-й дивизии был введен из 2-го эшелона ее 1032-й стрелковый полк. В ходе этих безуспешных атак стрелковые полки одной только 76-й стрелковой дивизии 17 мая потеряли 279 человек личного состава убитыми и ранеными.

На левом фланге 21-й армии ситуация оказалась иной. С 10.15 17 мая из района Нечаевки при поддержке 4 артиллерийских батарей 79-й пехотной дивизии перешла в контрнаступление в южном направлении навстречу атакующей с юга боевой группе Шмидта-Отта боевая группа генерал-лейтенанта Крайсса. В ходе контрнаступления к 12.40 1-й батальон 248-го пехотного полка и 248-й саперный батальон заняли лес севернее Вергелевки вместе с расположенной здесь деревней Надежда, а также заняли высоту 206,0 и Красную Алексеевку, выбив отсюда 789-й стрелковый полк 227-й стрелковой дивизии. Левофланговый 2-й батальон 417-го пехотного полка достиг рощи в 1,5 км южнее Нечаевки, где его продвижение было приостановлено 293-й стрелковой дивизией.

Для восстановления положения 789-го полка сюда с запада от реки Липчик были переброшены 1-й и 3-й батальоны 777-го стрелкового полка, после чего эти батальоны при поддержке 6 танков 10-й танковой бригады двинулись в контратаку. Занявший оборону на южной опушке леса у деревни Надежда, 1-й батальон 248-го пехотного полка одну за другой отбил несколько контратак пехоты и танков 10-й ТБр, а около 19 часов к северу от Вергелевки при отражении очередной контратаки огнем 88-мм зенитных орудий и 2 150-мм гаубиц 12-й батареи 239-го артполка было подбито 3 танка 10-й танковой бригады, в т.ч. 1 КВ-1. В общей сложности в 10-й танковой бригаде за день из строя выбыло 4 танка (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ), после чего бригада сократилась до 26 исправных танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 15 Т-60, 6 Т-26, 2 БТ).

В конце концов, в ходе контрнаступления батальон 789-го стрелкового полка к исходу дня вышел на северную опушку рощи севернее Вергелевки, а батальоны 777-го стрелкового полка закрепились в Красной Алексеевке и на развилке дорог между Красной Алексеевкой и Надеждой. За ночь 3-й батальон 777-го полка был сменен в Красной Алексеевке 1-м батальоном 777-го полка и отведен в деревню Солнцево.

На крайнем левом фланге 21-й армии 21-й истребительный батальон 17 мая после отхода 34-й мотострелковой бригады следом за нею оставил Журавлевку и Крестовый и отошел за речку Харьков в Стрелечье и Устинку, где и перешел к обороне. В 18.10 с запада к селу Стрелечье подошло до 200 немецких пехотинцев в сопровождении 2 танков, которых истребители танков встретили огнем и вынудили отойти назад, после чего на участке 21-го истребительного батальона также на некоторое время стало спокойно.



Общие итоги боевых действий 17 мая, как и днем ранее, снова сложились не в пользу советской стороны. Все попытки контрнаступления 13-й гвардейской и 162-й стрелковых дивизий с 4 танковыми бригадами 28-й армии были успешно отбиты 71-й пехотной и 23-й танковой дивизиями благодаря накопленным ими резервам, также провалился и штурм Терновой 38-й стрелковой дивизией. Единственным успехом следует признать уничтожение советской стороной 17 мая под Терновой 13 танков 2-го батальона 201-го танкового полка 23-й танковой дивизии и провал попытки боевой группы Золтмана вырваться из окруженной Терновой. Однако эти достижения нивелировались тем, что в центре боевых порядков 28-й армии в ходе наступления боевой группы Шмидта-Отта и 222-го пехотного полка была полностью разгромлена и выведена из боя 244-я стрелковая дивизия, а также нанесено поражение 169-й стрелковой дивизии, которую немцам удалось отбросить назад на 5 километров, после чего 222-й пехотный полк, заняв высоту 207,0, вклинился между ней и соседней справа 175-й стрелковой дивизией. Полностью провалилось и наступление дивизий 21-й армии и лишь большим напряжением сил удалось сдержать к северу от Вергелевки начавшееся контрнаступление переброшенной на это направление боевой группы Крайсса в составе 3 батальонов.

За день советские войска не освободили ни одного нового населенного пункта и практически не имели сколь-нибудь существенного продвижения ни на одном направлении. В то же время ими было сдано 4 населенных пунктов (Нескучное, Зеленый, Крестовой, Журавлевка), сданы, а затем вновь отбиты 2 населенных пункта (Красная Алексеевка, Надежда).

Танковые бригады 21-й и 28-й армий за день 17 мая потеряли не менее 20 танков (6 КВ-1, 4 Т-34, 8 Т-60, 1 Т-26, 1 БТ):

не менее 16 танков (5 КВ-1, 3 Т-34, 8 Т-60) – танковые бригады 28-й армии;

примерно 4 танка (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ) – 10-я танковая бригада 21-й армии.

После тяжелых кровопролитных боев 15 мая 1942 г. на левом фланге 28-й армии к утру 16 мая сложилась следующая обстановка. Левофланговая 13-я гвардейская стрелковая дивизия, усиленная 343-м стрелковым полком 38-й стрелковой дивизии, остатками 57-й и 90-й танковых бригад, после отхода заняла оборону на участке: свиноводческий совхоз к северо-западу от Перемоги – отметка 133,6 к западу от хутора Красный – восточные скаты высоты 194,5 – 1,5 км северо-западнее высоты 199,0. Из всех 4 стрелковых полков наиболее боеспособным был 343-й стрелковый полк, который ранее не участвовал в боях. Стрелковые полки 13-й гвардейской дивизии понесли большие потери за минувшие 4 дня наступления, особенно большой некомплект личного состава был у 34-го и 42-го гвардейских стрелковых полков, которым приходилось выходить из окружения. Поддерживавшая дивизию 90-я танковая бригада сократилась до 8 исправных танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 4 Т-60), а 57-я танковая бригада после прошедших боев еще должна была насчитывать примерно 19 исправных танков (2 КВ-1, 3 Т-34, 14 Т-60), т.е. в целом в обеих танковых бригадах оставалось не более 9 исправных средних и тяжелых танков. К утру 16 мая после ночного перехода из-под Старого Салтова в рощах западнее и юго-западнее Байрака сосредоточилась 162-я стрелковая дивизия, переброшенная из 38-й в 28-ю армию на основании приказа Главкома Юго-Западного направления. С 8.00 16 мая дивизия начала выдвижение вперед и в конце концов заняла рубеж обороны позади 13-й гвардейской дивизии, начиная от высоты 189,0 и далее по реке Бабка, тем самым надежно прикрыв левый фланг 28-й армии от дальнейших возможных попыток немецких танков прорваться на этом участке.

Против всех этих частей с вечера 15 мая перешел к обороне на высоте 194,5 и в круглой роще в 1,2 км северо-западнее этой высоты 128-й моторизованный полк 23-й танковой дивизии. За ночь на высотах к востоку от Непокрытой усиленным 211-м пехотным полком также был сменен 2-й батальон 126-го моторизованного полка, после чего этот батальон присоединился к 128-му моторизованному полку и вместе они образовали боевую группу подполковника Килера.

К утру 16 мая на участок боевой группы Килера стал прибывать 131-й пехотный полк 44-й пехотной дивизии, который сменил немецкую мотопехоту в районе высоты 194,5, после чего с 7.00 боевая группа Килера выступила отсюда в северном направлении на высоту 207,2 к западу от Терновой. Подвергшись фланговому обстрелу со стороны 13-й гвардейской дивизии, атакующие продвигались медленно; среди прочих был ранен подполковник Килер. Противостоявшие боевой группе здесь 42-й гвардейский и 343-й стрелковые полки не ограничились обороной и сами около 9.00 с востока двинулись на высоту 194,5, атаковав правый фланг группы Килера и левый фланг 131-го пехотного полка. Оборонявшийся здесь 2-й батальон 131-го пехотного полка еще не успел укрепиться на своих новых позициях и стал отходить. Прорвав его позиции, советские полки к 10.30 вышли к восточной опушке рощи западнее высоты 194,5 и к северу от этой рощи в 1,5 км юго-восточнее высоты 214,3, где атаковали штаб 23-й моторизованной бригады 23-й танковой дивизии, который во главе с командиром бригады подполковником Бахманом был вынужден вступить в бой, а вся боевая группа Килера вместо продолжения наступления в северном направлении была вынуждена развернуться и также вступить в бой против 2 советских стрелковых полков.

Оставив свои позиции, 2-й батальон 131-го пехотного полка отступил в расположение 3-го дивизиона 128-го артполка к западу от высоты 194,5, где силами артиллеристов его отход был приостановлен. Вслед за тем в бой были брошены резервы 23-й танковой дивизии, включая танковую роту 3-го батальона 201-го танкового полка. При ее поддержке 2-й батальон 128-го моторизованного полка в ходе контрудара восстановил прежнее положение 131-го пехотного полка и отбил обратно немецкие позиции на восточных опушках рощ к западу от высот 194,5 и 133,6, после чего боевая группа Килера перешла к обороне в рощах к западу от свиноводческого совхоза и хутора Красный. В 18.00 боевая группа Килера, оставив 2-й батальон 128-го моторизованного полка на месте, главными силами была сменена 131-м пехотным полком, чтобы вновь попытаться выполнить прежнюю свою задачу и выйти на высоту 207,2.

Оборонявшийся на левом фланге 13-й гвардейской дивизии 39-й гвардейский стрелковый полк за день отбил 2 контратаки силою до 2 рот пехоты и 11 танков и огнем бронебойщиков подбил 2 танка. Еще 2 танка в ходе отражения вражеской контратаки до 14.00 уничтожил 343-й стрелковый полк. 3 подбитых танка штаб 90-й танковой бригады засчитал на счет своих танков Т-34. Еще 2 танка к северу от Перемоги подбил экипаж Т-34 лейтенанта Павла Кучерука из 57-й танковой бригады. Со стороны 57-й и 90-й танковых бригад потерь в танках не было. Общие потери 13-й гвардейской стрелковой дивизии 16 мая составили 239 человек личного состава убитыми и ранеными.

Справа от 13-й гвардейской стрелковой дивизии вокруг Терновой образовалось целое столпотворение из различных частей 28-й армии. Усиленные разведротой 2 батальона 29-го стрелкового полка 38-й стрелковой дивизии вели бой на западной и северо-западной окраинах Терновой, а 1-й батальон этого полка вместе с противотанковой батареей занял оборону на западной опушке рощи южнее Терновой фронтом на запад. В его боевых порядках в роще к западу от высоты 226,3 расположились 6 танков (4 Т-34, 2 Т-60) 84-й танковой бригады, а еще  18 танков (4 КВ-1, 14 Т-60) этой бригады встали на северо-западной опушке рощи восточнее высоты 226,3. Соседний справа 48-й стрелковый полк 38-й стрелковой дивизии вел бой на восточной и юго-восточной окраинах Терновой. Ранее атаковавший на северную окраину Терновой 728-й стрелковый полк 175-й стрелковой дивизии к утру 16 мая сместился к западу и занял оборону на высоте 219,7 к северу от Терновой и в деревне Араповка-Плоское фронтом на юг. Его место в лесах к северу от Терновой заняла 32-я кавалерийская дивизия.

Южнее Терновой заняла оборону 6-я гвардейская кавалерийская дивизия, в т.ч. ее правофланговый 25-й гвардейский кавалерийский полк 1-м и 2-м эскадронами занял позиции на западной опушке рощи в 1 км южнее Терновой, а 2 другими эскадронами – на северо-западной опушке рощи в 1,5 км западнее Байрака. Позади боевых порядков кавалеристов в лесу юго-западнее Байрака расположилась 6-я гвардейская танковая бригада в составе 34 исправных танка (2 КВ-1, 14 Т-34, 9 Т-60, 1 Т-26, 6 БТ, 2 трофейных танка). Из артиллерии усиления к северу от Терновой располагались 3 батареи 612-го легкоартилерийского полка РГК, а в лесу к западу от Байрака – 764-й легкоартиллерийский полк РГК.

Сил у советской стороны в районе Терновой было более чем достаточно, однако это в итоге не помешало немцам на некоторое время деблокировать полностью окруженную в Терновой боевую группу Грюнера. В основном это было связано с тем, что наиболее опасное направление – местность к западу и к юго-западу от Терновой – фактически оборонялось только 3 стрелковыми батальонами 38-й стрелковой дивизии с танковым батальоном 84-й танковой бригады, в котором противостоять немецким танкам на равных могли только 8 танков (4 КВ-1, 4 Т-34).

Немецкое наступление на Терновую началось в 7.00 16 мая. Ему предшествовала небольшая перегруппировка, когда с 4.00 на высоту 200,9 с высоты 205,4 перешла боевая группа Шмидта-Отта, тем самым высвободив боевую группу Золтмана для наступления на Терновую.

Впереди атакующих следовал наиболее боеспособный 2-й батальон 201-го танкового полка в составе не менее 36 танков, позади него – 1-й батальон 126-го моторизованного полка на бронетранспортерах, а замыкала колонну 3-я рота 128-го саперного батальона. Выбив малочисленные советские подразделения с их позиций в районе высоты 207,2, к 9.35 немцы заняли эту высоту и находящуюся к северу от нее рощу, после чего, ведя огонь, немецкие танки двинулись к следующей роще к западу от высоты 226,3. В 10.00 высоту 226,3 сначала атаковало 10 немецких танков, а вслед затем высоту атаковал весь 2-й батальон 201-го танкового полка. Не выдержав натиска нескольких десятков немецких танков, находившиеся в этой роще 6 танков (4 Т-34, 2 Т-60) 84-й танковой бригады и 1-й батальон 29-го стрелкового полка оставили рощу и отошли на восток к позициям 25-го гвардейского кавалерийского полка, который также вступил в бой с немецкими танками. Уничтожив всю противотанковую батарею 29-го стрелкового полка из 6 орудий, уже в 10.30 боевая группа Золтмана заняла высоты 226,3 и 218,6 к северу от высоты 226,3 и подошла к Терновой. Вероятно, пытаясь расширить место прорыва в южном направлении, в 11.30 15 немецких танков со стороны высоты 226,3 вышли к позициям 6-й гвардейской танковой бригады, но были остановлены огнем советских танков и орудий ПТО, после чего, подбив 1 орудие ПТО 6-й гвардейской бригады, немецкие танки отошли обратно за высоту 226,3.

Далее боевая группа Золтмана сосредоточила свои усилия исключительно только на прорыве в Терновую, что ей удалось сделать в 12.31. При этом немецкие танки атаковали с тыла 2-й батальон 29-го стрелкового полка, который к этому времени вел бой на северо-западной окраине Терновой, атакуя боевую группу Грюнера. Понеся большие потери, батальон откатился от Терновой на юг в рощу к северу от высоты 226,3.

Успешно прорвавшись в Терновую и соединившись с боевой группой Грюнера, группа Золтмана не смогла удержать за собой высоты 218,6 и 226,3, после чего они снова были заняты 29-м стрелковым полком, а группа Золтмана вместе с группой Грюнера оказалась блокирована в Терновой. При прорыве немецких танков, по советским данным, было сожжено 4 танка и подбито еще 10 танков, однако к утру 17 мая в Терновой 2-й батальон 201-го танкового полка все еще располагал 36 исправными танками, таким образом, потери его при прорыве в Терновую можно считать незначительными.

После того, как 15 мая боевая группа Золтмана прорвалась на высоту 200,9, в районе села Веселое и южнее него образовалась выступающая линия фронта с расположенными на ней 169-й и 244-й стрелковыми дивизиями.  Утром 16 мая немцы попытались срезать этот выступ, чтобы ликвидировать угрозу левому флангу боевой группы Золтмана, а заодно сократить растянувшуюся линию фронта. Первой в 5.00 атаковала на высоту 202,7 к северу от Петровского боевая группа Хана (1-й батальон 211-го пехотного полка, усиленный остатками 294-го саперного батальона), в 5.30 на высоту 188,4 к югу от Веселого атаковала боевая группа Бома (2-й батальон 3-го моторизованного полка, усиленный 7-й ротой 211-го пехотного полка и 4-й ротой 153-го строительного батальона), позже со стороны Липцов на Веселое атаковал уже 222-й пехотный полк, усиленный полицейской ротой, а также подразделениями 3-й роты 299-го саперного батальона, 226-го, 429-го и 529-го пехотных полков, а в 6.20 с юго-востока на Веселое атаковала боевая группа Шмидта-Отта.

К этому времени 2 из 3 стрелковых полков 244-й стрелковой дивизии оставались на высотах южнее Веселого, а третий стрелковый полк находился во 2-м эшелоне на высоте 196,6 к северу от Веселого. Поначалу дивизия оборонялась упорно и успешно отражала все немецкие атаки, но обнаружив выход немецких танков с востока к Веселому, под угрозой окружения стала отходить через боевые порядки 169-й стрелковой дивизии в северном направлении к селу Нескучное.

Сначала боевая группа Хана заняла высоту 202,7 к северу от Петровского, после чего совместно с боевой группой Бома овладела высотой 188,4, а при последовавшей затем зачистке местности в районе этих высот захватила здесь около 500 пленных. 222-й пехотный полк в это время с боем занял высоту 205,7 к западу от Веселого, но перед высотой 193,3 встретил сильное сопротивление 680-го стрелкового полка 169-й стрелковой дивизии и далее продвижения вперед не имел. Однако действия его позволили немцам сковать главные силы 169-й дивизии с фронта и способствовали успеху боевой группы Шмидта-Отта.

Оборонявшиеся в Веселом 434-й стрелковый полк 169-й стрелковой дивизии и 84-й мотострелковый батальон подверглись сначала ударам немецкой авиации, а затем были атакованы танками, что внесло страшный беспорядок в боевые порядки пехотинцев и не способствовало упорной обороне Веселого. Подчиненный группе Шмидта-Отта 23-й мотоциклетный батальон довольно быстро пробился на западную окраину Веселого захватил исправный мост, после чего перешел ручей, разделявший Веселое на 2 части, и вышел в тыл 169-й стрелковой дивизии к северу от Веселого. После этого 1-й батальон 3-го моторизованного полка при поддержке танков ворвался в Веселое с востока. В 8.35 боевая группа Шмидта-Отта заняла совхоз Липцы у южной окраины Веселого и большую часть села Веселое, а к 9.00 мотоциклисты ударом из Веселого пробились к высоте 196,6 к северу от села и, охватив ее с запада, заняли высоту. Все оставшиеся обороняться в Веселом подразделения 84-й танковой бригады и 434-го стрелкового полка оказались под угрозой окружения, а 680-й стрелковый полк  на западном берегу Мурома оказался обойден с тыла, после чего 169-я стрелковая дивизия вместе с 84-й танковой бригадой вслед за 244-й стрелковой дивизией также начала отходить в северном направлении, полностью оставив Веселое в 10.20. Загнув свой левый фланг, дивизия перешла к обороне к северу от Веселого между высотой 203,6 и селом Нескучное. Левее нее от Нескучного до высоты 208,7 между Нескучным и Терновой заняла новый рубеж обороны 244-я стрелковая дивизия. В 12.00 с юга в Веселое вступила боевая группа Бома, которая завершила зачистку Веселого и закрепилась здесь. Вслед за тем с 14.00 434-м стрелковым полком была отбита разведка боем со стороны группы Шмидта-Отта  силою в 12 танков и до 100 мотоциклистов на Нескучное с юга, после чего на участке 169-й стрелковой дивизии наступило затишье.

В бою за Веселое немцами было уничтожено 3 орудия (1 122-мм, 2 76-мм) 307-го артиллерийского полка и 4 танка Т-34 84-й танковой бригады, а в общей сложности в боях 15-16 мая за высоту 200,9 и Веселое 84-й танковой бригадой было потеряно 26 человек убитыми и пропавшими без вести и 8 танков Т-34: 6 Т-34 – безвозвратно, 2 Т-34 – подбитыми. Оба подбитых танка (лейтенанта Константина Тыркова и младшего лейтенанта Григория Герасименко) были выведены своими экипажами с поля боя своим ходом. По советским данным, за эти 2 дня 84-я танковая бригада уничтожила до 40 танков. По 7 танков внесли на счет экипажей Т-34 лейтенантов Василия Скляра и Андрея Томкова, 5 танков – на счет экипажа танка командира роты младшего лейтенанта Якова Шевченко, по 3 танка – на счет экипажей комиссара роты младшего политрука Павла Мигунова, командира взвода лейтенанта Константина Тыркова и младшего лейтенанта Григория Герасименко, 2 танка – на счет экипажа младшего лейтенанта Ивана Полунина. Все эти подбитые немецкие танки остались на немецкой территории, были отремонтированы и быстро вернулись в строй, и боеспособности боевая группа Шмидта-Отта не потеряла. 84-я танковая бригада же лишилась сразу целой роты средних танков, что значительно подорвало ее ударную силу.

175-я стрелковая дивизия – сосед 169-й стрелковой дивизии справа – 16 мая наступления не проводила, а согласно указаниям командующего армией закрепилась на достигнутом ею накануне рубеже на западном берегу реки Липец, перейдя к обороне. Прорыв боевой группы Шмидта-Отта в Веселое и отход 169-й и 244-й стрелковых дивизий вынудил командира 175-й дивизии генерал-майора Кулешова загнуть левый фланг дивизии и выдвинуть 2 батальона 632-го стрелкового полка вместе со 2-м батальоном 560-го стрелкового полка на восточный берег речки Липец на оборону рубежа: деревня Лукьянцы – высота 207,0 в 3,4 км юго-восточнее Лукьянцев.  На западном берегу речки Липец на обширном 5,5-километровом рубеже обороны от деревни Мороховец до высоты 210,0 остались обороняться лишь 2 батальона 560-го и 632-го стрелковых полков под общим управлением командира 560-го полка. В тылу 175-й стрелковой дивизии и соседнего справа 777-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии на основании боевого приказа штаба 3-го гвардейского кавалерийского корпуса в ночь на 16 мая сосредоточились для ввода в прорыв 5-я гвардейская кавалерийская дивизия (в населенных пунктах Чуркин, Выскокий, Середа, Муравлево) и 34-я мотострелковая бригада (в населенных пунктах Пыльная, Красный). Наступление 5-й кавалерийской дивизии было отменено, и она так и осталась стоять в занимаемом ею районе. Уже в ночь на 17 мая 24-я гвардейский кавалерийский полк 5-й кавалерийской дивизии был переброшен из Чуркина и занял оборону в тылу 244-й стрелковой дивизии в роще южнее Араповки-Плоского, прикрыв расположение 5-й кавалерийской дивизии с юга со стороны занявшей Веселое боевой группы Шмидта-Отта.

34-я мотострелковая бригада, к которой приказ об отмене наступления вовремя не дошел, утром 16 мая вошла в прорыв на участке 777-го стрелкового полка, к 13.00 достигла села Стрелечье, выйдя к реке Харьков, где наконец-то получила устный приказ и перешла к обороне в районе Стрелечье. Отсюда в ночь на 17 мая она отошла обратно за речку Липец и заняла оборону на участке: Пыльная – Борисовка – высота 192,5 южнее Борисовки.

Воспользовавшись продвижением 34-й мотострелковой бригады, с 10.00 возобновила свое наступление и 227-я стрелковая дивизия 21-й армии. Действовавший в передовом отряде 21-й истребительный батальон за день сделал вперед рывок на 15 километров и к утру 17 мая вышел в село Журавлевка и хутор Крестовой. Следом за ним 777-й стрелковый полк продвинулся вперед до рубежа: Устинка – Васьковка – Варишкин – Плоский – Красный. Из Устинки полк выдвинулся дальше к северу, к селу Черемошное, но к этому времени в Черемошное уже вышли переброшенные сюда с другого направления подразделения 1-го батальона 248-го пехотного полка 88-й пехотной дивизии и 248-го саперного батальона 168-й пехотной дивизии, которые контратакой отбросили советскую пехоту обратно в Устинку. Уже вечером в связи с осложнившимся положением на участке соседней слева 28-й армии Главком Юго-Западного направления приказал командующему 21-й армией силами 777-го стрелкового полка перейти к прочной обороне и окопаться. Мера эта оказалась весьма своевременной, т.к. помимо прибывших в Черемошное 2 немецких батальонов к востоку от них в Нечаевку к исходу дня также прибыл 2-й батальон 417-го пехотного полка 168-й пехотной дивизии, а все вместе эти 3 батальона вместе со скопившимися в Нечаевке подразделениями 79-й пехотной дивизии образовали собой боевую группу генерал-лейтенанта Крайсса (командир 168-й пехотной дивизии), которая получила задачу 17 мая перейти в контрнаступление во фланг 21-й армии навстречу боевой группе Шмидта-Отта.

Справа от 227-й дивизии 1034-й стрелковый полк 293-й стрелковой дивизии при поддержке огня танков 1-го танкового батальона 10-й танковой бригады с места неоднократно за день атаковал из Мурома укрепившуюся в лесах к северу от села боевую группу Бонина, но успеха в продвижении не имел. По соседству с ним в 16.15 в атаку с юга на Нечаевку был брошен 1036-й стрелковый полк, которого также усилили танками 10-й танковой бригады. Всего немцы насчитали в этой атаке около 22 танков и примерно 100 пехотинцев. Наступавшие были остановлены сосредоточенным огнем артиллерии 79-й пехотной дивизии, после чего большая часть танков отошла на Вергелевку. Тем же вечером последовали 2 новые атаки с юга на Нечаевку пехоты 1036-го стрелкового полка при поддержке 7 танков 10-й танковой бригады. Все эти атаки были отбиты сосредоточенным огнем артиллерии и орудий ПТО, при этом артогнем южнее Нечаевки было подбито 2 танка (1 Т-34, 1 Т-60) 10-й танковой бригады, которые позже удалось эвакуировать с поля боя. В целом все атаки 1036-го стрелкового полка на Нечаевку провалились, а полк был вынужден закрепиться на рубеже высот 184,5 и 203,3 к северо-востоку от Вергелевки.

На правом фланге ударной группировки 21-й армии 76-я стрелковая дивизия с 10.00 продолжала безуспешно атаковать Графовку, совхоз Шамино и отделение совхоза Шамино, при этом все ее стрелковые полки потеряли 158 человек личного состава.

Общие итоги боевых действий 16 мая 1942 г. для советской стороны оказались неутешительными. 294-й пехотной дивизии совместно с боевой группой Шмидта-Отта удалось срезать выступающую линию фронта в районе Веселого, вновь занять это село и отбросить 169-ю и 244-ю стрелковые дивизии за речку Муром и на высоты между Терновой и Нескучным, выпрямив линию фронта и прочно обеспечив левый фланг прорвавшейся к высоте 200,9 боевой группы Золтмана. Сама боевая группа Золтмана смогла прорваться в Терновую и усилить его гарнизон, однако не сумела удержать за собой коридор в Терновую и также оказалась в окружении. Наибольшим успехом с советской стороны 16 мая следует считать все же действия 13-й гвардейской стрелковой дивизии, которая, несмотря на ранее понесенные потери, действуя практически без танковой поддержки, в ходе контрударов смогла на весь день сковать боевую группу Килера и не допустить ее присоединения к боевой группе Золтмана, из-за чего та в итоге и не сумела удержать за собой коридор к Терновой.

В полосе наступления 21-й армии за день 16 мая на ее левом фланге было освобождено 10 населенных пунктов (Красный, Плоский, Варишкин, Васьковка, Устинка, Лозовая, Епанчино, Стрелечье, Журавлевка, Крестовой) и сделан вперед рывок на 15 километров – максимальное продвижение частей 21-й, 28-й и 38-й армий за все время Харьковской операции. Однако этот успех из-за общей плачевной ситуации в полосе 28-й армии и серьезной фланговой угрозы не был развит и закреплен какими-либо другими частями, кроме 21-го истребительного батальона, а потому был локальным и несущественным. Все резервы 28-й армии оказались сосредоточены позади подвергшихся ударам немецких танков передовых частей, и после прорыва немецких танков в Веселое и в Терновую о вводе в прорыв 3-го гвардейского кавалерийского корпуса наверху уже больше не помышляли. Требовалось для начала хотя бы вернуть утраченные территории и отодвинуть линию фронта подальше от Терновой, прежде чем вновь пытаться бросать войска в глубокий прорыв к северу от Харькова. Т.к. почти все танковые части 28-й и 38-й армии к этому времени ослабли и не были способны эффективно поддерживать контрнаступление этих 2 армий, в тот же день, 16 мая, Главком Юго-Западного направления передал в состав 28-й армии свежую 58-ю танковую бригаду в составе 46 танков (30 Т-34, 16 Т-60), которая только что выгрузилась из эшелонов к югу от Старого Оскола. Также в тот день на пополнение 22-го танкового корпуса 38-й армии прибыло: 46 танков (20 Mk.II, 10 Mk.III, 16 Т-60) – на пополнение 36-й танковой бригады, 19 танков (3 Т-34, 6 Т-26, 10 БТ) – на пополнение 13-й танковой бригады и 4 танка Т-26 – на пополнение 133-й танковой бригады. Новоприбывшие танки экипажам 22-го танкового корпуса еще предстояло принять и освоить, а 58-ю танковую бригаду еще требовалось по железной дороге перебросить из-под Старого Оскола к линии фронта. Пока же Главком Юго-Западного направления приказал командующему 28-й армией с утра 17 мая перейти в контрнаступление имеющимися силами, для чего ввести в бой из 2-го эшелона 162-ю стрелковую дивизию и 6-ю гвардейскую танковую бригаду.  Уже решением командующего 28-й армией командиру 6-й гвардейской танковой бригады полковнику Хасину были приданы остатки 57-й и 84-й танковых бригад и образована так называемая танковая группа Хасина, которая по состоянию на 16 мая насчитывала примерно 79 танков.

Преодолев сопротивление 90-й танковой бригады и батальонов 42-го гвардейского стрелкового полка, в 14.40 боевая группа Шмидта-Отта достигла высоты 214,3, где около 15.00 соединилась с 23-й танковой дивизией, а в 15.30 достигла высоты 205,4, соединившись с передовыми танковыми батальонами дивизии. Таким образом, к этому времени к высоте 205,4 подошло уже 3 немецких танковых батальона численностью в несколько десятков танков, однако их дальнейшее продвижение в северном направлении на Веселое было приостановлено все тем же 776-м артполком 244-й стрелковой дивизии.

После окончания боя штаб артиллерийского полка отчитался о десятках подбитых немецких танков, в оперативной сводке штаба артиллерии 28-й армии говорится о более чем 100 подбитых и уничтоженных танках. Это число, скорее всего, значительно завышено. Сам 776-й артполк под огнем танков и ударами немецкой авиации также понес большие потери: более чем 100 человек личного состава (в основном убитыми), более чем 100 лошадей (убитыми) и 22 орудия, из них половина орудий, будучи неисправными, осталась в батареях, а остальные 11 орудий составили безвозвратные потери.

Пока боевая группа Шмидта-Отта топталась на месте на высоте 205,4, безуспешно пытаясь развить успех в направлении Веселого, подошедшая на высоту боевая группа Золтмана в составе 2-го батальона 201-го танкового полка и 1-го батальона 126-го моторизованного полка на бронетранспортерах в 17.00 атаковала от этой высоты в северо-восточном направлении на высоту 200,9, расположенную в 2 км юго-восточнее Веселого. Встретив впереди себя противотанковый ров, огневые позиции 3-й и 5-й батарей 307-го артполка 169-й стрелковой дивизии на высоте 200,9, а также попав под фланговый огонь из свиноводческого совхоза (1 км северо-западнее высоты 205,4), со стороны Веселого и с восточного направления, боевая группа первоначально успеха не имела. Вслед за тем по инициативе командира 2-го батальона 201-го танкового полка подполковника Фехнера боевая группа атаковала повторно и ударом с юга к 19.15 все же заняла высоту 200,9, где перешла к круговой обороне. При этом, по подсчетам немцев, было уничтожено 3 танка Т-34, 14 орудий, 15 минометов, 12 ПТР. Из советских источников достоверно известно лишь об уничтожении на этой высоте 4 76-мм орудий 3-й и 5-й батарей 307-го артполка, после чего обе батареи с оставшимися орудиями отошли далеко на восток в рощу западнее Байрака.

3 танка Т-34 принадлежали 84-й танковой бригаде, которая главными силами продолжала поддерживать действия 169-й стрелковой дивизии в Веселом. С утра 15 мая 556-й и 680-й стрелковые полки возобновили наступление из Веселого в западном направлении и до 11.00 заняли высоты 203,6 и 205,7, где закрепились, т.к. дальнейшее их продвижение оказалось приостановлено прибывшим в Липцы из резерва 17-го армейского корпуса 222-м пехотным полком 75-й пехотной дивизии.

84-я танковая бригада в составе 8 танков Т-34 201-го танкового батальона, мотострелкового батальона и противотанковой батареи оставалась в Веселом и огнем с места поддерживала действия стрелковых полков 169-й стрелковой дивизии. Весь 200-й танковый батальон в составе 19 исправных танков (4 КВ-1, 15 Т-34) был отведен в рощу к югу от Терновой и в боевых действиях вокруг Веселого не участвовал. В имеющихся документах 84-й танковой бригады ничего не говорится об участии ее танков в бою за высоту 200,9, однако, кроме ее танков, других танковых частей в районе высоты 200,9 быть не могло.

Находившаяся в Веселом противотанковая батарея бригады приняла участие в обстреле прорывавшихся на высоту 200,9 немецких танков. При этом она, по собственным подсчетам, подбила не менее 11 танков, однако и сама потеряла 1 орудие ПТО. При последовавшей затем смене огневых позиций машина с боеприпасами и 2-м орудием налетела на минированный участок. Машина с боеприпасами сгорела, 5 человек было ранено, а прицепленное к машине орудие было под шумок забрано неизвестно кем. В целом противотанковая батарея 84-й танковой бригады 15 мая потеряла 2 орудия и 7 человек ранеными, к утру 16 мая сократившись до 2 орудий ПТО.

Заняв высоту 200,9, боевая группа Золтмана вечером успешно отразила на нее контратаку с советской стороны и продолжала удерживать высоту. Перехватив здесь дорогу Веселое – Терновая, немцы перерезали 169-й и 244-й стрелковым дивизиям путь подвоза боеприпасов и эвакуации раненых, нарушили телефонную связь штаба 169-й стрелковой дивизии с ее полками. Это был крайне опасный прорыв, грозивший тяжелыми последствиями для обеих стрелковых дивизий.

В общей сложности, начиная от Непокрытой, танковые батальоны 23-й танковой дивизии совершили рейд по маршруту высот 194,4, 214,3, 205,4 и 200,9 общей длиной в 12 километров и вбили в глубину обороны 28-й армии широкий клин на глубину до 8 километров. Оборона 13-й гвардейской стрелковой дивизии была полностью развалена, 2 из 3 стрелковых полков были вынуждены пробиваться из окружения, а артиллерия дивизии понесла тяжелые потери. Поддерживавшие дивизию 57-я и 90-я танковые бригады потерпели поражение и лишились 21 танка (12 КВ-1, 7 Т-34, 2 Т-60), были разгромлены противотанковые батареи (потери: 5 орудий) и мотострелковые батальоны обеих бригад. Выйдя в тыл 244-й стрелковой дивизии, немецкие танковые батальоны поставили эту дивизию под угрозу окружения, а заодно вывели из строя большую часть ее артиллерии, попутно уничтожив 4 орудия 169-й стрелковой дивизии и противотанковое орудие 84-й танковой бригады. В общей сложности артполки 13-й гвардейской, 169-й и 175-й стрелковых дивизий, а также поддерживавший 13-ю гвардейскую дивизию 7-й гвардейский гаубичный полк РГК потеряли 38 орудий. В ночь на 15 мая через боевые порядки соседней справа 169-й стрелковой дивизии 244-я стрелковая дивизия начала отходить в северном направлении в полосу обороны правофланговой 175-й стрелковой дивизии 28-й армии. Выйдя на высоту 200,9, немцы обошли также левый фланг и вышли в тыл 169-й стрелковой дивизии, а до Терновой, до окруженной здесь боевой группы Грюнера, им осталось всего каких-то 6,5 километров пути. По сути, за один день весь левый фланг 28-й армии был развален, а немецкие танки прорвались в центр боевых порядков армии.



Правый фланг 28-й армии в этом плане совсем не пострадал. 169-я стрелковая дивизия, хоть и была обойдена немецкими танками с тыла, а также потеряла часть своей артиллерии, однако продолжала обороняться на высотах 203,6, 205,7 и 193,3 к западу и северо-западу от Веселого, не слишком сильно опасаясь за свои тылы.

175-я стрелковая дивизия и вовсе оказалась далеко в стороне от прорвавшейся немецкой танковой группировки. Действовавшие на ее правом фланге 632-й и 560-й стрелковые полки 15 мая продолжали вести наступление в северо-западном направлении. Тесня отходящие мелкие группы 226-го пехотного полка, они перешли речку Липец и вышли на рубеж: Мороховец  - Протасов-Яр – роща восточнее высоты 210,0. Общее продвижение 2 стрелковых полков 175-й стрелковой дивизии составило до 7,5 километров. Было освобождено 5 населенных пунктов (Лукьянцы, Красный, Бедный, Протасов-Яр, Мороховец).

В районе Терновой прибывшая 38-я стрелковая дивизия 15 мая усиленным 29-м стрелковым полком вышла к юго-западу от Терновой, а 48-м стрелковым полком – к югу и юго-востоку от Терновой, сменив здесь левофланговый 728-й стрелковый полк 175-й стрелковой дивизии, после чего с 18.00 обоими полками завязала бой за южную часть Терновой. Перешедший к северу от Терновой 728-й стрелковый полк завязал бой на северной окраине этого села, таким образом, всего в бой за Терновую, которую по- прежнему обороняло до 2000 немцев, было введено в полном составе 3 стрелковых полка. Убывший на усиление 13-й гвардейской стрелковой дивизии 343-й стрелковый полк 38-й стрелковой дивизии занял оборону в районе хутора Красный правее 39-го гвардейского стрелкового полка.

Также 15 мая ближе к Терновой был подтянут из армейского резерва 3-й гвардейский кавалерийский корпус. 5-я гвардейская кавалерийская дивизия расположилась в районе села Избицкое к северо-востоку от Терновой, 6-я гвардейская кавалерийская дивизия расположилась в районе села Байрак, 32-я кавалерийская дивизия – к востоку от 6-й кавалерийской дивизии, а подчиненная штабу корпуса 34-я мотострелковая бригада сосредоточилась в урочище Ладыцкое. Кавалерийский корпус предназначался для ввода в прорыв на стыке 21-й и 28-й армий, но в случае необходимости он мог быть введен в бой и против прорвавшейся между Веселым и Терновой немецкой танковой группировки. Здесь же, в лесу, юго-западнее Байрака, 15 мая сосредоточилась в резерве командующего 28-й армией 6-я гвардейская танковая бригада, за ночь переброшенная из-под Старого Салтова, где она находилась во 2-м эшелоне 38-й армии. Вслед за этой бригадой решением Главкома Юго-Западного направления из 2-го эшелона 38-й армии была выведена и к утру 16 мая переброшена к Байраку 162-я стрелковая дивизия. Таким образом, ввиду катастрофического положения 28-й армии, обе ранее переброшенные на участок 38-й армии части были возвращены в состав 28-й армии, и у командующего этой армией вновь появились сильные резервы, которые можно было применить как для сдерживания прорвавшейся немецкой танковой группировки, так и для перехода в собственное контрнаступление.

Кратко стоит упомянуть и действия 21-й армии 15 мая. Кратко, т.к. на ее участке общее наступление практически сошло на нет. Возобновивший наступление с 13.00 15 мая 21-й истребительный батальон, форсировав речку Липец, продвинулся за день всего до 3 километров вперед и занял деревню Красная Алексеевка и высоту 188,1 к западу от деревни Пыльная, где и закрепился, выйдя на уровень наступления соседнего слева 632-го стрелкового полка 175-й стрелковой дивизии. Следом за истребительным батальоном 777-й стрелковый полк достиг речки Липец и перешел тут к обороне между Вергелевкой и Пыльной.

После тяжелых боев за Муром 789-й стрелковый полк был выведен во 2-й эшелон 227-й стрелковой дивизии, после чего ранее поддерживавший его 1-й танковый батальон 10-й танковой бригады был переподчинен командиру 293-й стрелковой дивизии и перешел на усиление 1034-го стрелкового полка. В 13.00 этот полк атаковал из Мурома позиции боевой группы Бонина в лесах к северу от Мурома. Танки поддерживали наступление пехоты огнем с места, при этом немцами был подожжен один из танков. В целом наступление 1034-го стрелкового полка никакого успеха не имело, и зачистить лес к северу от Мурома не получилось. Действовавший левее 1034-го полка, 1036-й стрелковый полк вышел на высоты 196,2 и 203,3 между Зиборовкой и Вергелевкой, где и закрепился. Правее 293-й стрелковой дивизии 76-я стрелковая дивизия 21-й армии 15 мая силами 207-го и 216-го стрелковых полков продолжала атаковать на совхоз Шамино, но без особого успеха. Потери 3 стрелковых полков дивизии 15 мая составили 134 человека личного состава убитыми и ранеными, 3 миномета и 2 ручных пулемета разбитыми.

Глава 5.2. Общие итоги 4-го дня наступления

Общие итоги наступательных действий северной ударной группировки Юго-Западного фронта оказались весьма плачевными. Ночное контрнаступление 124-й и 226-й стрелковых дивизий 38-й армий при поддержке танков 36-й и 133-й танковых бригад лишь на время смогло приостановить замену 23-й танковой дивизии частями 71-й пехотной дивизии и переход немецких ударных групп в собственное наступление в северном направлении. Выполнить поставленные задачи и отбить обратно Песчаное и Непокрытую так и не удалось, а 36-я и 133-я танковые бригады в ходе боев 15 мая растеряли при этом практически все свои танки и лишились боеспособности.

Левофланговая 13-я гвардейская стрелковая дивизия вместе с 57-й и 90-й танковыми бригадами, подвергшись массированному удару большого количества немецких танков, была окружена, разбита и отошла из окружения на 7 километров в восточном направлении почти до самой речки Бабка, полностью оставив село Петровское. Соседняя с ней 244-я стрелковая дивизия оказалась обойдена с тыла, полуокружена и вынуждена отходить в северном направлении, потеряв большую часть своей артиллерии. Немецкие танки прорвались между Веселым и Терновой, выйдя в тыл 169-й стрелковой дивизии, а заодно и в тыл 38-й стрелковой дивизии, которая осуществляла блокаду Терновой. За один день немецкого контрудара наступлению 28-й армии на Харьков был фактически положен конец. Успех советским войскам в тот день сопутствовал лишь на смежных флангах 21-й и 28-й армий, где 175-я и 227-я стрелковые дивизии, пользуясь отсутствием у немцев в этом районе каких-либо полноценных частей, успешно продвинулись за речку Липец и освободили 6 населенных пунктов (Лукьянцы, Красный, Бедный, Протасов-Яр, Мороховец, Красная Алексеевка), однако это продвижение вперед не меняло общей плачевной картины, пока сохранялась серьезная фланговая угроза со стороны прорвавшихся между Веселым и Терновой немецких танков. В случае дальнейшего прорыва к Терновой, объединившись с местным гарнизоном, ударная группировка Брайта получала возможность развить удар дальше в северном направлении в тыл далеко продвинувшихся вперед правофланговых дивизий 28-й армии и левофланговых частей 21-й армии. От занятых немецкими танками высоты 200,9 до лесов к северу от Мурома, где все еще оборонялась боевая группа Бонина, немецких танков отделяло каких-то 20 километров.

За день 15 мая танковые части 3 армий потеряли не менее 40 танков:

36-я и 133-я танковые бригады 38-й армии потеряли примерно 15 танков (5 Т-34, 5 Mk.III, 1 Т-60, 4 БТ);

57-я, 84-я и 90-я танковые бригады 28-й армии потеряли 24 танка (12 КВ-1, 10 Т-34, 2 Т-60);

10-я танковая бригада 21-й армии потеряла не менее 1 танка сгоревшим.

2 из 3 танковых бригад 28-й армии, которые были задействованы в 1-м эшелоне, были 15 мая разбиты немцами и отброшены вместе с 13-й гвардейской стрелковой дивизией на восток, оказавшись к утру 16 мая несколько в стороне от активных боевых действий. На направлении главного удара 2 неполных немецких танковых дивизий 16 мая оказалась только 84-я танковая бригада, которая после боевых действий 15 мая насчитывала еще примерно 29 танков, но из них только 14 танков были средними и тяжелыми (4 КВ-1, 10 Т-34) и могли на равных противостоять средним немецким танкам. Сосредоточившаяся в армейском резерве в районе Байрака 6-я гвардейская танковая бригада насчитывала еще 34 исправных танка, но из них только 16 танков (2 КВ-1, 14 Т-34) были средними и тяжелыми.

Как и в случае с боями 13 мая, фактические потери 23-й танковой дивизии и боевой группы Шмидта-Отта в танках 15 мая совершенно не известны. Не известно ни точное количество имевшихся в 23-й танковой дивизии исправных танков к утру 15 мая, ни точное количество оставшихся исправных танков к вечеру 15 мая. Однако не подлежит сомнению тот факт, что все их 4 танковых батальона сохранили боеспособность к утру 16 мая. Когда боевая группа Шмидта-Отта атаковала 16 мая село Веселое, 169-я стрелковая дивизия насчитала в ее составе чуть ли не 70 танков. Прорывавшийся в Терновую 16 мая 2-й батальон 201-го танкового полка располагал 36 исправными танками, перебрасываемый в ночь на 17 мая от высоты 200,9 на другой участок фронта 1-й батальон 201-го танкового полка насчитывал еще 25 танков, еще более 20 танков насчитывал 3-й батальон 201-го танкового полка. В целом несмотря на все понесенные потери в артиллерии и танках, войскам 28-й армии, как и ранее правофланговым частям 38-й армии, так и не удалось выбить у немцев их ударную силу – их танки. И это несмотря на все заявки каждой из советских частей о десятках уничтоженных и подбитых немецких танках. Либо нанесенные немецким танкам повреждения оказывались незначительными, и танки восстанавливались немцами в течение ближайшего времени, либо цифры немецких потерь в танках завышались советской стороной в несколько раз. Именно сохранение боеспособности своих танковых частей и достаточно эффективное их применение в составе боевых групп позволило в конце концов немецкой 6-й полевой армии сначала полностью остановить наступление 28-й и 38-й армий, нанести их частям значительные потери, в т.ч. выбив большую часть танков этих армий, отбить обратно значительную часть освобожденной этими армиями территорию, но вслед за этим и перебросить один из танковых батальонов 23-й танковой дивизии против наступавшей южнее Харькова 6-й армии Юго-Западного фронта, благодаря чему приостановить и здесь вполне успешное советское наступление.

День 15 мая 1942 г., как и 13 мая для 38-й армии, стал поворотным днем в наступлении 28-й армии, после которого это самое наступление практически сошло на нет. К утру 15 мая ситуация на участке левофланговой 13-й гвардейской стрелковой дивизии была вполне благоприятной для советской стороны. Ранее вклинившаяся в центре боевых порядков 13-й дивизии боевая группа Винклера (остатки 3 пехотных батальонов), понеся за ночь большие потери, к утру 15 мая с разрешения штаба 294-й пехотной дивизии отошла на исходные позиции. Противостоявший ей 42-й гвардейский стрелковый полк в раннем утреннем бою подбил 3 танка, а одновременно с ним левофланговый 39-й гвардейский стрелковый полк отбил атаку со стороны боевой группы Шмидта-Отта силою в 15 танков и до 2 рот пехоты и подбил 2 танка.

Правофланговый 34-й гвардейский стрелковый полк к 6 часам под давлением боевой группы Хана полностью оставил село Петровское, но к 7.30 в ходе контратак вновь занял восточную половину Петровского и правым флангом вышел к школе в центре села.

Правее 34-го гвардейского полка 244-я стрелковая дивизия, преследуя отступившую боевую группу Бома, 911-м и 914-м стрелковыми полками вышла на высоты 124,8 и 148,1 к юго-западу от Веселого и высоту 197,2 к западу от Петровского, а ее 907-й стрелковый полк занял оборону во 2-м эшелоне в районе высоты 200,9 к юго-востоку, откуда позже был выдвинут на высоту 202,7 к северу от Петровского.

Поддерживавшая 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию 90-я танковая бригада, располагавшаяся в рощах между высотами 194,5 и 212,3 к северу от Непокрытой, к утру 15 мая имела, по разным данным, от 20 до 22 танков (5 или 6 КВ-1, 8 или 9 Т-34, 7 Т-60). В 6.00 танковые батальоны подверглись налету пикирующих бомбардировщиков и потеряли 1 танк Т-60 сгоревшим – это были первые потери наступающего дня. Также на усиление 13-й гвардейской дивизии поступила переброшенная из-под Терновой 57-я танковая бригада, которая после понесенных 14 мая под Терновой потерь все еще должна была насчитывать примерно 29 танков (9 КВ-1, 6 Т-34, 14 Т-60).

В общей сложности 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию поддерживало не более 51 танка, но из них не более 30 танков были средними и тяжелыми. В то же время одна только боевая группа Шмидта-Отта, которая утром 15 мая получила на усиление еще одну (четвертую по счету) танковую роту из состава 6-го танкового полка, насчитывала более 40 танков, и все эти танки были средними.

Однако в запланированном немцами на 15 мая контрнаступлении должна была участвовать не одна только боевая группа Шмидта-Отта, но и соседняя с ней 23-я танковая дивизия, которая и после ранее понесенных ею потерь еще должна была насчитывать как минимум сотню исправных танков, таким образом, немцы имели подавляющее численное превосходство в танках над 2 обороняющимися танковыми бригадами 28-й армии. Обе немецкие танковые части были сведены под управление командира 3-й танковой дивизии генерал-майора Брайта. Боевая группа Шмидта-Отта, усиленная 23-м мотоциклетным батальоном, получила от генерал-майора Брайта задачу атаковать с юга через высоты 212,3 и 214,3, тем самым сматывая оборону 13-й гвардейской стрелковой дивизии на ее правом фланге. 23-я танковая дивизия получила задачу через высоту 199,0 к востоку от Непокрытой атаковать в северном направлении вдоль западного берега речки Бабка, ломая здесь левый фланг 13-й гвардейской дивизии. Ранее занятые позиции 128-го моторизованного полка 23-й танковой дивизии к северу от Большой Бабки принимала свежая 71-я пехотная дивизия, а находившийся на усилении боевой группы Шмидта-Отта 211-й пехотный полк с подчиненным ему 3-м батальоном 530-го пехотного полка (бывшая боевая группа Река) должен был занять оборону на высотах 173,2 и 199,0 к востоку от Непокрытой и высвободить здесь оставшиеся части 23-й танковой дивизии и боевой группы Шмидта-Отта для готовящегося наступления в северном направлении.

Это массированное наступление обеих немецких танковых частей должно было начаться уже с 7.00 15 мая, однако обстоятельства не позволили ему начаться вовремя. В ночь на 15 мая одновременно с проводимой частями 71-й пехотной дивизии заменой 23-й танковой дивизии началось контрнаступление правофланговых частей 38-й армии. В 1.00 с восточного берега Бабка атаковала 124-я стрелковая дивизия. Действуя в обход села Песчаное с севера и с юга, 781-й и 406-й стрелковые полки вышли к северной и южной окраинам Песчаного, а наступавший на левом фланге 622-й стрелковый полк с боем занял высоту 175,1, где захватил пленного из состава только что прибывшего на этот участок 191-го пехотного полка 71-й пехотной дивизии. Успех, впрочем, оказался недолгим, и вскоре в ходе контратак немцы отбросили 124-ю стрелковую дивизию обратно на восточный берег Бабки, после чего она перешла здесь к обороне.

Чуть позже 124-й стрелковой дивизии атаковала и соседняя справа 226-я стрелковая дивизия, которую по-прежнему поддерживали 36-я и 133-я танковые бригады 22-го танкового корпуса. К утру 15 мая 36-я танковая бригада все еще имела 9 исправных танков (1 Mk.II, 5 Mk.III, 3 Т-60), а 133-я танковая бригада – 11 исправных танков (6 Т-34, 5 БТ). Т.е. в общей сложности обе бригады насчитывали 20 исправных танков, в т.ч. 12 средних танков. 13-я танковая бригада по-прежнему оставалась в резерве командира танкового  корпуса и в боевых действиях не участвовала.

В 3.50-4.15 15 мая (т.е. с разницей в 25 минут) оборонявшиеся к востоку от Непокрытой 987-й и 989-й стрелковые полки при поддержке танков 22-го танкового корпуса перешли в контрнаступление, в ходе которого вновь заняли высоты 199,0 и 173,2. Для восстановления положения немцы немедленно ввели в бой свои танки. В 4.30 немецкая пехота и 15 танков контратаковали 989-й стрелковый полк со стороны Непокрытой, а свыше 10 танков 23-й танковой дивизии контратаковало на высоту 173,2 со стороны Песчаного.

В последовавшем затем бою огнем танкистов, артиллерии и бронебойщиков было, по разным данным, подбито 5 или 6 немецких танков, однако потеряно от 4 до 6 советских танков.  Около 8.00 немецкий 2-й батальон 126-го моторизованного полка полностью восстановил свое положение, отбросив 989-й стрелковый полк на восточные скаты высоты 173,2, после чего в 8.20 при поддержке 25 танков сам перешел в наступление и около 9.30 занял высоту 199,0, выбив отсюда пехоту 987-го стрелкового полка. При этом огнем артиллерии, бронебойщиков 226-й стрелковой дивизии и танков 36-й танковой бригады было подбито 6 немецких танков. Почти сразу же, в 9.45, последовала контратака пехоты 987-го полка и танков 22-го танкового корпуса, которая была отбита 2-м батальоном 126-го моторизованного полка. Понеся потери, 987-й стрелковый полк закрепился на восточных скатах высоты 199,0, а на северо-восточных скатах закрепился введенный в бой из 2-го эшелона 985-й стрелковый полк. Противостоявший всем 3 стрелковым полкам 226-й стрелковой дивизии 2-й батальон 126-го моторизованного полка, усиленный 9-й ротой 201-го танкового полка, занял оборону на высотах 199,0 и 173,2, обеспечив прикрытие 23-й танковой дивизии с правого фланга.

Приведя за день себя в порядок, 226-я стрелковая дивизия под вечер (по разным данным, в 16.30-18.00) силами 987-го стрелкового полка при поддержке танков 36-й и 133-й танковых бригад вновь контратаковала на высоту 199,0. В ходе этой атаки было уничтожено 2 немецких танка, однако потеряно 2 танка (1 Т-60, 1 БТ), в т.ч. танк БТ-7 2-го танкового батальона 133-й танковой бригады сгорел, остался на территории противника и позже был списан в безвозвратные потери. Оставшиеся на ходу советские танки отошли на исходные позиции. К вечеру в 133-й танковой бригаде осталось всего 2 исправных танка (1 Т-34, 1 БТ), а в соседней 36-й танковой бригаде – 3 исправных танка (1 Mk.II, 2 Т-60), после чего обе бригады, по сути своей потерявшие боеспособность, были поставлены в оборону 226-й стрелковой дивизии, которая за день потеряла до 200 человек убитыми и ранеными и также нуждалась в передышке. Исходя из числа оставшихся танков, общие потери обеих танковых бригад за день 15 мая составили 15 танков (5 Т-34, 5 Mk.III, 1 Т-60, 4 БТ).

Одновременно с отражением утреннего наступления 124-й и 226-й стрелковых дивизий и 22-го танкового корпуса находившиеся между Непокрытой и Большой Бабкой немецкие войска производили перегруппировку. Переброшенная к северу от Большой Бабки немецкая 71-я пехотная дивизия к рассвету сменила здесь 128-й моторизованный полк 23-й танковой дивизии, после чего в 8.30 тот выступил через высоту 199,0 с юга в направлении хутора Красный.

К 9.00 23-я танковая дивизия сменила в Непокрытой боевую группу Шмидта-Отта, которая вслед затем отвела свои силы на исходные позиции к востоку от Михайловки 1-й для того, чтобы в дальнейшем оттуда нанести удар через высоты 212,3 и 214,3 и далее на Веселое. Замеченное  советской разведкой активное движение автомашин боевой группы Шмидта-Отта от Непокрытой в западном направлении было ошибочно принято за начало отхода немецких частей под воздействием контратак 22-го танкового корпуса. Командир 13-й гвардейской стрелковой дивизии полковник Родимцев  проявил инициативу и в 9.00 выслал на перехват отходящих немцев на перекресток дорог в 1,7 км юго-восточнее Михайловки 1-й сводную роту из 5 оставшихся танков КВ-1 90-й танковой бригады со стрелковой ротой 90-го мотострелкового батальона на броне танков.

Танки выступили из расположения 90-й танковой бригады из рощи восточнее высоты 212,3 в 10.50. Пройдя совсем немного, они к востоку от Михайловки 2-й столкнулись с танками боевой группы Шмидта-Отта, располагавшимися в роще к югу от высоты 212,3. Как уже упоминалось выше, к утру 15 мая численность боевой группы Шмидта-Отта составляла свыше 40 танков. Никаких шансов преодолеть сопротивление такого количества немецких танков у 5 танков КВ-1 просто не было. К этому надо прибавить, что помимо немецких танков по советским танкам открыла огонь немецкая артиллерия, и, согласно одному из источников, 2 из 5 танков были подбиты именно артогнем.

В самом начале боя был тяжело контужен и на танке эвакуирован в тыл командир роты тяжелых танков лейтенант Петр Майоров, после чего командование принял на себя комиссар роты старший политрук Сергей Савин. Под его командованием оставшиеся на ходу после столкновения с немецкими танками танки КВ-1 стали отходить, запросив по радио помощь, после чего на их поиски был направлен одиночный танк Т-34, который, как и танки КВ-1, больше уже не вернулся в расположение 90-й танковой бригады.

Все 5 танков КВ-1 до 12 часов были подбиты боевой группой Шмидта-Отта, а танковый десант разгромлен. Выжившие танкисты и мотострелки были взяты в плен, в т.ч. попали в плен командир мотострелковой роты лейтенант Алексей Лосицкий, командиры танков КВ-1 лейтенант Алексей Семенов и младший лейтенант Алексей Михайлов. Гибель роты тяжелых танков существенно повлияла на последующий затем исход боевых действий 15 мая, т.к. в ходе этой неудачной контратаки 90-я танковая бригада разом лишилась всех своих наиболее мощных танков – КВ-1, что значительно ослабило ее боевой состав.

Но гибель роты тяжелых танков отдельно взятой танковой бригады – это было лишь начало грядущей катастрофы, которая постигла в тот день весь левый фланг 28-й армии. Наступление боевой группы Шмидта-Отта в северном направлении началось с 12.00, но еще раньше, с 9.30 с только что занятой немцами высоты 199,0 в северо-западном направлении ударил недавно прибывший сюда из Песчаного 1-й батальон 201-го танкового полка 23-й танковой дивизии. Уничтожив по пути несколько полевых и противотанковых орудий, немецкие танки прорвали оборону 39-го гвардейского стрелкового полка и в 10.10 заняли высоту 194,5. Всего, по подсчетам советской стороны, сюда, на высоту 194,5, прорвалось 19 танков. Среди прочих в то утро подвергся атаке немецких танков находившийся на юго-восточной опушке рощи к западу от высоты 194,5 1-й дивизион 7-го гаубичного артполка РГК. В последовавшем затем поединке дивизион огнем прямой наводкой подбил 9 немецких танков, однако и сам потерял 3 орудия и 2 трактора подбитыми. Еще 4 немецких танка смогли подбить бронебойщики 39-го гвардейского стрелкового полка.

К северу от высоты 194,5 местность пересекали непроходимые для танков отроги заболоченной балки, за которые отступил 39-й гвардейский полк, а потому следовавший вместе с танками командир 201-го танкового полка подполковник фон Хайдебрек принял решение повернуть 1-й батальон 201-го танкового полка от высоты 194,5 в западном направлении. Следом за немецкими танками на бронетранспортерах двинулся подошедший 1-й батальон 126-го моторизованного полка.

Вскоре до 20 танков атаковало в роще западнее высоты 194,5 90-й мотострелковый батальон и находившуюся при нем противотанковую батарею в составе 3 орудий ПТО. 15 танков прорвалось к находившемуся в роще командному пункту 42-го гвардейского стрелкового полка, отрезав штаб полка от его стрелковых батальонов.

Некоторое время мотострелки с орудиями ПТО удерживали свои позиции, однако вскоре они были обойдены немецкими танками и окружены. Противотанковый взвод лейтенанта Василия Камая подбил 2 танка, но израсходовал все снаряды, 1 из 2 орудий было подбито прямым попаданием снаряда, а машина с боеприпасами загорелась. Тогда Камай бросился к горящей машине и лично стал снимать снаряды, обеспечив боеприпасами оставшееся орудие, расчет которого затем подбил еще 1 танк. Ход боя это все равно не переломило. В конце концов, противотанковая батарея была полностью уничтожена немецкими танками, были разбиты все 3 орудия ПТО и 3 автомашины «International». Потеряв все средства для борьбы с танками, командир 42-го гвардейского полка приказал мотострелкам отойти и занять оборону в роще в 500 метрах восточнее высоты 212,3. Вышедшие на западную опушку рощи к западу от высоты 194,5 немецкие танки подвергли отходящих мотострелков сильному обстрелу из своих пулеметов и пушек. Чтобы спасти своих мотострелков и не дать немецким танкам их раздавить, против них были выдвинуты сначала 2 танка Т-34, а затем в бой вступило 7 танков Т-34 90-й танковой бригады. В этом бою, согласно советской версии, танки Т-34 подбили 3 немецких танка, потеряли 1 свой танк Т-34, после чего, израсходовав все свои бронебойные снаряды и не имея возможностей для дальнейшей борьбы с немецкими танками, отошли вслед за мотострелками в рощу в 500 метрах восточнее высоты 212,3. По немецкой версии, в боях в роще к западу от высоты 194,5 и в районе в 1 км южнее высоты 214,3 1-й батальон 201-го танкового полка уничтожил не 1, а 4 советских танка.



Обойдя с фланга и с тыла 90-й мотострелковый батальон, 1-й батальон 201-го танкового полка к 11 часам вышел на высоту 214,3, тем самым выйдя в тыл как 42-го гвардейского полка, так и оборонявшегося в восточной части Петровского 34-го гвардейского стрелкового полка. На занятой ими высоте немецкие танки перешли к обороне, где их тут же около 11.00 контратаковала с севера располагавшаяся в роще к северо-востоку от Петровского 57-я танковая бригада в составе примерно 25 танков. Силы немецкого танкового батальона советская сторона оценила не более чем в 20 танков.

Первые 2 танка 57-й танковой бригады были подбиты артиллерией 294-й пехотной дивизии. В последовавшем затем танковом бою, по подсчетам немцев, было уничтожено 7 и повреждено еще 14 советских танков, но это число немецкой стороной явно завышено. Сразу после провала танкового контрудара начальник штаба 57-й танковой бригады майор Степан Хопко доложил в штаб 13-й гвардейской дивизии, что в бригаде в общей сложности сгорело 8 танков.

Потери немцев штаб 57-й танковой бригады оценил в 18 танков и 1 орудие. Танкистами 57-й танковой бригады был захвачен в плен экипаж танка 1-й роты 201-го танкового полка в составе 3 человек, которых позже передали 13-й гвардейской стрелковой дивизии. На допросе один из танкистов показал, что из 17 танков его 1-й роты 16 танков было подбито или сожжено, и уцелел только танк командира роты. Это подтверждает большие потери 1-го батальона 201-го танкового полка в танках, правда, не факт, что все эти 16 танков 1-й роты 201-го танкового полка были подбиты именно танками 57-й танковой бригады, ведь до этого 1-й роте также пришлось сначала прорывать оборону 39-го гвардейского стрелкового полка, а затем вести бои против 90-й танковой бригады.

Наиболее отличились в этом противостоянии танков 57-й танковой бригады и танков 201-го танкового полка экипажи КВ-1 лейтенанта Николая Кудимова и Т-34 младшего лейтенанта Шутова, которые подбили по 3 немецких танка каждый. Еще по 2 танка подбили экипажи КВ-1 комиссара роты тяжелых танков старшего политрука Ивана Чистюлина, Т-34 командира роты старшего лейтенанта Федора Шийко и лейтенанта Николая Байбакова.

Оставшиеся на ходу после танкового боя танки 57-й танковой бригады отошли в рощу к востоку от высоты 214,3. К этому времени командир бригады полковник Андрей Горшков погиб под бомбежкой, а начальник штаба бригады майор Степан Хопко получил сведения, что тяжело ранило комиссара бригады бригадного комиссара Якова Акимова (что, как позже выяснилось, не соответствовало действительности). Оставшийся за командира Хопко запаниковал и обратился по телефону в штаб 13-й гвардейской дивизии за получением указаний, на что полковник Родимцев приказал ему: «Драться и не пропустить танки противника в глубину обороны» (так согласно воспоминаниям самого Родимцева).

Однако вслед затем немцы подвергли отошедшие в рощу танки ударам пикирующих бомбардировщиков и артиллерии, нанеся танкистам новые потери. В этот момент майор Хопко лишился управления своими подразделениями, и оставшиеся танки стали отступать дальше на восток в направлении Перемоги, где в итоге и собрались к исходу дня.

В общей сложности за день 15 мая 57-я танковая бригада потеряла 10 танков (7 КВ-1, 3 Т-34), в т.ч. 6 танков (4 КВ-1, 2 Т-34) – безвозвратно, до 17 автомашин, 2 орудия ПТО (безвозвратно), а также только убитыми до 67 человек личного состава (в основном это были мотострелки). Потери 32-го гвардейского артиллерийского полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии, который, так же как и 57-я танковая бригада, располагался в роще к северу от высоты 214,3 и так же подвергся атаке немецких танков, составили 9 орудий и 1/3 личного состава, в т.ч. погиб командир артполка майор Виктор Клягин.

Следом за 1-м батальоном 201-го танкового полка на высоту 214,3 был подтянут 3-й батальон 201-го танкового полка, после чего оба немецких танковых батальона возобновили продвижение дальше в северном направлении и в 13.00 (по другим данным, в 12.00) столкнулись с находившимися между Петровским и Веселым батареями 776-го артиллерийского полка 244-й стрелковой дивизии. Понеся потери, оба передовых танковых батальона 201-го танкового полка, достигнув в 13.25 высоты 205,4, что в 2,7 км к северу от высоты 214,3, были вынуждены приостановить свое дальнейшее продвижение вперед. Захваченные в плен немцы показали, что одна только 10-я рота 201-го танкового полка под сильным артогнем потеряла 12 танков сгоревшими.

Тем временем, пока 201-й танковый полк 23-й танковой дивизии громил сначала 90-й мотострелковый батальон с 1-м дивизионом 7-го гвардейского гаубичного артполка РГК, затем тылы 13-й гвардейской и 244-й стрелковых дивизий вместе с их артиллерией, с юга с 12.00 перешла в наступление боевая группа Шмидта-Отта, только что завершившая уничтожение роты тяжелых танков 90-й танковой бригады. Согласно журналу боевых действий 42-го гвардейского стрелкового полка, к утру 15 мая во всем 42-м гвардейском полку после минувших боев оставалось всего 1 45-мм орудие ПТО и до 20 ПТР, что было крайне недостаточно для сдерживания ударной группы из более чем 40 немецких танков, в итоге оборонявшиеся у высоты 212,3 1-й и 2-й батальоны 42-го гвардейского полка не выдержали танкового удара и стали отходить, перевалив позиции 3-го батальона, который остался прикрывать их отход. Только что отошедший с востока в рощу восточнее высоты 212,3 90-й мотострелковый батальон не успел еще занять тут оборону, когда с направления высоты 212,3 был атакован 30 танками с пехотой боевой группы Шмидта-Отта, а с северо-востока его атаковало 25 танков 201-го танкового полка.

Остатки 90-й танковой бригады вместе с пехотой 42-го гвардейского стрелкового полка скопились в роще восточнее высоты 212,3, оказавшись в условиях окружения. К 14.00 число атакующих их с разных сторон немецких танков выросло примерно до 70 штук. В сложившихся условиях было принято решение силами мотострелкового батальона со штабом бригады и 4 танками Т-60 прорываться обратно в рощу к западу от высоты 194,5, а танки Т-34 остались прикрывать их отход. Во время прорыва под огнем немецких танков 1 танк Т-60 был подбит, а мотострелковый батальон был рассеян и в рощу пробивался мелкими группами и поодиночке. Достигнув рощи, мотострелки не стали здесь задерживаться, а двинулись дальше на восток в направлении хутора Красный к позициям 39-го гвардейского стрелкового полка. Сюда же, в направлении деревни Рязановка отходили и танковые батальоны 90-й танковой бригады. Они первыми вышли из окружения в расположение 39-го гвардейского полка в 1 км западнее высоты 133,6 в 15.00, после чего заняли оборону в районе Перемоги. К 18.00 во 2-м эшелоне на восточном берегу Бабки в районе Перемоги и Гордиенко занял оборону частью сил вышедший из окружения мотострелковый батальон. При выходе из окружения в тылу противника была оставлена сломавшаяся автомашина «Форд» 206-го танкового батальона.

В общей сложности за день 15 мая 90-я танковая бригада, по подсчетам своего штаба, подбила 32 немецких танка, однако потеряла 3 76-мм орудия ПТО, как минимум 4 автомашины, а также 11 танков (5 КВ-1, 4 Т-34, 2 Т-60): 6 танков (5 КВ-1, 1 Т-34) – пропавшими без вести, 5 танков (3 Т-34, 2 Т-60) – подбитыми и сгоревшими.

Ее 90-й мотострелковый батальон в этих боях был разбит, рассеян, после чего еще на протяжении многих дней мотострелки поодиночке выходили из окружения. Только 25 мая были подсчитаны потери батальона в минувших боях начиная с 12 мая. Они составили 180 человек личного состава (10 – убитыми, 117 – пропавшими без вести, 53 – ранеными), 3 миномета, 5 ПТР, 17 пулеметов, 32 ППШ, 33 винтовки, 8 пистолетов. Большей частью это результат окружения и разгрома батальона 15 мая.

Разбитый в ходе боев 15 мая 42-й гвардейский стрелковый полк частью сил вышел из окружения и занял оборону западнее Рогачевки. Другая часть бойцов не смогла пробиться и до ночи оставалась в укрытиях, после чего на протяжении нескольких ночей обходными путями окруженцы продолжали выходить из расположения противника. Вынужден был пробиваться из окружения из-под Петровского и 34-й гвардейский стрелковый полк. В тот же день после 15 часов боевой группой Винклера, усиленной полицейской ротой, была проведена зачистка местности к югу и к востоку от Петровского, при этом немцы насчитали около 250 пленных, в т.ч. помимо бойцов 13-й гвардейской дивизии среди них были и солдаты 90-го мотострелкового батальона.

Глава 4.1. Сдача Непокрытой

После неудачных для нее боевых действий 13 мая 1942 г. 38-я армия к утру 14 мая продолжала еще удерживать 2 плацдарма на реке Бабка: у Непокрытой (226-я стрелковая дивизия) и у Большой Бабки (81-я стрелковая дивизия). На основании приказа Главкома Юго-Западного направления с утра 14 мая вся 38-я армия перешла к обороне. Из резерва соседней 28-й армии на ее усиление были переданы 162-я стрелковая дивизия и 6-я гвардейская танковая бригада, которые 14 мая сосредоточились в лесах к западу от Старого Салтова, составив 2-й эшелон 38-й армии позади правофланговой 226-й стрелковой дивизии.

В ночь на 14 мая 226-я стрелковая дивизия и 22-й танковый корпус произвели небольшую перегруппировку. Понесший большие потери 13 мая 985-й стрелковый полк был сменен в Непокрытой менее всех пострадавшим 987-м стрелковым полком и отведен во 2-й эшелон на восточный берег Бабки, а обескровленная 13-я танковая бригада была отведена в резерв командира танкового корпуса в леса к западу от Старого Салтова. Приведя себя в порядок после тяжелых оборонительных боев, 133-я танковая бригада в составе 11 исправных танков (6 Т-34, 5 БТ) по распоряжению командира корпуса полковника Шамшина заняла оборону позади 987-го стрелкового полка на высотах 199,0 и 173,2 к востоку от Непокрытой, а 36-я танковая бригада в составе 9 исправных танков (1 Mk.II, 5 Mk.III, 3 Т-60) – позади 989-го стрелкового полка на высотах 173,2 и 112,0.

С 5.30 Непокрытая подверглась мощному удару 25 немецких бомбардировщиков и пикирующих бомбардировщиков, в 8.20 с юга из Песчаного в наступление двинулся 126-й моторизованный полк 23-й танковой дивизии при поддержке главных сил 201-го танкового полка, а в 8.50 с запада на Непокрытую атаковали танки боевой группы Шмидта-Отта. В общей сложности на Непокрытую атаковало до 60 немецких танков, которым противостояло 20 танков 36-й и 133-й танковых бригад.

Потеснив 987-й и 989-й стрелковые полки, к 10.00 немецкие танки вышли на западную окраину Непокрытой и на западные скаты высоты 173,2 к востоку от Непокрытой, после чего в 10.00 оставшиеся танки 36-й танковой бригады на основании устного приказа командира 22-го танкового корпуса отошли с высоты 173,2 в рощу к западу от Федоровки. Вслед за тем в 10.20 23-я танковая дивизия полностью заняла линию высот 173,2 и 112,0, где попала под фланговый огонь с восточного направления из-за Бабки и временно перешла к обороне на захваченных высотах. С 11.50 немцами была отбита контратака на эти высоты советской пехоты и 6 танков, большая часть которых была легкими.

В Непокрытой в это время шел тяжелый бой 987-го стрелкового полка против атакующих его танков 3-й танковой дивизии. Находившиеся здесь 2 орудия 76-мм батареи 987-го полка, как и большинство артиллеристов, а также все лошади батареи вышли из строя. Из-за отсутствия средств эвакуации оба орудия достались противнику. Находившиеся за Бабкой батареи 468-го, 648-го и 875-го артиллерийских полков также подверглись ударам немецкой авиации и артиллерии, понеся при этом потери в личном и конском составе. Были повреждены 2 орудия 875-го артполка, разбито 2 орудия и 3 тягача, а также повреждены 3-е орудие и еще 2 тягача в 468-м артполку, подбит трактор в 648-м артполку.

Подавив противотанковую оборону 987-го полка и артиллерию 226-й стрелковой дивизии, боевая группа Шмидта-Отта в 12.10 прорвалась в западную часть Непокрытой. К 13.00, расстреляв почти все боеприпасы и потеряв до половины личного состава, 987-й стрелковый полк оставил Непокрытую и отошел на западные скаты высоты 199,0, где и закрепился. Для восстановления прежнего положения в Непокрытой командир 226-й стрелковой дивизии генерал-майор Горбатов бросил в бой 133-ю танковую бригаду, однако выправить положение уже не удалось, и в 15.00 боевая группа Шмидта-Отта завершила зачистку Непокрытой. К востоку от нее 987-й и 989-й стрелковые полки закрепились на высотах 195,5 и 199,0.

После занятия Непокрытой туда прибыли 23-й мотоциклетный батальон, 3-й батальон 201-го танкового полка 23-й танковой дивизии и боевая группа Река (усиленный 3-й батальон 530-го пехотного полка 299-й пехотной дивизии), которые теперь перешли в распоряжение Шмидта-Отта. Восстановив мост через речку Непокрытая, в 18.00 танки боевой группы Шмидта-Отта выступили из Непокрытой в атаку на высоту 199,0 и в тот же вечер заняли ее. Сразу после этого в 19.00 36-я танковая бригада при поддержке танков 133-й танковой бригады контратаковала высоту 199,0, однако атака танков не была поддержана пехотой 226-й стрелковой дивизии, и бригада отошла обратно на исходные позиции, потеряв в ходе атаки 2 танка (1 Т-60, 1 БТ) и сократившись до 3 исправных танков (1 Mk.II, 2 Т-60). Всего же за день в 36-й бригаде из строя выбыло не менее 6 танков (5 Mk.III, 1 Т-60). Потери соседней с ней 133-й танковой бригады не известны. Противостоявшая им 23-я танковая дивизия насчитала 10 советских танков, подбитых ею в тот день под Непокрытой.

Заняв Непокрытую и высоту 199,0, немецкая ударная группировка значительно сузила занимаемый 226-й стрелковой дивизией плацдарм на западном берегу речки Бабка, а заодно получила более выгодный исходный рубеж для атаки во фланг и тыл 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Все усилия немецких танковых частей 14 мая были сконцентрированы под Непокрытой, тем самым оставив в стороне плацдарм 81-й стрелковой дивизии у Большой Бабки. К утру 14 мая данная дивизия получила из армейского резерва свой 323-й стрелковый полк, который вывела на высоты 175,1 и 169,9 на западном берегу Бабки, сменив здесь сильно потрепанный накануне противником 53-й стрелковый полк. Весь день 14 мая 81-я дивизия, так же как и соседняя справа 124-я стрелковая дивизия, провела в обороне на вышеупомянутых высотах и на занятых ею окраинах Большой Бабки. За день на ее участке было отбито несколько контратак со стороны немцев, при этом 81-я дивизия потеряла 239 человек личного состава убитыми и ранеными, однако особо сильных попыток ликвидировать здешний советский плацдарм на западном берегу Бабки противник не предпринимал.

Глава 4.2. 3-й день наступления 28-й армии. Выход к реке Муром

3-й день наступления 28-й армии на всем ее левом фланге начался повсеместно с обороны. Из-за отхода соседней слева 226-й стрелковой дивизии и фланговой угрозы со стороны боевой группы Шмидта-Отта вся 13-я гвардейская стрелковая дивизия с подчиненной ей 90-й танковой бригадой весь день 14 мая оставалась в обороне на достигнутом ею накануне рубеже от Петровского до рощи к северо-западу от Непокрытой. Правый фланг соседней справа 244-й стрелковой дивизии к югу от Веселого также оказался полностью открыт, а потому дивизия предпочла дальнейшему наступлению в западном направлении главным образом закрепление достигнутого рубежа высот 188,4 и 202,7 между Петровским и Веселым.

Вышедшая к Непокрытой боевая группа Шмидта-Отта с утра 14 мая стала активно прощупывать позиции левофлангового 42-го гвардейского стрелкового полка. В 7.00 после сильного удара авиации немцы силами до 2 батальонов пехоты и 10-20 танков первый раз за день атаковали позиции 42-го полка с юго-западного направления. При отражении этой атаки 42-й гвардейский полк подбил 2 танка, однако и сам потерял 2 45-мм орудия и несколько противотанковых ружей подбитыми.

В 8.30 8 немецких танков попытались атаковать пехоту 42-го гвардейского полка в 1,5 км севернее Непокрытой, но высланные сюда 2 танка Т-34 90-й танковой бригады после непродолжительного боя вынудили немецкие танки отойти обратно в направлении Непокрытой.

Вслед за этим в 9.00 12 немецких танков и, по некоторым данным, 10 бронемашин совместно с пехотой попытались атаковать позиции 42-го гвардейского полка с юга и юго-запада. Огнем танков 90-й танковой бригады, артиллерии и бронебойщиков удалось подбить 6 из 12 танков, оденако все свои подбитые танки противник эвакуировал с поля боя в ремонт. Чуть позже, в 12.00 здесь же была отбита новая атака немецких танков. В ходе отражения всех этих танковых атак 90-я танковая бригада подбила 6 немецких танков, однако потеряла 2 танка Т-34 поврежденными и 2 человека ранеными, в т.ч. был ранен комиссар роты средних танков политрук Василий Обрезков.

3 подбитых немецких танка записали на счет экипажа Т-34 лейтенанта Ивана Терещука, а еще 2 подбитых танка – на счет экипажа Т-34 лейтенанта Сергея Журавлева. Танк Терещука в этом танковом бою был также подбит. Заведя замолкший двигатель воздухопуском, механик-водитель старший сержант Вениамин Алексеев своим ходом вывел танк на СПАМ бригады, где танк в течение суток восстановила ремонтная бригада танкового техника Дмитрия Киселева, и 15 мая танк вновь вернулся в строй.

Занимавший оборону в роще западнее высоты 194,5, 90-й мотострелковый батальон силами своей минометной роты и находившейся здесь же батареи ПТО 14 мая вел фланговый обстрел наступавшей на Непокрытую боевой группы Шмидта-Отта. В ответ на это немецкая авиация трижды за день подвергала батальон бомбардировкам, в результате которых тот потерял 6 человек личного состава (1 – убитым, 5 – ранеными), 1 машину «Форд» и 1 76-мм орудие ПТО поврежденными, после чего противотанковая батарея 90-й танковой бригады сократилась до 3 исправных 76-мм орудий.

Вечером боевая группа Шмидта-Отта, заняв Непокрытую и расположенную к востоку от нее высоту 199,0, вышла также и к позициям 39-го гвардейского стрелкового полка, который оборонялся во 2-м эшелоне 13-й гвардейской дивизии к северу от Непокрытой. Всего к позициям пехотинцев вышло до 2 рот пехоты и 15 танков, но в продолжавшемся 1,5 часа бою атаку их удалось отразить.

Во 2-й половине дня начались активные действия потрепанной в минувших боях 294-й пехотной дивизии против правого фланга 13-й гвардейской дивизии. К этому времени к западу от Петровского в распоряжение штаба 294-й дивизии перешел 2-й батальон 3-го моторизованного полка 3-й танковой дивизии (командир батальона – майор Бом), а на усиление 1-го батальона 211-го пехотного полка (командир – капитан Хан) в район Петровского также перешли из-под села Приволье остатки 294-го саперного батальона. Усилив 294-ю пехотную дивизию, командование немецкого 17-го армейского корпуса тут же отдало дивизии приказ перейти в контрнаступление и занять высоты 188,4 и 202,7 между Веселым и Петровским.

После обеда усиленный саперами 1-й батальон 211-го пехотного полка атаковал и с боем занял высоту 197,2 к западу от Петровского, после чего с 14.45 отбил здесь контратаку 244-й стрелковой дивизии со стороны высоты 202,7. Вскоре после этого подошел батальон Бома, в подчинение которого перешел теперь батальон капитана Хана, а также из штаба корпуса прибыло на усиление 3 самоходных орудия.

В 19.20 294-я пехотная дивизия почти всеми имеющимися в наличии силами перешла в контрнаступление. Ранее находившаяся в обороне боевая группа Винклера 2 ударными группами с юга атаковала 42-й гвардейский стрелковый полк на высоте 212,3 и в роще к северо-западу от нее. С запада от высоты 197,2 на Петровское против 34-го гвардейского стрелкового полка атаковала боевая группа капитана Хана, а левее нее к северу от Петровского позиции 244-й стрелковой дивизии атаковала боевая группа майора Бома.

Вместе с группой Винклера действовало до 12 танков боевой группы Шмидта-Отта. При их поддержке группа Винклера в 19.15 достигла рощи восточнее высоты 212,3, а в 21.30, по свидетельству немцев, заняла высоту 214,1, где закрепилась на ночь. В этом вечернем бою располагавшиеся в роще к северу от высоты 214,1 батареи 32-го гвардейского артиллерийского полка подбили 8 немецких танков, потеряв 2 своих 76-мм орудия подбитыми.

В это же время боевая группа Хана под прикрытием темноты по балке с ручьем незаметно подобралась вплотную к Петровскому и вышла на его западную окраину, где в 22.30 вступила в бой. После часового боя в 23.45 она прорвалась в Петровское и заняла западную половину села.

Атаковавший севернее Петровского батальон Бома вышел к западу от высоты 202,7, где встретил сильное сопротивление и контратаки со стороны 244-й стрелковой дивизии, понес большие потери и залег на подступах к этой высоте. Позже он вышел из боя и отошел на запад на линию высот 148,1 и 197,2.

Т.к. полностью занять Петровское не удалось, а боевые группы Винклера и Хана не соединились вместе, вклинившаяся в боевые порядки 42-го гвардейского полка боевая группа Винклера ночью оказалась под угрозой окружения. Помимо пехоты с флангов ее обстреливала артиллерия 13-й гвардейской дивизии, из рощи восточнее высоты 212,3 вели огонь танки 90-й танковой бригады, а в 22.15 14 мая по скоплениям немецкой пехоты и танков к востоку от Михайловки 1-й произвели залп 2 дивизиона 51-го гвардейского минометного полка. Понеся за ночь большие потери, к утру 15 мая боевая группа Винклера с разрешения штаба 294-й пехотной дивизии отошла на исходные позиции к востоку от Михайловки 2-й, таким образом, единственным достижением перешедшей в контрнаступление 294-й пехотной дивизии стал захват западной половины Петровского.



Отдав на своем левом фланге инициативу в руки противника, 28-я армия полностью сосредоточила свои усилия на продвижении правого фланга. В 6.00 13 мая 556-й и 680-й стрелковые полки 169-й стрелковой дивизии атаковали с северного, северо-восточного и юго-восточного направлений на село Веселое, в т.ч. с северо-востока на Веселое совместно с пехотой 556-го стрелкового полка атаковало 19 танков (6 Т-34, 13 Т-60) 84-й танковой бригады. Всем им в Веселом противостояла недавно созданная из остатков различных пехотных подразделений и тыловиков боевая группа генерала Хартлиба общей численностью примерно 200 человек личного состава, усиленная 7 37-мм орудиями 3-й роты 175-го противотанкового батальона. Удара 2 стрелковых полков и почти 20 советских танков немецкая пехота не выдержала и с 9 часов стала постепенно отходить из Веселого по дороге в село Липцы.

К 16.00 при поддержке танков  556-й и 680-й стрелковые полки 169-й стрелковой дивизии заняли северо-западную и центральную части Веселого и вышли на его западную окраину. К 18.00 680-й стрелковый полк достиг восточного берега реки Муром, 2 ротами форсировал ее, вышел в район высоты 193,3 к западу от Веселого, а к 18.30 завершил зачистку Веселого от остатков противника, после чего окопался на ближних подступах к Веселому к юго-западу, западу и к северу от этого села.

Общее продвижение 169-й стрелковой дивизии 14 мая составило до 9 километров в западном направлении. За день в боях в районе Веселого 169-я стрелковая дивизия захватила в качестве трофеев 15 орудий (5 150-мм, 10 37-мм), 4 миномета, 6 пулеметов, продуктовый склад. Поддерживавшая ее танками Т-34 и Т-60, 84-я танковая бригада потеряла всего 1 танк Т-34, который был подбит в районе высоты 193,3 в 16.00. После окончания боя 84-я танковая бригада танками Т-34 и Т-60, а также своим мотострелковым батальоном закрепилась в Веселом. Противотанковая батарея бригады оставалась действовать в роще к юго-западу от Терновой, а 200-й танковый батальон оставался в лесу южнее Терновой, где занимался ремонтом подбитых танков КВ-1. Обе эти части вместе с 3-м батальоном 556-го стрелкового полка стояли на пути отхода окруженной в Терновой боевой группы Грюнера в юго-западном направлении.

Рядом с ними к юго-западу от Терновой действовала 57-я танковая бригада. 479-й и 480-й танковые батальоны вместе с батареей ПТО располагались вместе с батареей ПТО 84-й танковой бригады в роще к юго-западу от высоты 226,3, а 57-й мотострелковый батальон вышел юго-западнее высоты 218,6. Кроме них блокаду Терновой осуществляли подразделения 175-й стрелковой дивизии. С севера на Терновую атаковал и завязал бой на северо-западной окраине села 1-й батальон 560-го стрелкового полка. Левофланговый 728-й стрелковый полк, ведя бой на юго-восточной окраине, обошел село с юга и завязал бой на юго-западной окраине села.

С 13.00 и до вечера оборонявшаяся в Терновой боевая группа Грюнера отбила множество советских атак на Терновую, в которых в т.ч. приняла участие 57-я танковая бригада. В боях за южную окраину Терновой бригада за день захватила 11 грузовых машин, 5 мотоциклов, 5 орудий, однако потеряла при этом 5 танков (3 Т-34, 2 Т-60), в т.ч. 3 танка Т-34 – сгоревшими. Командиры 2 сгоревших танков младшие лейтенанты Иван Белан и Николай Кириченко при этом погибли.

Главные силы своей дивизии командир 175-й стрелковой дивизии генерал-майор Кулешов не стал сковывать боями за Терновую, а бросил для развития наступления от Терновой в северо-западном направлении. За Муромом им противостояли объединенные под руководством штаба 226-го пехотного полка 79-й пехотной дивизии остатки подразделений этого полка общей численностью примерно 200 человек личного состава. Т.к. никаких возможностей удержать имеющимися силами рубеж реки Муром не имелось, во 2-й половине дня командир этого полка получил задачу собрать остатки частей в Липцах, где организовать новую линию оборону.

Успешно продвигаясь от села Араповка-Плоское в северо-западном направлении, за день 14 мая правофланговый 632-й стрелковый полк и 2 батальона 560-го стрелкового полка перешли Муром, освободили на своем пути 8 населенных пунктов (Нескучное, Серебряков, Сурядновка, Козлов, Зеленый, Безбожный, Середа, Выскокий) и вышли на рубеж: Выскокий – высота 204,3 – роща в 1,5 км южнее этой высоты – роща в 1 км южнее высоты 207,0 – Нескучное. Общее продвижение дивизии от села Араповка-Плоское составило 6 километров. За день 175-й стрелковой дивизией были захвачены 2 пленных, взорванная немцами при отходе 150-мм гаубица, большое количество мин, гранат, патронов. Потери 175-й дивизии (в особенности при атаках Терновой) также были существенными и только ранеными составили 297 человек личного состава.

В целом в ходе наступления 14 мая обе правофланговые дивизии 28-й армии продвинулись на западный берег реки Муром и вышли на уровень наступления соседних с ними 227-й и 244-й стрелковых дивизий 21-й и 28-й армий, тем самым выровняв линию фронта на стыке 21-й и 28-й армий, завершив окружение боевой группы Грюнера в Терновой и значительно отдалив внешний фронт окружения. Однако слабые попытки выбить боевую группу Грюнера из Терновой силами 1,5 стрелковых полков и неполной танковой бригады закономерно провалились. В связи с этим командующий 28-й армией генерал-лейтенант Рябышев решил сменить ранее понесшие потери части 175-й стрелковой дивизии под Терновой главными силами находящейся в армейском резерве 38-й стрелковой дивизии и силами этих 2 полнокровных стрелковых полков наконец-то занять Терновую.

Действовавшая под Терновой 57-я танковая бригада вместе с 22-м отдельным батальоном ПТР по решению командующего армией перебрасывалась на усиление 13-й гвардейской стрелковой дивизии для отражения дальнейших контратак немецких танков и пехоты с южного направления. Также из подчинения командира 244-й стрелковой дивизии на усиление 13-й гвардейской дивизии передавался 651-й легкоартиллерийский полк РГК. Для обеспечения левого фланга армии также 13-й гвардейской дивизии на восточный берег реки Бабка в район Перемоги и Драгуновки перебрасывался из армейского резерва 343-й стрелковый полк 38-й стрелковой дивизии, сюда же переходил армейский противотанковый резерв – 612-й легкоартиллерийский полк РГК.

Наконец, последний резерв командующего 28-й армией – 3-й гвардейский кавалерийский корпус, усиливаемой 34-й мотострелковой бригадой и 84-й танковой бригадой, должен был сосредоточиться на стыке 21-й и 28-й армий в районе Терновой и урочища Ладыцкое и с выходом пехоты к деревне Лукьянцы на реке Липец должен был войти в прорыв, ударив дальше в западном направлении.

Таким образом, следующий день 15 мая становился для 28-й армии решающим днем, когда в бой вводились абсолютно все армейские резервы. Большая их часть шла на правый фланг армии для развития наступления дальше в западном направлении и быстрейшего взятия Терновой, меньшая часть сил (главным образом подразделения противотанковой обороны) переходила на усиление наиболее опасного левого фланга армии.

Глава 4.3. Наступление 21-й армии 14 мая 1942 г. Освобождение Мурома

В полосе наступления 21-й армии боевые действия 14 мая 1942 г. снова разворачивались главным образом вокруг села Муром, который полуокруженная здесь боевая группа Бонина в составе 2 усиленных пехотных батальонов и не думала сдавать. 1-й и 2-й батальоны 789-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии при поддержке танков 1-го танкового батальона 10-й танковой бригады атаковали на юго-западную окраину Мурома, а навстречу им с юго-востока и востока с 8.00 атаковала всеми своими силами 293-я стрелковая дивизия. Утром 9 танков 10-й танковой бригады снова ударом с юга прорвались к Троицкой церкви в южной части города, где вывели из строя 2 150-мм гаубицы и несколько орудий ПТО, однако полностью подавить оборону противника им не удалось. После этого танки на некоторое время отошли из города на дозаправку, а немцы после их ухода снова заняли свои потерянные при танковой атаке позиции.

В течение дня южная окраина Мурома в районе Троицкой церкви несколько раз переходила из рук в руки. После очередного оставления церкви 1-я стрелковая рота 789-го стрелкового полка в 16.00 была посажена на танки и переброшена в район церкви десантом на танках, а к 16.20 туда же подтянулись главные силы 789-го полка. До  18.00 танки продолжали участвовать в уличных боях в Муроме, после чего, не имея поддержки пехоты  и артиллерии, отошли обратно на исходные позиции.

Гораздо успешнее действовала атаковавшая с востока 293-я стрелковая дивизия, которая к 15.00, несмотря на отсутствие у нее танковой поддержки, смогла овладеть восточной половиной Мурома. В 19.10 после 10-минутной артподготовки 1-й танковый батальон 10-й танковой бригады снова высадил пехотный десант 789-го стрелкового полка в юго-западной части Мурома, после чего из района Троицкой церкви 1-й и 2-й батальоны 789-го полка совместно с танкистами с боем двинулись вдоль села в северном направлении.

Не имея сил выбить прорвавшиеся в Муром советские части, все еще оборонявшаяся здесь боевая группа Бонина в ночь на 15 мая сначала отошла в северную часть села, а затем полностью оставила Муром, и 293-я стрелковая дивизия вышла к северу от Мурома на рубеж: Нехотеевка – МТФ севернее Мурома. Оказавшийся во 2-м эшелоне позади 293-й дивизии, 789-й стрелковый полк 227-й стрелковой дивизии к 7.00 15 мая завершил зачистку Мурома от остатков противника.  В боях за это село полк потерял 183 человека личного состава убитыми и ранеными. Самим полком в Муроме было захвачено 2 пленных, 1 бронемашина, 1 тягач, 5 автомашин, 8 повозок с 2 лошадьми, 130 велосипедов, 6 орудий (2 крупнокалиберных, 4 ПТО), 1 миномет, 11 ручных пулеметов (в т.ч. 1 советский), 1 автомат, 48 винтовок (5 немецких, 43 советских), 5 пистолетов и множество других трофеев. Еще 6 автомашин, 10 велосипедов, 12 орудий, 15 пулеметов захватила в боях за Муром в качестве трофеев 293-я стрелковая дивизия.



К юго-западу от Мурома в обороне 79-й пехотной дивизии зияла дыра, которая была слабо прикрыта небольшими силами пехоты 226-го пехотного полка. После того, как к речке Муром вышла 175-я стрелковая дивизия 28-й армии, немцы оставили свои позиции и отошли за речку Липец. Оборонявшийся на левом фланге 21-й армии на участке: Муравлево – высоты 219,5, 221,0, 217,3, – 777-й стрелковый полк наступления вперед не предпринимал и главными силами оставался в обороне, выслав вперед в качестве разведки подчиненный штабу 227-й стрелковой дивизии 21-й истребительный батальон. За день батальон занял Вергелевку, Солнцево, Пыльную, Борисовку к западу от Мурома, и, вероятно, он же при поддержке 7 танков 2-го танкового батальона 10-й танковой бригады занял Новую Деревню в 5,8 км юго-западнее Мурома. Остававшийся в обороне в Муравлево и Чуркине 3-й батальон 777-го стрелкового полка  разведгруппами вошел в оставленные немцами хутора Козлов, Безбожный, Зеленый к юго-западу от Муравлево и выставил там патрули. За день батальон захватил в качестве трофеев 6 повозок, 2 велосипеда, 1 кухню, 3 миномета, 8 автоматов, 4 пистолета, 5 ракетниц, 1 радиостанцию, 5 ящиков винтовочных патронов, 5 ящиков гранат, 300 мин.

К северу от Мурома 76-я стрелковая дивизия 14 мая продолжала вести безуспешные бои против немецкого 212-го пехотного полка за Графовку, совхоз Шамино и отделение совхоза Шамино. После тяжелого ночного боя в 5.00 2 роты 1-го батальона 216-го стрелкового полка в составе 80 человек личного состава с боем заняли восточную окраину отделения совхоза Шамино, а по данным немцев, даже заняли все отделение совхоза. В ходе последующих контратак 212-й пехотный полк окружил вырвавшиеся вперед роты и к 12.00 вынудил их прорваться из отделения совхоза в расположение своего батальона. За день 14 мая в боях за отделение совхоза Шамино 216-й стрелковый полк уничтожил 3 ДЗОТа, вывел из строя 40 немцев, но и сам потерял 80 человек личного состава (63 – убитыми, 17 – ранеными), 4 миномета, 4 ручных пулемета, 40 винтовок.

Атаковавший по соседству с ним на совхоз Шамино Графовку 207-й стрелковый полк успеха в продвижении не имел, при этом полк за день 14 мая потерял 145 человек личного состава.

Правее него вел тяжелые бои за Графовку 93-й стрелковый полк. Согласно немецкой версии событий, с вечера 13 мая полк занимал восточную часть Графовки, а в донесении самого 93-го полка говорится лишь о занятии восточных и юго-восточных скатов высоты 182,9 к юго-востоку от Графовки. Для того, чтобы отбить обратно свой прежний передний край, из резервов был составлен сводный отряд капитана Мангельсдорфа в составе 1-й и 2-й рот  175-го саперного батальона, 10-й роты 212-го пехотного полка и противотанкового взвода 175-го противотанкового батальона, из них саперные роты и противотанкисты только ночью прибыли на усиление 79-й пехотной дивизии. Контрудар отряда Магельсдорфа начался с 12.00, при этом основной удар силою до 150 человек пехоты пришелся на левый фланг 93-го стрелкового полка и соседний слева армейский истребительный батальон. Последний не выдержал атаки и отошел в урочище Дача Коровинская, к отходу быстро присоединились 2-й и 3-й батальоны 93-го стрелкового полка, в итоге полк оставил свои позиции на высоте 182,9, и немцы вновь заняли свои прежние позиции, захватив при этом 58 пленных. Чуть позже, в 17.00, 93-й стрелковый полк при поддержке артиллерии перешел в контрнаступление и к исходу дня вновь вышел на восточные и юго-восточные скаты высоты 182,9.

Глава 4.4. Общие итоги 3-го дня наступления

3-й день наступления ударной группировки Юго-Западного фронта не принес войскам 21-й, 28-й и 38-й армий существенного продвижения, кроме как в районе к западу от Терновой, где 169-я и 175-я стрелковые дивизии 28-й армии продвинулись вперед на 6-9 километров и освободили от противника 9 населенных пунктов, выйдя на западный берег реки Муром. Войска 21-й армии 14 мая сосредоточили свои основные усилия на взятии села Муром, и хотя эта задача была выполнена, оборонявшаяся в Муроме боевая группа Бонина не была разгромлена и организованно отступила на новые позиции к северу от Мурома.

В полосе обороны 38-й армии немецкая танковая группировка (23-я танковая дивизия и боевая группа Шмидта-Отта) вновь заняла Непокрытую, благодаря чему к северу от Непокрытой вышла к позициям ранее находившегося во 2-м эшелоне 13-й гвардейской стрелковой дивизии (28-я армия) 39-го гвардейского стрелкового полка, после чего все полки 13-й гвардейской дивизии вместе с поддерживавшей дивизию 90-й танковой бригадой оказались в 1-м эшелоне на линии фронта, а сама линия фронта растянулась на добрых 13 километров. Переброска на это направление из-под Терновой 57-й танковой бригады и выдвижение на стык 13-й гвардейской и 226-й стрелковых дивизий свежего 343-го стрелкового полка 38-й стрелковой дивизии совершенно не могли устранить угрозу прорыва растянувшейся здесь линии фронта немецкими танками. В целом со стороны советского командования явно имела место быть недооценка противника и переоценка возможностей 13-й гвардейской дивизии лишь собственными силами при поддержке подчиненных ей 2 танковых бригад остановить наступление 2 неполных немецких танковых дивизий.

В общей сложности за день 14 мая войска 21-й, 28-й и 38-й армий освободили 16 населенных пунктов (Веселое, Нескучное, Серебряков, Сурядновка, Козлов, Зеленый, Безбожный, Середа, Выскокий, Вергелевка, Солнцево, Пыльная, Борисовка, Новая Деревня, Муром, Нехотеевка), однако оставили противнику село Непокрытая. Наибольшего продвижения 14 мая добилась 169-я стрелковая дивизия, которая продвинулась на запад до 9 километров.

Танковые части 3 армий 14 мая потеряли не менее 18 танков:

36-я и 133-я танковые бригады 38-й армии потеряли примерно 10 танков;

57-я, 84-я и 90-я танковые бригады 28-й армии потеряли 8 танков (6 Т-34, 2 Т-60), в т.ч. 3 танка Т-34 – сгоревшими.

Потери 10-й танковой бригады 21-й армии 14 мая не известны.

Глава 3.2. 2-й день наступления 28-й армии

Пока правофланговые 81-я, 124-я и 226-я стрелковые дивизии 38-й армии с танковыми бригадами 22-го танкового корпуса переживали самый худший свой день во время майских боев, дивизии соседней справа 28-й армии вполне успешно развивали свое наступление в западном направлении. Наиболее успешными в этом плане снова оказались левофланговые 13-я гвардейская и 244-я стрелковые дивизии. Оборонявшиеся перед ними 12 мая правофланговые части 294-й пехотной дивизии были разбиты, обескровлены и особо сильного заслона 13 мая выставить не могли.

На участке 13-й гвардейской дивизии бой начался уже в ночь на 13 мая. Получив сведения, что в северной части деревни Перемога у противника осталось до 40 пехотинцев и 2 пушки, комиссар 204-го танкового батальона 90-й танковой бригады старший политрук Анатолий Гусак повел в ночную атаку на деревню 3 оставшихся на ходу танка КВ-1 1-й роты 204-го танкового батальона – командира роты лейтенанта Петра Майорова, младших лейтенантов Анатолия Баринова и Валентина Веселова. К своему удивлению, танкисты обнаружили в деревне большое количество тяжелой немецкой артиллерии из состава так называемой артиллерийской группы Клингхардта, однако атаки они не прекратили. Шедший за танком Гусака танк КВ-1 был подбит артогнем. По решению Гусака его экипаж попытался взять на буксир подбитую машину, но при этом его танк также был подбит, после чего экипаж открыл огонь с места.

Бой за Перемогу, согласно разным источникам, продолжался от 2 до 4 часов, но, в конце концов, подошедший следом за танками правофланговый 39-й гвардейский стрелковый полк к 4.00 13 мая занял эту деревню, где захватил 19 орудий, склад боеприпасов, а также обнаружил на поле боя 27 убитых немецких солдат. Также танками было уничтожено 3 орудия ПТО и подавлен огонь до 8 ДЗОТов. Все 3 танка КВ-1 танковой группы Гусака в этом бою были подбиты, а 3 танкиста были ранены. Почти всех танкистов из состава 3 экипажей за этот бой наградили. На счет экипажей лейтенанта Майорова и младшего лейтенанта Веселова в наградных листах на танкистов было зачислено по 7 уничтоженных орудий, а 9 орудий – на счет экипажа младшего лейтенанта Баринова. После боя на броне танка Баринова насчитали помимо 2 пробоин до 40 вмятин от снарядов противника, которые не смогли пробить толстую броню танка КВ-1.

Заняв северную часть Перемоги, 13-я гвардейская стрелковая дивизия тем самым зачистила от противника весь восточный берег Бабки в полосе своего наступления. В 6.00 с захваченного накануне плацдарма на западном берегу дивизия стала развивать наступление дальше в западном направлении, а в 10.00 к наступавшей пехоте присоединилась 90-я танковая бригада в составе 16 танков (9 Т-34, 7 Т-60), которая атаковала на крайнем левом фланге дивизии через высоту 194,5 на высоту 212,3 и далее на село Петровское и деревню Михайловка 2-я. Следом за танками атаковал мотострелковый батальон с противотанковой батареей. Маршрут наступления 90-й танковой бригады пролегал там, где днем ранее прошла танковая группа 133-й танковой бригады, из-за чего в итоге 90-й танковой бригаде достались 2 танка БТ-7 133-й бригады, которые вечером минувшего дня были сожжены немецкой артиллерией к востоку от Петровского.

Разбитый накануне противник окопался на западных скатах высоты 194,5 и в круглой роще к западу от хутора Красный. К 11.00 при поддержке танков 13-я гвардейская стрелковая дивизия сломила его сопротивление, после чего перешла в преследование отходящих групп противника. Справа от нее 244-я стрелковая дивизия при поддержке танков 57-й танковой бригады также успешно преодолела не слишком сильное сопротивление противника на речке Бабка, после чего быстро двинулась в преследование в западном направлении.

Ранее действовавший на правом фланге 13-й гвардейской дивизии, 39-й гвардейский стрелковый полк, заняв свиноводческий совхоз к северо-западу от Перемоги, закрепился на достигнутом рубеже на западном берегу Бабки и вышел во 2-й эшелон 13-й гвардейской дивизии. Оказавшийся теперь на правом фланге, 34-й гвардейский стрелковый полк к 14.00, пройдя до 10 километров в западном направлении, занял село Петровское, где закрепился. Правее него левофланговый 914-й стрелковый полк 244-й стрелковой дивизии к этому же времени вышел на высоту 205,4 в 3 км к северо-востоку от Петровского, а левее него 42-й гвардейский стрелковый полк вышел на высоту 212,3, выйдя в 2,6 км к северо-востоку от Михайловки 2-й. При достижении указанного рубежа 13-я гвардейская дивизия вышла на уровень наступления соседней слева 226-й стрелковой дивизии, после чего согласно новым указаниям командующего 28-й армией закрепилась и перешла к обороне. Перед ее левым флангом в районе 1-й и 2-й Михайловки занимали оборону остатки разбитой накануне боевой группы полковника Винклера (2 батальона 514-го пехотного полка), которые вместе с присоединенными к ним остатками 3-го батальона 164-го пехотного полка к утру 13 мая имели всего 588 человек личного состава. К западу от Петровского из самого села отступили остатки 1-го батальона 211-го пехотного полка, которые к исходу дня 12 мая насчитывали всего 158 человек личного состава. 13 мая силы батальона несколько выросли, когда на его участок прибыло несколько противотанковых и пехотных орудий, но в целом оборона у немцев здесь была весьма и весьма слабая.

Закрепляясь на новом рубеже, 13-я гвардейская стрелковая дивизия стала стягивать к новой линии фронта подкрепления и артиллерию. Следом за танками 90-й мотострелковый батальон с противотанковой батареей к 16.00 вышел в рощу восточнее высоты 212,3, где организовал противотанковую оборону. При выходе на высоту 212,3 танки Т-34 206-го танкового батальона столкнулись здесь с 8 немецкими танками из состава наступавшей южнее 13-й гвардейской дивизии против 226-й стрелковой дивизии боевой группы подполковника Шмидт-Отта. В танковом бою советские танки отбросили немецкие танки назад, а вслед затем в 16.00 или 17.00 последовала контратака до 20 немецких танков с юго-западного направления на позиции левофлангового 42-го гвардейского стрелкового полка. Вновь вступившие в бой танки Т-34 при поддержке подошедших танков Т-60 отбили эту контратаку, при этом огнем танкистов, а также расчетов 45-мм орудий и бронебойщиков 42-го гвардейского полка было подбито около 8 немецких танков. Сама 90-я танковая бригада в этом танковом бою потерь в танках не имела. За день она под бомбежкой потеряла грузовик ГАЗ-АА сгоревшим и грузовик «Форд» подбитым, а также 1 человека убитым. Это не считая ее ночных потерь в 3 танка КВ-1 подбитыми и 3 человека личного состава ранеными.

Справа от 13-й гвардейской стрелковой дивизии 244-я стрелковая дивизия, пройдя за день 13 мая до 14 километров в западном направлении, к утру 14 мая вышла к высотам 202,7 и 188,4 между Петровским и селом Веселое. Поддерживавшая ее 57-я танковая бригада за день захватила 5 пленных, 4 велосипеда, 5 орудий, 3 миномета, 4 пулемета, 30 винтовок, 380 гранат.



Боевые действия на правом фланге 28-й армии 13 мая главным образом разгорелись вокруг Терновой. Благодаря особо успешному продвижению 13-й гвардейской стрелковой дивизии и 777-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии к утру 13 мая данное село оказалось обойдено советскими войсками с севера и с юга. Сконцентрированные по дуге вокруг Терновой немецкие 513-й пехотный полк 294-й пехотной дивизии, 226-й и 429-й пехотные полки 79-й пехотной дивизии были объединены в одну боевую группу под общим управлением полковника Грюнера и по состоянию на 13 мая насчитывали около 2000 человек. Под напором правофланговых 169-й и 175-й стрелковых дивизий 28-й армии все они вынуждены были медленно отходить к Терновой, где перешли к круговой обороне.

Наступление 169-й стрелковой дивизии возобновилось с 5.30 13 мая. Подавив огнем артиллерии и танков систему ДЗОТов противника на восточной опушке леса к юго-востоку от Терновой, правофланговый 556-й стрелковый полк при поддержке танков Т-60 84-й танковой бригады прорвался в этот лес, за несколько часов прочесал его и к 16.00 вышел к Терновой. Обойдя это село с юга, полк к 20.00 вышел в 2,7 км к западу от Терновой. Поддерживавшие соседний слева 680-й стрелковый полк танки Т-34 84-й танковой бригады ударом от Байрака к 10 часам прорвались к высоте 226,3 к югу от Терновой, после чего совместно с подошедшей пехотой 169-й стрелковой дивизии несколько раз с 13.00 безуспешно атаковали Терновую с юга. Продвигаясь далее в западном направлении, левофланговый 680-й стрелковый полк к 20.00 вышел на высоту 207,2 и в рощу к северо-западу от этой высоты, не дойдя 3 километров до соседнего села Веселое. Продвижение его за день составило до 8 километров. Наступавшие во 2-м эшелоне 2 батальона 434-го стрелкового полка следом за 556-м стрелковым полком обошли Терновую с юга и заняли оборону на высоте 218,6 в 1,2 км юго-западнее Терновой, блокировав боевой группе Грюнера пути отхода на юго-запад.

Т.к. пехота 244-й стрелковой дивизии после преодоления речки Бабка быстро продвигалась вперед, почти не встречая перед собой противника, и особо не нуждалась в танковой поддержке, к вечеру 13 мая действовавшая на ее участке 57-я танковая бригада, в составе 34 танков (9 КВ-1, 9 Т-34, 16 Т-60) была переброшена на левый фланг 169-й стрелковой дивизии на высоту 218,6 и в рощу в 2 км юго-западнее Терновой, временно присоединившись к 84-й танковой бригаде.

За день 169-я стрелковая дивизия, по советским данным, уничтожила 400 немцев, 34 ДЗОТа, захватила 5 пленных, 1 танк, 5 орудий, 12 минометов, 5 пулеметов, 50 автоматов, 140 винтовок, 200 ручных гранат, склад с боеприпасами. Потери ее при этом составили 243 человека личного состава убитыми и ранеными.

Поддерживавшая дивизию 84-я танковая бригада, по подсчетам своего штаба, уничтожила 2 станковых пулемета, 13 ДЗОТов, 5 блиндажей, захватила 10 пушек, 1 ПТР, 2 винтовки. При этом только безвозвратно бригада потеряла 2 танка Т-34 (сгоревшими) и 6 человек личного состава (убитыми), в т.ч. погибли помощник командира бригады по технической части капитан Федор Катуков и командир танковой роты младший лейтенант Георгий Гиря. К 24.00 число исправных танков в бригаде сократилось до 28 штук (2 КВ-1, 13 Т-34, 13 Т-60). 4 танка (1 КВ-1, 3 Т-34) составляли безвозвратные потери, 2 танка КВ-1 требовали эвакуации из болота, а 2 подбитых танка (1 Т-34, 1 Т-60) – отправки в заводской ремонт.

Наступавшая на правом фланге 175-я стрелковая дивизия за день 13 мая силами левофлангового 728-го стрелкового полка при поддержке оставшихся танков Т-34 6-й гвардейской танковой бригады сначала к 14.00 овладела селом Варваровка, затем заняла лес между Варваровкой и Терновой и пробилась на западную окраину Терновой. Наступавший правее 560-й стрелковый полк занял лес севернее Терновой и вышел на северную окраину Терновой. Для развития успеха в бой с утра 13 мая правее 560-го полка был введен из 2-го эшелона 632-й стрелковый полк. Т.к. боевая группа Грюнера отвела все свои силы в Терновую, а к северу от Терновой немецких частей уже не было, 632-й стрелковый полк успешно вошел в прорыв к северу от Терновой и к исходу дня 13 мая занял деревню Араповка-Плоское к северо-западу от Терновой. За день 14 мая 175-я стрелковая дивизия прошла от Избицкого до 8 километров в западном направлении и завершила обход боевой группы Грюнера в Терновой с севера и северо-запада. Общие ее потери с 12 мая выросли до 820 человек личного состава убитыми и ранеными. Частями дивизии было захвачено 11 пленных, 7 орудий (4 гаубицы, 3 ПТО), 80 минометов, 7 ручных пулеметов, 170 винтовок, 4 пистолета.

В целом в ходе наступления 13 мая 169-й и 175-й стрелковых дивизий боевая группа Грюнера была оттеснена в Терновую, где была охвачена с 3 сторон. У немцев все еще оставался свободным путь отхода в западном направлении, но его в любой момент также могли заблокировать. На левом фланге 28-й армии 13-я гвардейская и 244-я стрелковые дивизии вышли на уровень наступления соседней слева 226-й стрелковой дивизии 38-й армии, и до северо-восточной окраины Харькова им оставалось каких-то 19 километров. Однако во 2-й половине дня все переменилось, т.к. брошенная в контрнаступление боевая группа Шмидт-Отта из состава 3-й танковой дивизии оттеснила 226-ю стрелковую дивизию в Непокрытую, после чего левый фланг 13-й гвардейской дивизии оказался открыт для фланговых контратак этой немецкой ударной группировки.

Глава 3.3. Наступление 21-й армии 13 мая 1942 г.

Рано утром 13 мая 1942 г. войска 21-й армии продолжали улучшать достигнутые ранее позиции и продвигаться вперед. 293-я стрелковая дивизия, воспользовавшись тем, что противостоявшая ей боевая группа Бонина ночью отошла в Муром, к 6.30 освободила село Огурцово на западном берегу Северского Донца, где захватила нескольких пленных, одно 37-мм орудие ПТО, 3 пулемета, 6 автоматов и 2 склада с боеприпасами.

Соседний слева 777-й стрелковый полк 227-й стрелковой дивизии своим правофланговым 1-м батальоном вышел к восточной окраине деревни Чуркин и повсеместно вышел к реке Муром между деревнями Чуркин и Пятница.

С 8.00 войска 21-й армии возобновили свое наступление, в т.ч. 777-й стрелковый полк при поддержке 10-й танковой бригады атаковал через речку Муром. Отступившие за Муром немецкие подразделения, объединенные под общее управление командира 226-го пехотного полка, оказались не в состоянии выдержать этого натиска. К 10.10 11 танков 2-го танкового батальона 10-й танковой бригады прорвали немецкую оборону на западном берегу Мурома и ударом вдоль речки дошли до деревни Муравлево, откуда в 12.00 прорвались дальше до села Середа, после чего подошедший следом за ними 3-й батальон 777-го стрелкового полка занял Муравлево и Чуркин. Остатки подчинявшихся штабу 226-го пехотного полка немецких подразделений в составе примерно 200 человек отошли в хутор Выскокий, что в 2,5 км северо-западнее Середы. Танки и мотострелки не стали добивать здесь немцев, а ударили мимо Выскокого в северо-западном направлении и к 13.00 вышли на высоты 219,5 и 221,0, перерезав дорогу Муром – Липцы в 6-8 км юго-западнее Мурома. Следом за ними на эти высоты к исходу дня вышел 1-й батальон 777-го стрелкового полка. В целом за день 777-й стрелковый полк продвинулся до 4,5 км в северо-западном направлении, захватил 2 повозки с 4 лошадьми и одно 37-мм орудие ПТО.

На правом фланге 777-го полка утром 13 мая из 2-го эшелона 227-й стрелковой дивизии был введен в бой 789-й стрелковый полк. Поддерживавший его 1-й танковый батальон 10-й танковой бригады успешно прорвал оборону 1-го батальона 429-го пехотного полка на реке Муром в деревне Пятница, после чего занял высоту 224,8 к юго-западу от Мурома и к 11.30 атаковал с юго-запада непосредственно на Муром.

Отступившая в Муром боевая группа Бонина не успела здесь еще закрепиться, а потому 4 танкам БТ из состава передовой танковой роты старшего лейтенанта Николая Курного удалось с ходу ворваться на южную окраину Мурома.

В последовавшем затем бою экипажи уничтожили расчеты 2 тяжелых орудий, стоявший в засаде легкий танк и множество пехотинцев, но, в конце концов, все 4 танка были подбиты орудиями ПТО. 2 из 4 танков сгорели и остались стоять на поле боя, их командиры старший сержант Сергей Гришков и сержант Михаил Баранов, а также башенный стрелок танка старшего лейтенанта Курного красноармеец Михаил Мирный погибли, были ранены сам ротный Курной и башенный стрелок младший сержант Николай Романенко. Экипажам лейтенанта Курного и младшего лейтенанта Арсентия Дидечука удалось вывести свои подбитые танки из Мурома и спасти их. По итогу этого боя почти всех танкистов из состава 4 танковых экипажей наградили.

Следом за танками к Мурому подтянулся и к 16.00 вошел в это село возле Троицкой церкви 2-й батальон 789-го стрелкового полка. Уже ночью к церкви десантом на танках была переброшена 1-я рота 1-го батальона 789-го стрелкового полка, которая при поддержке танков до 23.00 овладела церковью и частью домов рядом с церковью. Правее 789-го стрелкового полка к Мурому с востока и юго-востока вышла 293-я стрелковая дивизия.

За день 13 мая 10-я танковая бригада уничтожила 2 автомашины, 3 повозки, 4 орудия (1 105-мм, 3 75-мм), 9 ручных пулеметов, 2 склада (1 – с боеприпасами, 1 – вещевой), захватила 16 пленных, 1 автомашину, 5 орудий (2 105-мм, 1 75-мм, 2 37-мм), 2 миномета, 6 ручных пулеметов, 2 ящика гранат.

Потери ее составили 42 человека личного состава (16 – убитыми, 26 – ранеными) и 6 танков (1 КВ-1, 1 Т-34, 4 БТ): 2 танка БТ – сгоревшими в районе Мурома, 4 других танка (1 КВ-1, 1 Т-34, 2 БТ) – подбитыми артогнем.



Наступавшая к северу от Мурома 76-я стрелковая дивизия правофланговым 93-м стрелковым полком подошла к селу Графовка, 207-м стрелковым полком – к совхозу Шамино, а левофланговым 216-м стрелковым полком – к отделению совхоза Шамино, что в 3 км северо-восточнее Мурома. Бои за эти населенные пункты шли крайне ожесточенные. После нескольких неудачных атак уже вечером, в 19.50, 93-й стрелковый полк все же смог прорваться в восточную часть Графовки, но полностью занять это село так и не смог. За день полк захватил 2 пленных, 2 орудия ПТО со снарядами к ним, 1 пулемет, 2 автомата. Захваченную пушку тут же развернули в сторону отступающих немцев и расстреляли по ним часть захваченных снарядов.

Справа от 76-й стрелковой дивизии 1054-й стрелковый полк 301-й стрелковой дивизии, возобновив наступление с 7.30 13 мая, в 8.40 полностью занял оставленную немцами ночью Маслову Пристань, ликвидировав немецкий плацдарм на восточном берегу Северского Донца.

В целом отошедшая в Муром боевая группа Бонина благодаря выходу 227-й стрелковой дивизии к юго-западу от Мурома и выходу 76-й стрелковой дивизии к северу от Мурома к совхозу Шамино и отделению этого совхоза, как и днем ранее, оказалась обойдена с 2 сторон, однако у нее еще оставались свободными коммуникации. Между Муромом и Терновой в линии фронта 79-й пехотной дивизии зияла широкая брешь, практически не прикрытая какими-либо немецкими войсками, что давало большие возможности для дальнейшего продвижения 21-й и 28-й армий на этом участке в западном направлении в обход Мурома и Терновой.

Глава 3.4. Общие итоги 2-го дня наступления

Общие итоги 2-го дня наступления северной ударной группировки Юго-Западного фронта оказались весьма неоднозначными. Южный фланг с войсками 38-й армии из-за ошибок советского командования и недооценки противника постигла самая настоящая катастрофа. 124-я и 226-я стрелковые дивизии потерпели поражение, оставили ранее занятую ими территорию и отошли далеко на восток, обнажив фланг 13-й гвардейской стрелковой дивизии 28-й армии, а 22-й танковый корпус за один день потерял большую часть своих танков и лишился ударных возможностей.

Войска 28-й армии, что было вполне закономерно, развили достигнутый накануне успех и, войдя в прорыв на слабо занятых противником участках фронта между Непокрытой и Терновой и к северу от Терновой, совершили большой рывок в западном направлении, полуокружили отступившие в Терновую остатки 3 немецких пехотных полков, а заодно обошли с юга обороняемое немцами село Веселое. В отличие от 22-го танкового корпуса танковые бригады 28-й армии 13 мая понесли минимальные потери и вполне сохранили боеспособность. К исходу дня 2 из 4 танковых бригад были сконцентрированы к юго-западу и к югу от Терновой, где требовалось как можно быстрее завершить кольцо окружения и разгромить окруженную группировку противника, третья бригада (90-я) обеспечивала левый фланг армии, а четвертая бригада (6-я гвардейская) к 19.00 13 мая была переброшена в Старый Салтов на участок соседней 38-й армии, которая остро нуждалась в танковых частях для парирования новых попыток немецких танковых частей ликвидировать плацдарм 38-й армии на западном берегу Северского Донца.

Наступавшие войска 21-й армии подошли непосредственно к селу Муром, куда отступили практические все ранее противостоявшие левому флангу армии немецкие части. Как и Терновая, Муром был взят в полукольцо, а между Муромом и Терновой так же, как и между Терновой и Непокрытой, зияла широкая брешь, что позволяло левофланговым частям 21-й армии развивать наступление на этом участке далеко в западном направлении.

Наибольшего продвижения 13 мая добилась 244-я стрелковая дивизия 28-й армии, продвинувшаяся за день до 14 километров в западном направлении. Наступавшими частями 3 армий было освобождено 12 населенных пунктов (Червона Роганка, Лебединка, Перемога (северная часть), Красный, Петровское, Араповка-Плоское, Муравлево, Чуркин, Пятница, Огурцово, Старая Таволжанка, Маслова Пристань), правда, из них 2 населенных пункта (Червона Роганка, Лебединка), а также занятое 12 мая Песчаное были тут же сданы противнику.

В общей сложности танковые части 3 армий 13 мая потеряли не менее 98 танков (4 КВ-1, 15 Т-34, 20 Mk.II, 14 Mk.III, 12 Т-60, 6 Т-26, 27 БТ):

13-я, 36-я и 133-я танковые бригады потеряли 87 танков (12 Т-34, 20 Mk.II, 14 Mk.III, 12 Т-60, 6 Т-26, 23 БТ);

84-я и 90-я танковые бригады 28-й армии потеряли не менее 5 танков (3 КВ-1, 2 Т-34);

10-я танковая бригада 21-й армии потеряла 6 танков (1 КВ-1, 1 Т-34, 4 БТ).

После понесенного накануне поражения к утру 13 мая 1942 г. немецкая 294-я пехотная дивизия смогла привести себя в порядок и организовать сравнительно единую линию фронта, которая протянулась от села Приволье до села Петровское. Заняты новые позиции были весьма слабыми частями, потерявшими в боях 12 мая большую часть личного состава и почти всю свою противотанковую артиллерию, а потому новый натиск советских танков выдержать они были не в состоянии. Особенно шаткое положение было на флангах дивизии на стыках с 79-й и 297-й пехотными дивизиями, которые почти никем не прикрывались, и в целом положение дивизии оставалось весьма удручающим, пока в конце дня 12 мая сюда из Харькова не стала прибывать 23-я танковая дивизия составе 181 танка (32 Pz.IV, 112 Pz.III, 34 Pz.II, 3 Pz.Bf.Wg), которая получила задачу контрударом с юга отбросить прорвавшиеся советские войска за Северский Донец и полностью ликвидировать советское присутствие на западном берегу реки. Двигавшийся в авангарде 23-й мотоциклетный батальон 23-й танковой дивизии в ночь на 13 мая занял оборону между селами Червона Роганка и Зарожное, прикрыв исходные позиции главных сил 23-й танковой дивизии с севера. Фронт обороны его был весьма обширный, а потому силами одного только мотоциклетного батальона полностью занять его не представлялось никакой возможности.

Тем же вечером 12 мая советская авиация обнаружила движение танков 23-й танковой дивизии из Харькова на Чугуев, который находился в 22 км к югу от села Песчаное. Вскоре было определено, что возможный танковый контрудар противника во фланг ударной группировки 38-й армии должен последовать со стороны села Зарожное, о чем штаб фронта к 01.00 13 мая и предупредил командующего 38-й армией. Однако вечером с воздуха советские летчики насчитали всего до 60 танков – вероятно, это был лишь передовой танковый батальон 23-й танковой дивизии. Т.к. 22-й танковый корпус по численности превосходил вышеуказанное число немецких танков, особо сильное беспокойство у Главкома Юго-Западного направления этот возможный танковый контрудар не вызвал, и во время переговоров Главком приказал командующему 38-й армией генерал-майору Москаленко вести наступление навстречу немецким танкам силами только 1 из 3 танковых бригад 22-го танкового корпуса – вводимой в бой 13-й танковой бригады.

В послевоенных мемуарах бывшего начальника штаба Юго-Западного фронта Баграмяна говорится несколько иное, что Главком более серьезно озаботился возможным танковым контрударом немцев, после чего приказал командующему 38-й армией в течение ночи вывести из боя все силы 22-го танкового корпуса и сосредоточить их к утру 13 мая за левым флангом ударной группы армии «с целью подготовки их к парированию ожидавшегося танкового тарана противника». Возможно, данный приказ и поступил вслед за состоявшимися переговорами между штабом фронта и штабом армии, однако по итогу генерал-майор Москаленко решил отказаться от обороны и силами всех 3 танковых бригад 22-го танкового корпуса нанести удар навстречу немецким танкам, не дожидаясь начала их контрнаступления.

Главный удар наносила 13-я танковая бригада, которая весь предыдущий день оставалась в резерве и к утру 13 мая все еще имела 42 исправных танка (17 Mk.II, 9 Т-26, 16 БТ). Бригада получила задачу с рассветом атаковать по маршруту: Непокрытая – высота 208,3 к востоку от Червоны Роганки – высота 211,9 к востоку от Лебединки – высота 218,4 – высота 206,2 – Зарожное. Правее нее на Червону Роганку совместно с 226-й стрелковой дивизией должна была атаковать 36-я танковая бригада, которая после минувших боев еще имела на ходу 29 танков (6 Mk.II, 13 Mk.III, 10 Т-60). 133-я танковая бригада, имевшая 35 исправных танков (17 Т-34, 18 БТ), должна была сначала атаковать на Михайловку 1-ю, затем – в юго-восточном направлении на высоту 211,9, где установить связь со 124-й стрелковой дивизией и далее атаковать в направлении высоты 208,7 (6 км северо-западнее с. Зарожное). Всего в наступлении навстречу 23-й танковой дивизии с ее 181 танком должно