"Братья" Шамбалы (точно не известно, кто в действительности это пишет) считают причиной всех бед на Земле богов всех антропоморфных религий, я тоже так считаю, потому что это ФАКТ, но ошибочно считать, что этих существ не существует, как считают большевики) столкнулись с НЕПОСТИЖИМЫМ. Это безумие, что мир познаваем - Хуан Матус.

Дхиан-Коганы - неорганические существа (боги), которым подчиняются авторы писем.

Письмо 57
Получено Хьюмом в Симле 1882 г.
Заметки К.Х. по поводу главы введения, озаглавленной Хьюмом «БОГ» и предназначенной быть предисловием к изложению оккультной философии (сокращенно).

Ни философия наша, ни мы сами не верим в Бога, менее всего в того, местоимение которого требует прописной буквы. Наша философия такова, как ее определяет Гоббс. Она есть преимущественно наука следствий по их причинам и причин по их следствиям, а так как она является так же и наукой творений, выводимых от первоначала, как это определяет Бэкон, то прежде чем принять такое начало, мы должны знать его и не имеем права даже допустить его возможность. Все ваше объяснение основано на одном единственном допущении, сделанным просто, чтобы аргументировать в прошлом октябре. Вам было сказано, что наше знание ограничивается этой нашей солнечной системой; следовательно, как философы, желающие быть достойными этого имени, мы не можем ни отрицать, ни утверждать существование того, что вы называете высшим, всемогущим, разумным существом, некоторым образом вне границ этой солнечной системы. Но если подобное существование и не вполне невозможно, все же, если только однообразие законов природы не нарушается в этих пределах, мы утверждаем, что оно в высокой степени невероятно. Тем не менее мы особо резко отрицаем позицию агностицизма в этом направлении и в пределах солнечной системы. Наша доктрина не знает компромиссов. Она либо утверждает, либо отрицает, ибо дает лишь то, что знает как Истину. Потому мы отрицаем Бога как философы и как Буддисты. Мы знаем планетные и другие духовные существования и мы знаем, что в нашей системе нет такого существа, как Бог личный, либо безличный. Парабрахман не есть Бог, но абсолютный и неизменный закон, а Ишвара есть следствие Авидьи и Майи, невежество, основанное на великом заблуждении. Слово «Бог» было изобретено для определения неизвестной причины тех следствий, которыми, не понимая их, восхищался либо устрашался человек. А так как мы утверждаем и в состоянии доказать то, что мы утверждаем – то есть знание этой причины и причин, то мы можем настаивать, что нет Бога или Богов за ними. Идея Бога не врожденное, но приобретенное понятие, и у нас лишь одно положение общее с теологами – мы раскрываем Беспредельность. Но тогда как мы даем всем феноменам, происходящим из бесконечного и беспредельного пространства, продолжительность и движение, материальную, естественную, разумную и известную (по крайней мере нам) причину, теисты приписывают им духовные, сверхъестественные и неразумные и неизвестные причины. Бог теологов просто воображаемая мощь, un loup garou , как это выразил Д’Голбах – мощь, которая никогда еще не манифестировала себя. Наша главная задача освободить человечество от этого кошмара, учить человека добродетели ради ее самой; учить проходить жизнь, полагаясь на самого себя, вместо того, чтобы опираться на богословский костыль, который бесчисленные века был непосредственной причиной почти всех человеческих бедствий. Пантеистами нас могут назвать – агностиками никогда. Если люди готовы принять и рассматривать как Бога нашу Единую Жизнь – неизменную и бессознательную в своей вечности, они могут это делать, и таким образом придержаться еще одного гигантски ложного наименования. Но тогда им придется сказать со Спинозою – «Не существует, и мы не можем представить себе иной субстанции, нежели Бог»; или как этот несчастный философ говорит в своем 14-ом предложении – «praeter Deum neque dari neque concepi potest substantia» – и таким образом стать пантеистами... Кто, как не теолог, вскормленный на тайне и на самом нелепом сверхнатурализме, может вообразить самосуществующее существо, в силу необходимости бесконечное и всемогущее, вне проявленной, бесконечной Вселенной. Слово «бесконечность» – лишь отрицание, которое исключает понятие пределов. Совершенно очевидно, что существо, независящее и всемогущее, не может быть ограничено ничем вне его самого: ничто не может быть вне его – даже пустота. Где же тогда место для материи, для этого проявленного мира, хотя бы даже он был ограниченным? Если мы спросим теистов – есть ли ваш Бог пустота, пространство или материя? – Они ответят – нет. Тем не менее, они утверждают, что их Бог проникает материю, хотя он сам и не материя. Когда мы говорим о нашей Единой Жизни, мы тоже говорим, что она проникает в сущность каждого атома материи, и потому она не только имеет соответствие с материей, но также и все ее свойства и т.д. Следовательно, она материальна, т.е. сама есть материя. Как может разум произойти из неразумности? – спрашивали вы меня в прошлом году. Каким образом могло разумное человечество – человек – будучи венцом разума, развиться из слепого, неразумного закона или силы? Но, раз мы рассуждаем по этому направлению, я в свою очередь могу спросить: как могли прирожденные идиоты, неразумные животные и все остальные «творения» быть созданными или развиться из абсолютной Мудрости, если она представляет из себя мыслящее, разумное Существо, творца и Владыку Вселенной? «Каким образом, – говорит доктор Кларк в своем исследовании доказательств существования Божества, – Бог, создавший глаз, не будет видеть, Бог, создавший ухо, не будет слышать?» – Но, согласно этому методу рассуждения, они должны будут признать, что создавая идиота, Бог – идиот, что он, создавший столько неразумных существ, столько физических и моральных чудовищ, должен быть неразумным существом.
Мы не Адвайтисты, но наше учение, почитая Единую Жизнь, тождественно с учением Адвайты в отношении к Парабрахману. И ни один адвайтист, обладающий истинно философским умом, никогда не назовет себя агностиком, ибо он знает, что он есть Парабрахман и тождественен во всех отношениях с Мировой Жизнью и Душой – Макрокосм есть микрокосм, и он знает, что нет Бога вне его, нет творца, нет и существа. Найдя гнозис, мы не можем показать ему спину и сделаться агностиками.
Допустив мысль, что даже Высочайшие Дхиан-Коганы способны заблуждаться под влиянием иллюзий, воистину для нас не существовало бы реальности действительности, и оккультная наука стала бы такой же великой химерой, как и Бог. Если глупо отрицать то, чего мы не знаем, то еще нелепее приписывать тому неизвестные законы.


1. Христианство.

Христианство. Эволюция и инволюция. Четвёртый Путь.
«Вообще говоря, о христианстве и о формах христианского поклонения нам известно очень мало; мы ничего не знаем об истории и возникновении многих вещей. Например, церковь, храм, где собираются верующие и где совершаются службы согласно особым обрядам, — откуда она взята? Люди совсем не думают об этом. Многие считают, что внешняя форма поклонения, обряды, пение гимнов и тому подобное были придуманы отцами церкви. Другие полагают, что эта внешняя форма была частично взята из языческих религий, а частично у евреев. Но всё это неверно; вопрос о происхождении христианской церкви, т.е. христианского храма, гораздо интереснее, чем мы думаем. Начать с того, что церковь и богослужение в той форме, какую они приняли в первые века христианства, не были заимствованы у язычников или у евреев, потому что ничего подобного не существовало ни в греческих, ни в римских культурах, ни в иудаизме. Еврейская синагога, еврейский храм, греческие или римские храмы разных богов представляли собой нечто совершенно отличное от христианской церкви, которая приняла свой облик в первом и втором веках. Христианская церковь — это школа; но люди забыли о том, что это школа. Вообразите школу, где учителя читают лекции и выполняют пояснительные демонстрации, а ученики или просто люди, заходящие в школу, принимают эти лекции и демонстрации за церемонии и обряды, за «таинства» и магию. Это было бы приближением к христианской церкви нашего времени.
«Христианская церковь, христианская форма поклонения не изобретена отцами церкви, а заимствована в готовом виде из Египта, но только не из того Египта, который мы знаем, а из того, который нам неизвестен. Этот Египет находился на том же самом месте, что и известный нам, но существовал гораздо раньше. В исторические времена сохранились лишь небольшие отрывки его знания; но эти отрывки удерживались в тайне настолько хорошо, что мы даже не знаем, где они сохранялись.
«Многим людям покажется странным, если я скажу, что доисторический Египет был христианским за много тысяч лет до рождения Христа. Иными словами, его религия состояла из тех же принципов и идей, которые составляют подлинное христианство. В доисторическом Египте существовали особые школы, называвшиеся «школами повторения». В этих школах по определённым дням, а в некоторых из них, возможно, и ежедневно устраивались публичные повторения в сжатой форме всего курса наук, которому обучали в этих школах. Такое повторение продолжалось иногда неделю или месяц. Благодаря подобным повторениям люди, прошедшие курс, не теряли своей связи со школой и сохраняли в памяти всё, чему учились. Иногда они приходили из очень далёких мест лишь для того, чтобы прослушать повторение, и, почувствовав свою связь со школой, уходили. Существовали особые дни в году, когда повторения были особенно полными и производились с особой торжественностью; сами эти дни обладали символическим значением.
«Эти «школы повторения» стали образцами для христианских церквей. Форма богослужения в христианских церквах почти полностью повторяет курс науки, касающейся вселенной и человека. Индивидуальные молитвы, гимны, возглашения — всё имело своё значение в этом повторении, равно как и празднества, и религиозные символы, хотя смысл их забыт очень давно».
2.
Продолжая свои объяснения, Гурджиев привёл несколько очень интересных примеров объяснений различных частей православной литургии. К несчастью, в то время мы не делали записей, и я не решусь восстановить их по памяти.
Идея его объяснений заключалась в том, что литургия, начиная с первых её слов, проходит, так сказать, сквозь процесс повторения, отмечая все его стадии и переходы. В объяснениях Гурджиева меня особенно удивило то, сколь многое здесь сохранилось в чистой форме и как мало мы всё это понимаем. Его объяснения очень сильно отличались от обычных богословских и даже мистических толкований, и главная разница заключалась в том, что он отказался от большинства аллегорий. Я хочу сказать, что из его объяснений стало ясно, что мы принимаем многие вещи за аллегории, в то время как они вовсе не являются иносказаниями, и их нужно понимать более просто и психологически. Хорошим примером здесь служит то, что он сказал ранее о Тайной Вечере.
— Каждая церемония, или обряд, имеет ценность, если она выполняется без изменений, — сказал он. — Церемония — это книга, в которой написано очень многое. Каждый, кто обладает пониманием, может читать её. Один обряд содержит зачастую больше, чем сотня книг.
Указывая на то, что сохранилось до нашего времени, Гурджиев отмечал и то, что было утеряно и забыто. Он упоминал о священных плясках, которые сопровождали «службы» в «храмах повторения» и не были включены в христианскую форму богослужения. Он говорил также о различных упражнениях и об особых позах для разных молитв, т.е. для разных видов медитации; о приобретении контроля над дыханием и о необходимости уметь напрягать или расслаблять по своей воле любую группу мускулов; о многих других вещах, имеющих, так сказать, отношение к «технике религии».
Однажды, описывая упражнения в сосредоточении и переключении внимания с одной части тела на другую, Гурджиев сказав:
— Когда вы произносите слово «я», замечаете ли вы, где внутри вас звучит это слово?
Мы не сразу сообразили, что он имеет в виду, но очень скоро стали замечать, что, произнося слово «я», некоторые из нас определенно чувствовали, что это слово как бы звучит в голове, другие слышали его в груди, третьи — над головой, вне тела.
Должен здесь отметить, что лично я был совершенно лишён этих ощущений, и мне приходится полагаться на показания других.
Гурджиев выслушал все наши замечания и сказал, что связанное с этим ощущением упражнение сохранилось до наших дней; по его словам, его выполняют в монастырях на Афоне.
Монах стоит на коленях или в какой-то другой позе и, подняв согнутые в локтях руки, произносит громкой протяжно слово «я» и выпрямляется; одновременно он прислушивается к тому, где звучит это слово.
Цель упражнения заключается в том, чтобы чувствовать «я» в любой момент, когда человек думает о себе, и переносить «я» из одного центра в другой.
3.
Продолжая свои объяснения, Гурджиев привёл несколько очень интересных примеров объяснений различных частей православной литургии. К несчастью, в то время мы не делали записей, и я не решусь восстановить их по памяти.
Идея его объяснений заключалась в том, что литургия, начиная с первых её слов, проходит, так сказать, сквозь процесс повторения, отмечая все его стадии и переходы. В объяснениях Гурджиева меня особенно удивило то, сколь многое здесь сохранилось в чистой форме и как мало мы всё это понимаем. Его объяснения очень сильно отличались от обычных богословских и даже мистических толкований, и главная разница заключалась в том, что он отказался от большинства аллегорий. Я хочу сказать, что из его объяснений стало ясно, что мы принимаем многие вещи за аллегории, в то время как они вовсе не являются иносказаниями, и их нужно понимать более просто и психологически. Хорошим примером здесь служит то, что он сказал ранее о Тайной Вечере.
— Каждая церемония, или обряд, имеет ценность, если она выполняется без изменений, — сказал он. — Церемония — это книга, в которой написано очень многое. Каждый, кто обладает пониманием, может читать её. Один обряд содержит зачастую больше, чем сотня книг.
Указывая на то, что сохранилось до нашего времени, Гурджиев отмечал и то, что было утеряно и забыто. Он упоминал о священных плясках, которые сопровождали «службы» в «храмах повторения» и не были включены в христианскую форму богослужения. Он говорил также о различных упражнениях и об особых позах для разных молитв, т.е. для разных видов медитации; о приобретении контроля над дыханием и о необходимости уметь напрягать или расслаблять по своей воле любую группу мускулов; о многих других вещах, имеющих, так сказать, отношение к «технике религии».
Однажды, описывая упражнения в сосредоточении и переключении внимания с одной части тела на другую, Гурджиев сказав:
— Когда вы произносите слово «я», замечаете ли вы, где внутри вас звучит это слово?
Мы не сразу сообразили, что он имеет в виду, но очень скоро стали замечать, что, произнося слово «я», некоторые из нас определенно чувствовали, что это слово как бы звучит в голове, другие слышали его в груди, третьи — над головой, вне тела.
Должен здесь отметить, что лично я был совершенно лишён этих ощущений, и мне приходится полагаться на показания других.
Гурджиев выслушал все наши замечания и сказал, что связанное с этим ощущением упражнение сохранилось до наших дней; по его словам, его выполняют в монастырях на Афоне.
Монах стоит на коленях или в какой-то другой позе и, подняв согнутые в локтях руки, произносит громкой протяжно слово «я» и выпрямляется; одновременно он прислушивается к тому, где звучит это слово.
Цель упражнения заключается в том, чтобы чувствовать «я» в любой момент, когда человек думает о себе, и переносить «я» из одного центра в другой.
Гурджиев. (Успенский. "В поисках чудесного")

2. Христианство.

В одном случае, говоря о строгой всеобщей взаимосвязи во вселенной, Гурджиев остановился на «органической жизни на Земле».
— Для обычного знания, — сказал он, — органическая жизнь является своего рода случайным придатком, нарушающим целостность механической системы. Обычное знание не связывает её ни с чем и не делает никаких выводов из факта её существования. Но вы должны понимать, что в природе нет и не может быть ничего случайного и ненужного; всё имеет определённую функцию, всё служит определённой цели. Таким образом, органическая жизнь представляет собой необходимое звено в цепи миров, которые не могут существовать без неё, как и она не может существовать без них. Ранее было сказано, что органическая жизнь передаёт на Землю разнообразные влияния планет, что она служит для питания Луны и для того, чтобы дать ей возможность расти и крепнуть. Но и Земля также растет — не в том смысле, что увеличиваются её размеры, а в том, что возрастает сознательность, восприимчивость. Влияния планет, которые были достаточны для Земли в течение одного периода её существования, становятся недостаточными; она нуждается в восприятии более тонких влияний, а для этого необходим более тонкий и чувствительный воспринимающий аппарат. Вот почему органическая жизнь должна эволюционировать, приспосабливаться к нуждам Земли и планет. Подобным же образом и Луну в течение одного периода может удовлетворять пища, которую доставляет ей органическая жизнь особого качества; но впоследствии наступает время, когда она перестаёт удовлетворяться этой пищей, не может расти на ней и начинает испытывать голод. Органическая жизнь должна суметь удовлетворять этот голод, иначе она не выполняет своих функций, не отвечает своей цели. Это означает, что для того, чтобы отвечать своей цели, органическая жизнь должна эволюционировать и стоять на уровне потребностей Земли, Луны и планет.
«Мы должны помнить, что луч творения как мы его понимаем, от Абсолютного до Луны, — подобен ветви дерева, растущей ветви. Конец этой ветви, откуда выходят побеги, — это Луна. Если Луна не растет, если она не даёт и не обещает новых побегов, это означает или остановку роста всего луча творения, или необходимость для него найти другой путь своего роста, какой-то боковой отпрыск. В то же время из сказанного ранее мы видим, что рост Луны зависит от органической жизни на Земле. Если эта органическая жизнь исчезнет или умрёт, целая ветвь засохнет, во всяком случае, та её часть, которая лежит за органической жизнью. То же самое должно случиться, только медленнее, если органическая жизнь приостановится в своём развитии, в своей эволюции, если она не сумеет отвечать предъявляемым к ней требованиям. Ветвь может засохнуть; об этом следует помнить. Для луча творения, скажем, для его части «Земля-Луна», предоставлена такая же возможность развития и роста, какая предоставлена каждой ветви большого дерева. Но завершение этого роста вовсе не гарантировано; оно зависит от гармоничного и правильного действия его собственных тканей. Если развитие одной ткани прекратится, прекратится развитие и всех других тканей. Всё, что можно сказать о луче творения или о его части «Земля-Луна», в равной мере относится и к органической жизни на Земле. Органическая жизнь на Земле — это сложное явление, в котором отдельные части зависят друг от друга. Общий рост возможен только при условии, что растет «конец ветви». Или, точнее, в органической жизни существуют такие ткани, которые эволюционируют, и ткани, которые служат для этих эволюционирующих тканей средой и пищей. Затем среди эволюционирующих тканей имеются эволюционирующие клетки вместе с клетками, которые служит им средой и пищей. В каждой отдельной эволюционирующей клетке есть эволюционирующие части и части, которые служат им пищей. Но всегда и во всём необходимо помнить, что эволюция не гарантирована, а лишь возможна, что она в любое время и в любом месте может остановиться.
«Эволюционирующей частью органической жизни является человечество. И в нём есть своя эволюционирующая часть. Но об этом мы поговорим позже, а в настоящее время мы рассмотрим человечество как целое. Если человечество не будет развиваться, это будет означать, что остановится вся эволюция органической жизни, а это, в свою очередь, вызовет остановку роста луча творения. Но если человечество перестанет развиваться, оно сделается бесполезным с точки зрения тех целей, для которых оно было создано, и, как таковое, может быть уничтожено. Таким образом, прекращение эволюции означает уничтожение человечества.
«Мы не обладаем ключами для того, чтобы говорить, в каком периоде эволюции планет мы существуем и есть ли у Земли и Луны время, чтобы ждать соответствующей эволюции органической жизни. Но люди, которые знают, могут, конечно, иметь об этом точные сведения, т.е. могут знать, на какой стадии своей возможной эволюции находятся Земля, Луна и человечество. Мы не в состоянии этого знать; однако нужно иметь в виду, что число вариантов никогда не бывает бесконечным.
«Однако, рассматривая жизнь человечества как мы ее знаем исторически, приходится признать, что человечество движется внутри какого-то круга. В одном столетии оно уничтожает всё то, что создало в другом; и прогресс в области механических вещей за последний век был достигнут за счёт потери многих других, гораздо более важных вещей. Вообще говоря, есть все основания думать и утверждать, что человечество пребывает в застое, а отсюда — прямая дорога к падению и вырождению. Застой означает, что процесс находится в состоянии равновесия. Появление какого-то одного свойства сейчас же вызывает появление другого, ему противоположного. Рост знания в одной области приводит к росту невежества в другой; утончённости в одной сфере противостоит вульгарность в другой; свобода в одном отношении порождает рабство в другом; исчезновение одних суеверий сопровождает появление и рост других — и так далее.
5.
«Если мы применим теперь закон октав, то увидим, что процесс, находящийся в равновесии и протекающий определенным образом, нельзя изменить в любой момент, когда нам этого хочется. Изменить его и направить по новому пути можно лишь на «перекрёстках». В промежутках между «перекрёстками» сделать ничего нельзя. Но если процесс проходит перекрёсток» и ничего не происходит, это значит, что ничего не сделано; и в этом случае не удастся сделать и впоследствии, так что процесс будет продолжаться и развиваться согласно механическим законам; и даже если люди, принимающие участие в этом процессе, будут предвидеть неизбежную гибель всего, они ничего не смогут сделать. Повторяю, делать нечто можно только в определённые моменты, которые я только что назвал «перекрёстками» и которые в октавах мы называем «интервалами» — «ми-фа» и «си-до».
«Конечно, существует много людей, которые считают, что человечество идёт не по тому пути, по которому оно, на их взгляд, должно идти. И вот они изобретают разные теории, которые, по их мнению, должны изменить всю жизнь человечества. Один придумывает одну теорию, другой немедленно изобретает противоположную, — и оба ждут, что все им поверят. Многие действительно верят первой или второй теории. А жизнь, естественно, идёт своим путём, однако люди не перестают верить своим и чужим теориям, убеждённые, что можно что-то сделать. Все эти теории, разумеется, совершенно фантастичны, в основном, потому, что не принимают в расчёт главного, а именно той подчинённой роли, которую играют в мировом процессе человечество и органическая жизнь. Интеллектуальные теории ставят человека в центр мироздания, для человека существуют и Солнце, и звёзды, и Луна, и Земля. Они забывают даже об относительных размерах человека, о его ничтожестве, о его преходящем существовании и обо всём прочем. Они уверяют, что человек при желании способен изменить всю свою жизнь, т.е. организовать ее на рациональных началах. То и дело появляются новые и новые теории, вызывая в то же время противоположные. Все эти теории и борьба между ними, несомненно, и есть одна из тех сил, которые удерживают человечество в его нынешнем положении. К тому же распространённые ныне теории всеобщего благосостояния и всеобщего равенства не только неосуществимы, но и сам процесс их осуществления оказался бы роковым. Всё в природе имеет свою цель и задачу — как страдания людей, так и их неравенство. Уничтожение неравенства уничтожило бы саму возможность эволюции; уничтожение страданий означало бы, во-первых, уничтожение целого множества восприятий, для которых существует человек, во-вторых, уничтожение «толчка», т.е. силы, которая одна лишь и способна изменить положение. И так обстоит дело со всеми рациональными теориями.
«Процесс эволюции, той эволюции, которая возможна для человечества в целом, совершенно аналогичен процессу эволюции, возможной для индивидуального человека. И начинается она с того же, а именно: некоторая группа клеток постепенно становится сознательной, а затем привлекает к себе другие клетки, подчиняет их и мало-помалу заставляет весь организм служить своим целям, а не просто еде, питью и сну. Вот это и есть эволюция, и другой эволюции не бывает. В человечестве, как и в отдельном человеке, всё начинается с формирования сознательного ядра. Все механические силы жизни сопротивляются формированию этого сознательного ядра в человеке, подобно тому как в человеке все механические привычки, вкусы и слабости сражаются против сознательного вспоминания себя».
— Можно ли сказать, что существует сознательная сила, которая борется с эволюцией человечества? — спросил я.
— С известной точки зрения, можно, — ответил Гурджиев.
Я привожу эти слова из-за их кажущегося противоречия с тем, что Гурджиев говорил раньше: что в мире существуют лишь две противоборствующие силы — «сознательность» и «механичность».
— Откуда происходит эта сила? — спросил я.
— Объяснение потребовало бы много времени, и в настоящее время это не имеет для нас практического значения, — сказал Гурджиев. — Есть два процесса, которые иногда называют «эволюционным» и «инволюционным». Различие между ними следующее: инволюционный процесс начинается сознательно в Абсолютном; но уже на следующей ступени становится механичным, и по мере его развития механичность возрастает. Эволюционный же процесс начинается полусознательно; однако по мере развития становится всё более и более сознательным. Но в некоторые моменты инволюционного процесса могут возникнуть сознание и сознательность, противодействующие процессу эволюции. Откуда берётся это сознание? Конечно, из эволюционного процесса. Эволюционный процесс должен протекать без помех. Любая установка вызывает отрыв от основного процесса. Такие (отдельные обрывки сознания, которые остановились в своём развитии, могут объединяться и, во всяком случае, некоторое время жить и бороться с эволюционным процессом. В конце концов, всё это делает эволюционный процесс более интересным. Вместо борьбы с механическими силами, в определённые моменты может возникнуть борьба с сознательным противодействием могущественных сил, хотя, конечно, их нельзя сравнить с теми силами, которые направляют эволюционный процесс. Эти противодействующие силы могут иногда даже победить, и вот по какой причине: силы, руководящие эволюцией, обладают более ограниченным выбором средств; они могут использовать только некоторые средства и методы. А противодействующие силы не ограничены в выборе средств и могут воспользоваться любыми способами, в том числе такими, которые приводят к временному успеху, а в конечном итоге уничтожают в данном пункте как эволюцию, так и инволюцию.
«Но, как я уже сказал, этот вопрос не имеет для нас практического значения. Нам важно лишь установить признаки начинающейся и протекающей эволюции. И если мы вспомним о полной аналогии между человечеством и человеком, нам нетрудно будет решить, эволюционирует ли человечество.
«Можем ли мы, например, сказать, что жизнь управляется группой сознательных людей? Где они? И кто они? Мы видим как раз обратное: жизнью управляют наименее сознательные люди, такие люди, которые глубже всех погружены в сон.
«Можем ли мы сказать, что наблюдаем в жизни преобладание самых лучших, самых сильных и самых храбрых? Ничего подобного! Наоборот, мы видим преобладание всех видов вульгарности и глупости.
«Можем ли мы сказать, что в жизни наблюдается стремление к единству, к единению? Конечно, нет. Мы видим лишь новые разделения, новую вражду, новое непонимание.
«Таким образом, в нынешнем положении человечества нет ничего, что указывало бы на протекающую эволюцию. Напротив, сравнивая человечество с человеком, мы обнаружим рост личности за счёт роста сущности, т.е. рост искусственного, нереального, чуждого за счёт естественного, реального, собственного.
«Вместе с этим, мы наблюдаем нарастание автоматичности.
«Для современной культуры требуются автоматы. И люди явно утрачивают приобретённые ими привычки к независимости, превращаются в автоматы, в части машины. Невозможно сказать, где конец всему этому, где выход, есть ли вообще выход. Одно не вызывает сомнений: рабство человека возрастает и усиливается. Человек делается добровольным рабом. Он более не нуждается в цепях, он начинает любить своё рабство и гордиться им. И это — самое страшное, что может с ним произойти.
Гурджиев.

3. Христианство.

«Всё сказанное относится к человечеству в целом. Но, как я указывал раньше, эволюция человечества может происходить только благодаря эволюции некоторой группы, которая поведёт за собой остальное человечество, повлияет на него.
«Можно ли сказать, что такая группа существует? Пожалуй, да, на основании некоторых признаков; но пока нам приходится признать, что это очень небольшая группа, недостаточная для того, чтобы подчинить остальную часть человечества. Или, с другой точки зрения, можно сказать, что человечество пребывает в таком состоянии, когда оно неспособно принять руководство сознательной группы».
— Сколько человек в этой сознательной группе? — спросил кто-то.
— Только они сами знают это, — сказал Гурджиев.
— Значит ли это, что все они знают друг друга? — спросил тот же человек.
— А как же иначе? — спросил Гурджиев. — Вообразите, что среди толпы спящих двое или трое бодрствуют. Конечно, они узнают друг друга. А те, кто спят, не смогут их узнать. Сколько их? Мы не знаем и не сможем узнать, пока не станем такими, как они. Раньше было ясно сказано, что каждый человек видит на уровне своего бытия. Однако двести сознательных людей, если бы они нашли это необходимым и законным, могли бы изменить всю жизнь на Земле. Но или их ещё мало, или они не хотят этого, или для этого не пришло время; а может быть и так, что другие люди спят слишком крепко.
Мы подошли к проблемам эзотеризма.
6.
Мы подошли к проблемам эзотеризма.
— Ранее, когда мы говорили об истории человечества, было указано, что жизнь человечества, к которому мы принадлежим, управляется силами, исходящими из двух источников: во-первых, это влияния планет, полностью механичные и воспринимаемые как массами людей, так и отдельными индивидами совершенно невольно и бессознательно; во-вторых, из внутренних кругов человечества, о существовании и значении которых большинство человечества даже не подозревает, как не подозревает оно и о влиянии планет.
«Человечество, к которому мы принадлежим, т.е. всё историческое и доисторическое человечество, известное науке и цивилизации, составляет лишь внешний круг человечества, внутри которого существует ещё несколько кругов».
«Таким образом, мы можем представить себе, что всё человечество, как известное нам, так и неизвестное, состоит как бы из нескольких концентрических кругов».
«Внутренний круг называется «эзотерическим». Он состоит из людей, которые достигли высочайшего уровня развития; каждый из них обладает индивидуальностью в самой полной степени, т.е. неделимым Я, всеми формами сознания, возможными для человека, полным управлением состояниями сознания, всецелым знанием, доступным человеку, свободной и независимой волей. Они не могут производить действия, противоречащие их пониманию, или обладать пониманием, которое не проявляется в действиях. Вместе с тем, среди них нет разногласий, нет различий в понимании. Поэтому их деятельность вполне согласована и ведёт к общей цели без всякого принуждения; ибо она основана на одинаковом понимании».
«Следующий круг называется «мезотерическим», или средним. Люди, которые принадлежат к этому кругу, обладают всеми качествами, присущими членам эзотерического круга; единственная разница здесь в том, что их знание имеет более теоретический характер. Это, конечно, относится к знанию космического масштаба. Они знают и понимают многое такое, что не находит выражения в их действиях; они знают больше, чем делают.
Но их понимание столь же точно, как и понимание членов эзотерического круга; поэтому оно совпадает с ним. И между ними также нет разногласия, нет непонимания. Один из них понимает так же, как понимают все, и все понимают так же, как и один. Но, как было сказано ранее, их понимание, по сравнению с пониманием эзотерического круга, более теоретично».
«Третий круг называется «экзотерическим», т.е. внешним, и, представляет собой внешний круг внутренней части человечества. Принадлежащие к этому кругу обладают многими особенностями, свойственными людям, входящим в эзотерический и мезотерический круги; но их космические знания носят более философский характеры, т.е. более абстрактны, чем знания мезотерического круга; член мезотерического круга вычисляет, а член экзотерического круга созерцает. Их понимание не выражается в действиях; но и в их понимании нет различий: что понимает один, понимают и все остальные».
«В литературе, которая признаёт существование эзотеризма, человечество обычно делится только на два круга: «экзотерическим» кругом, в противоположность «эзотерическому», называют обычную жизнь. На самом деле, как мы видим, «экзотерический круг» — нечто от нас далёкое и весьма высокое. Для обычного человека это уже что-то «эзотерическое».
«Внешний круг» — это круг механического человечества, к которому принадлежим и мы и который только и знаем. Первый признак этого круга заключается в том, что среди принадлежащих к нему людей нет и не может быть общего понимания; каждый понимает по-своему, и все понимают по-разному. Этот круг называют иногда кругом «смешения языков», т.е. кругом, в котором каждый говорит на своём собственном языке, где никто не понимает друг друга и не старается, чтобы его поняли. В этом круге взаимопонимание между людьми невозможно, кроме редких, исключительных моментов или предметов, не имеющих особого значения и не выходящих за пределы данного бытия. Если люди, принадлежащие к этому кругу, осознают это отсутствие общего понимания и обретают стремление понять и быть понятыми, тогда это означает, что они обладают неосознанным стремлением ко внутреннему кругу, ибо взаимопонимание начинается в экзотерическом круге и возможно только там. Однако осознание отсутствия понимания обычно приходит к людям в совсем иной форме».
«Итак, возможность понять нечто зависит у людей от возможности проникнуть в экзотерический круг, где начинается понимание».
«Если представить человечество в виде четырёх концентрических кругов, то можно вообразить на окружности третьего круга четыре входа в третий внутренний круг; через них могут проходить люди механического круга».
«Входы соответствуют четырём описанным ранее путям».

4. Христианство.
«Первый путь — это путь факира, путь человека номер один, человека физического тела, инстинктивно-двигательно-чувственного человека без особого развития ума и сердца».
«Второй путь — это путь монаха, религиозный путь, путь человека номер два, с преобладанием эмоций. Ум и тело не должны быть слишком сильны».
«Третий путь — это путь йогина, путь ума, путь человека номер три. Сердце и тело не должны быть слишком сильными, иначе они станут препятствиями на этом пути».
«Кроме этих трёх путей существует ещё и четвёртый — для тех, кто не в состоянии идти ни одним из первых трёх путей».
«Фундаментальное различие между первыми тремя путями (т.е. путями факира, монаха и йогина), с одной стороны, и четвёртым, с другой, заключается в том, что первые три пути связаны с постоянными формами и общественными институтами, которые на протяжении долгих исторических периодов почти не менялись. В основании этих институтов лежит религия. Там, где существуют школы йоги, они по внешности почти не отличаются от религиозных школ. В различные периоды истории в разных странах существовали и продолжают существовать всевозможные общества или ордена факиров. Эти три традиционные пути суть постоянные пути, ограниченные нашим историческим периодом».
«Две-три тысячи лет назад существовали и другие пути, ныне не существующие; а те, которые существуют сейчас, не были так разделены и примыкали друг к другу значительно ближе».
«Четвёртый путь отличается от старых и новых путей тем, что он не бывает постоянным. Он не имеет постоянных форм, с ним не связаны какие-либо общественные институты. Он возникает и исчезает, управляемый своими собственными законами».
«Четвёртый путь невозможен без какой-то работы определённого значения, без какого-то начинания, вокруг которого и в связи с которым он только и существует. Когда эта работа окончена, т.е. поставленная цель достигнута, четвёртый путь исчезает, т.е. исчезает в данном месте, исчезает в данной форме, продолжаясь, может быть, в другом месте и в другой форме. Школы четвёртого пути существуют для нужд работы, вторая проводится в связи с такого рода начинаниями, и никогда не существуют сами по себе, как школы для целей воспитания и обучения».
«В любой работе четвёртого пути невозможно требовать механической помощи. Во всех начинаниях четвёртого пути полезной оказывается только сознательная работа. Механический человек не может выполнять сознательную работу, так что первая задача людей, начинающих такую работу, — создание сознательных помощников».
«Сама работа школ четвёртого пути может иметь очень много форм и значений. В обычных условиях единственным шансом найти «путь» оказывается возможность встречи с началом такого рода работы».
«Но возможность встречи с работой, равно как и использование этой возможности, зависит от многих обстоятельств и условий».
«Чем скорее человек уловит смысл выполняемой работы, тем скорее он станет полезным для неё и тем больше получит от неё сам».
«Но какой бы ни была главная цель работы, школы продолжают существовать лишь до тех пор, пока эта работа продолжается. Когда она закончена, школы закрываются. Люди, которые начали работу, покидают сцену; а те, кто научились от них всему, чему можно научиться, и способны теперь самостоятельно продолжать путь, начинают в той или иной форме личную работу».
«Но иногда случается так, что, когда закрывается школа, остаётся много людей, находившихся около работы, наблюдавших внешний её аспект и воспринявших всю работу в этом внешнем аспекте».
«Не сомневаясь ни в самих себе, ни в правильности своих выводов и своего понимания, они решают продолжать работу. Для этого они создают новые школы, учат людей тому, чему научились сами и дают им те обещания, которые когда-то получили. Естественно, всё это остаётся только внешним подражанием. Однако, оглядываясь на историю, мы почти неспособны распознать, где кончается подлинная работа и где начинается подражание. Собственно говоря, почти всё, что мы знаем о разнообразных оккультных, масонских и алхимических школах, относится к такому подражанию. Мы практически ничего не знаем о подлинных школах, за исключением результатов их работы; да и это возможно лишь тогда, когда мы способны отличить результаты настоящей работы от подражания и видимости».
«Но и подобные псевдооккультные системы играют свою роль в работе и деятельности эзотерических кругов. А именно: они служат посредниками между человечеством, погруженным в материалистическую жизнь, и школами, заинтересованными в обучении определённого числа людей как для целей собственного существования, так и для работы космического характера, которую они могут выполнять. Сама идея эзотеризма, идея посвящения, в большинстве случаев доходит до людей через псевдо-эзотерические системы и школы; и если бы таких псевдо-эзотерических школ не существовало, огромное большинство человечества не имело бы возможности услышать или узнать о существовании чего-то большего, чем жизнь, ибо истина в её чистой форме для них недоступна. В силу многих характерных свойств человеческого бытия, особенно современного бытия, истина может прийти к людям только в форме лжи — они способны переварить и усвоить ее только в этой форме».
«Кроме того, в псевдо-эзотерических движениях, в церковных религиях, в оккультных и теософских школах иногда можно найти зёрна истины в неизменной форме. Они могут быть сохранены в писаниях, ритуалах, традициях, понятиях об иерархии, в их догмах и правилах».
«Эзотерические (а не псевдо-эзотерические) школы, которые существуют в некоторых странах Востока, найти трудно, ибо они пребывают там под покровом обычных монастырей и храмов. Тибетские монастыри нередко построены в форме четырёх концентрических кругов, или дворов, отделённых друг от друга высокими стенами. По такому же плану построены индийские храмы, в особенности храмы южной Индии, — но только в форме квадратов — один внутри другого. Верующие обычно имеют доступ в первый, внешний двор, иногда, как исключение, туда допускаются лица другой религии и европейцы; доступ во второй двор открыт лишь для лиц определённой касты или для тех, кто имеет особое разрешение; в третий двор допускаются только служители храма, а в четвёртый — лишь брахманы и священнослужители. Организации подобного рода, существующие почти повсюду, позволяют эзотерическим школам существовать без того, чтобы их узнали. Из дюжины монастырей один представляет собой школу. Но как распознать её? Даже проникнув внутрь, вы окажетесь лишь в первом дворе; во второй имеют доступ только ученики. Но об этом вы и не ахаете; вам говорят, что они принадлежат к особой касте. О том, что касается третьего и четвертого двора, вы ничего узнать не в состоянии. Такой же порядок можно наблюдать практически во всех храмах; самостоятельно вы не сумеете отличить эзотерический храм или монастырь от обыкновенного».
«Идея посвящения, которая доходит до нас через псевдо-эзотерические системы, также передана в совершенно неверной форме. Легенды, касающиеся внешних обрядов посвящения, составлены из обрывков сведений о древних мистериях, которыми мы располагаем. Мистерии представляли собой особого рода путь, где наряду с трудным и продолжительным обучением давались специальные театральные представления, изображавшие в аллегорической форме весь путь эволюции человека и мира».
«Переходы с одного уровня бытия на другой отмечались особого рода церемониями признания, т.е. посвящениями. Но само изменение бытия не может быть вызвано каким-то обрядом. Обряды лишь отмечают совершившийся переход. И только в псевдо-эзотерических системах, которые не имеют ничего, кроме этих обрядов, им приписывают самостоятельное значение. Предполагается, что обряд, преображенный в таинство, передаёт или сообщает посвященному некоторые силы. Это опять-таки указывает, на психологию подражательного пути. Нет и не может быть никакого внешнего посвящения. В действительности существует только самопосвящение, самопризвание. Системы и школы могут указывать методы и пути; но никакая система и никакая школа не в состоянии выполнить за человека ту работу, которую он должен сделать сам. Внутренний рост, изменение бытия целиком зависят от работы, которую человек должен произвести над самим собой».
Гурджиев.

Вмешательство тайных братств в мировые события. Версия Блаватской
Вот миссия наполеона и французской революции в трактовке Блаватской.
"Со времени сжигания последней ведьмы, Великая Французская Революция, столь тщательно подготовленная лигой тайных обществ и их умных эмиссаров, подула над Европой и пробудила ужас в лоне духовенства. Она, как разрушительный ураган смела в ходе своем лучших союзников церкви - римско-католическую аристократию. Был заложен прочный фундамент права на личное мнение. Мир освободился от тирании духовенства, расчистив беспрепятственный путь Наполеону Великому, который нанес смертельный удар инквизиции. Эта великая бойня христианской церкви - где она убивала во имя Агнца, всех овец, самовольно объявленных паршивыми - лежала в руинах, и она очутилась предоставленной самой себе и своим средствам".
(Разоблаченная Изида т.2 с.19)

"Вот план, основанный на Бонапарте. Так называемый Сен-Жермен руководил революцией, что бы посредством ее обновить умы, но и создать единение Европы. Вы знаете, какое направление приняла революция. Тогда создался план символизировать единение в одном человеке. Наполеон всецело найден Сен-Жерменом. Звезда, о которой он любил говорить принесла ему неожиданные возможности. Правда, многие из братства не верили, как можно войною вносить объединение, но Мы все должны признать, что сама личность Наполеона, усиленная камнем, символизировала в себе поглощение всех деталей". ("У порога Нового Мира" Е. И. Рерих) Там же упоминается и об Александре Македонском, так же найденном братьями и вдохновляемом на подвиги. (Всю информацию Рерих брала у Блаватской)
Все эмиссары махатм, готовившие переворот во Франции, убийство Людовика 16 и его жены, были европейцами, белыми, масоны, по этому же сценарию был совершён переворот в России 1917 года и убийство царской семьи, это не тибетцы и не индусы. Только во время Второй Мировой войны засветились азиаты в охране Гитлера, но кто они – неизвестно, ни одного живого не осталось.

: "Великое событие - торжество наших "Сынов Огненного Тумана", обитателей "Шамбалы" (в то время еще остров в Центрально-азиатском море), над эгоистичными, но не окончательно безнравственными магами Посейдона - произошло ровно 11446 лет тому назад.» (письмо 92)
В этом отрывке уничтожение острова преподносится, как результат войны между могущественными силами, но уничтожение всей Атлантиды – результат циклических процессов, происходящих на Земле. В Легендах Тамплиеров, Атлантида погибла в одночасье, по версии Гурджиева Атлантида так же погибла в одночасье, обе версии говорят об ужасной катастрофе.
«Пятая раса – наша – началась в Азии миллион лет назад. Чем была она в течение 998 000 лет, предшествуя последние 2000? Подходящий вопрос, предложенный, кроме того, в совершенно христианском духе, который отказывается поверить, что нечто хорошее могло произойти где-либо и когда-либо, за исключением Назарета. Что же она делала? Она была достаточно занята также, как и сейчас, выпрашивая прощение м-ра Грант Аллена, который поместил бы нашего примитивного предка, дикообразного человека в ранний период Эоценского века. Поистине ваши ученые писатели взбираются на свои гипотезы крайне бесстрашно, как я вижу. Истинно плачевно будет узреть, как в один прекрасный день их огневые, ярые кони начнут лягаться и сломают себе шею, что совершенно неизбежно в будущем. В Эоценский период, даже в его «самой первой половине», большой цикл четвертой расы – Атланты – уже достиг своей наивысшей точки и большой континент, отец почти всех ныне существующих континентов, показал первые признаки опускания, процесс, который продолжался 11 446 лет назад, когда его последний остров, переводя его туземное название, мы можем назвать его довольно точно Посейдонис, погрузился в воду со страшным грохотом. Между прочим, кто бы ни написал рецензию на «Атлантиду» Донелли, он прав: Лемурия не более может быть смешиваема с Атлантическим континентом, нежели Европа с Америкой. Оба погрузились и были затоплены со всей своей высокой культурой и «Богами», однако между обеими катастрофами истек короткий период около 700 000 лет. Лемурия процветала и закончила свой бег как раз около этого пустяшного промежутка времени перед ранним периодом Эоценского века, так как ее раса была третьей. Усмотрите остатки этой однажды великой нации в некоторых плоскоголовых аборигенах Австралии.» (письмо 92)
Египет стал деградировать около 12000 лет назад. Египет фараонов – это период упадка. Христианство существовало до периода фараонов, его фрагменты озвучил Гурджиев.
«Обратите внимание на последнюю и на Индию. Достигнув высочайшей цивилизации и что еще больше – учености – обе пошли книзу. Египтяне, как определенная субраса, исчезают совершенно (ее Копты остатки гибридов). Индия, как одна из самых могущественных ответвлений основной расы и составленная из многих субрас, продолжающихся до сих пор, борется, чтоб занять еще раз свое место в Истории. История ухватывает лишь несколько беглых туманных проблесков об Египте, около 12000 лет тому назад, когда, уже достигнув вершины своего цикла на тысячу лет раньше, он начал опускаться.» (письмо 92)

« Конечно, ваша наука права во многих обобщениях, но ее предпосылки не верны или, во всяком случае, ошибочны. Например, она права, что во время образования Америки древняя Атлантида погружалась, постепенно разрушаясь; но она не права ни в даваемых ею эпохах, ни в вычислениях продолжительности этого опускания. Последнее – будущая судьба ваших Британских островов, первых на списке жертв, которые будут уничтожены огнем (подводными вулканами) и водою. Франция и другие страны последуют их примеру.» (письмо 92)
На самом деле невозможно определить истину, что касается истории Земли, как географическую, так и чисто исторические события, нет никакой линейной последовательности. Всё так запутано, а источники противоречат друг другу, в этом ничего удивительного, если учесть что на Земле сосуществуют две противоборствующие могущественные Силы, а люди – жалкие кузнечики, путающиеся у них под «ногами» и в это легче поверить, чем в поповские бредни. Нужно не забывать, что люди созданы на Земле для нужд богов и ничего не решают, (для мира планет по версии Гурджиева). Люди, представители этих Сил, превосходят нас в своём сознательном развитии, обладают огромными знаниями, не вступают в контакт с обывателями, только через посредников вроде Блаватской. Не представляется возможным определить, кто из этих людей прав, кто «черный», а кто «белый», для этого нужно подняться на их уровень сознания, что невозможно для современного человека в принципе, поэтому люди никогда не решали и не решат ни одного конфликта на Земле, ввиду отсутствия знаний, воли, законов, управляющих потоками энергии, о которых академическая наука абсолютно ничего не знает. Опускаясь на землю, можно сказать - люди способны действовать только автоматически, как куклы, не способны остановить ни одной войны, ни одного конфликта,( а их техническое развитие разрушительно) пока силы воюющих сторон не будут истощены или победит какая-то одна сторона и всё начнётся сначала. Всеми глобальными событиями на Земле управляют могущественные Силы, а люди их марионетки. В.Р.

В статье не говорится, что смерть людей, как и всех живых органических существ, жизненно необходима...

Истоки зла [Тайна коммунизма]
Володский И.ВикиЧтение

История Поиск

Содержание

Массовый террор и классовая борьба пролетариата по Ленину

Массовый террор и классовая борьба пролетариата по Ленину

Террористические акты как средство политической борьбы впервые стали практиковаться в России с середины 60-х годов XIX столетия, когда в 1866 году Д. Каракозов предпринял попытку убить Александра II. Наиболее известными террористами были А. Желябов, С. Перовская, С. Халтурин, С. Кравчинский, Г. Гольденберг.

1 марта 1881 года народовольцу И.И.Гриневскому удалось убить Александра II.

1 марта 1887 года было совершено покушение на Александра III. В числе организаторов покушения на жизнь царя был А. Ульянов (старший брат Ленина).

С самого начала XX столетия террором занялись эсеры и большевики. Ленин с одобрением воспринимал эти террористические акты. 2 августа 1918 года в «Известиях» за подписью Ленина был опубликован «Список лиц, коим предположено поставить монументы в г. Москве и других городах РСФСР». Среди фамилий, приведенных в списке, значатся террористы — убийцы И. Каляев, Н. Кибальчич, А. Желябов, С. Халтурин, С. Перовская.

Все террористические акты, совершаемые как народовольцами, так и социалистами-революционерами до 1905 года, носили эпизодический характер. Массовый же террор берет свое начало с октября 1905 года. Его инициатором и идейным руководителем стал Ленин. Именно под его руководством большевики осуществляли геноцид против собственного народа.


Совершив государственный контрреволюционный переворот и захватив власть, Ленин взял курс на создание государства цивилизованного рабства, именуемого коммунизмом. Террор и насилие, совершаемые большевиками в ходе установления власти и строительства так называемого коммунистического общества, являлись основными средствами и методами достижения их цели.

7 (20) декабря 1917 года Постановлением Совнаркома № 21 в стране создается карательно-террористическая организация — ВЧК. «ВЧК созданы, существуют и работают, — отмечал ЦК РКП(б) — лишь как прямые органы партии, по ее директивам и под ее контролем». С этого времени террор и насилие против широких слоев населения страны, независимо от их классовой и социальной принадлежности были возведены в ранг государственной политики. Руководители ВЧК не забывали слова своего вождя: «Хороший коммунист в то же время есть и хороший чекист».

Известный исследователь большевистского террора Роман Гуль отмечал: «…Дзержинский занес над Россией „революционный меч“. По невероятности числа погибших от коммунистического террора „октябрьский Фукье — Тенвиль“ превзошел и якобинцев, и испанскую инквизицию, и террор всех реакций. Связав с именем Дзержинского страшное лихолетие своей истории, Россия надолго облилась кровью».

Грабительским актом советского правительства стала так называемая национализация банков. Автором этого зловещего документа был Ленин. Большевистское правительство подвергло экспроприации все российское население, независимо от размера вклада, все подчистую. Оно не пощадило никого: ни рабочих, ни крестьян, ни тех, кто с оружием в руках защищал отечество. Это была открытая и наглая бандитская акция, острием своим направленная против широких слоев населения России.

Следующим шагом советского правительства было введение продразверстки. Автором этого преступного акта, который привел к братоубийственной гражданской войне, был все тот же Ленин. 9 мая 1918 года ВЦИК принял «Декрет о предоставлении народному Комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими».

Трудовое крестьянство подвергалось жестокому террору: «…владельцы хлеба, имеющие излишки хлеба и не вывозящие их на станции и в места сбора и ссыпки, объявляются врагами народа и подвергаются заключению в тюрьме на срок не ниже 10 лет, конфискации всего имущества и изгнанию навсегда из общины».

Это был террор, на который крестьянство и казачество ответили массовыми восстаниями. Жесточайшим образом они были подавлены. Этими масштабными террористическими акциями руководили «пламенные революционеры»:

И. В. Сталин, Я. М. Свердлов, Л. Д. Троцкий, Ф. Э. Дзержинский, М. Н. Тухачевский, И. Э. Якир, И. П. Уборевич, М. В. Фрунзе, К.Е. Ворошилов, С. М. Буденный, И. И. Ходоровский, И. Т. Смилга и другие большевики ленинской гвардии.

В письме Ленину из Царицына Сталин подтверждает: «Можете быть уверены, что не пощадим никого…. а хлеб все же дадим».

Одновременно с террором и грабежами крестьян Ленин начал претворять в жизнь разработанную им же аграрную политику. Она заключалась в том, чтобы вновь закрепостить крестьян, насильственным путем загнать их в крупные коллективные хозяйства. Комбеды отобрали у трудолюбивых крестьян (названных кулаками) 50 миллионов гектаров земли, что составляло примерно треть тогдашних сельскохо-зяйственных угодий. Ликвидация кулачества была одной из самых крупных террористических акций периода «военного коммунизма». Впоследствии она была лишь завершена прилежным учеником Ленина — И. Сталиным.

Жертвами этой акции стали 3, 7 млн. крестьян: они были вывезены из веками обжитых мест и брошены на произвол судьбы в глухих районах Сибири и Казахстана. Там у многих трагически закончилась жизнь.

Большевики во главе с Лениным совершили тягчайшее преступление против казачества, квалифицируемое как геноцид. На основании Циркулярного письма ЦК РКП(б) от 24 января 1919 года совершались массовые грабежи и расстрелы казаков, изгнание их с родных, веками обжитых мест. В документе «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах», от 23 января 1919 года, подписанном Свердловым, говорилось:

«Необходимо, учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления:

Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.: Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли».

Свердлов не мог подписать столь ответственный документ, не согласовав его с Лениным. Есть все основания считать, что основные положения, вошедшие в Циркулярное письмо, исходили от Ленина.

В организации репрессивных и террористических акций против крестьянства и казачества участвовали ближайшие соратники. Ленина: Сталин Калинин, Дзержинский, Склянский, Орджоникидзе, Кржижановский, Луначарский, Крестинский, Ворошилов, Буденный, Фрунзе, Сокольников, Курский, Аванесов, Середа, Гиттис, Тухачевский, Мехоношин, Рогачев, Дыбенко, Крыленко, Белобородов, Данишевский, Базилевич, Герасимов, Весник… На их совести сотни тысяч загубленных человеческих жизней, искалеченных судеб.

Ленин делал все возможное, чтобы стереть с лица земли восставшее население Дона, Кубани, Урала. Он решил переселить на Дон миллионы рабочих и крестьян из других губерний. Это был преступный акт, направленный против целого народа и рассчитанный на его полное уничтожение.

В целом в стране за годы гражданской войны подверглось репрессиям свыше 4 млн. казаков.

Положиша Иерусалим, яко овощное хранилище, положиша трупия раб Твоих брашно птицам небесным, плоти преподобных Твоих зверем земным. (Пс. 78; 3)

Ленин жесточайшим образом расправлялся со своими политическими соперниками. Объявив кадетов врагами народа, большевики стали физически истреблять их без суда и следствия. В конце ноября 1917 года кадетская партия была обезглавлена; тысячи ее членов ЦК арестовали и расстреляли. Теперь на очереди были эсеры. Они представляли в Советах большинство. Ленин распустил Учредительное собрание, большинство депутатов которого составляли эсеры. Он прекрасно понимал, что иначе у власти ему не удержаться. Расстрел мирных демонстрантов, выступивших в поддержку Учредительного собрания 5 января 1918 года, стал циничным актом величайшей политической провокации.


В борьбе с большевиками эсеры имели явный перевес. 6 июля 1918 года власть большевиков висела на волоске. Не известно, чем бы закончилось эта борьба, если бы последние не прибегли к помощи наемных (платных!) латышских стрелков. После 6 июля Ленин приступает к полному истреблению эсеров и ликвидации их партии. С не меньшей жестокостью Ленин расправлялся и с меньшевиками.

Ленин, пытаясь «научно» обосновать применение большевиками террора, пишет: «Научное понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть». А ближайший соратник Ленина — Троцкий в свою очередь дал четкое определение понятию «Красный террор есть орудие, применяемое против обреченного на гибель класса, который не хочет погибать».

Руководитель аппарата ВЧК М. Лацис на основе теоретических положений большевистских вождей разрабатывает методику следствия и допроса арестованных:

«Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора».

Этот инструктаж большевистского палача-комиссара не нуждается в комментариях.

Приведем лишь несколько фактов о деятельности ВЧК. В городской тюрьме Екатеринограда с августа 1920 года по февраль 1921 года было расстреляно около 3000 человек. За 11 месяцев в Одесской чрезвычайке уничтожили около 25 тысяч человек. В газетах опубликованы имена почти семи тысяч расстрелянных с февраля 1920 г . по январь 1921 г . В Одессе находились еще 80 тысяч в местах заключения.

В сентябре 1920 года в Смоленске жестоко подавляют восстание военного гарнизона, в ходе которого было расстреляно примерно 1200 солдат.

Киев, 1919 г. После отступления Красной Армии на улице Садовая, дом 5 обнаружены трупы жертв расправы чекистов. Здесь находился один из центров большевистского террора.

В «Севастопольских Известиях» печатают список первых жертв террора; «казнено 1634 человека, в том числе78 женщин». Сообщается, что «Нахимовский проспект увешан трупами офицеров, солдат и гражданских лиц, арестованных на улице и тут же, наспех, казненных без суда». В Севастополе и Балаклаве по словам свидетелей ЧК расстреляли до 29 тысяч человек. В целом в Крыму было расстреляно 50 тысяч человек. Старые генуэзские колодцы были заполнены расстрелянными солдатами и офицерами. Жертвами большевистского террора стали и многие рабочие.

По свидетельству М.В.Фофановой в Крыму большевики расстреливали раненых, больных солдат и офицеров Белой Армии в Крыму прямо в лазаретах, госпиталях и санаториях. Расстреливали и врачей, медсестер и санитаров. Расстреливали стариков, женщин и даже грудных детей. Тюрьмы городов были забиты заложниками. На улицах валялись трупы расстрелянных, среди которых были и дети. В ходе расследования Фофанова установила: в Керчи пленных солдат и офицеров большевики на баржах вывозили в открытое море и топили. Жертвы большевистского террора в Крыму исчислялись десятками тысяч.

Не было губернии, уезда, села, где бы не оставили кровавый след большевистские палачи. В годы советского режима объектами гонений стали все без исключения классы и социальные группы российского общества. Но, может быть, наиболее массовые, катастрофические репрессии обрушились на тех, кто представлял саму основу и душу нашего народа — русское крестьянство.

Повсеместные вооруженные выступления крестьян имели такие масштабы, что их теперь называют «крестьянской войной». В одном только 1918 году (по далеко не полным данным) произошло 245 крупных крестьянских восстаний, а небольшие крестьянские волнения исчислялись сотнями.

Кульминацией борьбы стало восстание под руководством А. С. Антонова в Тамбовской губернии в 1919-1921 годах и последовавшие затем восстания в Западной Сибири и по всей России (всего в 118 уездах).

Для подавления крестьянских восстаний использовалась регулярная армия — ее пехотные, кавалерийские, артиллерийские части, даже авиация. Ответственным за «ликвидацию банд» был назначен М. Тухачевский. Повсеместно действовал институт заложников, для чего старики, женщины с грудными младенцами и дети от одного года до десяти лет в ожидании своей участи содержались в концентрационных лагерях. Против повстанцев, скрывавшихся в лесах Тамбовщины , Тухачевский отдал приказ применить ядовитые газы. Из Приказа Командующего войсками Тамбовской губернии № 0116 от 12 июня 1921г:

«ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитать, чтобы облако удушливых газов распространилось по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.

2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.

3. Начальнику боевых участков настойчиво и энергично выполнить настоящий приказ.

4. О принятых мерах донести.

Командующий войсками Тухачевский, Начальник штаба войск Генштаба Какурин».

Война с крестьянством отличалась крайней жестокостью. Потери со стороны плохо вооруженных крестьян были огромны. Количество убитых исчислялось сотнями тысяч.

Изложенные выше факты гибели и страданий миллионов невинных людей, несомненно, на совести Ленина. Недовольные трехлетним коммунистическим правлением, в начале марта 1921 года восстали моряки Кронштадта. 8 марта газета «Известия» писала: «Гнуснее и преступнее всего созданная коммунистами нравственная кабала: они наложили руки и на внутренний мир трудящихся, принуждая их думать только по-своему, прикрепив рабочих к станкам, создав новое рабство. Сама жизнь под властью диктатуры коммунистов стала страшнее смерти: «.

Советское правительство утопило кронштадтское восстание в крови. С помощью наемных убийц — «интернационалистов» (латышей, китайцев, башкир, венгров и др.) были уничтожены 11 тысяч восставших.

Страна покрывалась сетью концлагерей. Только в Орловской губернии в 20-х годах насчитывалось 5 концлагерей. Через них прошли сотни тысяч российских граждан. В одном лишь лагере № 1 за 4 месяца 1919 года побывало 32 683 человека. Число концлагерей непрерывно росло. Если в ноябре 1919 года их было всего 21, то в ноябре 1920-го — уже 84.

Требования к человеку, стремящегося к тайному знанию. (из страшной книги)

Махатмы скрывали своё знание. Они не способны были работать с людьми, так как боялись «эманаций грубой толпы», обычные люди для махатм – двуногие выродки, впрочем, наставники Кастанеды, МАГИ, считали обычного человека «грудой никчемности». Гурджиев превосходил махатм, он не скрывался в отличие от них, и кто желал, мог получить не только уникальные знания, но и практическую пользу от этих знаний, хотя неизвестно ни одного человека, кроме Успенского (но это в прошлом), кто получил такую пользу после смерти Гурджиева. Гурджиев называл людей слизняками, относился к людям, пришедшим к нему учится, не менее жестко, как и все учителя «прямого пути». При этом все эти УЧИТЕЛЯ зависят от людей, а люди от них не зависят, и, даже не знают о существовании таких ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛИЧНОСТЕЙ, положивших свои жизни в поисках ЗНАНИЯ, которое все носители ЗНАНИЯ стремятся передать людям, кто хочет их получить…



Оккультная наука не такая, в которой секреты могут быть сообщены сразу посредством письменных или устных наставлений. Если бы это не было так, то все, что осталось бы Братьям сделать, это выпустить руководство по данному искусству, которое могло бы преподаваться в школах, как грамматика.
Обычная ошибка людей думать, что мы охотно окружаем себя и наши силы тайной, что мы желаем удержать знание только для себя и по своей же собственной воле «злостно и умышленно» отказываемся его сообщить. Истина та, что до тех пор, пока неофит не достигнет состояния, необходимого до той степени озарения, на которую он имеет право и для которой он годен, большинство, если не все секреты нельзя сообщить. Восприимчивость должна быть равной желанию наставить. Озарение должно прийти изнутри. До этого никакие фокусы-покусы заклинаний или возня с приспособлениями, никакие метафизические лекции и прения, никакие возложенные на себя покаяния не могут дать этого. Все это лишь средства к концу, и все, что мы можем делать, это направлять применение таких средств, найденных экспериментальным путем, способствующих достижению цели. И это не является секретом на протяжении тысячелетий. Пост, медитация, чистота мыслей, слов, поступков, молчание в течение некоторых периодов времени, чтобы дать природе возможность самой говорить тому, кто приходит к ней за наставлением; овладение животными страстями и импульсами; полное отсутствие себялюбивых намерений; употребление некоторых курений и окуриваний для физиологических целей – все это было опубликовано со времени Платона и Ямбликуса на Западе и в более ранние времена наших индусских Риши. Как все это должно применяться, чтобы соответствовать индивидуальному темпераменту – это, разумеется, дело собственного опыта каждого и бдительной заботы его Наставника или Гуру. Такова в действительности часть прохождения им курса дисциплины, и его Гуру или Инициатор может только помочь ему опытом, но не может сделать ничего больше до последнего и высшего посвящения. Я также придерживаюсь мнения, что мало кандидатов, которые представляют себе, каким неудобствам, каким страданиям и вреду подвергает себя упомянутый Инициатор ради своего ученика. Особые физические, моральные и интеллектуальные условия неофитов и адептов очень разнятся, и это всякий легко поймет; таким образом, в каждом случае наставнику приходится приспосабливать свои условия к условиям ученика; напряжение здесь ужасное, ибо для достижения успеха мы должны привести себя в полное соотношение с субъектом, находящимся под нашим руководством. И так как чем выше сила адепта, тем меньше у него соответствия с природой профана, часто приходящего к нему насыщенным эманациями грубой толпы, которых мы так опасаемся. И чем дольше он находится в отдалении от этого мира, и чем чище стал он сам, тем труднее возложенная им на себя задача. Затем знание может быть сообщено только постепенно; и некоторые из высочайших тайн, если их сформулировать даже для вашего, хорошо подготовленного уха, прозвучали бы для вас, как безумная тарабарщина, несмотря на всю искренность вашего нынешнего уверения, что «абсолютное доверие пренебрегает недоразумением». Вот истинная причина нашей скрытности.

Письма махатм. п.17

«Создание» форм и образов адептами.

« Прошу вас не считать меня смутным метафизиком. Идея, которую я хочу сообщить вам, такова: результатом высочайшего размышления о научных вопросах является образование утонченной формы духовной энергии в мозгу, (скорее всего в Пространстве В.Р.) которая в космической деятельности способна производить неограниченные результаты, тогда как автоматически действующий мозг содержит или накапливает в себе лишь известное количество грубой силы, бесплодной для пользы индивидуума или человечества. Человеческий мозг является неистощимым производителем наиболее тонкого качества космической энергии из низкой грубой энергии Природы и совершенный адепт превратил себя в центр, из которого излучаются потенциальности, которые порождают корреляции за корреляциями на протяжении грядущих эонов времени. Это ключ к тайне его способности проецировать и материализовать в видимом мире формы, которые его воображение построило из инертной космической материи в невидимом мире. Адепт не создает чего-либо нового, но лишь приспосабливает и действует с материалами, которые Природа держит наготове вокруг него, и материалом, который на протяжении вечностей прошел через все формы. Ему следует лишь выбрать ту форму, которую он желает, и вызвать ее обратно в объективное существование. Разве это не будет звучать для кого-нибудь из ваших «ученых» биологов как фантазия сумасшедшего?»

(Письма махатм.) Письмо 5

По мнению махатм и учителей Кастанеды люди ничего не создают. Бенефактор Кастанеды назвал человеческое «творчество» формовкой и продемонстрировал ему с неподражаемым юмором, что такое «творчество».

Люди занимаются копированием Природы, и воровством у других, друг у друга чужих идей, и напыщенно называют это «творчеством» или даже «созиданием», хотя все факты окружающей жизни показывают разрушительный характер такого «созидания», ведущего к уничтожению окружающей среды и истощению ресурсов Земли. Всё имеет обратную сторону, как и лучшие достижения науки во всех областях, используются для истребления населения. Это люди называют техническим «прогрессом».

«Конечно, Махатмы Гималаев не могут длительно соприкасаться с аурами землян и даже просто находиться в атмосфере долин из-за несоответствия в вибрациях, потому продолжительный контакт обоюдно вреден и, в случае землян, даже разрушителен.» (письма)

Это правда, если всё время жить замкнуто, почти изолированно от людей, где-нибудь в лесу или в горах. Можно проделать эксперимент над собой, если вы живёте в большом городе, пожить, не общаясь с людьми, в лесу, месяц или хотя бы пару недель, при возвращении, я уверен, вы почувствуете изменения в своём восприятии людей, но потом всё вернётся к прежнему восприятию…

Махатмы неспособны были общаться с людьми напрямую, поэтому им жизненно важно было найти посредников, кто бы мог проталкивать их доктрину, или хотя бы одного, они нашли Е.П.Блаватскую, но у них абсолютно ничего не получилось, особенно, что касается «всемирного братства». Гурджиев не прятался от людей, жил, работал и учил среди людей, в небольших группах и никогда не пытался «проповедовать» перед безграмотной разношерстной толпой, ибо абсурдно, так поступают шарлатаны всех мастей и паразитическая каста священников, деньги берут, а научить ничему не могут! Гурджиев пытался подготовить людей, создав специальные школы, обученных для этого людей, которые могли бы обучать других в любых условиях, но у него ничего не получилось, лучший его ученик П.Д. Успенский ушёл от него, решил, что может «учить» самостоятельно, сам Гурджиев никому своих полномочий не передавал, даже не публиковал свои дневники, все, кто сейчас организовывает группы Гурджиева - шарлатаны.

В такой безнадёжной ситуации, сложившейся на Земле, возможно обучение в группах по типу, описанных в «полевых заметках» Кастанеды, маленькие общины, люди в которых объединены общей целью, все работают, каждый занимает своё законное определённое место, руководит ими природный лидер – видящий и другие, достигшие фантастических успехов в овладении сознанием, что воспринимается обывателями как сказки. Линия эта прекратила своё существование, Кастанеде не удалось продолжить эту традицию...

Современные люди неспособны и никак не подготовлены принять руководство людьми, описанными в работах Блаватской, Гурджиева, тем более Кастанеды, они не способны даже понять – о чём там идёт речь, поэтому неизбежно становятся добычей хищников, священников церквей и псевдоучителей…

Глобальными событиями на Земле люди не управляют! Это глубокое заблуждение, иллюзия, что люди ими способны управлять или остановить, например война на Украине. Кто управляет на Земле мировыми событиями? Управляют космические Силы через людей, скорее всего не человеческие. К такому убеждению я пришёл, анализируя работы Блаватской, Гурджиева, А.Д. Неель и Кастанеды и другие источники. Что бы люди не думали об этом, были изобретены религии и внедрены в жизнь людей, парализуя самостоятельное мышление. Именно с религиями, паразитической кастой священников связаны все беды на Земле, все войны – это неопровержимый факт. Пока люди находятся в том состоянии сознания, которое имеют, состояние животного, наделённого разумом, войн не избежать. Массово изменить состояние сознание людей невозможно, это никому ещё не удавалось, такова расстановка космических Сил. Для этого пришлось бы восстать против всего, а главное – против Сил, противостоять которым люди не способны ни в каком аспекте, ни в каком качестве. О этих Силах, существах носителях таких сил лучше всего написано в выше перечисленных мною источниках.
Людьми можно очень легко манипулировать, это могут делать как цыгане, так и шарлатаны низкого уровня - священники, не говоря уже о политиках, которые являются шарлатанами нижайшего уровня, которым невозможно не подчиниться, у них власть, пресса, деньги и аппарат подавления, а главное – они всегда правы. Люди высокого уровня могут легко манипулировать другими людьми, но они в тени. Эти люди подчиняются своим дУхам, которых считают носителями знания и подчиняются им, эти же существа способны наделить людей определённой силой, определённого качества для выполнения соответствующих задач на Земле, необходимых этим Силам. Разумеется, любого политика можно заставить выполнять приказ таких людей, особенно, если политик стар и лишён большей части жизненной силы, а тем более воли и самостоятельного мышления. Поэтому часто «выбирают» управлять государством старых маразматиков, которыми легко может управлять кто угодно, как это было в СССР и его не стало…
Фрагмент из «Писем махатм» как раз повествует о человеке, наделённым такой силой, с помощью которой он легко может заставить выполнять свою волю.

«И если уж мадам Б., болезненной женщине, приписываются такие силы, то как вы можете вполне быть уверены, что вы сами не поддадитесь тренированной воле, в десять раз сильнее, чем ее? Я мог бы прийти к вам завтра, водвориться в вашем доме, как приглашенный, и целиком владеть вашим умом и телом в течение 24-х часов, и вы ни на миг этого не осознали бы. Я могу быть хорошим человеком, но я также мог бы быть, почем вы знаете, и злым, составляющим заговоры и глубоко ненавидящим вашу белую расу, ежедневно унижающую мой народ, и отомстить вам, одному из лучших представителей этой расы. Если бы применять силы одного только экзотерического месмеризма, то есть той силы, которой могут с одинаковым аспектом овладеть как хорошие, так и плохие люди, даже тогда навряд ли вы избегли ловушек, расставленных для вас, если человек, которого вы пригласили, оказался бы хорошим месмеризатором, ибо вы являетесь чрезвычайно податливым в этом отношении субъектом с физической точки зрения. «Но моя совесть, но моя интуиция!» – вы можете возражать. В таком случае, как со мной – помощи мало. В то время ваша интуиция заставила бы вас чувствовать все, за исключением того, что в действительности было; а что касается вашей совести, вы разве считаете кантовское ее определение правильным? Вы, вероятно, верите также, как и он, что при всяких обстоятельствах, и даже при полном отсутствии религиозных понятий, даже без строго определенных понятий о том, что хорошо и что плохо, человек всегда имеет верное руководство в своем собственном внутреннем моральном понимании – совесть? Величайшая ошибка! При всем огромном значении этого морального фактора, он имеет один радикальный недостаток. Совесть, как уже было сказано, можно приравнять к тому демону, к чьим велениям так внимательно прислушивался Сократ и которым он так быстро подчинялся. Подобно этому демону, совесть может случайно сказать нам, чего мы не должны делать. Однако, она никогда не направляет нас к тому, что нам следовало бы делать, а также не даст определенной цели нашей деятельности. И ничто не может быть более легко усыплено и даже парализовано, как эта самая совесть, если за это возьмется тренированная, более сильная воля, чем у обладателя совести. Ваша совесть никогда не скажет вам, является ли месмеризатор истинным адептом или очень ловким шарлатаном, раз он переступил ваш порог и овладел контролем над вашей аурой. Вы говорите о воздержании от всего, за исключением невинного занятия вроде коллекционирования птиц, чтобы не было создания другого чудовища – Франкенштейна... Как воля, так и воображение создает.»


Программирование будущего.

Создание будущего с помощью Намерения во Втором Внимании – задача избранных. «Намеревай меня в будущее – говорила «женщина в церкви» Карлосу Кастанеде». Тольтеки создавали миры во Втором Внимании и уходили целыми городами, говорил Хуан Матус К. Кастанеде. «Искусство Сновидения»

Люди создают будущее хаотично, автоматически, так как лишены способности к концентрации, предвидения, не обладают возможностью достигать соответствующих сознаний сознания, (высшие состояния сознания недоступны для людей, путь туда закрыт) разве что случайно. Поэтому всё, что делают люди, со временем уничтожается и рушится циклически.

Иудохристианство -  типичная повторяющаяся программа, созданная злонамеренными существами для увековечивания существования паразитической формы жизни. Эта программа обеспечивает богам повторяющиеся войны, и разрушения, постоянные конфликты, непрекращающиеся страдания, что необходимо богам, вражду между двуногими обезьянами в человеческом облике, которые веками выясняют между собой, кто из них самый иисусистый, кто самая правильная погибшая овца израилева и всё в том же духе. Такими свойствами обладают и другие религии со своими богами. В.Р.

« путем особого вида концентрации мысли можно создавать явления и для будущего. Если концентрация мысли прошла удачно, то целая цепочка созданных по воле мага действий будет разворачиваться далее механически, не нуждаясь больше в содействии мага. – Бывает даже, – добавил этот лама, – что во многих случаях маг не в состоянии разрушить созданное и воспрепятствовать явлению произойти в назначенное время, т.к. порожденная им же энергия, которую он направил на определенную цель, уже находится вне его контроля.»

А.Д.Н. «Мистики и маги Тибета»

Создание призраков. Зачем они нужны магам (колдунам) Призраки, созданные колдунами – зачатки будущих живых существ, включая человека. ( Фрагменты)

Типичный энергетический вампиризм, трата своей жизненной силы для создания призрака и поклонения ему (индусы), если индусы и тибетцы делают это сознательно, только для разных целей, то иудохристиане и другие верующие подпитывают своих вампиров, Иегову и Иисуса безсознательно, создавая зловещие тени…

Согласно многим легендам, не только призраки, созданные колдунами для своих целей, которые со временем уплотнялись и приобретали материальную оболочку, но и для людей эти оболочки становились частью их тел. Подробно процесс создания людей описан Блаватской, «Антропогенезис». Самое сложное – это наделить безмозглые оболочки разумом, и аппаратом восприятия.

А. Д. Неель экспериментировала с созданием призрака вполне успешно! Я этот фрагмент публиковал уже несколько раз, что бы читатели обратили внимание, что не только еврейский Иегова что-то создавал, наподобие людей, а потом гневался и уничтожал свои творения! Всё гораздо проще и в то же время неизмеримо сложнее! Создание человека – тайна, не следует верить попам и создавать разрушительные культы. Современная женщина нашего времени Александра Давид Неель создала призрак, (в прошлом веке) описала как он эволюционировал на её глазах, и как пришлось столкнуться с ужасом, когда призрак стал выходить из под её контроля. В.Р.

«Индусы вдыхают жизнь в магические диаграммы и скульптурные изображениям богов, прежде чем поклоняться им. Обряд этот именуется "прана-пратиштха". Цель его – вдохнуть при помощи духовной эманации в неодушевленный предмет жизненную силу верующего. Сообщенная предмету жизнь поддерживается ежедневными ему поклонениями. В сущности, он "питается" сосредоточенной на нем концентрацией мысли. Если этой питающей силы ему начинает не хватать, живая душа в нем чахнет и гибнет от истощения. Одухотворенный предмет снова превращается в мертвую материю. Последнее – одна из причин, почему индусы считают грехом прекращение ежедневного служения уже одухотворенным изображениям богов, за исключением тех случаев, когда даруемая им жизнь ограничена рамками особой церемонии. В таких случаях по окончании обряда их считают покойниками и с большой пышностью погребают в водах священной реки.
   Тибетские мистики оживляют свои "кйилкхоры" аналогичным способом, но не с целью сделать их предметом поклонения; материальное изображение "кйилкхора" после определенного периода упражнений, когда он уже сделался совершенно умозрительным образом, убирают.»

«Передача духовной силы на расстояние, как говорят, дает учителю возможность поддерживать и, в случае необходимости, оживлять духовные и физические силы находящегося далеко от него ученика.
   Применение последнего метода не всегда имеет целью обогащение объекта, принимающего направленные на него волны. Иногда, напротив, придя в соприкосновение с объектом, волны возвращаются к пославшему их "передатчику".* (*Я и здесь пользуюсь совсем не тибетской терминологией, но употребляемые мной выражения передают максимально точно для иностранного языка мысли и представления моих собеседников-тибетцев. – Прим. авт.)
   Но при контакте с "адресатом" они забирают у него часть или всю его энергию и с этим зарядом возвращаются в исходную точку, где и поглощаются первоисточником энергии. Говорят, некоторым черным магам и существам демонического происхождения удается, пользуясь этим методом, приобретать необычайную физическую силу, продлять свою жизнь до бесконечности и т.д.»

 

«Что касается магов, то они видят в создании "тульпа" (призраков) только средство обеспечить себе послушное орудие для выполнения всех желаний. В их случае призрак не обязательно является богом-хранителем, но может быть каким угодно существом и даже пригодным для служения их воле неодушевленным предметом.
   По словам тибетских оккультистов, призрак, получив достаточно устойчивую форму, стремится освободиться из-под опеки мага. Иллюзия превращается в непокорное детище, и между колдуном и его творением завязывается борьба. Исход этой борьбы порой бывает трагическим для мага. Приводят также примеры, когда посланный с поручением призрак совсем не возвращается и продолжает скитаться в форме полу бездумной, полусознательной марионетки. В других случаях трагедии бывают следствием процесса ликвидации материализованного призрака. Маг старается уничтожить свое создание, но последнее не желает расставаться с дарованной ему жизнью и защищается.»

«Что же касается возможности создать и оживить призрак – в ней я не могу сомневаться, она вполне реальна.
   По привычке ничего не принимать на веру, я решила тоже попытаться произвести опыт материализации. Чтобы не подпасть под влияние внушительных образов ламаистских божеств, всегда бывших у меня на глазах, так как их живописными и скульптурными изображениями я обычно себя окружала, я выбрала для материализации незначительную личность – приземистого дородного ламу бесхитростного и веселого нрава. Через несколько месяцев добряк был создан. Мало-помалу он "закрепился" и превратился в нечто вроде незваного гостя. Он совсем не ждал моего мысленного приглашения и являлся, когда мне было совсем не до него. В основном, иллюзия была зрительной, но как-то я почувствовала задевший меня мимоходом рукав платья и ощутила тяжесть его руки на своем плече. В это время я не жила в затворничестве, каждый день ездила верхом и, по обыкновению, пользовалась отличным здоровьем. Постепенно я стала замечать в моем ламе какую-то перемену. Черты лица, которыми я его наделила, изменились. Его толстощекая физиономия похудела и приняла хитроватое и злое выражение. Он становился все назойливее. Одним словом, лама ускользал из-под моей власти. В один прекрасный день пастух, приносивший нам масло, увидел мой призрак и принял его за самого настоящего ламу во плоти. Может быть, мне следовало бы представить это явление его естественному развитию, но мой необычный компаньон начинал действовать мне на нервы. Его присутствие превратилось для меня в настоящий кошмар. Я уже начинала терять контроль над ним и решила рассеять иллюзию. Мне удалось это только после полугода отчаянных усилий. Моему ламе жилось в это время не очень-то весело.
   Нет ничего необычного в умении вызвать галлюцинацию произвольно. Самое интересное в этих случаях "материализации" то, что и другие видят созданный вашим воображением образ.»

А. Д. Н. «Мистики и маги Тибета»

Как древние тольтеки создавали свои миры, в которые они уходили.
По версии тольтеков наш мир, в котором мы живём – это грубая материализовавшаяся копия одного из многочисленных тонких миров субъективного мира тольтеков. Принцип, визуализации тольтеков абсолютно совпадает с буддийскими принципами, браминскими, с материалом, изложенным в работах Блаватской, «Тайная Доктрина», «Письма махатм» и другие , более того, около ста лет назад обычная женщина, французская путешественница - исследователь, Александра Давид Неель, проверила на своём личном опыте методом длительной концентрации (визуализации около полугода), создала образ знакомого ламы, который стал быстро уплотняться и стал видимым для других, правда, она не знала что с ним делать, «образ ламы» стал выходить из под её контроля, появлялся в самые неожиданные моменты, становился назойлив. Ей, с трудом, удалось его рассеять, как она пишет. Неудивительно, что всякие еврейские иеговы, боги-неудачники уничтожали свои создания, как написано в еврейской библии, они не знали что с ними делать. «И раскаялся бог, что создал человека» Быт. 6:6.
Конечно вопросов огромное количество, а главное – подтвердить на собственном опыте, что создание образа и появление его в пространстве – это реально для обычного человека, если он сможет достичь ВТОРОГО ВНИМАНИЯ и полностью его контролировать, это так же означает, что человек должен обладать необычной силой концентрации в течение определённого времени. Как объяснили Кастанеде соратники Хуана Матуса – Висенте Медрано и Хенаро Флорес, путь во ВТОРОЕ ВНИМАНИЕ закрыт для людей, если бы это было нужно для целей Природы или богам, люди бы уже давно были «там».
Женщина в церкви.
« Ты находишься у четвертых врат сновидения, видя во сне мой сон.
Она сказала мне, что ее искусство заключается в способности направлять свое намерение, и все, что я вижу вокруг, происходит по ее воле. Она сказала шепотом, что церковь и город были результатом ее воображения; они существовали не существуя. Она добавила, глядя мне в глаза, что это одна из тайн намерения во втором внимании двойной позиции сновидения. Это может быть сделано, но не может быть объяснено и постигнуто.
Она сказала мне, что она происходит из линии магов, которые знали, как действовать во втором внимании, направляя свое намерение. Ее рассказ повествовал о том, что маги из ее линии владели искусством направлять свои мысли в сновидении с целью воспроизвести завершенную и правдивую картину объекта, структуры, точки, фрагмента ситуации по своему выбору.
Она рассказывала, что магии ее линии обычно начинали с того, что пристально рассматривали простой объект и запоминали каждую его деталь. Они могли затем закрыть глаза и представить объект, корректировать это визуальное представление, сравнивая с самим объектом, до тех пор, пока не видели его с закрытыми глазами полностью завершенным.
Следующим пунктом в их развивающейся схеме было сновидение с объектом и создание в сновидении полной материализации объекта с точки зрения их собственного ощущения.
- Этот акт, - сказала женщина, - называется первым шагом к абсолютному восприятию.
От простых объектов эти маги переходили к более сложным конструкциям. Конечной целью для всех них являлось визуальное представление в сновидении всего мира, и воссоздания таким образом абсолютно вероятной реальности, в которой они могли бы существовать.
- Когда кто-либо из магов моей линии приобретал способность делать это, - продолжала женщина, - он запросто мог забирать кого-либо в свое намерение, в свое сновидение. Это именно то, что я сейчас проделала с тобой, и то, что я делала со всеми нагвалями твоей линии.
Женщина захихикала.
- Ты лучше поверь в это, - сказала она так, словно я не верил. - Целые народы исчезли в таких сновидениях. Вот почему я сказала тебе, что эта церковь и этот город являются одной из тайн намерения, сконцентрированного во втором внимании.
- Ты сказала, что целые народы исчезли таким образом. Как это было возможно? - спросил я.
- Они создали визуальный образ, а затем воссоздали такую ситуацию в сновидении, - ответила она. - Ты никогда не создавал подобных визуальных образов чего-либо, поэтому тебе очень опасно входить в мое сновидение.
Затем она предупредила меня, что пойти через четвертые врата и продвигаться по местам, которые существуют лишь в чьем-то воображении - весьма рискованно, так как каждый момент такого сна должен быть абсолютно личным моментом.
- Ты все еще хочешь идти? - спросила она.
Я сказал, что да. Потом она еще кое-что рассказала мне о сдвоенных позициях. Суть ее объяснения сводилась к тому, что, к примеру, я сновижу мой родной город, и мое сновидение началось, когда я лежал на правом боку и видел сон, что я заснул. Второе сновидение не должно быть обязательно сном о моем родном городе, но быть наиболее конкретным сном, какой только можно вообразить.
Она была уверена, что в своей практике сновидения я получал бесчисленное множество конкретных деталей, но заверяла меня, что каждая из них скорее всего была случайностью. Потому что единственным способом полностью контролировать сны является использование техники сдвоенных позиций.
- И не спрашивай меня, почему, - добавила она. - Это просто происходит. Как и все остальное.»
Карлос Кастанеда. «Искусство сновидения»


Нагуаль Хулиан. Намерение!

"- Я имел невероятно счастливую возможность быть учеником двух Нагуалей, - сказал дон Хуан и нарушил гипнотическое воздействие, оказываемое на меня в этот момент ветром. - Одним из них, разумеется, был мой бенефактор, Нагуаль Хулиан, а другим был его бенефактор - Нагуаль Элиас. Мой случай уникален.
- Почему уникален? - спросил я.
- Потому что из поколения в поколение Нагвали начинали собирать учеников лишь через годы после того, как их собственные учителя покидали мир, - ответил он, - Исключением был мой бенефактор. Я стал учеником Нагваля Хулиана за восемь лет до того, как его бенефактор покинул мир. Эти восемь лет были для меня как дар. Это была самая большая удача, какую только можно было вообразить, так как у меня была прекрасная возможность учиться у двух противоположных по характеру людей. Было так, как если бы тебя воспитывал сильный отец и еще более сильный дед, которые не сходятся во взглядах между собой. В этом споре всегда побеждал дед, поэтому я, собственно говоря, скорее продукт обучения Нагваля Элиаса. Я ближе к нему не только по темпераменту, но даже и по виду. Однако большая часть работы по превращению меня из жалкого существа в безупречного воина была проделана моим бенефактором, Нагуалем Хулианом.
- Опиши мне физический облик Нагуаля Хулиана, - попросил я.
- Знаешь, мне до сего дня трудно представить его, - сказал дон Хуан. - Я знаю, это прозвучит нелепо, но в зависимости от необходимости или обстоятельств он мог быть молодым или старым, привлекательным или невзрачным, истощенным и ослабевшим или сильным и мужественным, толстым или худым, или средней комплекции, среднего роста или коротышкой.
- Ты имеешь в виду, что он был артистом и играл разные роли с помощью ухищрений?
- Нет, никаких ухищрений он не использовал, и был он не просто актером. Он был, конечно, своего рода великим артистом, но дело совсем не в этом. Суть в том, что он наделен был даром трансформации и мог становиться диаметрально противоположными личностями. Актерский талант давал ему возможность изображать все мельчайшие детали поведения, что каждый его образ делало реальным. Можно сказать, что он так же непринужденно менял личность, как ты каждый раз непринужденно меняешь одежду.
Я нетерпеливо попросил дона Хуана рассказать мне о превращениях его бенефактора побольше. Он сказал, что кто-то научил Нагваля Хулиана подобным превращениям, но продолжать рассказ об этом далее - означало бы перейти на другие истории.
- Как выглядел Нагуаль Хулиан, когда он ни в кого не превращался? - спросил я.
- Могу сказать только, что перед тем, как он стал Нагуалем, он был очень худым и мускулистым, - сказал дон Хуан. - У него были черные волосы, густые и вьющиеся, длинный красивый нос, крепкие большие белые зубы, овальное лицо, мощный подбородок и лучистые темно-карие глаза. Ростом он был около пяти футов восьми дюймов. Он не был ни индейцем ни даже смуглым мексиканцем, но не был и англосаксом. Фактически, он ни на кого не был похож, особенно в последние годы, когда цвет его кожи постоянно изменялся от очень темной до очень светлой, и опять до темной. Когда я встретил его впервые, он был смуглым стариком, затем со временем стал светлокожим молодым человеком, возможно, лишь на несколько лет старше меня. Мне же тогда было двадцать.
Но если изумляли перемены его внешности, - продолжал дон Хуан, - то изменения его настроения и поведения, сопровождавшие их, изумляли еще больше. Например, когда он был толстым молодым человеком, он был веселым и чувствительным. Когда он превращался в худого старика, он становился мелочным и мстительным. Будучи старым толстяком, он воплощался в слабоумного.
- Был ли он когда-нибудь самим собой? - спросил я.
- Да, был, но совсем по-другому, чем я - собой, - ответил он, - Поскольку меня не интересуют превращения, я всегда один и тот же. Но он совсем не был похож на меня.
Дон Хуан посмотрел на меня, как бы оценивая мою внутреннюю силу. Он улыбнулся и, покачав головой из стороны в сторону, разразился утробным смехом.
- Что тебя так рассмешило, дон Хуан? - спросил я.
- Дело в том, что ты все еще слишком скован и дотошен, чтобы в полной мере оценить природу превращений моего бенефактора и весь их размах, - сказал он, - Мне остается только надеяться, что когда я тебе об этом рассказываю, тебя не охватывает патологический страх.
По какой-то причине я внезапно почувствовал себя очень неуютно и пожелал сменить тему разговора.
- Почему Нагваля называют "бенефактор", а не просто "учитель"? - нервно спросил я.
- Называя Нагуаля бенефактором, ученики выражают свое к нему уважение, - сказал дон Хуан. - Нагваль вызывает у своих учеников непреодолимое чувство благодарности. В конце концов, он формирует их и проводит сквозь невообразимые области.
Я заметил, что учить - это, по-моему, величайшее и самое альтруистическое действие, которое один человек может совершить для другого.
- Для тебя обучение - это разговоры о моделях поведения, - сказал он. - Для мага обучение - это то, что делает Нагваль для своих учеников. Ради них он имеет дело с главной силой во вселенной - намерением, силой, которая изменяет или перетасовывает вещи, или оставляет их такими, как они есть. Нагуаль определяет, а затем направляет то влияние, которое эта сила может оказать на его учеников. Если бы Нагуаль не направлял намерение, они не испытывали бы ни благоговейного страха, ни изумления. И его ученики, вместо того, чтобы отправиться в магическое путешествие к открытию, всего лишь обучались бы ремеслу исцелителя, колдуна, шарлатана или кого-нибудь еще.
- Ты можешь объяснить мне "намерение"? - спросил я.
- Единственный способ узнать намерение - это узнать его непосредственно через живую связь, которая существует между намерением и всеми чувствующими существами, - ответил он, - Маги называют намерение неописуемым, духом, абстрактным, нагуалем. Я предпочел бы называть его нагвалем, но тогда это название совпало бы с именем лидера, бенефактора, который тоже зовется Нагуалем. Поэтому я остановил свой выбор на названии "дух", "намерение", "абстрактное".
"Сила безмолвия"

"кастанедовцам"! для меня первостепенное значение имеют книги Кастанеды, Учение которое он передал в своих "полевых" заметках оригинальным способом, в художественной форме! В 20-м веке ничего подобного и лучшего не было! Впервые появилось практическое руководство, в котором подробно и конкретно расписано, как достичь изменённых состояний сознания, глубоких сдвигов восприятия, а так же НАГУАЛЯ, правда там ещё говорится о достижении "свободы", я не знаю что это такое, потому что невозможно выйти из под одного влияния не попав под другое! Его личность меня мало интересует. Кастанеда был очень большой ШУТНИК, когда говорил - "учителя не нужны". А ещё он говорил, - "я не способен учить так, как меня учил Хуан Матус, мой энергетический уровень не позволяет мне это осуществить! И когда я вижу или слышу о людях которые учат учению линии тольтеков Хуана Матуса, которые никогда не проходили соответствующей подготовки и никогда не имели контактов и не были учениками хотя бы Кастанеды, я удивляюсь тупости, самомнению этих жалких людишек, шарлатанов, а ещё больше кто им верит, я постоянно нарушаю кодекс бодхисатв и другие кодексы интеллигентов, на них похожих, профанация этих "учителей" - шарлатанов настолько очевидна, возмутительна, что бы не назвать их ПИЗДАБОЛАМИ! За всей этой деятельностью стоит совершенно другое! Из книг Кастанеды и его деятельности, следует автоматически и с полной очевидностью - собрать большую толпу легковерных идиотов, что бы доить их во-первых энергетически, ну, и разумеется, финансово. Для этого было придумано тенсёгрити, потому что ничего другого, о чём писал Кастанеда, толпа не в состоянии осуществить. Энергетическая помощь означает помощь группе Хуана Матуса, предположительно застрявшей в одном из миров ВТОРОГО внимания, но главное - это АРЕНДАТОР, оставшийся без энергии нагуалей, без которой он не может продлевать свою жизнь на Земле.

«Л.Н. Гумилёв, Б.И. Кузнецов Бон (Древняя тибетская религия) Когда в середине VII века по приглашению тибетского владыки Сронцзангампо в Тибет явились из Индии буддийские монахи, то они столкнулись там не с первобытным язычеством — почитанием сил природы, не с шаманизмом — практикой вызывания духов и даже не с культом мертвых предков, а с продуманной, теоретически отработанной религиозной системой, носившей название бон.»
Шенраб появился в Палестине, в Ланлине (Иерусалиме) в возрасте трёх лет, но тут речь может идти о ЖРЕЧЕСКИХ годах жизни.
Современное человечество представляет собой сборище со всеми своими богами-людоедами «вампиров-людоедов, еретиков», поэтому нет никакой возможности проповедовать и утвердиться учению, они всё будут осквернять и пожирать. (В.Р.)
«Когда жреческих лет (ему) стало восемьдесят два, Тело Шенраба исчезло, (и он вышел из страданий)
В том же самом (сочинении) говорится: «Продолжительность его жизни – 3500 тибетских лет (годов), а учения (проповедования) – 518»
Что касается смысла этих рассуждений, то (согласно) поздним пророчествам, содержащихся в (сочинении) «Мелодия»….»
«Продолжительность жизни самого учителя, постоянно обладающего возможностью обращать, составляет только 3500 лет. А Бон существует только 9000 лет» (Семнадцать тысяч лет, по утверждению самих бонцев) .
Б.И. Кузнецов. История религии Бон.
Исходя из написанного, неудивительно, что махатмы просуществовали с 14-го века по двадцатый, в котором сведения о них обрываются, судя по всему - это были древние жрецы, видящие. Один из псевдонимов махатмы Кут Хуми – Ассирваклам. Кто они на самом деле – неизвестно. (В.Р.)

Глава пятнадцатая:"О том, как учитель покидал (свой) дом, чтобы стать отшельником"(с. 918—988). Учитель принял решение покинуть дом, но все его уговаривают не делать этого. Шенраб непреклонен. Известие о его решении очень обрадовало демонов, так как, по их мнению, если он уйдет, то учение Шенраба закатится, а учение демонов будет распространяться. Ученики Шенраба просят учителя не уходить в Страну цветов,но Шенраб стоит на своем. Он даст своим ученикам наставления, в частности, не рекомендует употреблять в пищу мясо не только потому, что это еда демонов-людоедов.
"Душа живого существа находится в его мясе и крови, поэтому тот, кто губит ее, будет за это неизбежно расплачиваться. Учитель также осуждает употребление чеснока и лука, так как они отгоняют от людей небожителей. Он также запрещает употреблять опьяняющие напитки, так как они одурманивают сознание.
После того как учитель покинул дом и стал отшельником, все охраняли законы, и все повсюду наполнилось благом (миром).
Глава шестнадцатая:"Об установлении учителем практики созерцания"(с. 988—1022).Глава, вероятно, создана под влиянием буддизма и является продуктом местного тибетского творчества. (к сожалению практики созерцания не опубликованы Кузнецовым, но они есть в Книгах Кастанеды, сновидящий вначале должен стать созерцающим, только после того как он освоит эти практики, он может на что-то расчитывать, «арендатор», который просуществовал более семи тысяч лет, передал Кастанеде, как и партии Хуана Матуса, знания древних тольтеков, которые, несомненно знали древние учения и были мастерами колдовства. В.Р.)
Глава семнадцатая:"О том, как учитель вышел из непостоянного мира страданий"(с. 1022—1108).Демон искушает Шенраба, уговаривая его не торопиться с уходом из этого мира. Учитель ему ответил:
"Я получил непостоянное, призрачное тело, которое разрушится (и поэтому) теперь я выхожу из мира страданий. Хотя я сам, Шенраб, являюсь руководителем этого видимого бытия, (но тем не менее) душа расстанется с плотью, тело изменится, и, хотя я умру..., но так как я осуществлял десять трудных добродетелей, то возрожусь в великом месте блага (мира)".
Шенраб умирает, и все воздают ему почести.
В качестве лучшего места для похорон Шенраба была выбрана Согдиана (Sang-ge-rgyab-bsnol), самая прекрасная и светлая страна из всех областей мира.
"Она (страна для похорон) — (должна быть как) сердце (сущность) счастливых земель. Если небо, как колесо с восемью спицами, то эта страна счастливая. Если земля, как лотос с восемью листьями (лепестками), то эта земля счастливая. Если снежные вершины, как пики, то эта земля счастливая. Если (там священная) гора Юндрун-Гуцег (gYung-drung-dgu-brtsegs), то эта страна счастливая. Так как это (все) в Согдиане, то эта страна счастливая. Так как там деревья, как сияние радуги, то это страна счастливая. Так как в лесах лекарства и живительный нектар, то эта страна счастливая... и там лучше всего очистить сожжением божественный труп Шенраба" (с. 1069—1070).
Тело Шенраба было очищено сожжением в специально для этой цели построенном доме. Этой церемонии предшествовали сложные ритуальные обряды. Останки были потом помещены в специальный сосуд.
Б.И. Кузнецов. История религии Бон.

В чем же было различие буддизма и бона?
Начнем с известного, т. е. с буддизма. Буддизм, как известно, не является связью человека с
богом, потому что он отрицает бога, а точнее — относится к этой проблеме с абсолютным
равнодушием. Буддизм также и не средство спасения души, бессмертия которой он в общем-то
не признает. Целью буддизма является спасение избранных, т. е. монахов, «ставших на путь», а
мирянам, сочувствующим буддийской доктрине, за помощь и милостыню буддийской общине
монахов предлагается «утешение» и возможность хорошего перерождения, с тем, чтобы в одной
из последующих жизней, спустя миллионы лет, стать монахом. Эта идея проходит красной
нитью через всю сутру «Мудрец и дурак».[14]
А цель у буддистов была одна: перевести возможно
большее количество людей в нирвану. Это означало, что лучшая часть общества должна была
научиться пренебрегать мирскими заботами и исчезнуть из жизни без остатка. Действительно,
исчезала наиболее искренняя, творческая, жертвенная часть общества, а оставался шлак и пепел,
вследствие чего великие империи гибли.[4]
Согласно буддийскому догмату, убийца ни при каких условиях не мог войти в нирвану, а убивать
врагов буддизма было необходимо. И тогда была предложена концепция, согласно которой
человек, жертвовавший своим будущим блаженством ради сегодняшней победы, достоин
поклонения и почитания наряду с совершеннейшими из людей — бодхисатвами.
Следовательно,
ему разрешалось в этой жизни и пролитие крови, и общение с женщинами, и роскошь, лишь бы
он, охранив от врагов «Закон», дал возможность своим современникам беспрепятственно
вступить на «Путь». Не исключалась возможность специального воплощения (аватара) доброго
бодхисатвы в гневной ипостаси для борьбы с врагами веры. Так, например, весьма популярный
быкоголовый Ямантака («Убивающий смерть») был воплощением бодхисатвы мудрости
Манджушри, и его же воплощением был тибетский монарх Тисон Дэцан (VIII в. н. э.),[7]
которого никто не обвинял в мягкости. («Не нужно быть добрым, доброта – это суррогат справедливости» Живая этика. Елена Рерих. «Любое преступление может быть оправдано, если источник его чист» Живая этика. Елена Рерих. Знание без доброты не имеет смысла – Хуан Матус, наука без нравственности – бесполезна!)
Но при всем этом надо помнить, что нигде и никогда
буддисты не отступали от своего основного тезиса об иллюзорности видимого мира, хотя разные
школы и расходились по этому вопросу в деталях. В аспекте этики это означало, что любовь к
миру является самым большим препятствием для достижения цели — нирваны. Л. Гумилёв, Б.И. Кузнецов. (Кто дружит с миром, - тот враждует с богом. – Новый Зевет)
Согласно переводу Б.И. Кузнецова тибетских источников у Будды было ВОСЕМЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ жен, а отшельником он стал не по доброй воле, его род Шакьев уничтожался. Из Библии известно, что мудрый Соломон имел ВОСЕМЬ СОТ жен и ТРИСТА наложниц! Если понимать это буквально – все мудрые люди были половыми «гигантами», а попросту – мучителями-садистами, сексуальными маньяками .
Если буквально следовать учению Иисуса «Я есть путь, истина и жизнь» Следуй за мной, как говорит Иисус Петру, это означает не оглядываться на окружающий мир, нужно стать отшельником, без семьи, без дома, без родины и пожелать себе мучительной смерти, тогда – «спасёшься».
Идея, которую проводит Б.И. Кузнецов в своей работе «История религии Бон» заключается в том, что все религии имеют одну и ту же природу и имели один источник своего возникновения, о чём утверждала до него Блаватская. Все люди поклоняются одним и тем же богам, только под разными именами. Все боги враждуют и воюют между собой, а люди их подручные участвуют в этих войнах, как расходный материал, но люди воюют и независимо от богов, просто что бы грабить, боги только усугубляют эту проблему. Единственные кто реально выигрывает во всех этих «божественных» делах – ПАРАЗИТИЧЕСКАЯ КАСТА СВЯЩЕННИКОВ, ОСОБЕННО ВЕРХУШКА, нигде не работающая, получающая все земные МАТЕРИАЛЬНЫЕ блага, тут на Земле, а не на «небе».

Комментарии гласят (2, с. 303):
«Небесный Рупа (Дхиани-Коган) создает (человека) по образу своему: это есть духовная идеация, следствие первой дифференциации и пробуждения мировой (проявленной) Субстанции; эта форма есть идеальное Само-Отображение; и это есть Человек Первой Расы».
Иными словами, первые дифференцированные Эго – церковь называет их Архангелами – сообщали Первичной Материи эволюционный импульс и направление творчества. Но сделали это лишь две группы Архангелов (или Дхиани) – Саморожденные» и «Самосущие». Третья группа – «Огненные Ангелы» – «восстали и отказались» присоединиться к ним. Экзотерические Писания индусов объясняют этот «отказ» их благочестием и желанием остаться Кумарами – «Девственными Юношами». Однако «по эзотерическому толкованию, это было самопожертвованием во благо человечества. «Восставшие» не захотели создавать безвольных, безответственных людей, как сделали это «послушные» Ангелы; также не могли они одарить человеческие существа, даже хотя бы временными, отображениями своих личных свойств, ибо последние, принадлежа к другому, и гораздо более высокому, плану сознания, оставили бы человека все же безответственным, следовательно, это помешало бы всякой возможности высшего продвижения. Никакая духовная и психическая эволюция не возможна на Земле – на самом низком и материальном плане – для того, кто, во всяком случае на этом плане, в сущности своей совершенен и не может накоплять ни заслуг, ни пороков. Если бы человек оставался бледным отображением инертного, неизменного и недвижного Совершенства, единым отрицательным и пассивным атрибутом истинного Я есмь то, что Я есмъ, он был бы осужден пройти жизнь как бы погруженным в тяжелый, лишенный сновидений сон; следовательно, это было бы неудачною попыткою на этом плане».
Е.П.Б. "Спираль познания" Мистика устами мистиков.


«Существует три вида мужчин и женщин. Те, кто относится к первому виду, — абсолютные животные, они живут обычной жизнью. В эту категорию входят философы, эмоциональные последователи религий и все те, кто мыслит, но не знает, что они существуют. Ко второму виду относятся те, кто даже в обычной жизни приобрел постоянство. Они живут на двух планах существования — обычного и иного существования. К третьему виду людей относятся те, кто существует на всех трех уровнях и безграничен во времени.»

Для начала – научиться понимать себя. Для этого существуют самонаблюдение и перепросмотр.

Хотя мы начинаем на один шаг раньше, мы достигаем цели, потому что начали с первого шага. Поэтому навсегда запомните: ВЫ ДОЛЖНЫ РАЗВИТЬ СПОСОБНОСТЬ ПОНИМАТЬ СЕБЯ.

Мы утверждаем, что люди, пытающиеся учить вас на основе того, что вы можете достичь без особой подготовки этого понимания, заблуждаются. Если вы считаете это утверждение слишком радикальным, рассмотрите его с нашей точки зрения. Если мы знаем, что нечто является истинным и обладает чрезвычайной важностью, то как можем мы не говорить об этом тем, кто способен извлечь из этого пользу? Мы любой ценой это и делаем.

Однако в то время как вы готовите себя к пониманию своего реального «я», вы можете также готовить себя для развития на следующей стадии и даже для того развития, которое становится возможным на стадии, следующей за ней. Говоря об этих двух стадиях, мы имеем в виду два этапа развития, которые происходят за пределами того, что называется обычным существованием. Это стадии второй бытийной сущности и третьей бытийной сущности. (второе и третье внимание) Руми называет это стадией ангелов и стадией, находящейся выше ангелов, «о которой человек и не мечтает». Другие суфии говорят о высвобождении сущностного «я» и его интеграции с высшим «я», в результате чего появляется совершенный и завершенный человек. Некоторые люди, в силу грубости их лингвистического аппарата, ошибочно называли это состояние «святостью», за которой следует слияние с Божеством. Мастера орденов Чиштийя и Накшбандийя, так же как и мастера двух других (Кадири и Сухраварди) обучающих орденов суфиев средних веков, говорят об этапах Малой и Большой Святости.

Мы можем здесь заявить, что первостепенной задачей человека является развитие той его части, которая произошла из неземного источника и продолжает свое существование после разрушения временной среды его обитания. Вторая задача состоит в обретении постоянного существования и развитии высшей индивидуальности.

В суфийской лексике первое называется стадией просветления, а второе — стадией «невидимых полномочий».

Существует три вида мужчин и женщин. Те, кто относится к первому виду, — абсолютные животные, они живут обычной жизнью. В эту категорию входят философы, эмоциональные последователи религий и все те, кто мыслит, но не знает, что они существуют. Ко второму виду относятся те, кто даже в обычной жизни приобрел постоянство. Они живут на двух планах существования — обычного и иного существования. К третьему виду людей относятся те, кто существует на всех трех уровнях и безграничен во времени.

Цель существования человека на Земле в том, чтобы развить в себе постоянство второго и третьего состояний (второе и третье внимание). Все религии и мистические усилия направлены на достижение этой цели. Все подлинные оккультные, метафизические и другие системы нацелены на то, чтобы человек достиг этих состояний и остался в них.

Практические шаги, направленные на развитие второго и третьего состояний бытия, требуют для своего осуществления следующих условий:

а) должны быть нужда и желание;

б) должен существовать контакт с кем-то, кто уже достиг этих стадий;

в) необходимо наличие и доступность индивидуумов, а также групп людей, которые могут быть собраны «в обучающей ситуации», где определенные упражнения, переживания и факторы окружающей среды могут быть под соответствующим наблюдением скомбинированы, с тем чтобы это усилие увенчалось успехом.

Эта Традиция имеет корни в трёх религиях – иудаизм, христианство, ислам, хотя авторами этих текстов утверждается – она вне Времени! Это слишком высокопарно и напыщенно, ЭТО НЕВОЗМОЖНО ПРОВЕРИТЬ, даже «осведомлённому» человеку! Был такой Идрис Шах, который говорил то же самое о Суфизме и, - привязал его к исламу, до этого, выдурил поместье у Джона Бенета, продал его и спокойно, на ворованные деньги, писал книжки о суфизме на Майорке, в тишине и благополучии, пренебрежительно высказываясь о деятельности Гурджиева и его ученика Успенского. Книжки неплохие, но этот жулик примитивен в своём понимании «обучения», он уверен, как и все шарлатаны и жулики, что с помощью слов, прочитав книжку, можно чему-то научиться, а тем более достичь практических результатов….
ВСЕ РЕЛИГИИ – АБСОЛЮТНОЕ ЗЛО – ЭТО ФАКТ! САМАЯ АГРЕССИВНАЯ, КРОВАВАЯ, ПРОВОКАЦИОННАЯ И ЛЖИВАЯ – ИУДОХРИСТИАНСТВО! ГОВОРИТЬ ТУТ НЕ О ЧЕМ. В.Р.

««Разрешение учить» в нашей традиции принимает так много различных форм, что здесь просто невозможно все их перечислить. Но необходимо отметить, что для практических целей преподаватели упражнений, движений, теории, идей и так далее — все они в нашем учении являются различными людьми. Исполняют музыку одни, а слушают ее для каких-то конструктивных целей — другие; инструктируют в упражнениях одни люди, объясняют различные аспекты учения словесно или на личном примере — другие.
Разумеется, совершенно неизбежен тот факт, что когда учение формулируется для представления каким-то институтом или формализуется, превращаясь в культ (как часто случается), то это знание о различных путях обучения и о том, когда какой путь работает, теряет в процессе кристаллизации культа свою оперативность.
В практической, «полевой», работе существуют три весьма распространенные позиции по отношению к этому, связанному с обучением злокачественному фактору.
1) Есть люди, которые чувствуют, что «учить — это их миссия». Они приходят к учителю и просят у него разрешения учить напрямую других людей. Или они просят дать им материалы, которые они могли бы передавать другим, либо дать им особую подготовку, которая бы трансформировала их в учителей. Таким людям невозможно доверить какую бы то ни было обучающую функцию до тех пор, пока они не придут к осознанию того, что учение это не то, что они воображают.
Однако не всех таких людей невозможно научить, хотя к ним мы должны причислить и тех, кто зациклен на своих представлениях об учении и полон чувства собственной важности. Некоторым из них кто-то велел когда-то учить, и это они считают чем-то вроде сверхъестественного благословения, которое автоматически возлагает на человека высшие обязанности и одаривает его великими способностями.
2) Другая категория людей — это те, кто имеет значительный опыт работы с каким-то аспектом традиции, который, скорее всего, скристаллизовался и превратился в повторяющуюся деятельность; эти люди хотят «перестать учить». Они хотят сбросить с себя то, что считают своим бременем, и стать зависимыми от общины или традиции. Они просто переутомились, потому что пытались сделать невозможное: учить чему-то с помощью неподходящего для этого метода. Им необходима некоторая переориентация, потому что они не понимают основополагающих фактов, касающихся этой традиции.
3) Есть также и другие люди, желающие учить с помощью методов, которые им известны и им самим нравятся.
Они хотят учить других всяким обрывкам, произвольно выбирая их и акцентируя в учении то, что им самим нравится. Чаще всего именно эти люди привлекают к себе последователей. Последователи же, как правило, привязываются к таким индивидуумам в результате привычки и вдалбливания одного и того же, а также благодаря тому, что предложение стать членами суррогатной семьи или «социальной» Церкви пришло к ним как раз в такое время, когда они были особенно податливы для рекрутирования в любую организацию. Средний член такой группы может быть придирчивым занудой, уступчивым, мягким человеком, интеллектуалом или эмоциональной натурой — словом, кем угодно, но только не тем, кто осознает особые принципы и уникальные характеристики наших методов обучения, изучения и организации. Если «учитель» такой группы и осознает все это, его осознание, как правило, покрыто толстым, многолетним слоем лицемерия, внушающего ему такие мысли: «Кто, кроме меня, мог бы что-нибудь сделать для этих людей? Разве они сами не говорят, что лучше себя чувствуют в результате того, что находятся в моей группе? Разве не возложил на меня в прошлом эту ответственность мой собственный учитель?»
«Разрешение учить» имеет ограниченную функцию. Функция эта находится под непосредственным и постоянным контролем организма, называемого Традицией, что означает следующее: сумма всех учебных мероприятий в Традиции, происходящих в мире в любое данное время, воспринимается определенными людьми, чья задача — присматривать и осуществлять руководство всем Учением как единым целым.
Совершенно невозможно, чтобы «разрешение учить» было дано индивидууму для создания им впоследствии обособленной общины, чей прогресс и методы не будут связаны с руководством и стимулами, исходящими из единого целого.
Индивидуальные общины время от времени могут становиться обособленными. Таким суждено либо исчезнуть, превратившись под давлением различных факторов во что-то совершенно иное, чем они были первоначально, либо, в то или иное время, снова воссоединиться с телом Учения в его современной форме. Альтернативы этому не существует.»


Но на этом принципе, "обращение", базируются все религии и многочисленные секты, я называю это захват сознания, порабощение сознания, я уже говорил, базируясь на работах Гурджиева и Кастанеды - сознание - это энергия, за которую идёт война во Вселенной! Так что же получается - атеисты правы? НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ!!! Подавляющее большинство атеистов, впрочем, как и так называемых "верующих", поражены синдромом наживы, "обращены" в свою веру грабителей, жить за чужой счёт...

"Обращение"

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С НАШИМ УЧЕНИЕМ
Некоторые люди — и таких лишь незначительное меньшинство — входят в контакт с суфийским учением так, что контакт этот происходит и поддерживается без эмоциональной привязанности. Это же верно и в отношении любой организации. Но когда мы имеем дело с конкретными суфийскими занятиями, необходимо принять во внимание следующую их особенность: суфий должен указывать на то, что и мужчина, и женщина обычно привязываются к объекту своего интереса посредством психического аппарата, неадекватного данным целям. Именно это и становится причиной такого явления, как «обращение» (в веру); «обращение» означает привязанность эмоциональных свойств индивидуума к личности, вероучению, организации и т.д. Поскольку явление это (известное как синдром «обращения») оказывает на человека мощное воздействие, люди считают его очень важным и принципиальным. Фактически все известные человеку организации, вместо того чтобы предостерегать от негативных последствий такого подхода, поощряют в людях веру в то, что такая привязанность им полезна. И в самом деле, знакомясь с реальными отчетами о различных религиозных, политических или психологических обращениях, вы обнаруживаете клинически точное описание людей, которые непроизвольно ведут себя именно так, считая, что это их состояние божественного происхождения, или ссылаясь на примеры таких обращений как на свидетельство праведности обращенного человека. В этом же ряду, несомненно, и случаи «отвержения» веры, догмы и тому подобного. Отвержение и принятие сродни надежде и страху и являются обусловленными позициями. Людям что-то нравится или что-то не нравится фактически потому только, что — известно им это или нет — у них просто повысилась чувствительность к этому объекту. Они пускаются в рассуждения о нем, исходя из оценочных критериев, которые есть не что иное, как шаблоны, навязанные им случайно или по чьему-то умыслу.

Ну а как насчет «незначительного меньшинства»? Как насчет людей, вовлеченных в учение, но не так, как вышеописанные индивидуумы? На самом деле, каждый мужчина или женщина питает некоторую склонность к описанной выше модели. Говоря же о незначительном меньшинстве, мы имеем в виду тех, кто связывается с учением благодаря определенной познавательной способности, которую никак нельзя путать с сентиментальностью, привязанностью к личности, надеждой, страхом и т.п. Воспринять эту познавательную способность, когда она проявлена в сильной степени, легко. Если же она не проявляется, мы фактически (с суфийской точки зрения) имеем дело с индивидуумом, находящимся на подготовительной стадии. Хотя сам он и не знает этого, ему все еще предстоит научиться чувствовать в себе разницу между привлечением-отторжением эмоционального характера и связью, которая возникает на более глубоком уровне.
Это и есть центральный факт, касающийся суфизма, и донести его до людей необычайно трудно.


Хочу ли я сказать, что десятки тысяч и даже миллионы искренних и благонамеренных людей во всем мире и во все времена, в том числе и тех, которые стали уже образцами для подражания во многих культурах, попали в ловушку? Да, именно это я и говорю.
Те, кто думает, что это слишком радикальное утверждение, чтобы его можно было переварить, должны нас оставить на этом этапе, потому что мы не можем продолжать их обучение до тех пор, пока они не разовьют в себе такую гибкость мышления, которая позволила бы им принять сказанное как, по крайней мере, теоретическую возможность.

Суфии

Хочу ли я сказать, что десятки тысяч и даже миллионы искренних и благонамеренных людей во всем мире и во все времена, в том числе и тех, которые стали уже образцами для подражания во многих культурах, попали в ловушку? Да, именно это я и говорю.
Те, кто думает, что это слишком радикальное утверждение, чтобы его можно было переварить, должны нас оставить на этом этапе, потому что мы не можем продолжать их обучение до тех пор, пока они не разовьют в себе такую гибкость мышления, которая позволила бы им принять сказанное как, по крайней мере, теоретическую возможность.

Суфии

Человек эволюционирует к более высокому виду. (Это не факт! В массе своей люди не эволюционируют) Этот вид наделен более высокими чувствами. В качестве горючего для этих чувств необходимы более высокие энергии. Воспринять эти энергии намного сложнее, чем те, которые приводятся в действие эмоциями, социальными контактами, почитанием личностей, каноническими книгами, авторитетными фигурами различных образцов, «солидными» организациями, рутинными посещениями всяких сборищ, повторяющимися ритуалами, слуховыми, зрительными и другими стимулами.

Человек эволюционирует к более высокому виду. (Это не факт! В массе своей люди не эволюционируют) Этот вид наделен более высокими чувствами. В качестве горючего для этих чувств необходимы более высокие энергии. Воспринять эти энергии намного сложнее, чем те, которые приводятся в действие эмоциями, социальными контактами, почитанием личностей, каноническими книгами, авторитетными фигурами различных образцов, «солидными» организациями, рутинными посещениями всяких сборищ, повторяющимися ритуалами, слуховыми, зрительными и другими стимулами.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С НАШИМ УЧЕНИЕМ

Некоторые люди — и таких лишь незначительное меньшинство — входят в контакт с суфийским учением так, что контакт этот происходит и поддерживается без эмоциональной привязанности. Это же верно и в отношении любой организации. Но когда мы имеем дело с конкретными суфийскими занятиями, необходимо принять во внимание следующую их особенность: суфий должен указывать на то, что и мужчина, и женщина обычно привязываются к объекту своего интереса посредством психического аппарата, неадекватного данным целям. Именно это и становится причиной такого явления, как «обращение» (в веру); «обращение» означает привязанность эмоциональных свойств индивидуума к личности, вероучению, организации и т.д. Поскольку явление это (известное как синдром «обращения») оказывает на человека мощное воздействие, люди считают его очень важным и принципиальным. Фактически все известные человеку организации, вместо того чтобы предостерегать от негативных последствий такого подхода, поощряют в людях веру в то, что такая привязанность им полезна. И в самом деле, знакомясь с реальными отчетами о различных религиозных, политических или психологических обращениях, вы обнаруживаете клинически точное описание людей, которые непроизвольно ведут себя именно так, считая, что это их состояние божественного происхождения, или ссылаясь на примеры таких обращений как на свидетельство праведности обращенного человека. В этом же ряду, несомненно, и случаи «отвержения» веры, догмы и тому подобного. Отвержение и принятие сродни надежде и страху и являются обусловленными позициями. Людям что-то нравится или что-то не нравится фактически потому только, что — известно им это или нет — у них просто повысилась чувствительность к этому объекту. Они пускаются в рассуждения о нем, исходя из оценочных критериев, которые есть не что иное, как шаблоны, навязанные им случайно или по чьему-то умыслу.